Владимир Воробьев. Поздний реабилитанс


Снова 033. Кирпичный завод

После приезда на 033 я не попал уже в штрафную, а был на лесозаводе чокировщиком на погрузке леса краном. Работа эта мне нравилась. Но и тут мне недолго пришлось работать. Однажды ближе к лету меня задержали при выходе из зоны и сказали, что мне за зоной не разрешают работать. Только значительно позже я узнал, что в это время в норильских лагерях была забастовка, и поскольку я прибыл оттуда, начальство, страховало себя от подобных эксцессов. Какое-то время я вообще не работал, а потом мне разрешили работать в хозбригаде, которая была под "командованием" генерал-лейтенанта Крюкова. На этом лагпункте я пробыл до августа 1953 года. Потом собрали этап из 120 человек и отправили на 06 лагпункт, где был кирпичный завод. По прибытии туда нас поместили в отдельный барак и попросили выбрать из своих бригадира. Среди своих ребят я уже имел большой авторитет, и все как один они заявили, что бригадиром буду я.

Когда-то, еще в юности, мы с Ваней Красновым дали обет - никогда не становиться начальниками, и я отказался стать бригадиром, но сказал, что если они не хотят, чтобы их обманывали, я буду раздатчиком. Зачастую бригадиры-уголовники забирали хлебный и сахарный паек и "делили" по-своему, иногда бригадир забирал половину сахара, а остальное делила бригада. Бригадира начальство поставило, как обычно, из уголовников, но авторитета, и власти он почти не имел. Все слушались только меня. В то время кроме пайки мы ничего сверх не имели: ни денег, ни дополнительного питания. Работать добросовестно значило работать на износ, до истощения.

Наша бригада занималась очисткой леса, вырубали вокруг зоны полосу в 200 метров, чтобы часовым был обзор на случай побега. Это был по сути дела лесоповал. Работали ручными пилами, потом все это сваливали в огромные кучи и сжигали. Бригадир бесился, бегал, кричал: "Давай, давай!", а я спокойно через час кричал: "Перекур!". Ребята садились отдыхать, и пока я не вставал, никто не приступал к работе.

На кирпичном заводе мы пробыли до 11 октября 1953 года, после чего нас собрали в огромный этап и направили по железной дороге в Омск. Собрали в основном тех, от кого начальство старалось избавиться. Но именно нам повезло. Сколько еще на тайшетской трассе мучилось заключенных на лесоповале, доходило и умирало! Мы же вырвались из тайги и ехали на индустриальную работу. Для сопровождения был вызван спецконвой, начальником был полковник из Москвы. Все вагоны были опутаны колючей проволокой, под вагоны навешана решетка. Я как рецидивист ехал более комфортабельно, в "столыпинском" вагоне.

Предыдущая глава Оглавление Следующая глава


На главную страницу