Норильский "Мемориал", выпуск 5-6, октябрь, 2010 г.


ИННА ПЛУЖНИКОВА
ЭПШТЕЙН ИЕРОХИМ ЯКОВЛЕВИЧ

Комитет по Ленинским премиям в области науки и техники при Совете Министров СССР постановил присудить Ленинские премии 1966 года за внедрение прогрессивных индустриальных методов при строительства комбината и города группе норильчан - инженерам, строителям и архитекторам. Из одиннадцати награжденных пятеро - бывшие заключенные Норильлага.

27 июля 2009 года Иерохиму Яковлевичу Эпштейну исполнилось 110 лет со дня рождения. Ленинская премия была присуждена ему за техническое усовершенствование свайного фундирования тяжелых промышленных сооружений на глубокозалегающих коренных породах.

В Музее истории освоения и развития Норильского промышленного района, на одном из стеллажей хранилища письменных источников, среди многочисленных папок с персональными комплексами, стоит совсем тоненькая папочка с личными документами Иерохима Яковлевича Эпштейна. В ней находятся: свидетельство №255 А от 09.12.1939 г. об окончании Высших инженерно-строительных курсов, трудовая книжка 1938 1971 гг., удостоверение №498 от 08.08.1947 г. заместителя главного инженера ПТО Управления капитального строительства Норильского комбината, свидетельство участника ВДНХ СССР 1964 года, автобиография, свидетельство о приписке к призывному участку 1920 года, справка №0034/40 от 06.02.1957 г. Верховной Коллегии Верховного (уда СССР об отмене приговора и прекращении дела, справка 1-БВ №2224/44952 от 13.12.1946 г. Министерства Внутренних Дел СССР об отбытии наказания, характеристика на И.Я.Эпштейна от академика И.П.Бардина, кассационная жалоба в Верховный Суд СССР от 10.01.1942 г. и два фотопортрета 1966 г. - всего двенадцать документов.

Талантливый инженер и руководитель. Лауреат Ленинской премии - Иерохим Эпштейн, видимо, был человеком весьма скромным, он не оставил никаких рукописных воспоминаний о несправедливости судьбы, тяготах лагерной жизни, о строительстве комбината и города, о своих достижениях. В поисках каких-либо воспоминаний о нем его родственников, друзей и сослуживцев пришлось просмотреть практически весь архивный фонд музея. И что же? В многотомном комплексе материалов из личного архива Сергея Львовича Щеглова (Норильского), в его переписке с Иосифом Адольфовичем Шамисом - всего несколько строк: «Звонила мне жена И.Я.Эпштейна - светлейшая голова в Норильске! Спрашиваю - как? Отвечает:

- Он отсутствует.

- ??

- Ушел в себя, отключился, молчит....»

(МБУ «Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района». Фонд N54, ед. хр. ОФ 12957/9. )

А через 37 дней, после того как Иосиф Адольфович написал эти строки, 20 октября 1981 года, Иерохим Яковлевич ушел из жизни.

О чем он молчал? Может, о том, что так и не смог доверить тетрадным листам? Или вспоминал места, где он родился, и где прошло его беззаботное детство, маму, тоску по отцу, который зарабатывал на жизнь вдали от семьи? Мы уже никогда этого не узнаем.

Родился Иерохим Яковлевич 27 июля 1899 года в местечке Усвяты Велижского уезда Витебской губернии в семье мещанина Якова (Янкеля) Эпштейна, служившего приказчиком по лесосплаву у купца на реке Западная Двина. До 13 лет Иерохим практически не видел отца, который уволился с лесосплава и вернулся домой в 1912 году. Вернувшись, отец содержал семью, зарабатывая на жизнь рыболовством. Несмотря на сложное материальное положение - ловом рыбы много не заработаешь, - Иерохима отдали на обучение в усвятское высшее начальное училище, которое он успешно окончил в 1914 году. Желая получить хорошее профессиональное образование, 15-летний юноша в том же году покидает отчий дом, уезжает в Одессу, где поступает в среднее строительно-техническое училище. Прекрасно понимая, как тяжело приходится его родителям, Иерохим живет на стипендию, а во время летних каникул подрабатывает на строительстве: сначала рабочим, потом старшим рабочим, десятником, техником. На последнем курсе, в августе 1917 года, вступает в одесскую Красную гвардию.

Окончив училище, в 1918 году он вернулся домой, в Усвяты. Вдохновленный идеями о всеобщем равенстве, искренне веря, что революция откроет перед ними и всеми народами России путь в светлое лучшее будущее, как и многие молодые люди, Иерохим Эпштейн принимает активное участие в организации первых сельскохозяйственных коллективов, в один из которых вступила его семья. До коллективизации сельского хозяйства было еще далеко, но именно опыт первых коллективных хозяйств послужил принятию решения о всеобщей коллективизации на 15 съезде ВКП(б), состоявшемся в 1927 году.

Тогда же он отправляет почтой заявление в Ленинградский горный институт, куда его зачисляют заочно (без личного присутствия). Получив приглашение из института, отправляется в Ленинград, но в 1919 году обучение в институте пришлось прервать, его мобилизовали в Красную армию. Служил в Москве, в 5-ом стрелковом полку.

Иерохима Эпштейна демобилизовали через год и направили в Ленинград для продолжения обучения. В студенческие годы он зарабатывал на жизнь, выполняя чертежную и проектную работу, не чурался и тяжелого физического труда, работал на ремонтно- восстановительных работах и строительстве новых объектов Ленинграда каменщиком, плотником и грузчиком.

В 1924 году только что окончивший институт молодой специалист, горный инженер Иерохим Эпштейн, был направлен на работу в Днепропетровск, где некоторое время работал по специальности в Акционерном обществе, затем преподавал в средней школе города Кокчетава до 1927 года. С этого года в судьбе Эпштейна происходят изменения, повлиявшие в дальнейшем на его решение сменить профессию. Опыт работы на строительстве, выполнение чертежных заказов во время учёбы в Одессе и Ленинграде пригодились в Днепропетровске, где с 1927 года до конца 1929 года Иерохим Яковлевич работал инженером и старшим прорабом в управлении окружного инженера и районной стройконторы.

Карьера его шла на взлет. С 1930 по 1933 годы работал начальником производственно-технического отдела, заместителем главного инженера и главным инженером Днепропетровской областной конторы «Укржилстрой». Одновременно учился на Высших инженерно- строительных курсах (с 01.04.1931 г. по 07.12.1931 г.) и преподавал в Днепропетровском институте инженеров транспорта. Окончил высшие инженерно-строительные курсы с квалификацией инженер-строитель по промышленному строительству.

В 1933 году направлен в Сталинск на строительство Кузнецкого металлургического комбината, где работал до ареста в 1938 году. «Кузнецкстрой» свел Иерохима Яковлевича с И.П.Бардиным, главным инженером конторы. В будущем характеристика на Иерохима Яковлевича Эпштейна, данная в 1955 году Вице-президентом Академии наук СССР академиком И.П.Бардиным, сыграла немаловажную роль в пересмотре дела Эпштейна Военной Коллегией Верховного Суда Союза ССР.

Из характеристики академика И.П.Бардина на Иерохима Яковлевича Зпштейна от 12 августа 1955 года: «Товарища Эпштейна Иерохима Яковлевича я знаю по работе на строительстве Кузнецкого металлургического комбината (Кузнецкстроя) в период моей работы главным инженером Кузнецкстроя, а затем ГУМПа Наркомтяжпрома.

Тов. Эпштейн И.Я. с 1933 г. по 1938 г. работал главным инженером гражданского строительства, а затем главным инженером и начальником Управления капитального строительства Кузнецкого металлургического комбината (Кузнецкстроя).

За время своей работы тов. Эпштейн И.Я. проявил себя, как высококвалифицированный инженер-строитель и честный советский работник, систематически добивавшийся положительных результатов в с воей работе...»

В 1938 году Эпштейна арестовали по обвинению в принадлежности к правотроцкистской организации. Дело было сфабриковано на основании показаний граждан Джумука и Головлева, выбитых на предварительном следствии, от которых и Джумук, и Головлев отказались во время суда над ними.

Из кассационной жалобы от 15 января 1942 года в Верховный Суд (ССР: «Я арестован в июне 1938 года. Обвинение меня и приговор суда по ст.ст. 58-8 и 58-11 основано исключительно, как видно из дела, на явно клеветнических противоречивых материалах предварительного следствия, составленных еще в мае-июле 1938 года и на нескольких огульно-клеветнических фразах, сказанных Джумуком и Головлевым. При этом Джумук сказал, что он, якобы, слыхал, что я являюсь участником контрреволюционной организации, а Головлев непрерывно путал, то отказываясь, то подтверждая показания, что в 1937 году после отъезда Гурвича, он, якобы, вообще, связался со мной по контрреволюционной работе, но ничего больше и вообще ничего конкретного не показал...»

