Краткая летопись семьи Протопоповых


(Хронологическое жизнеописание семьи, с наиболее полными, по возможности, биографическими данными о Протопопове Вениамине Николаевиче)

 

Род Протопоповых, исходя из происхождения фамилии, а также подлинных генеалогических данных, берет начало от священнослужителей.

Protopopov_VN_Sleva.jpg (15824 bytes)

Protopopov_VN.jpg (9075 bytes)Вениамин Николаевич родился 31 марта 1891 года в селе Белоярском Минусинского уезда Енисейской губернии в многодетной семье священника Николая Протопопова. Мать его – Анна Дмитриевна, урожденная – Быстрова, 1868 года рождения была домохозяйкой. В их семье было 17 детей, большинство из которых умерло в детском возрасте. Из оставшихся в живых – братья Феофил, Виктор, сестры: Антонина (рожд. 26 июня 1898 г.), Елена (рожд. 3 июня 1900 г.). В дальнейшем семья Протопоповых переезжает в Казачинский уезд, где отец продолжает работать священником в селе Кемское и Мокрушинское. В этом же районе работал священником брат Николая – Иннокентий.

Как дети священнослужителя, Вениамин и Феофил обучались в Красноярской духовной семинарии (ныне здание гарнизонного госпиталя), а Антонина и Елена – в епархиальном училище.

Затем Вениамин Николаевич поступает в Томский Государственный университет на медицинский факультет. После окончания университета в 1916 году молодой врач Протопопов был мобилизован в армию и послан на фронт, где работал в полковых лазаретах до конца первой мировой войны.

Некоторое время В.Н. Протопопов работает военным врачом в г.Ярославле. Здесь в феврале 1918 года он вступает в брак с молодой учительницей Ольгой Евгеньевной Моревой – будущей матерью их сына-первенца Валентина, родившегося 12 декабря 1918 года в г.Владивостоке, куда по службе был отправлен Вениамин Николаевич с семьей. Недолгой оказалась их совместная жизнь, так как молодая жена вскоре умерла от тифа. Трагически оборвалась жизнь отца Вениамина Николаевича и младшего 16-ти летнего брата Виктора в 1918 году от рук красных бандитов, расстрелявших их на крыльце собственного дома. В 1920 году на фронте гражданской войны под Казанью погиб брат Феофил.

С 1920 года В.Н. Протопопов работает военным врачом в Красноярском гарнизоне, вначале младшим ординатором госпиталя, затем старшим врачом полка, заведующим военносанитарным отделом Енисейского губздрава и после старшим врачом летного артиллерийского полка.

25 апреля 1922 года Вениамин Николаевич сочетается в браке с Новоселовой Алевтиной Михайловной, родившейся 9 июля 1896 года в г.Кунгуре Пермской губернии. Алевтина Михайловна, рано лишившись родителей, воспитывалась у бабушки, а затем у тетки – крестной Одинцовой.

Выучившись на фармацевта, переехала в г. Красноярск, где в течение многих лет работала в аптеке N 3. Муж тети – Машанов, в прошлом золотопромышленник, умер в начале 20-х годов в Екатеринбурге, а тетя вскоре была зверски убита в собственном доме квартирантами с целью ограбления.

27 августа 1923 года в семье Протопоповых родился второй сын – Борис. В этот период они вместе с матерью Вениамина Николаевича – Анной Дмитриевной, проживали на частной квартире, арендуемой в одноэтажном каменном доме по улице Лебедевой N 1 (вблизи с ул.Суриковой). Жилищные условия были стесненными и неблагоустроенными.

22 февраля 1926 года в семье новое прибавление – сын Юрий. К этому времени разросшееся семейство переселилось в купленный неподалеку дом по ул.Лебедевой N 34 (впоследствии N 42). В этом же доме стала проживать окончившая также медицинский факультет Томского университета и начавшая врачебную деятельность в г.Красноярске сестра Вениамина Николаевича – Антонина Николаевна.

С 1926 г. В.Н. Протопопов работал старшим ординатором Красноярского госпиталя и до последнего времени начальником терапевтического отделения, имел звание военврача II ранга.

Из личных качеств Вениамина Николаевича, по воспоминаниям людей, хорошо знавших его, хотелось отметить большую душевную чуткость, благородство и огромное обаяние. Он был убежденным трезвенником (эта отличительная черта была в семейных традициях Протопоповых), он любил народную и классическую музыку, в частности, оперную. Сам обладал хорошим голосом и вместе с братьями пел сначала в церковном зоре, а после в семинарии. Братья неплохо играли на мандолине и гитаре. И позже, работая уже в военном госпитале, Вениамин Николаевич, в дни торжественных собраний, посвященных революционным праздникам, по существовавшей в те времена традиции, вместе с сослуживцами вдохновенно пел “Интернационал”.

19 марта 1930 года в семье Протопоповых родился младший сын Владимир. Касаясь семейной жизни Вениамина Николаевича, необходимо подчеркнуть, что он был заботливым и внимательным человеком по отношению ко всем членам большого семейства и окружающих их людей. Об этом говорит теплая, сердечная переписка со многими близкими и бескорыстная помощь сестрам в годы их обучения в Томском университете.

Приученный с молоду к трудолюбию и крестьянским работам, он все свободное от врачебной работы время отдавал заботам и уходу за большим хозяйством и, в частности, за своей любимой и выхоленной лошадью, на которой он нередко разъезжал по многочисленным и благодарным пациентам в городе и в близлежащих деревнях.

Protopopov_VN_1.jpg (10495 bytes)На протяжении 20-ти летней работы в должности военного врача и 16-ти летней службы в Красноярском гарнизонном госпитале В.Н.Протопопов снискал заслуженную любовь и уважение среди многих своих пациентов, коллег и соратников, о чем говорим ряд благодарностей и ценных подарков, преподнесенных ему в дни пролетарских праздников. В числе его больных были известные люди, как например, дрессировщик Гладильщиков Н., полярники Папанин И.Л., Шмидт О.Ю. и др.

В.Н.Протопопов, будучи глубоко интеллигентным человеком, являл собой образец беззаветного служения своему любимому делу и отдавал все силы, умения и знания на благо людям.

Но и его жизнь, как и жизнь многих близких родных, не миновала трагической судьбы. Попав под волну необоснованных репрессий, он в ночь с 23 на 24 ноября 1937 года был арестован. Всю ночь агенты НКВД вели тщательный обыск в доме честного и добросовестного врача, подняв на ноги всю семью от мала до велика. Был перевернут весь дом, что называется “кверху дном” и, естественно, не было найдено никаких доказательств вины. Однако захватив в качестве “улик” пачку журналов, охотничьи ружья и пистолет “Браунинг”, которыми Вениамин Николаевич награждался за ударный труд в военном госпитале, чуть забрезжил свет (это было начало 8-ого часа утра), подъехал “Газик” и вся семья рассталась с любимым отцом и мужем. Больше из родных его никто в жизни не видел. Наша мать – Алевтина Михайловна много дней провела в комендатуре в ожидании передач и кое-какой информации. Ответ был стандартным: “Арестован на 10 лет без права переписки”. Надо заметить, что здоровье Вениамина Николаевича было неважным. На протяжении ряда лет он страдал язвенной болезнью, которая у него периодически обострялась. К тому же в год ареста он не использовал очередной отпуск, о чем свидетельствует доверенность на получение денег на имя его жены. Последнюю весточку о себе Вениамин Николаевич направил в апреле 1938 года. Это было последнее письмо, в котором он попрощался с семьей.

После ареста главы дома, семья В.Н.Протопопова продолжала жить в тревоге. Этому способствовала обстановка в целом по стране и отношение ближайших соседей. Некоторые из них действительно начали посматривать на членов семьи как на “врагов народа”.

Расставаясь, Вениамин Николаевич завещал своей сестре Антонине Николаевне помогать в становлении детей на “ноги”. В это время в семье нарастала озабоченность и тревога в связи с возможностью конфискации имущества и ареста матери.

С целью предотвращения этих последствий было быстро, фактически за полцены распродана основная часть хозяйства (корова, лошадь). А матери, Алевтине Михайловне рекомендовано было переменить местожительство, в связи с чем она срочно уехала в с.Шало, Манского р-она, где безвыездно жила и работала в аптеке до 1941 года. А сын Борис был отправлен в 1938 году в г.Москву для продолжения учебы в школе к тете - Елене Николаевне. Он в особенности тяжело переживал арест отца. Но как говорится, одна беда редко бывает. Пришла в дом и другая: моя полы накануне праздника, мать случайно опрокинула на себя кипящий самовар. Вследствие этого получила тяжелый ожог большой части тела, от которого лечилась в течение года в больнице. Как осложнение этого у нее образовались незаживающие язвы обеих голеней и тугоподвижность коленного сустава, с чем она мучилась до своей кончины в 1974 году.

