Вагнер Готлиб Готфридович


Готлиб Готфридович родился 12.06.1929 в с. Альт-Урбах (ныне Фурмановка) Красноярского кантона Саратовской области.

До коллективизации жили хорошо. В семье было 7 детей, родители, бабушка. У отца был трактор «Форд», который пришлось продать в годы коллективизации. Забрали все: скот, землю. У матери в семье умерло 6 человек (родители, 2 брата, 2 сестры). Еще одна сестра скиталась по железным дорогам, но, когда началась война, она вернулась и приехала вместе с семьей Вагнер в Сибирь.

Готфрид (старший брат) подрабатывал пастухом. Готлиб Готфридович вспоминает, что вокруг было много леса. Ребятишек возили сеять просо, если посадки были очень густыми, то дети пололи, прореживали. Готлибу было 8 лет, и он уже зарабатывал трудодни. Подросткам за такую работу не давали целый день, а лишь 3-4 дня за всю неделю. «Superkluche» обзывал их председатель, если дети шли выпрашивать трудодни. Весной мать выращивала рассаду для колхоза. Было 3 улицы, церковь. Окончил 4 класса, обучение велось на немецком языке, немного понимал по-русски. Среди односельчан были и жадные. Сосед не давал воды, у него находился колодец, по настроению мог запереть калитку, и тогда приходилось идти в обход, нести воду для рассады табака, которая требовала много воды. Случались неурожайные годы, травы было мало, скот питался плохо. Дети собирали коровяк, его потом сушили, и получался «кизяк» -сухое топливо. У того, кто ленился делать кизяки, и хлеб был плохой. Вспоминает случай, когда отец пошел против председателя, и отца сняли с бригадиров, обвинили невиновного. Отправили ловить сусликов. Эти грызуны были настоящим бедствием для полей. Было даже подсчитано, сколько суслик съедает зерна. Ловили их следующим образом: заливали в норы воду, у суслика было много входов и выходов. Воду приходилось возить на быках, получалось все крайне медленно, не успевал залить все выходы, суслики не погибали. Опять было обвинение, и отец боялся того, что его посадят, поэтому специально сфотографировался на память. В те годы были нередки случаи, когда забирали в тюрьму и потом расстреливали.

В Сибирь попали в Пировский район, в с. Бельское. Ночевали в клубе, потом определили на конный двор, в пятистенный дом. В одной половине была молоканка, в другой сушили хомуты. Позднее переселили в дом, где уже жила семья Пистер и другие. Отца в январе 42-го забрали в трудовую армию. Законвоировали и отправили на ст. Решёты, потом он попал в Набережные Челны. Там делали приклады к автоматам и винтовкам. От тяжелых, нечеловеческих условий к весне люди начали массово умирать. Умерших сбрасывали в болото, засыпали опилками. Брат отца вернулся домой психически больным.


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу