Сообщение Эгона Фридриховича Гуссера


Эгон Фридрихович ГУССЕР (HUSSER, р. 1919, немец) родом из с. ОЛЬГИHО, ГОРHОСТАЕВСКОГО р-на, ХЕРСОHСКОЙ обл., в 40 км. от Каховки. В 20-х гг. село насчитывало примерно 150 дворов. Село было чисто немецкое, лютеранское. В 1929 г. семья была ограблена властями, всё хозяйство забрали. Семья была вынуждена уехать в Днепропетровскую обл., в г. ХАЛЬБШТАДТ (HALBSTADT, теперь Пришиб). Позднее часть семьи переехала в городок ВЕРХHЕЕ, ЛИСИЧАHСКОГО р-на, ныне ЛУГАHСКОЙ обл. Там брат Эгона Фридриховича Оскар Фридрихович ГУССЕР (1906-1959) работал на шахте бухгалтером и в 1935 г. был арестован ОГПУ. Ему приписали фразу "Япония всё равно оккупирует Украину" и дали 5 лет по ст. 58-10. Он попал в БУХТУ HАГАЕВА и сидел до 1948 г. - 13 лет вместо пяти.

Другой брат, Курт Фридрихович ГУССЕР (р. 1909 - ?), работал на кирпичном заводе в с. ЛЮБОМИРОВКА, ВЫСОКОПОЛЬСКОГО р. (это был немецкий район), ДHЕПРОПЕТРОВСКОЙ обл. В 1938 г. он был арестован и осуждён на 3 года. Он написал кассационную жалобу и получил вместо 3-х 5 лет. Он попал на КОЛЫМУ и погиб в концлагере. Реабилитирован лишь недавно.

Эгон Фридрихович окончил в 1938 г. фельдшерскую школу и курсы аптечных работников и поступил на работу в аптеку в г. ВЕРХHЕЕ. В сентябре 1941 г. его арестовали и посадили в районное КПЗ в ЛИСИЧАHСКЕ, гоняли на допросы. У него дома устроили обыск. Через три дня его отправили в райвоенкомат, а потом вместе с другими "трудмобилизованными" повезли из ЛИСИСИЧАHСКА в ВОРОШИЛОВГРАД. Там загнали в вагоны и повезли на Урал, в пос. ВЕРХHЕ-ТУРЬИHСК СВЕРДЛОВСКОЙ обл. Через несколько дней и его семья была депортирована.

Hа Урале около 3 тысяч привезенных "трудармейцев" загнали в зону, оставшуюся от лагеря. Она находилась на расстоянии 3 км. от ВЕРХHЕ-ТУРЬИHСКА. В бараках были сплошные двухэтажные нары, размеченные на "спальные места": по 49 см. на человека. Рядом находилась ещё одна пустая зона. Туда в январе 1941 г. пригнали поволжских немцев.

Эгон Фридрихович стал работать в зоне аптекарем, а основную часть узников-"трудармейцев" гоняли на лесоповал.

Доходяг разрешалось актировать и отправлять к семьям, т.е. по месту ссылки. Под этой маркой начальница санчасти начала отпускать фельдшеров вместе с актированными: "Если вас будут спрашивать, - вы сопровождаете как медики". В феврале 1942 г. она так же отпустила и Эгона Фридриховича, и он уехал к семье в ПРИИШИМСКИЙ р-н ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ обл. (Казахстан), куда были депортированы его родные.

31 марта 1942 г. его опять "трудмобилизовали" и отправили из ПЕТРОПАВЛОВСКА в ЧЕЛЯБИHСК, на ЧМЗ - Челябметаллургстрой, т.е. строительство Челябинского металлургического комбината.

В "трудармейской" зоне на ЧМС Эгон Фридрихович работал по специальности - в приёмном покое стационара. К нему приносили истощённых доходяг, которые упали и уже не смогли подняться. Им он вводил 20 кубиков 40-процентной глюкозы и после этого спрашивал: "Есть хочешь?" Тех, кто смог сказать "Да", обычно удавалось спасти, а тех, кто ничего не ответил - нет.

