Революцией вдохновлённая, революцией погубленная


Выполнили учащиеся 9-Б класса Игарской средней школы № 1 Каунченко Светлана, Старостина Елена

Руководитель работы: учитель истории Забрыгина Татьяна Григорьевна

2004 г.

Пояснительная записка

Группа «Поиск» участвовала в 4-х этапах всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия, 20 век». Две последние работы («Торжество и бесславие пантеона генералиссимуса» и дневник полевой экспедиции «Путешествие в историю: 7 километров вглубь трагедии») помещены красноярским обществом «Мемориал» на сайт в Интернете. Над данной работой, в отличие от предыдущих (коллективных), работали только две участницы группы «Поиск».

Работа проводилась в отделе фондов краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты», в городском архиве, материал был предоставлен краевым архивом, краевой научной библиотекой, обращались в ЦХИДНИ г.Москвы, в редакцию телепередачи «Жди меня».

Исследование темы обусловлено интересом горожан: работала В.Остроумова в городе в далёкие 30-е и всего два года, но каждому взрослому жителю Игарки её имя знакомо. Работа над темой осложнялось отдалённостью нашего города, мало сохранившимися после многих пожаров архивами, отсутствием очевидцев.

«Я жила действительно полной жизнью. Ведь Вы помните, Вы сами говорили в речах, что не всякому человеку раз в сто лет выпадает счастье участвовать в таких больших переживаниях, подъёмах. И сколько, может быть, наилучших молодых рабочих, крестьян уже кончили существовать, борясь только за то, чтобы эта великая эпоха имела существование».

Из письма к М.И.Калинину

Интерес к теме вызван необыкновенностью судьбы В.П.Остроумовой, её инициативностью, упорством и трудолюбием в обустройстве заполярного города. За два года ей удалось сделать столько, сколько не сделали все её последователи за шесть десятилетий ушедшего века. Создан театр, парк, педтехникум, стадион, кирпичный завод и т.д. А в наше время мы не только не сохранили то, что было создано, но и не смогли возродить подобное. Нет сейчас лидеров с таким бескорыстным желанием изменить жизнь людей, сделать её более достойной.

Будучи очень стойкой большевичкой (видимо, сказалось её общение с вождём мирового пролетариата В.И.Лениным), она вносила в устои партийных структур элементы демократизма, не боялась привлекать к работе учёных, актёров, рабочих, общаться с иностранцами. Не все это правильно поняли, многие увидели (роковые 30-е!) «вражеские происки», а затем и вообще, подвергнув критике её методы руководства, не избрали в состав горкома.

Каунченко Светлана

В 2003 году исполнилось 105 лет со дня рождения Валентины Петровны Остроумовой. Период интенсивного развития Игарки, первенца освоения Енисейского Севера, связан в середине 30-х годов именно с этой легендарной личностью. В 1934 г. Остроумову отзывают в Москву и назначают помощником заведующего политико-административным отделом ЦК ВКП(б). Но здесь она задерживается недолго. Уже в это время Валентина Петровна испытывает сложности со здоровьем, она лечится от туберкулеза. Остроумова воспитывает двоих малолетних детей. И именно в этот период она обращается в ЦК ВКП(б) с просьбой направить ее на партийную работу в Игарку. Она была направлена 25 февраля 1935 г. начальником Игарского Политотдела Главного Управления Севморпути. Позже её выбрали первым секретарем горкома партии. Это означало, что Остроумова осуществляла партийное руководство Карскими экспедициями на Енисее по отгрузке экспортных пиломатериалов, а также контролировала все вопросы хозяйственного и политического развития Игарского района. Решением ВЦИК от 30 сентября 1931 г. Игарскому горсовету была подчинена прилегающая к Игарке территория к северу от реки Курейки по р.Енисею до реки Хантайки, общей площадью 14,5 тыс. кв. километров. В партийном архиве крайкома КПСС хранится ее личное дело по учету кадров. И среди прочих документов — командировочное удостоверение № 5315 от 15 февраля 1935 г., подписанное секретарем ЦК ВКП(б) Кагановичем. Согласно ему Остроумова должна была прибыть в Игарку 10 марта на должность начальника Игарского политотдела Главсевморпути.

Биографическая справка

Согласно личному листку по учёту кадров Валентина Петровна родилась в феврале 1898 г. в маленьком селе Лучка Астраханской губернии. Её отец часто менял службу, от почтового чиновника до околоточного пристава. Перед германской войной его посадили за какой-то служебный проступок. Однако бывший полицейский сбежал из тюрьмы, стал сначала дьяконом, а потом и священником.

Оставшуюся без присмотра Валю забрала старшая сестра-учительница и воспитала вместе со своими 11-ю детьми. Она на два года отправила младшую сестру в прогимназию, выучила её машинописи и стенографии, а затем помогла сдать экстерном экзамен за 7 классов гимназии. С 14 лет девчушка сама себе стала зарабатывать на жизнь печатной машинкой и уроками.

В 1916 г. молодая девушка едет в Петроград. Там она окончила курсы, стенографировала на заседаниях различных государственных и общественных комитетов. После февральской революции Валя пошла служить в Петроградский совет. Она дважды пыталась получить высшее образование, сначала в педагогическом институте, а потом в МВТУ, но бросала из-за обострения туберкулёза.

