Посохов В., Толстихин Н. Трудный путь к железу Ирбы (фрагменты)


 ***

На протяжении всего периода разведки бессменным техническим руководителем партии (старший геолог и техрук) был В.В.Богацкий. Общее руководство административно-хозяйственной деятельности (начальник партии) вначале осуществлял П.А.Тетерин, а с середины 1946 года Л.Ф.Саражин. Буровые работы велись как непосредственно Саражиным, так и начальником участка старшим буровым мастером Д.Дмитриевым. Горными работами руководил прораб Н.Д.Курлович. Геологические работы выполняли геологи Г.С.Егоров, Н.Г.Гражданцев, старшие коллекторы Н.П.Якушева, Е.А.Тутолмина, И.И.Долинина, коллекторы Г.К.Фатихива, А.С.Сырчина. Топографическое обслуживание обеспечивалось топографами П.А.Штокбергом, М.А.Трофименко, К.Н.Лингальштедтом, С.П.Кузнецовым.

По окончании работ В.В.Богацкий составил отчёт с подсчётом запасов, который был утверждён Всесоюзной комиссией по запасам в г.Москве.

Таким образом, впервые запасы по Ирбинскому железорудному месторождению в количестве 20,7 млн. тонн были утверждены официально (протокол ВКЗ № 4831). В отчёте кроме стандартных разделов подробно рассмотрены перспективы увеличения запасов в пределах месторождения и в его окрестностях.

Техрук и старший геолог Ирбинской ГРП В.В.Богацкий с неизменной спутницей жизни – женой, геологом Н.П.Якушевой 1947 г.С целью наращивания сырьевой базы Кузнецкого металлургического комбината Богацкий рекомендует проведение аэромагнитной съёмки с геликоптеров с "обтеканием" рельефа. Особо акцентируется внимание на изучении слабых магнитных аномалий - возможных "отзвуков" глубинных рудных тел. Большинство последующих исследователей этот отчёт назвали фундаментальным, а правительство премировало автора денежной премией в размере 15 тысяч рублей (в то время порядка 10 месячных окладов).

18 апреля 1981 года В.В.Богацкого не стало. Это был исследователь-подвижник. Ещё будучи студентом геологического факультета Томского технологического института, он выполнял самостоятельные исследовательские работы в Рудном и Горном Алтае, Салаире, Казахстане. В 1935 году на основе самостоятельных исследований вулканизма района города Семипалатинска подготовил дипломную работу, но не защитил её, так как был арестован и через несколько месяцев осуждён по обвинению в антисоветской агитации на пять лет лишения свободы с отбыванием в исправительно-трудовых лагерях.

В то время в стране начиналось строительство новых городов, заводов, железных дорог. Специалистов не хватало, остро нужны были и геологи. Сначала Богацкий попал на шахту имени Ворошилова в г.Прокопьевске, а затем на строительство железной дороги Волочаевка — Комсомольск.

В.В.Богацкий. Тюремное фотоНесмотря на статус заключённого, обиду за необоснованное обвинение, В.В.Богацкий с головой ушел в работу, не считаясь ни со временем, ни с трудными условиями. Его упорный труд заметило начальство и дало возможность продвигаться по служебной лестнице. Он прошел служебный путь от начальника отдела до главного геолога строительства железной дороги. В это же время им открыто и разведано Литовское буроугольное месторождение, проведён ряд инженерно-геологических исследований и гидрогеологических работ народнохозяйственного значения.

После отбытия срока с 1941 по 1949 годы работал ведущим специалистом в геологоразведочных партиях и экспедициях, преимущественно на разведке месторождений железа — Шерегешского, Абаканского, Ирбинского и Нижне-Ангарского.

В мае 1949 года был вторично арестован и после полуторагодового нахождения под следствием в начале 1950 г. особым совещанием МГБ СССР приговорён по обвинению во вредительстве "к 15 годам исправительно-трудовых лагерей с использованием по специальности в качестве геолога в Дальстрое МВД СССР".

Работая младшим научным сотрудником в Дальстрое, занимался экспертизой золоторудных и редкометалльных месторождений северо-востока СССР, разрабатывал различные инструкции по методике разведки. В 1954 году был реабилитирован за отсутствием состава преступления как по процессу 1949-50 гг., так и по судебно-следственному делу 1935 года.

После возвращения в Красноярск выполнил крупное обобщение по железу и титану Красноярского края, сделал прогнозы, которые подтвердились разведочными работами. С этого времени, работая в комплексной тематической экспедиции Красноярского геологоуправления и КО СНИИГГиМСе, В.В.Богацкий полностью посвятил себя науке.