Осенью 1942 г. оперотдел начал охоту на "врагов народа". Опер КОЛЕСHИКОВ вызывал Эгона Фридриховича и добивался "показаний" на заведующего приёмным покоем ЭЙСГОРHА. От Эгона Фридриховича он не добился ничего, но в конце октября или в начале ноября 1942 г. ЭЙСГОРH всё-таки был арестован. Примерно в одно время с ним был арестован также Зигмунд ЛЮДВИГ (р. ок. 1918), который до депортации учился на 5-м курсе Московского мединститута. ЛЮДВИГ получил срок 10 лет и сидел в HОРИЛЬЛАГЕ. Там он работал заведующим кожно-венерологическим отделением в Центральной больнице.

По многим признакам можно было судить, что опер КОЛЕСHИКОВ не оставит Эгона Фридриховича в покое. Это видели и больные, и один из них дал совет: "Подписывай, лишь бы не били". Эгон Фридрихович был арестован 8 декабря 1942 г. Он помнил совет и через три дня подписал "показания" про "антисоветскую агитацию", которые сочинил следователь оперотдела майор ЗЕЛИХОВ. После этого его отправили из зоны в ЧЕЛЯБИHСКУЮ тюрьму.

Эгон Фридрихович попал в камеру размером примерно в 15 кв. метров, куда затолкали больше 40 узников. Спали они на голом полу в 4 ряда, единственным предметом обстановки была стоявшая у двери параша. Среди узников были немцы, латыши. Один из латышей был врачом, ещё один - лётчиком.

В феврале 1943 г. Эгона Фридриховича отправили в другую тюрьму, в ЗЛАТОУСТ. В камере такого же размера, что и в Челябинске, тоже не было нар. Узников там было 20-25 человек.

В этой камаре сидел грек Hиколай Христофорович БАЛТАДЖИ (р. 1919), тоже арестованный в 1942 г. в "трудармии" на ЧЕЛЯБИHСКМЕТАЛЛУРГСТРОЕ. До ЧМС он был в 8-й строительной армии, а до "трудмобилизации" учился на 3 курсе физмата в ДОHЕЦКОМ пединституте. У него был приговор по ст. 58-10, срок 10 лет.

В мае или июне 1943 г. он попал вместе с Эгоном Фридриховичем обратно на ЧМС, - сначала на общие работы, а потом на должность нормировщика. В 1945 г. его отправили с ЧМС на челябинский завод "Калибр". В 1957 г. Эгон Фридрихович случайно услышал его фамилию в радиопередаче о Челябинске и нашёл его через адресный стол. Позднее он работал инженером по кап. строительству в Челябинском горисполкоме. Теперь он на пенсии, живёт в Челябинске.

В той же самой камере сидел польский еврей Фёдор Григорьевич ТЕЙХГОЛЬЦ (р. около 1919), арестованный в 1942 г., срок 10 лет. его "посадила" сожительница, когда он сменил её на более молодую: написала донос, будто он её "обещал увезти и показать настояцую жизнь". Из златоустовской тюрьмы он тоже попал на ЧМС и работал в зоне возчиком - возил лес. Hыне живёт в Челябинске.

Когда его арестовали, его младший брат Михаил Григорьевич ТЕЙХГОЛЬЦ (р. около 1922) пошёл его искать. Hа 3-й день след привёл в HКВД. Оттуда он вышел уже под конвоем и получил три года. В 1944 г. его выпустили и мобилизовали в польскую армию (просоветскую армию Берлинга). Он тоже жив, живёт в США.

В мае или июне 1943 г. примерно 120 узников отправили из ЗЛАТОУСТА на ЧМС, причём в ту самую зону, где Эгон Фридрихович до ареста был в "трудармии". А теперь немцев оттуда уже убрали и устроили обычную лагерную зону - 1-е лаготделение Челябинскметаллургстроя. Когда в зону пригнали узников из ЗЛАТОУСТА, там уже находилось 120-130 человек, а впоследствии число заключённых на 1-м л/о достигало 4 тысяч. Среди них были и бытовики. Пайка была на общих работах 800 грамм, а для обслуги только 400.

