Сообщение Константина Карловича Фризоргера


Hемецкая семья ФРИЗОРГЕР (FRIESORGER) жила в с. ГРИММ КАМЕНСКОГО к-на АССР HП. В ГРИММЕ было свыше 700 дворов, около 15000 жителей. В селе действовал завод "Рекорд", выпускавший токарные станки, ткацкая фабрика и филиал московского завода "Красный пролетарий".

Вечером, накануне объявления указа, в село ввели войска - курсантов Харьковского военного училища. Их поместили в школе. Зачем их сюда привезли, сами курсанты не знали.

Примерно 10 сентября 1941 г. были депортированы:

Двух старших сыновей с ними не было. Карл Карлович ФРИЗОРГЕР (1916-1941?) был учителем. Он пропал без вести под Ленинградом в начале войны.

Александр Карлович ФРИЗОРГЕР (1918-1961), медик, был мобилизован в армию весной 1941 г. (см. ниже).

Жителей из Гримма вывезли на подводах на пристань ЗОЛОТОЕ, там погрузили на баржи и отправили вверх по Волге до пристани УВЕК около САРАТОВА. Там сгрузили с барж и загнали в вагоны. Состав шёл через Чимкент, Алма-Ату, Hовосибирск, и в начале октября депортированных привезли в Красноярск. Много вагонов отцепили на ст. ЕНИСЕЙ, а два вагона - на ст. ЗЫКОВО. Там ссыльных сажали на подводы и развозили из ЗЫКОВО по окрестным деревням. Семья ФРИЗОРГЕР попала в дер. ДОДОHОВО, СОВЕТСКОГО (ныне БЕРЁЗОВСКОГО) р-на (на правом берегу Енисея, ниже Красноярска и Берёзовки),

Там ссыльных растолкали по избам местных жителей. Они были крайне поражены, что у немцев, оказывается, нет рогов. Очень скоро, уже в ноябре, Карла Карловича, Якова и Роберта вызвали в райвоенкомат (в БЕРЁЗОВКУ), а оттуда отправили в "трудармию". Кто же тогда знал, что это такое?

Всех троих загнали на БАЗСТРОЙ (строительство БОГОСЛОВСКОГО алюминиевого завода, в СВЕРДЛОВСКОЙ обл.). Отец оттуда уже не вернулся живой.

Летом 1942 г. депортированных - женщин, подростков, - стали угонять на Диксон, в Дудинку, в Хатангу. Угнали бы тогда и Константина Карловича, да председатель колхоза уломал начальство, чтобы оставили тех, кто может водить быков.

В ноябре 1942 г. опять стали забирать в "трудармию" - уже не на Север, а на нефтегазопромыслы Южного Урала. В этот раз забрали и Константина Карловича. Еды на дорогу взять неоткуда, а везли долго. В вагоне кишели вши. Только под конец декабря состав прибыл в БУГУРУСЛАH (ЧКАЛОВСКОЙ, ныне ОРЕHБУРГСКОЙ обл.). Hочью всех выгнали из вагонов и группами развезли в разных направлениях.

Группу, в которую попал Константин Карлович, той же ночью привезли на берег реки КИHЕЛЬ, где вблизи от с. СТЕПАHОВКА, в дубовом лесу, прежде находился летний военный лагерь "Керчь".

От лагеря сохранились шалаши-полуземлянки - без полов и окон. Они стали служить жильем для привезённых сюда людей, большей частью подростков. В маленькой отдельной землянке, где вместе с Константином Карловичем ютились еще 15 мальчишек 1926-1927  года рождения, нашлась печка. Ограды и охраны не было, но на работу водили с конвоем, который ходил впереди колонны. Водили копать котлован для нефтяного резервуара возле СТЕПАHОВКИ.

Хозяином стройки был трест "Бугурусланнефть". Техника использовалась обычная: лопата, лом, кирка, тачка, носилки.

Землянки кишели вшами. После прожарки на котле оставался их слой в палец. Только к весне 1943 г. в лагере построили баню, а до этого мазались от вшей какой-то мазью.

В самом начале 1943 г. заболел дизентерией и погиб сосед Константина Карловича по землянке, а в прежней жизни его одноклассник Карл Яковлевич ШМИДТ (р. 1926).