Остроумова поддержала Октябрьскую революцию. Вместе с советским правительством переехала в Москву и до 1920 г. работала при ВЦИКе, а после, до 1924 г. - в аппарате ЦК партии. Ей приходилось стенографировать на заседаниях политбюро, оргбюро и пленумах. Иногда её посылали в исполком Коминтерна, наркомат иностранных дел и коллегию ВЧК. В автобиографии она писала, что «имела счастье работать непосредственно с Владимиром Ильичём и товарищем Сталиным». Остроумова очень дорожила записями речей Ленина, стремилась осмыслить некоторые особенности Ленина как оратора. Свои заметки, напечатанные на страницах журнала «Вопросы стенографии» (№ 1/3, 1924 г.) она так и назвала: «Ленин как оратор с точки зрения стенографа».

В 1918 году Валентина впервые попала за границу с делегацией Вацлава Воровского, заключившего мирный договор с Финляндией, отколовшейся от Российской империи.

Вернувшись из Берлина, она с Михаилом Калининым в агитпоезде «Октябрьская революция» 12 раз ездила по фронтам Гражданской войны. С восточного фронта Валентина вернулась в сыпном тифу. В 1919 году Замоскворецкий райком принял её в партию, но из-за болезни документы ей выправили только в январе 1920 года.

Переезжая с фронта на фронт, Остроумова быстро втянулась в стремительную походную жизнь. Она носила длинную, почти до пят юбку, ноги её были обуты в легкие сандалии или солдатские сапоги. Похожа она была на подростка: хрупкая фигура и по-мальчишески остриженная голова. Именно такой её постоянно видели рядом с председателем ВЦИКа.

«Красному» стенографу уступали дорогу бойцы 1-й конной армии, с удивлением и уважением смотрящие на женщину в кожанке, прижавшуюся к пулемётной тачанке и записывающую речи Калинина, Будённого и других ораторов в свою тетрадку какими-то необычными значками.

Вскоре Остроумова вместе с Львом Каменевым посетила Лондон. Через два года Валентина стенографировала на Генуэзской конференции. В зарубежных поездках она выучила английский язык. Весь 1924 год Остроумова была ответственным секретарём комиссии по захоронению и увековечиванию Памяти Ленина, за исключением краткой командировки в Лондоне на переговоры с Макдональдом. [1]

Можно согласиться с мнением многих авторов, писавших о В.Остроумовой: «...какая прекрасная у неё была жизнь, у этой маленькой стенографистки...». Её хорошо знал и ценил Г.В.Чичерин. Она работала с наркомом иностранных дел в Генуе, в Рапалло. Корреспонденты всех стран мира заметили эту без устали трудящуюся красную стенографистку. 25 апреля 1922, в газете «Джорнале д' Италиа» корреспондент писал: «Они все много работают, эти большевики... Чичерин работает по ночам... Не считая секретаря, из его личного штата, есть ещё один человек, который всегда с ним. Это известная стенографистка-машинистка «товарищ» Валентина Остроумова из Москвы.

Официально мисс Остроумова — секретарь русской делегации. Но она, в основном, секретарь Чичерина, чьи речи, официальные донесения стенографирует.

Она молода, ей только двадцать, но выглядит намного моложе. Её волосы острижены под мальчика, в русском стиле. Они короткие и очень жёсткие. Только чёлка на лбу лежит послушно. У неё типично русское лицо: вздёрнутый нос, пухлые губы, большие крепкие зубы, небольшие карие глаза, немного раскосые и шаловливые, с необычайным блеском мужской твёрдости, который придаёт упорство её свежему девичьему лицу.

Её одежда проста, как у человека, который уделяет мало времени своим туалетам. На ней блузка с отложным воротником. Длинная коричневая юбка облегает маленькую стройную фигуру этой исторической девушки.

- Товарищ? - спрашивает она.

- Нет, мисс,

- Консервативная или социалистическая газета?

- Либеральная...

Мадемуазель Остроумова приятно улыбается. Слава богу! Я не знаю, о чём с ней говорить дальше (она говорит только по-английски). Каждый раз она вскидывает голову, сверкая глазами, веки которых нервно подёргиваются. Очевидно, это женщина действия и то, что она вынуждена сидеть на месте, - для неё мука». [2]

Заметка учителя

Работая с городским архивом, мы выяснили, что на краевой конференции архивариусов в г.Красноярске с докладом по В.П.Остроумовой (очерк «Заполярный комиссар») выступал Анатолий Ильин, кандидат исторических наук, председатель комитета по делам национальностей при администрации Красноярского края.

Почему его заинтересовала эта тема, мы знаем из телефонного разговора: «В 2004 году исполняется 70 лет Красноярскому краю. Давно интересуюсь 30-ми годами. Очень заинтересовала судьба секретаря горкома г.Игарки В.П.Остроумовой».

В своей работе Анатолий Ильин очень подробно рассматривает влияние партийной номенклатуры на судьбу Валентины Петровны Остроумовой и, работая с ЦХИДНИ г.Москвы, очень детально излагает некоторые моменты её биографии.

На состоявшейся в апреле 1935 г. партийной конференции Остроумова была избрана 1-м секретарем Игарского горкома ВКП(б). Но Валентину Петровну вряд ли можно назвать чисто партийным работником. Это был прежде всего сильный хозяйственник, руководитель, который занимался решением всех проблем Игарского района. Причем, ей зачастую удавалось благодаря связям в Москве привлекать внимание правительства к нуждам северного города, организовывать даже выезды делегаций игарчан в Москву.

Особое внимание 1-й секретарь горкома партии уделяла развитию морского порта. Она считала главной задачей увеличение удельного веса экспортного пиловочника в производственной программе игарских лесозаводов, повышение процента выхода пиломатериалов от сырья, использование отходов лесопиления. Все эти вопросы были изложены В.П.Остроумовой и председателем горсовета И.В.Брилинским в брошюре «Игарка», выпущенной на правах рукописи в 1935 г. в связи с докладом Игарского горсовета правительству. В перспективе предлагалось строительство завода гидролиза древесины и пластмасс, производство мебели и стройдеталей, кормового сахара из отходов древесины. Следующим этапом стало уточнение деталей намечаемого расширения сырьевой базы Игарки.

Особое внимание Валентина Петровна уделяла развитию сельского хозяйства, она привлекала к этому уникальные кадры из числа «трудпоселенцев», известных ученых. Остроумова полагала, что в Игарском районе можно создать собственную продовольственную базу. В своей брошюре «Игарка» она отмечает: «Проделанные опыты в области сельского хозяйства, в частности, овощеводства в открытом грунте, молочного животноводства и свиноводства, позволяют ставить сельское хозяйство уже в крупных производственных масштабах - вплоть до создания относительно больших овощеводческих совхозов».

Историческая справка

Ещё в 1933 году в Игарке болело цингой три с половиной тысячи человек.

В сентябре 1931 года Игарка была утверждена главным городом района, площадью в 14.500 кв.км. В районе числилось 30 тысяч человек, половину составляли местные народности.

К 1935 году на весь район Игарки было коммунистов 200 человек, из них только 4 из национального населения. В отдалённых районах, где жили еще кочевники, культурные достижения советского строя почти не ощущались. Там ещё сильно было родовое начало, и власть родоплеменной верхушки. Большую роль в борьбе с засильем пережитков были призваны сыграть работники факторий. 60 факторий по заготовке пушнины были переданы ГУСМП.

Ни одна фактория не имела культинвентаря, литературы, музыкальных инструментов. Поэтому В.П.Остроумова решила послать туда передвижки, которые уже оборудовались в Игарке. Их цель была в том, чтобы фактории были не просто торговой точкой, а базой социалистической перестройки тундры. Надо было привлечь к работе на фактории местное население.

...Когда в сентябре 1935 года в Игарку приехал Академик, начальник Главного Управления Северного морского пути при СНК СССР Отто Юльевич Шмидт, его встречали дети с корзинами цветов, редиски и помидоров, выращенных здесь же, за Полярным кругом.

...30 апреля 1935 года местная газета писала о совхозе — 52 коровы, 30 свиней, 7 теплиц. [3] 

Из книги Р.Горчакова «Удивительная Игарка»:

С первых же своих дней «на Игарке» Остроумова поняла, что главным богатством заполярного порта является не лес и не графит, а сами игарчане. Понимала она и то, что без коренных перемен в городской жизни Игарка вскоре перестанет быть Игаркой, превратившись в обычное для дальних строек случайное сборище вербованных сезонников и залётных «халифов на час». А кого ещё мог привлечь жуткий барачный быт рабочего посёлка с провалившимися вглубь мерзлоты печами или сомнительные прелести «индивидуально застроенного» скопища лачуг под метким прозвищем Таракановка?

Прежнего директора лесокомбината интересовало только одно: план распиловки. Остроумова почти с ужасом читала накопившуюся при Шабалове, Никольском и Стерэ кипу жалоб:

«Мы, рабочие, не видим и не слышим руководства комбината. Они безобразно относятся к нашим нуждам. Плохо с жилищами, с бельём, не налажено питание. Палец о палец не ударят, пока им сверху не укажут».

«Я в Игарке живу почти с самого её основания, за всё это время не съел ни одного свежего яблока, А страшно хочется его съесть!»

«В небольшой комнате 5 на 2,5 метра нас помещается 12 человек. Рядом с нашей комнатой находится большая, где живёт всего лишь 6 человек. Мы предлагали переселить туда часть жильцов и тем самым разгрузить маленькую комнату, но завхоз тов.Носков только обещает, и понять нас не хочет».

Расчисткой этих авгиевых конюшен занялись Остроумова, новый председатель исполкома Брилинский, капитан порта Пестов и главный хозяйственник города Стукатер. Во-первых, начали строительство восьми шестнадцатиквартирных домов с паровым отоплением и электрическим освещением. Во-вторых, приступили к благоустройству и озеленению городской территории и, наконец, полностью реорганизовали торговлю. У руководства ГУСМП такая тактика нашла полное понимание.

В июле 1935 года кремлевские стены становятся свидетелями события, не имевшего прецедента за всю историю Российской империи и СССР: перед правительством огромной страны отчитывается делегация крохотного заполярного городка, население которого едва-едва перевалило за 12 тысяч! Столь редкостное «смещение масштабов» было подготовлено настойчивостью Шмидта и Остроумовой, дав Игарке возможность рассказать Москве как о своих достижениях, так и о своих нуждах.