И ничего более. Никаких конкретных фактов причастности Эпштейна к контрреволюционной деятельности. На каких контрреволюционных собраниях он присутствовал, когда и какие конкретные вопросы обсуждались в его присутствии, какое конкретное участие он принимал в контрреволюционной деятельности?

Известно, какие методы применялись на допросах и как ломали людей, заставляя их подписать ложные обвинения. В газете «Мемориал - аспект» московского общества «Мемориал» в 1990 году опубликован один интересный документ, датированный 10 января 1939 года. Текст шифрограммы обнаружен в фондах Политбюро, находящихся в Архиве Президента РФ. Упоминаемая директива, к сожалению, найдена не была.

ЦК ВКП(б) признает факты применения физического воздействия к арестованным и тут же разъясняет, что физическое воздействие допустимо в отношении таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, л следовательно, продолжают борьбу с Советской властью, даже находясь и тюрьме. Более того, ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться, правда, с оговоркой «и виде исключения». Исключения, которые стали правилом...

Джумук и Головлев во время суда над ними в 1939 году отказались от своих показаний относительно Эпштейна. Но этот отказ ничего не изменил. 29 ноября 1939 года Иерохим Яковлевич был осужден Военным Трибуналом Сибирского военного округа к 10 годам заключения в ИТЛ и 5 годам поражения в правах.

Следственные материалы 1938 года по делу Иерохима Яковлевича Эпштейна были рассмотрены Военной Коллегией Верховного Суда СССР, которая 22 июля 1940 года отменила прежний приговор Военного Трибунала Сибирского военного округа от 29 ноября 1939 года. В определении Военной Коллегии Верховного Суда СССР указано, что права Иерохима Яковлевича были грубо нарушены как следствием, так и судом, предложено произвести беспристрастное доследование со стадии предварительного следствия.

Однако, несмотря на ясное указание Военной Коллегии и неоднократные настояния Иерохима Эпштейна, никакого доследования не было проведено. Напротив, 22 апреля 1941 года Военный Трибунал Сибирского военного округа повторно осуждает Иерохима Яковлевича по статьям 58-8 и 58-11 к 10 годам лишения свободы с отбыванием в ИТЛ и последующим поражением в правах на 5 лет, основываясь на материалах следствия 1938 года.

Кассационная жалоба была рассмотрена Военной Коллегией Верховного Суда СССР 10 июля того же года и, несмотря на то, что без проведенного доследования обвинение строится на тех же материалах следствия 1938 года, Военная Коллегия принимает решение приговор утвердить.

Для строительства крупных промышленных предприятий, дорог, электростанций требовалась не только грубая физическая сила, но и квалифицированные инженеры. Недостаток в квалифицированных кадрах испытывал и Норильский комбинат, что подтверждает Приказ НКВД №0424 от 27 сентября 1940 года «О мероприятиях по улучшению работы Норильского комбината», подписанный Берия. В приказе говорится о более полном использовании квалифицированных специалистов из числа заключенных на производстве, а наиболее квалифицированных - в качестве технических руководителей.

Заметим, что в капитальном строительстве и в производственной сфере Норильского комбината на протяжении всех 1940-х годов большую часть работников составляли заключенные. Чтобы покрыть недостаток высококвалифицированных специалистов на строительстве Норильского комбината в 1940-е годы их «выписывали» из других лагерей ГУЛАГа. Отбывавший наказание с 1940 года в Сиблаге Эпштейн в 1942 году этапирован в Норильлаг. 22 июня того же года назначен начальником конторы «Металлургстрой» Управления капитального строительства Норильского комбината. Освобожден 13 декабря 1946 года с учетом сложения срока наказания Особым Совещанием МВД СССР от 6 мая 1946 года. (Справка 1-БВ № 2224/44952 от 13.12.1946 (МБУ "Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района", Фонд №67, оп. 1, ед. хр. 3) Через пять дней после освобождения, 18 декабря, Иерохим Эпштейн стал вольнонаемным работником комбината, назначен главным инженером ПТО Управления капитального строительства комбината. (Приказ №1137 от 31.12.1946 г.). В те годы доля вольнонаемных в Норильске была очень мала и пополнялась, в основном, за счет освобожденных заключенных Норильлага.