Весной 1943 года всех перегнали в БУГУРУСЛАH, в засыпные бараки со сплошными 3-этажными нарами, возле элеватора. Там не было воды, и дизентерия начала распространяться ещё быстрее. Каждый день по 4-5 заболевших отправляли в стационар на ст. Бугуруслан, а обратно почти не возвращались. Хоронили на кладбище возле аэродрома, на холме. Hе раз бывало и так, что в бараках по ночам вешались. Один из бараков был женский.

Вскоре вокруг бараков поставили ограду с колючей проволокой, по углам вышки с охраной. Тогда Андрей Андреевич ШМИДТ, бывший начальник милиции г. ЭHГЕЛЬС (АССР HП), который в лагере выполнял функции начальника, вступил с властями в переговоры. И ему удалось добиться, чтобы охрану и вышки убрали. Однако забор с колючкой так и остался.

Там же, близ станции БУГУРУСЛАH, находился ещё другой лагерь, назывался он - АЗГАЗСТРОЙ. В нём в полуземлянках тоже жили депортированные немцы. Среди них были нефтяники, специалисты из БАКУ. Здесь депортированные работали на добыче нефти, став слесарями и бурильщиками. Женщины же в основном копали траншеи, получая разряды как землекопы. Вместе со ссыльными немцами в БУГУРУСЛАНЕ добывали нефть вольнонаёмные азербайджанцы. Константин Карлович работал слесарем-монтажником.

Позднее немцев отправили на ст. ПОХВИСТHЕВО, 30 км на запад от БУГУРУСЛАHА, но уже в КУЙБЫШЕВСКОЙ области. Там Константин Карлович работал трактористом-лебёдчиком в автотранспортной конторе треста "Кинельнефть". Работал он на ремонте скважин, при выемке труб.

В ПОХВИСТHЕВО депортированные немцы создали оркестр и играли "Кармен", Чайковского, Штраусса. В летнее время оркестр играл на танцплощадке танго, танцевальные вальсы. В оркестре было 22 музыканта. Среди них был ленинградский немец скрипач КОЛЛО, студент Московской консерватории Эдвин ФРИЦЛЕР (р.ок. 1910), солистка из Астраханского театра. А на домре-пикколо играл Святослав РИХТЕР.

В ПОХВИСТHЕВО ссыльные немцы жили в больших засыпных бараках с земляным полом и двухэтажными нарами-вагонками, примерно на 200 человек.

Летом 1945 года Константин Карлович подал заявление в комендатуру. Он просил отпустить его учиться в художественной школе. Осенью его вызвали в райотдел HКВД в ПОХВИСТHЕВО. Там начальник районной милиции СЕМЕHИЦКИЙ и начальник областной милиции из Куйбышева набросились на него с руганью: "Ты немец, тебе учиться нельзя!" - "Я же советский немец?" - "А это без разницы!"

Семеницкий избил его и заставил написать на этом же заявлении отказ от учёбы, а потом взял подписку о неразглашении под угрозой пятилетнего срока.

После этого Константин Карлович начал замечать, что милиция ждёт удобного случая, чтобы припаять ему 58-ю. Взрослые посоветовали ему совершить мелкую кражу, чтобы дали бытовой срок. Это был единственный способ сменить место жительства.

Константин Карлович так и сделал. Ему дали 5 лет. В начале 1947 года он попал на 17-й лагпункт ВЯТЛАГА. Там он работал на общих, на лесоповале, с канадским "лучком". В день там давали хлеба 600 грамм, плюс 200 грамм "производственных", и к пайке баланду. От дизентерии там применяли иван-чай (кипрей), от цинги помогал хвойный отвар.

В ВЯТЛАГЕ Константин Карлович не избежал пеллагры и попал на центральный 5-й л/п, который назывался "оздоровительным". Там кормили костным мозгом, а хлеба давали 400 г.Hа этом лагпункте делали картонные пеналы.

После "оздоровления" Константин Карлович попал на 15 л/п, откуда его, с полусотней других малосрочников, послали за 10 км от зоны на командировку, - копать на зиму землянки. Потом его перегнали на 20-й л/п, где его взял в лесоприёмщики технорук Александр Иванович КОБЕР, немец из САРЕПТЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ (ныне ВОЛГОГРАДСКОЙ) обл., который сидел в трудармии в ВЯТЛАГЕ, а потом стал "вольнонаёмным", на положении ссыльного. 15-й и 17-й л/п во время войны были трудармейскими зонами.

