Семен Костовецкий. Взгляд в прошлое, или мой дед Самсон


Уж так устроено в нашем мире, что с течением времени и взрослением, когда переваливает за 50, тянет и влечёт узнать о своих недалёких предках. Мой дед Самсон Эммануилович Костовецкий всегда был для меня личностью легендарной и загадочной. Отец говорил о нём скупо, неохотно, но с гордостью. На большинстве фотографий дед в военной форме, и это ещё больше побуждает меня узнать о нём подробнее, но ...

Время идёт неумолимо, и узнать что-либо вживую не представляется возможным. Зато благодаря отцу, его умению сберечь и сохранить, остался семейный архив с документами и фотографиями. Архив дал основной материал, а Интернет дополнил. Я не знал, что отправляюсь в увлекательнейшее путешествие в прошлое, где встречу загадки, неожиданности, открытия.

Дед родился в 1900 году в местечке Новомиргород Одесского округа Херсонской губернии. В Интернете почему-то указан год рождения 1902-й, но за основу я взял автобиографию и анкету отца при поступлении кандидатом в члены КПСС в 1961-м году. В таких бумагах при заполнении просто непозволительно делать ошибки. В той же анкете нашёл и запись о занятии деда до 1917 года: рабочий-литейщик. Думаю, что в то время он уже работал и жил в Одессе , где встретил революцию. Как и все, кто был с большевиками, он создавал Одесскую Советскую Республику, а после захвата власти А.И. Деникиным оставался для подпольной работы вплоть до установления Советской власти в феврале 1920-го. В Одесском подполье он познакомился с Надей – моей будущей бабушкой.

Впервые я увидел фотографию в 14 лет, только не эту, а её «сестру», где в картуше оформления отсутствовало изображение Сталина. Вспоминается история, которая произошла в 1975 году со мной, тогда учащимся ГПТУ-8 г.Одессы, что располагалось в то время на 4ст. Б.Фонтана.

Заведовала нашей училищной библиотекой Оксана Андреевна (фамилию забыл) – старая большевичка, женщина необычайно интеллигентная. Территория, на которой находилось училище до войны, называлось Интергородок. Здесь проживали дети, вывезенные в 1937-м году из франкистской Испании. И в те года Оксана Андреевна уже работала в этом городке. Перед немецкой оккупацией она в одиночку закопала всю библиотеку, а после освобождения выкопала и работала в дальнейшем заведующей спасённой библиотеки. Оксана Андреевна всю жизнь собирала любую информацию о героическом прошлом Одессы, и в один прекрасный день я рассказал ей о фотографии. Как у неё загорелись глаза! Конечно, я выполнил её просьбу, принёс фотографию в училище, сделал с неё копию. И через три-четыре недели...

На пороге нашей квартиры появились двое мужчин в черных плащах и черных шляпах. С подчёркнутой вежливостью они осведомились обо мне. В животе у меня похолодело. Они заметили моё смятение, рассмеялись и объяснили, что архив Одесского обкома партии просит разрешения владельца снять копию с фотографии, информация о которой появилась так неожиданно. В общем, зря я волновался. На чёрной «Волге» меня прокатили в архив и вернули домой с фотографией. Фотография действительно очень интересна. А фамилии!.. Ласточкин, Гамарник, Урицкий, Соколовская... Ну прямо прогулка по улицам Одессы! А вот и костяк Иностранной коллегии: Жанна Лябурб, Деготь, Елин, Залик…


Фото 2                                                                                Фото 3

Март 1923 года, Киев. Военно-Политическая школа при Политуправлении Украинского Военного округа ( Фото2).

Шесть месяцев длится обучение в школе, и спустя полгода мой дед уже служит помощником командира батареи по политчасти 3-й батареи 1-го артдивизиона Севастопольской морской крепости (Фото3).

Установить, в каком году его перевели на службу в Киев, не представляется возможным. По отрывочным воспоминаниям отца, ближе к 1930-му году они жили в Киеве в домах для военных, и дед был комиссаром эскадрильи. Соседом нашей семьи был командир одного из отрядов эскадрильи по имени Женя. Однажды он пришёл со службы ранее обычного и обнаружил у себя дома квартирного вора. Всё ценное было сложено на скатерти стола и завязано тугим узлом. Ворюга был крупного телосложения, и вступать в рукопашную не имело смысла. Командир Женя быстро достал табельное оружие и разрядил пистолет в непрошеного гостя.

Милиция, врачи... Самое удивительное, что медики все пули благополучно извлекли из тела, и преступник после выздоровления предстал перед судом.