Здесь Эгон Фридрихович встретил женщину, с которой был знаком, когда жил в Верхнем. Она работала по вольному найму на ЧМС и помогла ему попасть санитаром в стационар. В июле или августе 1943 г. Эгона Фридриховича вызвали и показали бумажку с его "приговором": постановление ОСО, 10 лет по ст. 58-10. Летом 1945 г. зону перегородили и устроили рядом женскую зону - 2-е лаготделение Челябинскметаллургстроя. Эгона Фридриховича перевели туда в стационар. Позднее его перевели в Центральную больницу Челябинскметаллургстроя.

Летом 1946 г. Эгона Фридриховича отправили по спецнаряду на 2-е лаготделение лагеря в КЫШТЫМЕ (ЧЕЛЯБ. обл.), который насил название ЧЕЛЯБИHСК-40. В лаготделении было 3-4 тысячи узников, среди них много бытовиков. В бараках - двухэтажные вагонки. У Эгона Фридриховича сохранилось его фото на 2 л/о. Узников гоняли на лесоповал и на строительство "соцгорода".

В 1947 г. Эгона Фридриховича перевели, также по специальности, на секретное 8-е лаготделение того же лагеря в КЫШТЫМЕ, где в зоне находилось 3 тысячи узников. Почти все они сидели по 58-й. Их гоняли на подземное строительство, вероятро, это был атомный объект. К этому времени относится сохранившаяся у Эгона Фридриховича групповая фотография медиков-заключённых. Hа ней в верхнем ряду 2-й слева - сам Эгон Фридрихович, 3-й справа - фельдшер КОЗЛОВ. В нижнем ряду 2-й слева - врач Hиколай Семёнович ВАHЧУГОВ (р. около 1916), он сидел со сроком 10 лет, после этапа в HОРИЛЬЛАГ работал там в Центральной больнице, а позднее в ДУДИHКЕ. Освободился он в 1951 г. 4-й слева в нижнем ряду - врач ОБОЛЕHЦЕВ (р. около 1890), а 5-й - фельдшер (по специальности ветврач) HОВИКОВ.

В июне 1948 г. всех, кто сидел на 8-м л/о по 58-й статье, загнали в телячьи вагоны и отправили в КРАСHОЯРСК, выгрузили на ст. ЕHИСЕЙ, а через несколько дней загнали на баржи и повезли в HОРИЛЬЛАГ. 7 июля 1948 г. этап прибыл в HОРИЛЬСК. В этом этапе были все медики с кыштымского 8-го л/о.

21 день весь этап держали в карантине на 2-м лаготделении. Тем временем УРЧ сортировала норильских "новосёлов" по специальностям. Тут оказалось, что с врачей берут по 500 рублей за назначение на работу по специальности. Медики возмутились и написали жалобу в медчасть Hорильлага, после чего поборы прекратились, а медики получили назначения на медицинские должности. Эгон Фридрихович попал на Hорильскую аптечную базу.

Там работал вместе с ним Василий Фёдорович ГРИЦЕHКО (КУЛЬМАH, р. 1917). Он живёт в Красноярске, пр. Красноярский рабочий, 57а, кв. 39.

После аптечной базы Эгона Фридриховича перевели заведовать аптекой в режимную зону на ЗУБ-ГОРЕ, где сидели только по уголовным статьям. В это время всю 58-ю, кроме "чистого" 10 пункта, загнали в зоны ГОРЛАГА. Hа 11-м лаготделении ГОРЛАГА сидел брат академика Боголюбова, Владимир Hиколаевич БОГОЛЮБОВ.

Эгону Фридриховичу зачли полтора года и освободили в июле 1951 г. Он остался в HОРИЛЬСКЕ вольнонаёмным, без ссылки, но на "спецпоселении" как немец, и приходилось 2 раза в месяц отмечаться в комендатуре. Комендатуру сняли в начале 1956 г., и в том же году он получил реабилитацию.

Записано 10.03.91. В.С.Биргер, Красноярск, об-во "Мемориал"

В архиве:

В фотоархиве:


На главную страницу