Историческая справка

Летом 1936 года Заполярье впервые посетил первый секретарь Красноярского крайкома ВКП(б) Павел Акулинушкин вместе с уполномоченным Комиссии партийного контроля Хавкиным и большой свитой. Борт парохода «Ян Рудзутак» ярко украсили их портретами, громкими лозунгами и транспарантами. Вдруг над головами местных вождей появился самолёт. Это секретарь Игарского горкома партии Валентина Остроумова вылетела навстречу каравану речных судов. Она сбросила на палубу вымпел с приветом от трудящихся Игарки в честь пересечения начальством Полярного круга. Тогда Остроумова почти самовластно распоряжалась громадным удельным княжеством советской России.

Игарчанина Бобылева поразила встреча с секретарем ЦК Николаем Ежовым. Тот интересовался, как идет перевоспитание ссыльных. Бобылев рассказал, что некоторые поселенцы хотят участвовать в демонстрациях, но в колонну их не пускают, так они ходят рядом с ней. Ежов разрешил восстанавливать в правах заслуженных рабочих и принимать в пионеры их детей. Он рекомендовал создать кружки из политических ссыльных, а через них контролировать остальное подневольное население.

В Наркомлесе ходоки выпросили деньги на сушилку и бондарный цех для лесокомбината. Председатель Центросоюза Зеленский обещал им забросить дефицитные товары для нового магазина. Заместитель председателя Совнаркома Межлук ассигновал средства на постройку дороги, чтобы можно было возить питьевую воду из более чистого источника. Председатель ВЦСПС Шверник предложил объединить мелкие союзы в один крупный профсоюз, выделил деньги на клуб и пообещал средства на строительство местного Дома отдыха. Глушко из Наркомфина дал премию для строительства Дома финударников за удачное распространение займа пятилетки. В Наркомсвязи взялись наладить круглогодичную доставку в Игарку почты самолётами. [4] Нужно отметить, что одна из первых телеграмм, отправленных Остроумовой по приезде в Игарку, касалась авиации: на бюро 23 марта 1935 г. заслушивали вопрос «о подборе директора Лесокомбината и о посылке почты и газет самолётом». За 2 недели нового начальника политотдела «на Игарке» к её фамилии ещё, видимо, не привыкли в бюро крайкома. И поэтому в протоколе она фигурирует как «Остроухова». [5]

На обратном пути Остроумова задержалась в Красноярске для участия в первой краевой партконференции. На одном из заседаний она выставила на посмешище легендарного полярного лётчика Василия Молокова. Герой откровенно признался делегатам, что «немножко сконфузился». Он послал на зимовье Леске четырех парней и одну симпатичную комсомолку. Мужики сразу бросили пить и курить, но девушка стала часто убегать в тундру от неразберихи в личных отношениях, а затем прострелила себе бок. Все четверо за ней трогательно ухаживали, но совершенно забросили текущую работу. [6]

Вернувшись в Игарку, секретарь завела там танцевальные вечера, диспуты и экскурсии для иностранных матросов и стахановцев. Остроумову привлекала культурно-просветительная работа. Она знала цену печатному слову, сама много писала для газет и охотно общалась с журналистами. В 1936 г. по её инициативе стала выходить газета на английском языке «Большевик Арктики» («The Arctic's bolshevik»), иногда она печаталась совместно с газетой «Большевик Заполярья».

Кстати, лояльность к «трудпоселенцам», которой всё же отличалась Остроумова, привлечение их к ответственным работам, не приветствовались её коллегами по партии. В этом они усматривали слабость партийной воли и даже пособничество чуждым элементам. В обязанности 1-го секретаря горкома партии входила задача «перековки чуждых советскому обществу элементов», но Валентина Петровна явно выходила за идеологические рамки. В своей книге «Игарка» она отмечает: «В первые годы промышленность Игарки строилась и обслуживалась преимущественно силами трудпереселенцев, которые были поставлены в вопросах быта в одинаковые условия с вольнонаемными рабочими и служащими. По отношению к трудпереселенцам, административным ссыльным и прочим нарушителям советских законов проявлялась всесторонняя забота».

Историческая справка

Жилья в городе катастрофически не хватало. Людей заселяли в неотапливаемые сараи, бани и коридоры. Поэтому Остроумова взялась за строительство жилых бараков. К 7 ноября было построено 300 новых комнат, а к новому году планировали сдать еще 350-400 комнат и заселить в них 150 семей стахановцев. Наряду с жильем строился и зимний клуб. В 1937 году в Игарке насчитывалось 187 жилых домов, две бани на 70 мест, работали прачечная и парикмахерская, действовал водопровод. [7]

«Ближайшие нужды Игарки» - так называется последняя глава брошюры «Игарка». Главным Валентина Петровна считает для себя заботу о людях: «Исключительно тяжелые условия труда в морозы, в осенние дожди, в полярные холодные ночи - требуют от всех организаций обеспечения трудящихся Игарки теплым уютным жильем, коммунальными учреждениями, культурным отдыхом и т.д.» Жители города испытывали дефицит жилья, необходимость в водопроводе, канализации. Важной задачей стало для Игарки развитие дорожного хозяйства. Но наряду с этим Валентина Петровна ставит задачу строительства театра, парка, стадиона, педтехникума, универмага, кирпичного завода. Удивительно, но всё из перечисленного Валентиной Петровной очень скоро появилось в Игарке. И Остроумова имела к этому непосредственное отношение.

Ею были приглашены, например, актеры Большого и Малого театров во главе с В.Н.Пашенной на гастроли в наш город. Благодаря её же стараниям актеры организовали здесь Заполярный театр, который разместился в двухэтажном здании по улице Смидовича.