Прошло много лет, и командира Женю (а особенно – его дочь), узнал весь Советский Союз: Дважды Герой СССР маршал авиации Савицкий Евгений Яковлевич. Его дочь – дважды Герой СССР, летчик-космонавт СССР Савицкая Светлана – вторая женщина, побывавшая в космосе, и первая из женщин, вышедшая в открытый космос.

Да, всё верно: Е.Я. Савицкий с февраля 1934-го по по февраль 1936-го служил командиром отряда 18-й эскадрильи лёгкой штурмовой авиации Украинского военного округа в г.Киеве. В 1935 году в армии проходила «чистка», а в 1936 году в связи с возросшей активностью наших соседей на Востоке Савицкий убыл сначала на Дальний Восток, а чуть позже вся 18-я эскадрилья прибыла в Красноярск и вошла в состав 44-й легко-штурмовой Авиабригады Сибирского военного округа.

Просматривать старые, потёртые временем фотографии всегда интересно, и вот на одной из них вижу самолёт. С виду обычный самолет АНТ-25 довоенного выпуска, но... с надписью на фюзеляже (!): „Сталинский маршрут “.

Беспосадочный перелёт Москва – остров Удд совершён на самолете АНТ-25 20-22 июля 1936 года. Состав экипажа: В.П.Чкалов – командир, Г.Ф.Байдуков – второй пилот и штурман – А.В.Беляков. Перелёт проходил по маршруту Москва – Земля Франца-Иосифа – Северная Земля – Петропавловск-Камчатский – остров Удд. Установлен рекорд продолжительности полёта 56 часов 20 минут. Общая протяжённость маршрута составила 9374 километра. И там же на острове Удд после установления рекорда на фюзеляж самолета нанесли надпись „Сталинский маршрут“. Но причём здесь Красноярск? Самолет вылетел в Москву с острова Удд 2-го августа 1936 г. с посадкой и вылетом из Хабаровска 5-6 августа, Красноярск и Омск - 8 августа. Фотография сделана 8 августа 1936 года на военном аэродроме 44-й авиабригады (Фото 4). На переднем плане – дед с моим отцом, тогда ещё мальчишкой. А слева в белых рубашках и парадных кожаных комбинезонах – Байдуков Г.Ф. и Беляков А. В.


ФФто 4. „На переднем плане – дед с моим отцом, тогда ещё мальчишкой.“

Возникает вопрос о В.П.Чкалове: где он в данный момент? Почему не на фото вместе с экипажем? Легендарный летчик Чкалов и командир 44-й авиабригады В.Г. Рязанов – родственники. Родной дядя Чкалова Некоркин Степан Иванович был женат на тётке Рязанова. А в метрической книге за 1902 год дядя Чкалова указан крёстным отцом Рязанова. И я не удивлён тем, что посадка АНТ-25 была в Красноярске. Наверняка им было о чем поговорить по-родственному без лишних глаз и тем более фотокамер. К тому же В.Г. Рязанов знал по учёбе в Москве и Г.Ф. Белякова, и А.В. Байдукова.

И вот мы подходим к самому тяжёлому, трагическому времени в истории страны – 1937-му году. Сначала приведу выдержку из Интернета о бригаде Рязанова В.Г.: «Его бригаду весь 1937 год сотрясали многочисленные аресты командиров».

11 июля1937 года Рязанов принял командование авиабригадой, а 22 июля мой дед уже был арестован.

О причине ареста... Отец рассказывал, что деда арестовали за заступничество, он пытался защитить кого-то. Речь идёт о комиссаре школы младших авиационных специалистов 18-й эскадрильи Шенкеле Моисее Абрамовиче. Он родился в 1902 году в селе Лерижня Винницкой области. Из партии его исключили в июне 1937-го за сокрытие троцкистской контрреволюционной деятельности, а 3 июля он был арестован. Комиссар 18 эскадрильи Костовецкий С.Э. встал на защиту арестованного. Он объяснял органам следствия, что Шенкель ещё в начале тридцатых годов письменно отказался от своих троцкистских убеждений, признал их ошибочными и отрёкся. С тех пор честно служит, прошел «чистку» партийных рядов, армейскую переаттестацию. Возможно, что Шенкеля и удалось бы отстоять, но как на беду кто-то из любителей писать доносы сообщил в органы, что в квартире комиссара Костовецкого висит фотография самого комиссара и на тот момент «врага народа» И.Э. Якира. Арестовали Якира 28 мая 1937-го и в июне расстреляли. Выбраться из кровавой мясорубки шансов практически не было. Осознавал ли это мой дед, понимал ли, что попал в конвейер смерти?