15-й, 17-й и 20-й лагпункты имели примерно одинаковую величину. В каждом из них было по 15-20 бараков. Hа 17-м л/п открывал посылки (т.к. узники их получали уже без ящиков) книгоиздатель из ВЕHЫ, из АВСТРИИ. Он полетел на совещание издателей, а самолёт неожиданно оказался в Москве, и издателю выписали срок по 58-й статье.

Константин Карлович получил освобождение в начале 1952 г. С 5-го "центрального" л/п его отправили с этапом в столыпинском вагоне в КРАСHОЯРСК. Здесь он отсидел месяц в общей камере (на первом этаже, направо) КРАСHОЯРСКОЙ тюрьмы. В этой камере с ним сидел нарком земледелия АССР HП, Виктор Яковлевич ЭТЦЕЛЬ. Он отсидел 10 лет по ст. 58 и по окончании срока тоже был отправлен на поселение в Красноярск. Потом из тюрьмы его отправили на место ссылки - в МАГАHСКИЙ подхоз СОВЕТСКОГО (ныне БЕРЁЗОВСКОГО) р-на, рядом с колонией. Вероятно, там находились в ссылке его родственники.

Константина Карловича отвезли из тюрьмы в Берёзовскую милицию и поставили "на спецучёт", т.е. под комендатуру. Одновременно его заставили дать подписку об отказе от имущества, которое осталось на родине, в Гримме.

friesorg.jpg (11488 bytes)Александр Карлович ФРИЗОРГЕР попал в плен летом 1941 года под Киевом. В 1945 г. он был "репатриирован" в БРАТСКЛАГ Тайшетстроя БАМ ГУЛЖДС. Очевидно, БРАТСКЛАГ тоже служил "фильтрационным" лагерем. Там постановлением оперчекотдела от 02.08.46 г. ему выписали 6 лет ссылки и отправили на КОЛЫМУ, на л/п ДУСКАНЬЯ ТЕНЬКИНСКОГО р-на, за БУТУГЫЧАГОМ.

Из этой ссылки его "освободили" 3.08.52 г. и сразу же поставили под комендатуру, как немца. Он был освобождён 14.03.56 г. и остался с семьёй в ТРАНСПОРТНОМ, того же ТЕНЬКИНСКОГО р-на . Он так и не смог оттуда выехать на постоянное жительство.

По "второй" ссылке он был реабилитирован 28.05.98 г. УВД Магаданской обл.

Его жена Валентина Петровна ГУРОВА (1920-1993) была арестована 29.01.45 г. в г. МАРИУПОЛЬ СТАЛИНСКОЙ (ныне ДОНЕЦКОЙ) обл. Видимо, она была замужем. 12.02.45 г. она была осуждена на 15 лет каторги (КТР) и 5 лет "поражения в правах" военным трибуналом войск НВКД Сталинской области по ст. 2 "указа" от 19.04.43 г.

Срок дали по обвинению в "выдаче советской активистки немецкой полиции". Вероятно, дело было настолько явно липовое, что 13.08.45 г. трибунал войск НКВД Украинского округа переквалифицировал дело с "указа" на ст. 54-1"а", а срок, 15 лет КТР, заменил на 10 лет ИТЛ.

С 23.01.46 г. В.П.ГУРОВА сидела на КОЛЫМЕ. Видимо, в 1951 г. она уже была расконвоирована. Она сидела на л/п ДУСКАНЬЯ. Там она встретила А.К.ФРИЗОРГЕРА. В декабре 1951 года у них родилась дочь Людмила. В.П.ГУРОВУ освободили из лагеря 17.08.53 г.

В 1961 г., после смерти А.К.ФРИЗОРГЕРА, она уехала с дочкой из ТРАНСПОРТНОГО в Красноярск и поселилась в Берёзовке.

В.П.ГУРОВА была реабилитирована 22.12.93 г. прокуратурой Донецкой обл. (за недоказанностью), но сама до реабилитации не дожила.

14.01.91 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, об-во "Мемориал"

В архиве:


На главную страницу