Чудесный парк был разбит в речном порту, где, кстати, находился дом, в котором жила Валентина Петровна с детьми и няней. Не любой партийный вожак отважился бы предоставить место для стадиона, где проходили в том числе баталии игарчан и иностранных моряков, прямо под окнами Дома Советов и горкома партии по ул.Экспортной.

Остроумова особо внимательно относилась к полярным лётчикам, их нуждам. Ей часто приходилось участвовать в перелётах, которые оказывались не просто сложными, но и опасными. Вникнув в работу авиалиний, она серьёзно занялась организацией северных полётов. В журнале «Советская Арктика» № 2 за 1935 г. Валентина Петровна поделилась своими наблюдениями за работой лётного состава в полярных условиях, она считала необходимым строительством передвижных «ангарчиков», организацию чёткой связи и метеосводок для лётчиков, достойное обслуживание лётного состава (тёплой одеждой и аварийным пайком, необходимым инструментом). [8]

В 1938 году была опубликована уникальная книга «Мы из Игарки» по замыслу А.М.Горького. Ее написали игарские школьники в 1936 году, стимулом и образцом для них послужила книга иркутских пионеров «База курносых», увидевшая свет в 1934 г. и бывшая чуть ли не настольной книгой заполярной детворы. Книга игарчат побывала на международной выставке в Нью-Йорке в 1939 г., ее высоко оценил французский писатель Ромен Ролан.

Постановление ГК ВКП(б) и Политотдела ГУСМП

ОБ ИЗДАНИИ ДЕТСКОЙ КНИГИ

В целях ускорения издания детской книги Горком ВКП (б) и Политотдел Главсевморпути постановляют:

1. Издать листовку с четко разработанным планом книги и призывом к пионерам и школьникам Игарки, приступить к сбору материалов и писанию книги.

2. Поручить редакции "Большевик Заполярья" создать широкую редакционную коллегию.

3. Утвердить руководителем редколлегии - тов.КЛИМОВА, возложив на него обязанности организации материала и редактирования книги.

4. Выделить редакции на подготовку книги 3000 рублей из них Теруправление - 1000 р., Политотдел - 1000 р., и партгруппа Горсовета - 1000 р.

Секретарь ГК ВКП(б)- (И.Козлов)

Зам. нач. Политотдела- (А.Смирнов) [9]

Многие игарские подростки писали о своей работе в порту. Поэтому составитель сборника Анатолий Климов стыдливо разъяснил в примечаниях, что на работу в Карскую экспедицию привлекали только крепких старшеклассников. Для трудоустройства от них требовали разрешение родителей и справку медосмотра. Причем школьникам платили нормальную заработную плату. [10]

Однако нужда ссыльных родителей заставляла детей подрабатывать с 12 лет. В сезон 1936 г. среди мальчишек-коногонов прошел слух, что им заплатят меньше установленного тарифа. Этот инцидент грозил перерасти в массовые беспорядки. Остроумова установила круглосуточное дежурство коммунистов во всех столовых, срочно распечатала листовки с расценками на основные работы и организовала разъяснительную кампанию. [11]

Детские сочинения до сих пор производят сильное впечатление. Только одна девочка написала, как ездила с отцом в отпуск на Кавказ. Остальные писали только о летней работе, охоте, рыбалке. Любопытно, что во многих рассказах сквозит жалость к иностранным морякам, которые живут в тесных и грязных кубриках, а их постоянно унижают судовые офицеры. [12] Причем, это писали дети из сосланных за Полярный круг семей. Вместе с тем, ударный труд открывал ссыльным дорогу к относительной свободе. В 1934 году 300 стахановцев были восстановлены в гражданских правах. [13]

Им разрешили передвигаться в пределах Заполярья, а их детям выезжать на материк для учёбы. Причём многие из этих детей через несколько лет грудью защитили родину от вражеского вторжения.

Мнение консультанта

М.В.Мишечкина - директор игарского краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты»:

Валентину Петровну по праву можно считать одним из главных организаторов создания книги «Мы из Игарки». Благодаря связям с известными деятелями ей удалось привлечь внимание к детской книге А.М.Горького, французского писателя Ромена Роллана, но самое главное - организовать в Игарке такую творческую обстановку, которой оказались подвержены не только школьники, но и их родители. Встречаясь со многими из авторов книги «Мы из Игарки», я много раз убеждалась в том, что никто из них, и тем более - учителей, не делил своих друзей, учеников на «врагов и неврагов». Валентина Петровна и тут оказалась далёкой от главной партийной установки - борьбы с классовыми врагами. Участвовать в написании книги разрешалось всем детям. И они были очень свободны в изложении собственных мыслей. Другое дело, как потом распорядились взрослые собранным материалом.

Остроумова была человеком демократичным и общительным. Это подчеркивали многие из тех, кто знал её. Иностранные журналисты обращали внимание на то, что Валентина Петровна была личностью неординарной.