В первых числах декабря 1937 г. дело Шенкеля направили в Военную Коллегию Верховного Суда СССР. Дата расстрела мне неизвестна. А комиссара 18-й эскадрильи Костовецкого С.Э. решением ВК Верховного Суда СССР от 14 июля 1938 года по статье 58 – пункты 1-а,4,8,10,11 приговорили по первой категории. К расстрелу.

Судя по документам, по делу Шенкеля было арестовано 4 человека. Двое уже известны. А кто ещё и какова их роль в этом?

Денисов Федор Емельянович, начальник политотдела, и комиссар 44-й авиабригады (фото 5) вступился за подчинённых, не веря в их виновность, и 1 декабря 1937 года был арестован. Обвинения, предъявленные ему, включали те же пять пунктов 58-й статьи. Дата смерти не установлена.

Четвёртый участник по делу Шенкеля – это Микрюков Георгий Сергеевич, командир отряда 18-й эскадрильи 44-й авиабригады. Арестован в день оглашения приговора Костовецкому С.Э. 14 июля 1938 года и через два месяца 13 сентября приговорен ВК ВС СССР к расстрелу. Приговор приведён в исполнение немедленно. Уж очень торопилось следствие закончить дело об очередном «заговоре».

Просматривая семейный архив, я нашёл документы, связанные с реабилитацией моего деда, упорядочил, и вот что получилось: Первый документ, связанный с делом о реабилитации деда, датируется 1956-м годом – после двадцатого съезда партии, когда уже вся страна знала о закрытом докладе Хрущёва Н.С. по культу личности. Время, когда уже не было опаски подвергнуться гонению в поисках восстановления справедливости.

Ответ из Главной военной прокуратуры (фото 6) датирован 3 сентября 1956 года,

и через два месяца - 6 декабря - пришёл документ о реабилитации (фото7).

На документе – запись от руки, что выплачена компенсация в размере двух денежных окладов. Любопытно: какие именно оклады были выплачены?

Ответ из финотдела Одесского военного округа (фото 8).

Оказывается, чтобы правильно выплатить компенсацию, необходимо запросить бывшее место службы восстановленного в правах человека (посмертно) и, дождавшись ответ, начислить деньги. Интересно то, что запись о выплате компенсации нанесена от руки прямо на справку о реабилитации. Думаю, это сделано специально во избежание в дальнейшем каких-либо слухов о неначислении. В январе 1957-го приходит документ из Главполитуправления Советской Армии(фото 9).

По сути этот документ закрывает тему реабилитации деда как военного. А как коммуниста? И через четыре дня приходит ещё одно письмо. На этот раз отвечает парткомиссия при Главполитуправлении Министерства Обороны. Дело о восстановлении Костовецкого С.Э. посмертно в партии началось (фото10).

И совсем маленький, почти незаметный клочок бумаги. Приглашение в Одесский горком партии в сектор учёта от 5 июля 1957года (фото11).

Если бы не крохотная запись на приглашении, сделанная рукой отца, я бы никогда не узнал, что это и есть тот документ по факту, который подтверждает восстановленное честное имя коммуниста Самсона Костовецкого. А вот и сама запись: „Парткомиссией при главном политупр. МО СССР от 20.03.57г. Протокол № 21“ (Фото12).

Никакого документа на руки не выдали (партия не ошибается), просто сообщили дату и номер протокола. Я представил себя на месте отца. Я иду по улицам родного города, и уже никто не может мне бросить в лицо: «сын врага народа», «твой отец – враг народа». Я бы шёл с высоко поднятой головой и, наверное, плакал. Сын отстоял честь и добрую память об отце. Не зная, но понимая, какие это были тяжёлые годы, поневоле задумываешься: кто-то должен был поддерживать уверенность в своей правоте; кто-то убедил не терять мужества и верить, что придёт время, и расставит всё на свои места. И главное – никогда не опускать руки, не сдаваться. Сколько раз убеждаюсь в старой проверенной временем истине: настоящие друзъя всегда были, есть и будут. Вот фотография человека, который действительно был настоящим другом моего отца, потому что такое написать мог только он – друг (фото13):

„Марик, всё, что дало мне двухлетнее пребывание в училище, позволяет дать тебе только один совет – стремись стать офицером. Знаю, ты встал перед трудностями, которые вызывают безразличие к будущему. Жить только сегодняшним днём очень ошибочно. Нужно верить в будущее, а главное – стремление. От А.М. Судакова 9 августа 1946 года. Иркутское военное училище связи.“

Вот так заканчивается история про моего деда, которого я видел только на старых, пожелтевших от времени фотографиях.

Partner


На главную страницу