В.В.Богацкий во время работы в дальстроевской «шабашке» в Магадане1952 годОн продолжил изучать железорудные месторождения юга Сибири, исследуя вопросы достоверности опробования, подсчёта запасов, обоснования методики расчёта разведочной сети. Ввел понятие сложности геологического строения, что позволило выявить закономерности в размещении железооруденения.

В 1971 г. в ВИМСе В.В.Богацкий защитил диссертацию по монографии, в которой научно обосновал масштабы вертикального "размаха" магнетитового оруденения, доказал возможность нахождения магнетитовых руд на больших глубинах.

Вячеслав Вячеславович Богацкий - человек трудной судьбы. Дважды репрессированный, он не сломался и сохранил жизнелюбие и творческую активность до самой смерти. В письмах к жене Нине Павловне Якушевой из магаданской "шарашки" (последнего места заключения) он писал, что напряжённо работает над проблемой применения математики в геологии, что это помогает ему выжить в ужасной обстановке.

Кстати, о своих мытарствах в годы репрессий он вспоминать не любил. Но однажды под настроение рассказал следующий эпизод.

В 1950 году во время следствия, а оно длилось полтора года, на одном из допросов, в том числе и недозволенными методами, следователь требовал от него признания в шпионской деятельности в пользу враждебных государств. Вконец измученный, он признался в шпионской деятельности в пользу Гондураса. Обрадованный следователь отпустил его с допроса. На второй день следователь вызвал его снова и в ярости закричал: "Что ты меня держишь за идиота! Гондурас - это карликовое государство, которое не имеет своей разведки!" В конечном итоге обвинение в шпионской деятельности было снято и обвинили В.В.Богацкого во вредительстве!

Он отличался целеустремлённостью, настойчивостью, организованностью, принципиальностью и ответственностью в работе, честностью и обязательностью в общении с людьми. Когда он выступал, его слушали с вниманием и заинтересованностью. Так получалось, что он задавал тон на научно-технических и учёных советах, совещаниях, симпозиумах, просто в беседах.

Обладал феноменальной памятью. Однажды корреспондент газеты "Красноярский рабочий" поинтересовался, есть ли у него лаборатория. "Вся моя лаборатория в голове" — ответил Вячеслав Вячеславович.

Многолетние научные изыскания привели его к глубокому убеждению, что геологию можно сделать точной наукой. На посмертном памятнике выбиты его слова: "Геология — наука точная".

Он любил и знал художественную литературу, особенно научно-популярную и научную фантастику. Свою личную библиотеку, насчитывающую более 7 тысяч томов, он завещал передать городской библиотеке г.Красноярска после своей смерти и смерти своей жены — верной спутницы жизни.

Нина Павловна Якушева - человек редкой души и преданности. Она не только создавала условия для продуктивной работы Вячеслава Вячеславовича, но и непосредственно участвовала в его работах начиная с разведки Ирбинского месторождения. Когда в 1949 году В.В.Богацкого репрессировали и отправили в Магадан, она уехала вслед за ним, за что он получил кличку Декабрист. Сам Вячеслав Вячеславович говорил, что без её поддержки и помощи он не смог бы работать продуктивно. 35 лет они были вместе. "Всем, что я сделал в науке, я обязан ей", — говорил он. А его однокашник, известный геолог Николай Николаевич Амшинский, говорил, что Вячу (так звали его друзья) с Ниной Павловной повезло в жизни...

***

Окрылённые успехом, работники геофизического отряда продолжают трудиться, не считаясь со временем и трудностями, в выходные и праздничные дни (последние компенсировались отдыхом в ненастное время). В этом же 1953 году на счету геофизиков появляются участки Центральный и Западный, а в 1954-м — Новый и Дальний, значительно повышая перспективы Бурлукского железорудного месторождения в целом.

В 1954 году отрядом открывается новое месторождение железных руд — Знаменское, расположенное в 10 км вверх по течению реки Большая Ирба.

Успеху в работах 1953-1954 годов сопутствовала слаженная работа всего коллектива геофизиков, от рабочих до начальника отряда. Вот имена работников Ирбинской геофизической группы: В. В.Бородин — старший инженер-геофизик; А.П.Ануфриева, Б.М.Афанасьев, Н.А.Гладков, П.Г.Золототрубов — начальники отрядов; М.И.Борцова, М.И.Гурина, Ю.А.Козлов, К.Д.Ратков, Ю.Г.Зорин, Л.И.Тиунова - техники-геофизики; П.А.Терсков - топограф; Р.А.Миков — коллектор; Э.Н.Афанасьева, Н.К.Василовская, а также студенты-практиканты и рабочие полевых групп.