Тем временем в кремлёвских и лубянских коридорах шла большая и страшная игра. Сталин боялся мести разгромленной оппозиции, а его страхи подогревал секретарь ЦК Николай Ежов. В начале февраля 1936 года Сталин приказал наркому НКВД Генриху Ягоде ликвидировать троцкистско-зиновьевское подполье и усилить репрессии против лиц, исключённых из партии. В конце мая Сталин решился отправить в дальние лагеря всех исключённых партийцев и ссыльных оппозиционеров, а причастных к террору уничтожить. 19 августа в Москве начался судебный процесс «Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра», а 24 августа уже огласили смертный приговор Григорию Зиновьеву, Льву Каменеву и другим подсудимым. Игарская газета «Большевик Заполярья» публиковала материалы об этом процессе, а также отзывы игарчан, которые даже теперь страшно читать («Смерть фашистским шпионам!», «Требуем расстрелять!» и т.п.)

Гибель Каменева стала грозным предупреждением Остроумовой. В сентябре 1936 г. её доклад заслушали на заседании бюро крайкома и похвалили за быстрый и грамотный обмен партийных документов. Резолюция бюро одобряла «ежедневные политинформации рабочих из разных слоев Игарки (вольнонаёмные, спецпереселенцы, восстановленные и не восстановленные, лагерники Норильстроя), работу среди иностранных моряков с судов Карской экспедиции (встречи со стахановцами, беседы, лекции партактива, организация досуга, танцев, игр, систематическое изучение Конституции, культурная и интернациональная работа клуба)».

Однако члены бюро указали на сильную засоренность троцкистами аппарата территориального управления Главсевморпути и лесокомбината. Остроумовой поручили чистку игарских управленцев и пообещали отправить к ней на помощь квалифицированных оперативников из Красноярского управления НКВД. [14]

Мнение консультанта

М.В.Мишечкина - директор игарского краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты»:

Заслуживает внимание книга английского историка и публициста А.Ф.Ротштейна о Валентине Петровне Остроумовой «Вдохновлённая революцией». Автор не понаслышке знал и Игарку, и Остроумову. Например, в № 32 от 8 августа 1935 г. Игарская газета «Большевик Заполярья» опубликовался его статью «Клевета английского шпиона», 22 сентября на бюро крайкома партии было заслушано «заявление т.Ротштейна». [15]

Книга «Вдохновлённая революцией» вышла в 1978 г., а через 10 лет была переиздана с дополнениями. Разумеется, в этой книге не могли быть раскрыты истинные причины смерти Валентины Петровны. Судьба её была похожа на судьбы многих видных деятелей 30-40-х годов.

Сначала коллеги по партии в Игарке на городском отчётно-выборном собрании в апреле 1937 г. осудили Остроумову за то, что она не вела борьбу с врагами народа. На этом же собрании Валентину Петровну освободили от обязанностей секретаря ГК ВКП(б). Уехав из Игарки в Москву, В.П.Остороумова некоторое время работала начальником секретариата Управления гражданского воздушного флота СССР.

Крайкомовцы провели собрание городского партактива с повесткой дня: «Итоги работы пленума ЦК». Там второй секретарь крайкома Семён Голюдов публично отчитал Валентину за то, что она «не вдумалась в решения пленума ЦК, которые говорят о поднятии самокритики, о поднятии активности, о вскрытии недостатков». При этом из зала кричали: «Звону у неё много, а самокритика зажата». [16]

Затем в её личном листке появилась короткая запись «арестована» на основании письма контрольной комиссии № 244 от 17 октября 1938 года, а 11 января 1939 года была наложена резолюция «снять с учёта».

В одной камере с ней оказалась Анна Ларина, вдова Николая Бухарина.

Остроумова рассказала ей, что как-то в октябре 1938 года она зашла к одной старой подруге, жене всесоюзного старосты Екатерине Калининой. Подруги откровенно говорили о политике, вспоминая старых знакомых. Валентина обозвала Сталина тираном и садистом, уничтожившим ленинскую гвардию.

17 октября отставного секретаря задержали чекисты. Лаврентий Берия уже знал мельчайшие подробности крамольного разговора, ссылаясь на признание Калининой. Валентина не стала запираться, а на очной ставке выяснилось, что её подруга ничего не сказала провокаторам.

Остроумову обвинили в подрывной и шпионской работе, которая заключалась в сборе сплетен о руководителях партии и правительства. Такую информацию ей поставляла жена Калинина, превратившая свой уютный особняк в великосветский салон. Хозяйка этого салона ненавидела Сталина и дружила с бывшей любовницей Троцкого. Враги партии там открыто критиковали политику коллективизации. Пару раз эти собрания посещал кремлёвский вельможа Авель Енукидзе. Калинина пыталась отрицать любые антисоветские разговоры, но после очной ставки с подругой признала себя участницей правового подполья.

Подробности пребывания В.П.Остроумовой в тюрьме раскрывает в своих мемуарах «Незабываемое» жена Н.И.Бухарина - А.М.Ларина. Именно она была сокамерницей Валентины Петровны в Лубянке и стала свидетелем драматического развития следствия по её делу: «Валентина Петровна из ненависти к Сталину готова была подтвердить всё, что говорила о нём, но была озабочена положением жены Калинина. Подтверждение такого разговора, как она полагала, могло привести к неприятностям и для самого Калинина. Только из этих соображений Остроумова некоторое время отрицала произошедший разговор. Впоследствии выяснилось, что и следователь, и Берия, вызывавшие Валентину Петровну на допросы, были осведомлены до малейших подробностей о содержании беседы, причём Берия заявил, что ему всё это было известно из признаний жены Калинина. Остроумова, поверившая Берии, наконец подтвердила состоявшийся между ними разговор, после чего следователь устроил очную ставку Е.И.Калининой и В.П.Остроумовой. На очной ставке Валентина Петровна убедилась, что была обманута Берией. Екатерина Ивановна всё отрицала. Так по крайней мере выглядит эта история в изложении Остроумовой. Я пробыла с Валентиной Петровной недолго. Её увели из камеры в неизвестность...». [17]

