М.Г.Волкова. Реквием по духовному генофонду


Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала,
Я тщетно силился понять,
Как ты смогла себя отдать
на растерзание вандалам.
Россия...
И. Тальков

До прихода к власти большевиков интеллигенция пользовалась в народе заслуженным уважением. Лучшие ее представители были людьми образованными, высоконравственными, они понимали, что социальное и экономическое неравенство может стать причиной необратимых процессов. Доказывая властям необходимость реформ и стараясь хоть как-то изменить положение, многие из них уезжали в деревню, открывали там школы, больницы, пытаясь сеять разумное, доброе, вечное.

Положение круто изменилось после октябрьского переворота. "Великий кормчий" революции В.И. Ленин, патологически ненавидящий интеллигенцию, стал высылать из страны лучших ее представителей: ученых, писателей, философов, хотя и без этого значительная ее часть эмигрировала из России во время Гражданской войны. Об интеллигенции теперь говорили с пренебрежением, называя ее не иначе как "гнилая".

Верный ученик и последователь Ленина И.В. Сталин, считая интеллигенцию ненадежным попутчиком в государстве, где установилась диктатура невежественных и малообразованных людей, предпочел разделаться с ней, загнав в застенки Гулага или же просто уничтожив физически.

Эпилог

В этой публикации рассказано о жизни, работе, творчестве и трагическом конце наиболее ярких, известных представителей красноярской интеллигенции, пострадавшей в годы Большого террора. Но это совсем не значит, что та часть интеллигенции города, которая пострадала от репрессий, но не попала в эту публикацию, менее достойна памяти и сочувствия.

Их было много: инженерно-технические работники предприятий и строек, речники, работники железнодорожного- и автотранспорта, учителя школ, техникумов, училищ, юристы, служащие разных учреждений.

Никто из них не будет забыт, каждый найдет место на страницах "Книг памяти". Те же, о ком рассказано в публикации, составляли в 30-е годы духовный генофонд города. Это были наиболее творчески активные люди, общение с ними облагораживало окружающих, пробуждало в них стремление к самообразованию, расширению кругозора, профессиональному и духовному самосовершенствованию.

Большинство из них и сами служили примером высокой нравственности, бескорыстия, благородства, честности, всего того, что постепенно уходит из нашей жизни.

Советская власть, беспощадно и целенаправленно уничтожавшая по всей стране таких людей, нанесла колоссальный урон духовному генофонду страны. Хотя и бытовало в те времена расхожее мнение, что незаменимых людей не бывает (а Ленин, находясь, по-видимому, уже на первой стадии маразма, заявлял, что скоро настанут времена, когда каждая кухарка сможет управлять государством) невежественные, безнравственные люди, особенно во власти, ничего, кроме вреда, своему Отечеству принести не могут.

В повседневной суете, занятые борьбой за выживание, мы подчас забываем о своем прошлом, о том какую трагедию, помимо Великой Отечественной войны, пережила страна, лишившаяся в годы репрессий своих лучших представителей. Красноярск не был исключением. Сотни горожан были брошены в рвы, вырытые по всему периметру нашего, тогда еще небольшого, города: на городских кладбищах, в Военном городке, Зеленой Роще, в Мокром Логу, на Удачном, Нефтебазе и других местах.

Там нет могилок, крестов, памятников, нет мест, куда бы могли придти близкие и положить цветы. Теперь на этих местах новые микрорайоны, заводы, гаражи. Так пусть хотя бы страницы "Книг памяти" воскресят их забытые имена. А эта публикация-реквием станет своего рода печальным некрологом безвинно пострадавшим жертвам Большого террора.

От автора

Пока собирались материалы для публикации, сердце мое сжимала боль сострадания ко всем этим людям. Они как живые вереницей проходили передо мной. Страшные картины прошлого: ночные визитеры, обыск, арест, уход из дома, прощание с близкими, моральные и физические страдания на допросах, страх за родных и, наконец, вывод из камеры на расстрел или отправку по этапу в лагеря. А у ворот тюрьмы толпы женщин, надеющихся хоть что-нибудь узнать об арестованных. И в итоге бумажка, где говорилось, что состава преступления не было, была "ошибка" следствия.

Когда я представляла все это, "пепел Клааса" начинал стучать в мое сердце. Хотя я и понимала, что поезд давно ушел, и людей, творивших эти бесчинства не воскресить. 

Утешало только то, что от суда Божьего они все-таки не ушли. Я часто думала об этих людях, ведь их было много, очень много: следователи, конвоиры, тюремщики, палачи и прочий обслуживающий персонал. Что толкало их на службу в карательные органы в те годы? Классовая ненависть, врожденная жестокость, упоение от власти над беззащитными, материальные блага?! Мало кто из них понес заслуженное наказание, большинство прожили благополучную жизнь, вырастили себе подобных. Думаю, что "мальчики кровавые в глазах" их не мучили.

Много воды утекло с тех пор. Интеллигенция, когда-то называющаяся прослойкой общества, теперь, мне кажется, превратилась в тоненькую пленочку, озоновый слой, в котором все увеличиваются дыры. В начале перестройки она встрепенулась, объединилась, собралась с силами и с трибун и в СМИ стала бороться за права человека, свободу личности, слова. И добилась многого. Приоткрылись некоторые секретные архивы, узнали мы о многом из нашего "светлого" прошлого: Гулаге, сфабрикованных политических процессах, о борьбе с инакомыслящими. Началась массовая реабилитация жертв политических репрессий. Теперь уже, если человек был расстрелян, родственники получали соответствующий документ, а не липовую справку о смерти от фиктивной болезни.

К сожалению, на этом все и закончилось. Новое руководство страны не рискнуло разрушить монолит . запретить "ум, честь и совесть" . КПСС и публично, перед народом покаяться в содеянном, как это сделала Германия. Не рискнуло оно и предать, наконец, земле тело человека, на совести которого много злодеяний. Убрали только монумент "железного Феликса", но не уничтожили, хранят ("наш бронепоезд стоит на запасном пути").

Со временем интеллигенция утратила свой пыл, разобщилась. Постепенно уходят из обихода такие слова, как благородство, нравственность, честь. Возможно, вскоре станет устаревшим и само понятие . интеллигенция. На смену пришли другие категории: бизнесмены, олигархи, шоумены, новые русские, электорат.

Хотя порой мне кажется, что уже не реквием об ушедших должен скорбно звучать в наших сердцах, а набат . очнитесь, люди!

Колокола поют, колокола.
Забывший Бога, внемли
и проснись
От долгой спячки,
равнодушья, лени,
Стряхни свой сон,
и преклони колени,
И за грехи земные
поклонись.
С. Ставер

М.Г. ВОЛКОВА


Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Том 2 (В-Г)

На главную страницу

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку наша организация входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в данный реестр, то мы в соответствии с новыми требованиями российского законодательства вынуждены маркировать нашу продукцию текстом следующего содержания:
«Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации».
Отметим также, что Международный Мемориал не согласен с этим решением Минюста РФ, и оспаривает его в суде.