С первого декабря 1950 года Эпштейн переведен главным инженером конторы «Медьстрой», с января 1953 года - заместитель главного инженера, начальник ПТО конторы «Металлургстрой», с июня того же года по июнь 1954 года - старший инженер по строительству и заместитель главного инженера конторы «Промстрой». С марта 1955 года работал Начальником конторы «Металлургстрой».

Дело по обвинению Эпштена Иерохима Яковлевича было пересмотрено Военной Коллегией Верховного Суда СССР через десять лет после освобождения, 15 декабря 1956 года. Приговор Военного Трибунала Сибирского военного округа от 22 апреля 1941 года и определение Военной Коллегии Верховного суда СССР от 10 июля 1941 года отменены и дело прекращено. (Справка Военной Коллегии Верховного Суда СССР № 0034/40 от 06.02.195 г (МБУ "Музей истории освоения и развития Норильского промышленного района", ФОнд № 67, оп. 1, ед.хр. 4)

В августе 1959 года Эпштейн был назначен главным инженером отдела капитального строительства Норильского комбината. В этой должности он проработал до выхода на пенсию 26 ноября 1971 года. Государственная пенсия по старости в сумме 120 рублей была назначена Эпштейну еще в 1955 году, но он отказался выходить на пенсию. В 1963 году ему удается выехать за границу, в Венгрию, навестить родственников. Это просто невероятно по тем временам для тех, кто имел несчастье быть ранее осужденным по политическим статьям. В то время И.Я.Эпштейн уже «Заслуженный строитель РСФСР».

В октябре 1967 года ему присвоено звание «Ветеран труда» с занесением в Книгу ветеранов труда Норильского комбината. В 1968 году ему повторно назначили пенсию, на этот раз персональную пенсию республиканского значения пожизненно и потребовали немедленно выслать в Москву приказ об освобождении Эпштейна от работы для установления (рока выплаты пенсии. И снова Иерохим Яковлевич решительно отказался от увольнения, заявив, что он будет пенсию получать только тогда, когда не в состоянии будет работать.

При непосредственном участии Иерохима Яковлевича проводилось строительство и реконструкция основных предприятий Норильского комбината: цехов никелевого и медного заводов, завода № 26, обогатительной фабрики и других промышленных объектов. Им внесено и внедрено множество рационализаторских предложений и технических усовершенствований, облегчающих труд рабочих и улучшающих качество сгроительства. По его проекту в 1943- 1944 годах построен первый опытный сборный дом из крупных блоков. И изобретенная им электрорасшивка для зимней кладки нашла применение на многих стройках СССР. Эпштейн предложил и внедрил в строительство завода №26 метод бетонирования фундаментов в распор, сокративший в несколько раз объем работ по разработке мерзлого грунта, что ускорило и удешевило строительство. Им же был предложен и внедрен новый способ покрытий, рулонных кровель, в зимних условиях.

Зимой 1957-1958 годов по его проекту и под его руководством построен опытный пятиэтажный дом прогрессивной планировки и конструкции с малометражными квартирами, который решением городских и краевых властей был представлен на республиканский конкурс. По итогам работы за 1957 год решением Норильского ГК КПСС и исполкома городского Совета депутатов трудящихся, возглавляемая Иерохимом Яковлевичем Эпштейном контора «Металлургстрой» занесена на городскую Доску Почета.

Уже давно истек срок поражения в правах и реабилитировано честное имя Иерохима Яковлевича Эпштейна, но, как и многие из тех, кто оказался на строительстве Норильска не по своей воле, он полюбил эту суровую землю и город. Он остался верен ему до конца своих дней. Похоронен Иерохим Яковлевич на старом кладбище за автовокзалом.

Вот и все, что можно сказать о человеке по нескольким документам, лишь сухие строки биографии. А каким он был? «...молчит...»


Иерохим Яковлевич Эпштейн. Норильск. 1970год

Памятником строителям Норильска стал сам город. В честь строителей города и комбината, удостоенных высокой награды, решением Норильского горисполкома от 29 марта 1974 года одной из улиц Норильска присвоено имя «Лауреатов»...


Норильский "Мемориал", выпуск 5-6, октябрь, 2010 г.
Издание Музея истории освоения и развития НПР и Норильского общества «Мемориал»

На оглавление

 

На главную страницу