В декабре 1948 года Калинину помиловал Президиум Верховного совета, а после смерти Сталина она потребовала полной реабилитации. Екатерина Ивановна рассказала членам комиссии по реабилитации, что следователи не вели протокол роковой очной ставки, который появился неизвестно откуда спустя три месяца. Его текст сильно расходился с показаниями Остроумовой, но уже был ею подписан. По слухам её бывшую подругу жестоко пытали следователи, а на допросы носили на носилках. Валентина погибла, оставив сиротами двоих детей. Однако, вернувшись из заключения, Калинина их ни разу не навестила.

Из справки Комитета Государственной безопасности СССР:

«Остроумова Валентина Петровна, 1898 года рождения, уроженка с. Лучки Черноярского уезда бывшей Астраханской губернии, член ВКП(б) с 1920 года, до ареста 19 октября 1938 года - начальник секретариата Управления Гражданского воздушного флота.

16 марта 1940 года Военной коллегией Верховного суда СССР за участие в антисоветской организации правых осуждена к Высшей мере наказания.

Приговор приведен в исполнение 17 марта 1940 года в г.Москве. Сведений о месте захоронения в деле не имеется».

В № 40 от 17 августа 1935 г. игарский «Большевик Заполярья» сообщал одним из материалов: «В Игарку прибыла американская журналистка (Рутес Грубер)». Позже, в своей книге «Я была в Советской Арктике» американская журналистка Рут Грубер так описывала свои впечатления от встречи с Валентиной Петровной в 1935 г.: «В этой женщине как бы воплощается вся безустанная и неуемная деятельность города... Смелость и энергия, с которыми она как бы вдохновляет город и берется за стоящие перед ней задачи, вызывают к ней уважение и ее противников, и ее друзей».

Строк этих Валентина Петровна не прочла. Сегодня эта книга хранится у ее сына - Андрея Федоровича Остроумова, как хранится и справка Военной Коллегии Верховного суда Союза ССР от 23 октября 1956 года о реабилитации Остроумовой В.П.

Решением бюро Московского горкома КПСС от 23 марта 1957 года Валентина Петровна реабилитирована в партийном отношении.

***

Валентина Петровна Остроумова была талантливым и трудолюбивым человеком. С малых лет она жила самостоятельной жизнью и привыкла отвечать за свои поступки. Она жила в бурное время, и революция стала её судьбой. Революция сначала вознесла её до зубчатых башен Кремля, а потом сбросила в лубянские подвалы. За свою активную жизненную позицию, за стремление улучшить жизнь многих людей Валентина заплатила своей жизнью. Валентина Петровна вернула смысл жизни многим игарским «трудпереселенцам» и заставила мечтать их детей.

Спустя долгие годы, её доброе имя было восстановлено. Но память об этой легендарной женщине, оставившей яркий след в становлении Игарки, осталась лишь в редких публикациях о ней и небольшом упоминании в музейной экспозиции.

Между тем, в ряду первых лиц Игарки разных времён вряд ли есть личность, имеющая столь яркую, и неповторимую судьбу, столь деятельный и решительный характер...

Я считаю, что В.П.Остроумова легендарная женщина. За время её деятельности в Игарке город преобразился: появились клубы, открывались рестораны и т.д. Мне кажется, что она не разделяла людей на классы: бедные и богатые, ссыльный ты или нет; для неё все были равны. Она видела все негативные стороны сталинского правления. Она знала и понимала, что способ управления государством, основывающийся на репрессиях против своего народа, не увенчается успехом.

Я считаю, что Остроумова была репрессирована незаслуженно, она была преданна партии и делу Ленина, и ни на йоту не изменила делу большевизма, хотя в застенках НКВД себя и Калинину оговорила. Не смогла хрупкая женщина вынести тех унижений и побоев, которым она подверглась, будучи арестованной.

Как бы мне хотелось, чтобы в наши времена было больше таких людей!

Старостина Елена

Примечания:

  1. Личный листок. ЦХИДНИ РФ. Ф.17, оп.100, д.13386, л.5-7. (Цит. по: Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк. Ркпс.).
  2. Галин Б. «Стенографируя голос революции». Литературная газета, 1969 год, 17 сентября, с.2.
  3. Токарев, Воробьёв. Цинга. Её изучение, предупреждение и лечение // «Северная стройка», 1933, № 23, 25 апреля, с.2; Остроумова В.П., Брилинский И.В., Чепурнов. Игарка (На правах рукописи). Издание Игарского горсовета. 1935, с.23; А. Ротштейн. Вдохновлённая революцией. М: Моск. рабочий, 1978.
  4. ЦХИДНИ КК. Ф.26, оп.1., д.1029, л.1-12. (Цит. по: Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк. Ркпс.).
  5. ЦХИДНИ КК. Ф.26, оп.1, д.28, 32 (Протокол № 26, п.14).
  6. ЦХИДНИ КК. Ф.26, оп.1, д.37, л.21, 34. (Цит. по: Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк. Ркпс.).
  7. Остроумова В. Полнокровная жизнь // «Красн. Рабочий», 1935, 7 ноября.
  8. Остроумова В.П. «О системе работы авиалиний» // журнал «Советская Арктика», 1935 год, № 2, с.22-24.
  9. ЦХИДНИ КК. Ф.21, оп.3, д.1, 1935-36 гг., л.372. Цит. по: Мишечкина М.В., Тощев А.И. «Мы из Игарки». Недетская судьба детской книги». Москва: Возвращение, 2000, с.18.
  10. Мы из Игарки. Красноярск: Красн, кн. изд-во, 1979, с.86.
  11. Остроумова В. Большевики Игарки в борьбе за Карскую // «Красн. Рабочий», 1935, 8 октября.
  12. Мы из Игарки. Красноярск: Красн. кн. изд-во, 1979, с.85, 90-92, 94-97.
  13. Остроумова В.П., Брилинский И.В., Чепурнов. «Игарка». Брошюра (на правах рукописи). Игарка, 1935, с.9, 24. См. также: Стенограмма совещания. ЦХИДНИ КК. Ф.26, оп.1, д.1029, л.3-4. (Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк. Ркпс.).
  14. ЦХИДНИ КК. Ф.26, оп.1, д.202, л.4-7. (Цит. по: Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк. Ркпс.).
  15. «Большевик Заполярья», 1935, № 32 (8 августа), с.1; ЦХИДНИ КК. Ф.26, оп.1, д.43, 55 (Протокол № 29, п.11).
  16. ЦХИДНИ КК. Ф.17, оп.1, д.496-а, л.99. (Цит. по: Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк. Ркпс.).
  17. Васильева Л. Кремлёвские жёны. М: Вагриус - Минск: высш. Школа, 1993, с.229.

В подготовке материала участвовали:

  1. Участники группы «Поиск»: Каунченко Светлана, Старостина Елена.
  2. Окинина Г.В., работник Игарской городской библиотеки.
  3. Беляков А.В., учитель информатики школы № 1.
  4. Выставкина А.С., учитель информатики школы № 1.
  5. Титова С.Ф., заведующая архивом администрации г.Игарки.
  6. Ильин А., председатель комиссии по делам национальностей при администрации Красноярского края, кандидат исторических наук.
  7. Сергеева В.А., гл. хранитель «Музея вечной мерзлоты».

Методическая помощь и консультации:

Использованные источники и литература:

  1. Газета «Большевик Заполярья», 1937 г., (архив газеты, г.Игарка).
  2. Газета «Большевик Заполярья», 1936 г. (архив Красноярской научной библиотеки, г.Красноярск).
  3. Остроумова В.П. «О системе работы авиалиний» // журнал «Советская Арктика», 1935 год, № 2, с.22-24.
  4. Остроумова В.П., Брилинский И.В. «Игарка». Брошюра (на правах рукописи). Игарка, 1935.
  5. Архивная справка об Остроумовой В.П. // ЦХИДНИ КК. Ф.21, оп.3, д.1, 13; оп.25, д.44.
  6. Сичкарь Н.И. Она жила полной жизнью... Ркпс. // ЦХИДНИ КК. Ф.42, оп.10, д.657, лл.1-6.
  7. Ротштейн А. Вдохновлённая революцией. М: Моск. рабочий, 1978.
  8. Галин Б. «Стенографируя голос революции». Литературная газета, 1969 г., 17 сентября, с.1-2.
  9. Кузьменко А.Т. «Орденоносной Игарке 50 лет» // «Красноярский рабочий», 28 июля 1979 г.
  10. Мишечкина М.В. «О женщине с легендарной и неповторимой судьбой» // «Игарские новости», 2003, № 86. Н.Васильева Л.Кремлёвские жёны. М: Вагриус - Минск: высш. Школа, 1993.
  11. Ильин А. «Заполярный комиссар». Очерк, рукопись. Архив автора, г.Красноярск.
  12. Горчаков Р. «Удивительная Игарка». Красноярск: Инкомбук Медведь, 1999.
  13. Мишечкина М.В., Тощев А.И. «Мы из Игарки». Не детская судьба детской книги», Москва: Возвращение, Музей вечной мерзлоты, 2000.

Фотографии


01 – Коллектив агитпоезда «Октябрьская революция» перед отправкой в рейс. 26 июня 1919 г.


02 – В.П.Остроумова записывает речь М.И.Калинина, обращенную к бойцам Первой Конной. Май 1920 г., Южный фронт


03 – В.П.Остроумова стенографирует ответную речь военкома К.И.Озолиня


04 – Русская делегация в Генуе, 1922 г. Крайняя справа во 2-м ряду – В.П.Остроумова


06 – Делегация трудящихся Игарки на приеме у М.И.Калинина, 17 июля 1935 г. 


07 – Секретарь Игарского горкома партии В.П.Остроумова беседует с работками тундры, 1935 г.


08 – О.Ю.Шмидт в Игарке. Слева от него – начальник Игарского политотдела Севморпути и секретарь горкома партии В.П.Остроумова; Справа – руководитель Карских экспедиций, гидрограф Н.И.Евгенов, 1935 г.


09 – М.В.Водопьянов среди пионеров Игарки. Архив Игарского краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты»


10 – Е.И.Калинина и В.П.Остроумова, 1923 г.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы, присланные на 5 конкурс (2003/2004 г.)