В октябре 1941, т.е. есть почти сразу же после окончания школы в г.Москва был призван в армию Борис. Как стало известно родным, в это тревожное время войны, он пешим порядком был отправлен в г.Горький. В январе 1941 года от него из г.Иошкар-Ола получено известие о том, что он обучается в школе автомехаников. В начале 1942 он был направлен на Ленинградский фронт, о чем стало известно после посещения им Московской квартиры, где он предполагал встретиться со своими родственниками. Но встреча эта не состоялась, так как тетя и брат в январе 1942 года уехали в г.Красноярск. Об этом факте стало известно от соседки по бывшей квартире в г.Москве. Больше никаких известий о Борисе не было. В 1986 году сделан запрос о его судьбе через общество Красного Креста в Международный Комитет Красного Креста и Международную Службу Розыска. Пришел ответ, что о нем там нет никаких сведений.

Еще о двух близких родственниках, речь идет о Протопоповых Иване Иннокентьевиче и Петре Иннокентьевиче – двоюродных братьях Вениамина Николаевича, детях Иннокентия Протопопова, родного брата Николая Протопопова. Иван Иннокентьевич – юрист по образованию, окончил Томский Государственный университет. Был очень интеллигентным и скромным человеком. Он проживал и работал на правобережье г.Красноярска (2 – участок). Собственной семьи не имел. По состоянию здоровья был весьма болезненным человеком и очевидно, страдал язвенной болезнью желудка. Он очень переживал арест брата Вениамина. В довоенные годы был нередким гостем семьи. С начала войны связь с ним непредвиденно прекратилась. По неподтвержденным данным он покончил жизнь – бросившись в прорубь на р.Енисее в 1942 году.

Петр Иннокентьевич Протопопов был на много моложе Ивана Иннокентьевича, специального образования не имел, был очень скромным и добродушным человеком. Он проживал также по ул.Лебедевой, недалеко от дома Вениамина Николаевича. Бывая частым гостем в семье, постоянно помогал ухаживать за лошадью, нередко выполнял обязанности кучера. Во время войны был призван в армию. Последнее письмо от него было получено из воинской части от 4-го декабря 1942 года. Больше сведений о нем не поступало.

В начале 1957 года Антонина Николаевна подавала запрос в Главную Военную прокуратуру по делу о брате. 30 октября 1957 года пришла справка о посмертной реабилитации Вениамина Николаевича Протопопова.

В 1989 году на мой запрос по делу отца, получен из УВД следующий ответ: “Ваш отец Протопопов Вениамин Николаевич 14 июля 1938г. был осужден Выездной сессией Военной коллегии Верховного Суда СССР по ст.ст.58-7, 58-8, 58-11, к высшей мере наказания. 14 июля 1938 г. приговор приведен в исполнение”.

Продолжая тему о беззакониях и репрессиях 30-х годов нельзя не сказать также о том, что одним из коллективов, где в 1937-38 годах было репрессировано практически все руководство, лучшие специалисты был и Красноярский военный госпиталь, плодотворной лечебной работы в котором посвятил многие годы жизни Вениамин Николаевич Протопопов вместе с другими коллегами. В их числе: Николай Иванович Агишев, начальник кожно-венерологического отделения; Петр Аристархович Антропов, военврач II ранга; Зиновий Моисеевич Гойхлернер, начальник аптеки; Илья Александрович Айзенберг, невропатолог, военврач I ранга; Василий Александрович Покатилов, комиссар госпиталя и многие др.

На основании изложенного, далеко не полного биографического освещения семьи Протопоповых можно сделать вывод о том, что наш век внес в судьбу этой семьи немало трагического, жертвенного. Ее жестоким ударом неумолимо подверглись многие члены семьи, которые преждевременно ушли из жизни в безымянные могилы и до сих пор неизвестны места их захоронения. Незаслуженно суровая участь выпала на долю самоотверженно трудившегося на благо здоровья людей Вениамина Николаевича Протопопова, который еще в течение 8-ми месяцев до своей роковой гибели в застенках Красноярского ГУЛАГа, подвергался изощренным моральным и физическим издевательствам

Трагические страницы из жизни нескольких поколений самобытной сибирской семьи Протопоповых как в зеркале отражают чудовищные явления нашей бесчеловечной эпохи.

Очень хочется верить и глубоко надеяться, что жестокие времена, которые пережил наш многострадальный народ по злой воле, дай-то Бог, больше никогда не повторяться.

 

Составлено по воспоминаниям и некоторым документам Владимиром Вениаминовичем Протопоповым
Январь 1994 г. г.Красноярск


На главную страницу