Несколько слов о руководителе работ. Вениамин Валерианович Бородин — известный сибирский геофизик, родился в 1905 году. В 1930-м окончил Томский государственный университет по геофизической специальности. До 1935 года работал начальником и техруком геофизических партий в Западной и Средней Сибири, затем в научно-исследовательском институте в Ленинграде. В 1936 году был необоснованно арестован и вскоре осуждён выездной сессией Высшей коллегии Верховного Суда СССР по ст. 58-2 на 10 лет. Полностью отбыв заключение, был направлен в Сибирский геофизический трест в г. Новосибирске, а в 1949 году в геологическое управление "Енисейстроя" в Красноярске. Проводил геофизические поиски бокситов, меди, железа и других полезных ископаемых в Красноярском крае, в том числе и в районе Ирбинского месторождения. После Ирбы несколько лет руководил Центральной геофизической партией в Западной геологоразведочной экспедиции (г.Ужур). В конце 50-х годов переехал в Новосибирск.

В последний период своей жизни активно участвовал в работе научно-технического горного общества, писал воспоминания. В частности, написал очень интересный очерк об открытии в 1931 году Таштагола (в этих работах он принимал непосредственное участие), а также очерк о работах Ирбинского геофизического отряда в Восточном Саяне и открытии Бурлукского месторождения, опубликованный в Красноярске в 1997 году. Очень переживал, что не успевает сделать более полный, более завершённый очерк о Бурлуке, который отражал бы всю его историю, от открытия до разведки с подсчётом запасов и начала эксплуатации.

В своих письмах Б.М.Афанасьеву писал: "О работах на Бурлуке у меня написаны воспоминания, по которым требуются небольшие доделки, что я надеюсь ещё успеть сделать. Когда меня не станет, Вы их получите и будете продолжать мою работу...

...Вы единственный человек, наиболее подходящий для этой цели. Вся работа должна состоять из двух частей: открытие месторождения и разведка с защитой''.

И, наконец, уже незадолго до смерти, в 1990 г.: "Дорогой Борис Михайлович!.. В одном из ближайших номеров газеты ("Енисейский геолог" — ред.) напечатан материал о репрессированных геологах: с большинством в своё время я работал. Неизвестно: кто, где сейчас. По-видимому, в живых осталось немного, пора и мне отправляться в далёкий путь...

Завещаю Вам Бурлук, который Вам придётся доводить до конца... С уважением В.Бородин".

В 1990 году, как раз в год завершения разведки его детища - Бурлукского месторождения, Вениамина Валериановича не стало. Недавно ушла из жизни и Александра Павловна Ануфриева - жена В.В.Бородина, его постоянный спутник и помощник, участник работ Ирбинского геофизического отряда 1953-54 гг.

Раздел настоящей книги, касающийся Бурлука, в написании которого принял участие Б.М.Афанасьев, и является выполнением предсмертной воли В.В.Бородина...

Итак, как уже упоминалось, в 1954 году на открытом геофизическим отрядом Восточном участке Бурлукского месторождения Ирбинской геологоразведочной партией организуются оценочные работы. С этой целью на участок забрасываются горный отряд и буровая бригада во главе с буровым мастером Касаткиным. Канавами и шурфами оконтурено рудное тело, уточнена геологическая ситуация. По результатам горных работ в одном профиле пробурены две скважины, которыми установлена выклинка основного рудного тела на небольшой глубине.

По этим работам В.В.Букиным, невзирая на расчёты геофизиков, произведён подсчёт запасов, который составил всего 415,5 тыс. тонн, т.е. на месторождении "ставился крест", и оно относилось к непромышленным.

При всём уважении к заслугам геолога В.В.Букина в разведке Ирбинского месторождения надо отметить его неверие в возможности геофизических методов.

В своих воспоминаниях "По следам далёких предков" ("Геофизические исследования в Средней Сибири", 1997 г.) В.В.Бородин пишет: "В.В.Букин однажды обмолвился, что в условиях Восточного Саяна, на худой конец, можно обойтись и без магнитометрии". А ведь речь шла о поисках магнитного железняка, да к тому же в затаёженном, закрытом мощными рыхлыми отложениями регионе!

Из книги 
Посохов В., Толстихин Н. Трудный путь к железу Ирбы. Красноярск-99


На главную страницу