Вагнер Эммануил Христианович


Эммануил Христианович Вагнер родился в 1935г. в с. Альт-Урбах Саратовской области. Отец, Христиан Христианович (1905 г. р.), и мать, София Генриховна (1907 г. р.), работали в колхозе летом на полях и плантациях, выращивали овощи. Э.Х. говорит, что его родители часто вспоминали благоприятный климат Поволжья, такой, что даже хлеба сушить не нужно было: они высыхали в колосках. В семье было 7 детей: старший брат Христиан, София, Фрида (1933 г.), Эммануил (1935 г.), Андрей (1937 г.) Владимир (1939 г.) и еще одна девочка, самая младшенькая (имя мой респондент не помнит). У семьи был свой дом, хозяйство – овцы и корова.

«Я тогда совсем был ребенком, в 1941 году началась война, и ближе к осени нас вывезли из родного села, взяли одежку и продукты. До ближайшей станции нас везли на телеге, запряженной быками, а когда привезли, погрузили в товарные вагоны, в которых были полати, 2 семьи жили на полатях, а остальные на полу сидели и лежали на узелках. В дороге нас не кормили, ели то, что с собой взяли (свиное мясо, залитое жиром)». Так через некоторое время семью Вагнер привезли в Сибирь, в глухую татарскую деревню Тимершик Пировского района. Жить было негде, и поэтому привезенных подселили к местным жителям.

Деревня Тимершик была отсталой, местные жители держали только скот – коров, баранов, коней и выращивали только картофель. А вот с появлением спецпоселенцев появились капуста, огурцы, помидоры, морковь. Немцы не только привезли семена этих овощей, но и научили местных удобрять землю и выращивать эти культуры. Когда стали выдавать капусту на трудодни, среди местных жителей была огромная радость, словно праздник «Сабантуй».

Семье Вагнер по приезде вернули корову и овцу, но они отказались от животных, потому что кормить скотину было нечем, да и держать было негде, а на улице зима, холод, и взамен этого им дали полтора мешка пшеничной муки.

Отца такого большого семейства в этом же году забрали в трудармию, сначала он валил лес в Решетах, а позднее был переведен на Урал и также работал на лесоповале. Вернулся только в 1948 году. Когда самому старшему брату Э.Х. исполнилось 15 лет, его так же, как и отца, отправили в трудармию.

В первую, самую тяжелую зиму был страшный голод, и доходило до того, что в доме не было ни крошки хлеба, ни глотка воды. Мать и дети часто голодали, от голода опухало тело, а синюшные ноги и руки едва могли передвигаться. Мать, видя такую страшную картину, не находила себе места, глядя на то, как умирают ее дети. Не пережив голодной зимы, умерла старшая дочь Фрида, а вслед за ней и самая младшенькая девочка. И не выдержав, София Генриховна решила идти в Пировское на работу. Устроилась там пилить лес поперечной пилой за 500 граммов хлеба, работала 6 дней в неделю и только в воскресенье шла к своим детям, неся сэкономленные кусочки. Но и тут досыта хлебом не наедались, потому что хозяйка- татарка отбирала остатки хлеба у детей, едва за матерью закрывалась дверь. Маленький шестилетний Эммануил и сестренка, что постарше, ходили в лес и срубали маленькие березки и их сырой древесиной протапливали печь.

«Иногда они обматывали тряпками ноги, чтобы не замерзнуть, и шли по деревне просить милостыню, кто и подавал, а кто и гнал. «Местные» относились очень плохо, злые были, нас обвиняли в том, что их сыновья умирают на фронте, а разве кому- то нужна была эта война, если Гитлер и Сталин что не поделили…а простой народ расплачивался…»

Летом собирали всякую траву – пучку, ботву свекольную, картофельную ботву…. Выживали как могли…. В школу не ходили, надевать было нечего. И только когда Софье Генриховне дали комнату, она перевезла к себе детей, тогда и пошли они в школу. Но недолго Э.Х. проходил в первый класс. Как только нагрянули морозы, он вынужден был остаться дома. А через год заново пошёл в первый класс, по-русски совсем говорить не умел, а понимал очень плохо, и ему переводили вопрос учительницы немецкие дети, раньше приехавшие в Пировское.

Однажды Софье Генриховне выплатили 1000 рублей, и на эти деньги она умудрилась приобрести тканые мешки, распорола их, а из мешковины сшила вручную рубашки и брюки всем своим детям. Как смогла, так и одела. «Матери спасибо, что она все силы приложила, чтобы нас выкормить да на ноги поднять… Мы опухали так, что ходить не могли. Пройдешь чуть-чуть и сядешь…на нас смотреть было больно, вроде исправный мальчишка, а под кожей одна вода, тело синее, сердцу работать тяжело…».

1952 году Эммануила Христиановича забрали в ФЗО г. Енисейска. Учился на плотника, а потом работал на судоверфи - строил баржи, там и встретил Эммануил Христианович свою вторую половинку - Эрну Яковлевну Кирш (она трудилась в бригаде конопатчиц.). Жили в общежитии (2 барака по 2 этажа, каждый из которых вмещал 150 человек). У Эммануила Христиановича 3 сына, и на сегодняшний день он считает себя полностью состоявшимся человеком, жизненным девизом которого является фраза: «Никогда не унывай!!!»


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу