Рассказывают документы: «...принимаются меры к выявлению через агентуру намерений заключенных – зачинщиков волынки, а также работа по разложению организованного сопротивления»


История Сталинского ГУЛАГа.
Восстания, бунты и забастовки заключенных.
Том 6.
Рассказывают документы

В 7-м томе издания «О времени, о Норильске, о себе...» я анонсировала публикацию документов о норильском восстании и называла сборник документов в 7 томах под названием «История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов» (М.: РОССПЭН, 2004). Этот интересный и полезный для интересующихся историей нашей страны семитомник содержит удивительные документы о массовых репрессиях в СССР, карательной системе, экономике и населении ГУЛАГа, спецпереселенцах, сопротивлении заключенных. Название 6-го тома — «Восстания, бунты и забастовки заключенных». Солидное место здесь занимают справки, докладные записки, заключения комиссий, заявления и обращения лагерников и пр., касающиеся начала, продолжения и окончания волнений заключенных.

На одних документах стоит гриф «Секретно», на других — «Совершенно секретно». По мере продвижения информации о беспорядках в лагере картина меняется почти кардинально. Например, за подписью зам. министра внутренних дел СССР И.А.Серова («не ранее 29 мая 1953 года») сообщается, что «в ближайшие дни порядок в лагере будет восстановлен полностью». (Далее дается текст этой справки.) Но только 1 сентября этого же года московская комиссия после выезда в Норильск и удовлетворения требований восставших заключенных Горного лагеря предоставила свой доклад министру внутренних дел Союза ССР генерал-полковнику С.Н.Круглову. Вот тебе и «ближайшие дни»...

Заключенный Тарас Труба за работой на оксиликвитном заводеВ 6-м томе сборника документов можно прочитать справки по личному делу заключенных, которые заканчиваются словами «убит во время беспорядков», приводятся мнения заключенных 5-го лаготделения о работе администрации и охраны: «Оперсостав работает топорно и бессмысленно, мы знаем всех их работников. Перед приездом комиссии местные работники жгли какие-то документы. Бывший оперуполномоченный совершал уголовные дела». В документах комиссии приводятся многие факты нарушения правил лагерной жизни, тексты листовок и обращений заключенных. Сухой и казенный стиль официальных донесений с датами, фамилиями и конкретными событиями производит сильное эмоциональное впечатление, несмотря на то, что сопротивление заключенных называется «массовым саботажем» и «разнузданной антисоветской деятельностью»...

Оказывается, сопротивление лагерному режиму в 1953 году было не последним. Летом 1955 года в лагерных подразделениях Норильского ИТЛ прошли массовые неповиновения заключенных лагерной администрации. В ночь на 23 июня 1955 года в жилой зоне лагерного отделения № 20, где содержались 1940 осужденных, в результате применения оружия двое заключенных были убиты и пятеро ранены. О жестоком подавлении бунта заключенных на Каларгоне в этом же году мне рассказывал Евгений Александрович Ельчанинов. Он тогда работал на шахте Кайеркана и получил приказ: до особого распоряжения работающих в шахте на-гора не поднимать.

...Невозможно рассказывать о документах. Их надо читать. Обдумывать. Одни сравнивать с другими. Анализировать... Возможно, к более серьезному изучению документов читателя побудят и те немногие официальные справки, докладные записки, обращения заключенных к Советскому правительству, доклад о работе комиссии МВД СССР в Норильске в связи с восстанием заключенных, которые мы публикуем ниже (орфография и лексика документов сохранены).

Галина Касабова


Насыщение патронов поглотителя жидким кислородом.
Работают заключенные Норильлага


№ 117
Справка* начальника Тюремного управления МВД СССР М.В.Кузнецова  о применении 25 и 26 мая 1953 г. оружия к заключенным Горного лагеря и об отказе заключенных 4-го и 5-го лагерных отделений выйти на работу

27 мая 1953 г.
Секретно

25 мая с.г. при этапировании заключенных 1-го лаготделения в 5-е отделение охраной было применено оружие, в результате был убит заключенный ЖИГАЙЛОВ и ранен заключенный ДЗЮБУК. Того же 25 мая при этапировании заключенных 4-го лаготделения в количестве 16 чел. в 5-е отделение за неповиновение охраной было применено оружие, в результате был убит заключенный СОФРОНИК Эмиль Петрович.

26 мая младший сержант Дятлов, 1931 года рождения, призыва 1951 г., беспартийный, разводящий караул в производственную зону кирпичного завода, без всякого основания открыл автоматную стрельбу по заключенным, находящимся в жилой зоне 5-го лаготделения, в результате ранил 7 чел. заключенных: КЛИМЧУК, МЕДВЕДЕВА, КОРЖЕВА, НАДЕЙКО, УВАРОВА, ЮРКЕВИЧ и КУЗНЕЦОВА.

Эти факты озлобили заключенных 4-го, 5-го лаготделений в количестве 7000 чел., последние отказались выйти на работу. Ведут себя крайне возбужденно, отказались выполнять распоряжение администрации лагеря, выставили категорические требования о выезде московской комиссии для расследования указанных выше фактов. Контингента заключенных, содержащиеся в 5-м лагерном отделении, в 1952 г. прибыли из Караганды, в большинстве бандеровцы, которые ранее учиняли массовые беспорядки в Песчаном лагере.

Назначена комиссия под председательством и.о. начальника Оперотдела подполковника ЗАВОЛЬСКОГО и ответработников — членов комиссии для производства тщательного расследования применения оружия со стороны охраны.

Разработан план мероприятий и принимаются меры по немедленному наведению порядка в лагере и выводу заключенных на работу. По линии Оперотдела через агентуру и резидентов проводится работа по разложению создавшейся обстановки в лагере.

Начальник Тюремного управления МВД СССР
полковник М.Кузнецов

ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.158. Л.6. Подлинник.

________________________________
*Здесь и далее вид документа указывается так, как он был определен Оперативным отделом Тюремного управления МВД СССР, — «справка», хотя, по сути, речь идет о докладных записках руководителей Тюремного управления МВД СССР, направляемых заместителю министра внутренних дел И.А.Серову. В ГАРФ эти документы отложились в деле «С материалами по ликвидации массовых неповиновений заключенных в Горном лагере МВД» в 2 томах (Ф. Р-9413. Оп.1. Д.158, 159)


№ 118
Докладная записка начальника Тюремного управления МВД СССР  М.В.Кузнецова заместителю министра внутренних дел СССР  И.А.Серову по сообщению исполняющего обязанности начальника  Горного лагеря И.П.Семенова об обстановке в лагере

28 мая 1953 г.
Совершенно секретно

№ 34/3/193
Заместителю министра внутренних дел Союза ССР генерал-полковнику товарищу Серову И.А.

Докладываю:
Исполняющий обязанности начальника Горного лагеря т.Семенов донес, что по состоянию на 22 часа 27 мая с.г. положение в 4-м и 5-м лагерных отделениях оставалось прежним. Заключенные <ночной смены, работающие на кирпичном заводе, возвращаться в жилую зону отказались. В 5-м лагерном отделении заключенные категорически отказываются выходить на работу, требуя приезда комиссии из Москвы>*.

Принятые меры <разъяснительного порядка со стороны руководства лагеря, прокурора и работников политотдела воздействия не имели>*.

В лагере разработаны мероприятия по применению <физической силы>**. Во всех лагерных подразделениях личный состав переведен и находится на казарменном положении.

Периметры жилых и производственных <зон усилены за счет увеличения огневых точек>*.

Весь <офицерский состав Управления лагеря постоянно находится в жилых и производственных зонах>*.

Кроме вышеуказанного <неповиновения, других проявлений со стороны заключенных в 4-м и 5-м лагерных отделениях нет>*.

<В остальных лагерных отделениях Горного лагеря обстановка нормальная, распорядок дня заключенными строго выполняется. Весь контингент заключенных полностью выводится на работу>**.

Начальник Тюремного управления МВД СССР
полковник М.Кузнецов

Резолюции: Тов.Кузнецову. Выясните, что это значит. Этот Семенов чтобы еще что-нибудь не наделал. И.Серов.
Тов. Богданову. С[еров] 22.VIII.
ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.158. Л.2. Подлинник.

____________________________
*Текст, заключенный в угловые скобки, подчеркнут.
**Текст, заключенный в угловые скобки, подчеркнут и отчеркнут на полях


№ 119
Докладная записка начальника Тюремного управления МВД СССР М.В.Кузнецова заместителю министра внутренних дел СССР И.А.Серову по сообщению начальника УМВД по Красноярскому краю А.А.Ковалева об обстановке в Горном лагере

29 мая 1953 г.
Секретно

№ 34/2/535
Заместителю министра внутренних дел Союза ССР генерал-полковнику товарищу Серову И.А.

Начальник УМВД по Красноярскому краю т.Ковалев об обстановке в Горном лагере донес:

В жилой зоне 4-го лагерного отделения 28 мая с. г. заключенные отказались от приема пищи и от выхода на работу.

В жилой зоне 5-го лагерного отделения заключенные внутренний распорядок соблюдают, но на работу выходить отказались.

Заключенные, находящиеся в производственных зонах Горстроя и кирпичного завода, возвращаться в жилую зону отказываются, а также отказались от приема пищи.

В 6-м женском лагерном отделении вечером 28 мая с.г. заключенные женщины отказались от ужина и заявили об отказе выхода на работу.

В перечисленных выше жилых и производственных зонах, кроме отказа от работы и приема пищи, со стороны заключенных никаких эксцессов нет, с находящимся в зонах начальствующим и надзирательским составом лагеря заключенные ведут себя вежливо и никаких угроз не высказывают.

Через агентуру выявлены 12 чел. руководителей волынки, которые пока не изъяты.

Начальник Тюремного управления МВД СССР
полковник М.Кузнецов

ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.158. Л.3. Подлинник.


№ 120
Докладная записка заместителя министра внутренних дел СССР  С.Н.Круглова и начальника Тюремного управления МВД СССР М.В.Кузнецова министру внутренних дел СССР Л.П.Берии

29 мая 1953 г.
Совершенно секретно

Товарищу Берия Л.П.

Докладываем обстановку в Горном лагере МВД (г. Норильск) по состоянию на 29 мая с.г.

В 4-м и 5-м лагерных отделениях заключенные, отказавшиеся ранее выполнять распоряжения лагерной администрации, ведут себя спокойно, распорядок дня выполняют, на утреннюю и вечернюю проверки выходят, но на работу до сего времени выходить отказываются. Офицерский и надзирательский состав лагеря находится вместе с ними в жилой зоне и проводит разъяснительную работу.

Заключенные, находящиеся на производственной площадке Горстроя и кирпичного завода, также ведут себя спокойно, но отказываются возвратиться в жилую зону.

В остальных лагерных отделениях положение нормальное. Заключенные выводятся на работу.

В целях усиления охраны лагеря проведены мероприятия по усилению охраны периметра зоны в две линии надзирательским составом. Кроме того, внутри лагерных зон проводится патрулирование офицерским составом лагеря.

Через лагерную агентуру выявлены 12 заключенных — организаторов беспорядка в этих лагерных отделениях.

28 мая к концу дня на место, в Горный лагерь, прибыл заместитель начальника Красноярского УМВД, полковник Зверев, вместе с начальником Тюремного отдела УМВД, подполковником Поленовым, для восстановления порядка в лагере.

Нами повседневно даются указания руководству лагеря по восстановлению порядка в 4-м и 5-м лагерных отделениях.

О последующем будем докладывать.

С.Круглов
М.Кузнецов

Резолюция: Л.Берия 30/V.53.

Помета: Послано письмо т.Хрущеву 30 мая 1953г. за № 87/Б.

ГАРФ. Ф. Р-9401.Оп.1. Д.4155. Л.306-307. Подлинник.


№ 121
Справка заместителя министра внутренних дол СССР И.А.Серова о проекте письма на имя секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева о беспорядках в Горном лагере

Не ранее 29 мая 1953 г.*

Прилагаемые две телеграммы из Норильска** были доложены т.КУЗНЕЦОВЫМ т.КРУГЛОВУ С.Н., который направил на подпись товарищу БЕРИЯ Л.П. проект письма на имя товарища ХРУЩЕВА Н.С. следующего содержания:

МВД СССР приняты меры к восстановлению в лагере порядка. В настоящее время в лагере спокойно. Выявлены зачинщики волынки. Проводится разъяснительная работа среди заключенных.

В ближайшие дни порядок в лагере будет восстановлен полностью.

И.Серов

ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.158. Л.1. Подлинник.

____________________________
*Датируется по справкам М.В.Кузнецова от 28 и 29 мая 1953 г.
**В ГАРФ документы не обнаружены


№ 122
Справка начальника Тюремного управления МВД СССР М.В.Кузнецова  об обстановке в Горном лагере по состоянию на 17 часов 29 мая 1953 г.

30 мая 1953 г.
Секретно

По состоянию на 17 часов 29 мая московского времени обстановка в лагере остается прежней. Заключенные 4-го, 5-го и 6-го лагерных отделений продолжают массовое неповиновение, на работу не выходят, от принятия пищи утром и в обед отказались. Активных действий не проявляют. В зоне 4-го отделения находится заключенных 3286 и на стройплощадке 600 чел. — пищу не принимают, возвратиться в жилую зону отказываются.

Ночью 29 мая из центральной больницы лагеря заключенные забрали труп умершего от ранения КЛИМЧУК и администрации лагеря труп не отдают. По данным агентуры труп хранят под полом помещения больницы для приезда комиссии из Москвы, как доказательство незаконного применения оружия.

По агентурным данным, активно ведут обработку продолжать сопротивление заключенный КЛЯЧЕНКО — троцкист, дважды судимый за антисоветскую деятельность сроком на 25 лет; заключенный НЕДОРОСТКОВ, судимый за террор на 25 лет, и другие в количестве 21 чел.

Изъятие зачинщиков данной обстановки в лагере без применения сил не возможно.

В 5-м лагерном отделении в зоне находится заключенных 2396 чел., на строительной площадке — 400 чел. и на кирпичном заводе — 100 чел. Заключенные со стройплощадки и кирпичного завода возвращаться в жилую зону отказываются, активно ведут работу за продолжение сопротивления 20 чел., преимущественно бендеровцы. Никто из зачинщиков не изъяты по той же причине, что и в 4-м лаготделении. Имеются данные о намерениях совершения теракта против руководства лагеря и оперативного состава во время посещения ими зоны.

На допрос по факту применения оружия охраной заключенные не являются, заявляя, что местным работникам никаких показаний давать не будут.

В 6-м лагерном отделении содержится 3015 заключенных женщин в большинстве украинской национальности. Пищу не принимают, на работу не выходят, активную работу за продолжение сопротивления ведут заключенные МАЗЕПА, ЗЕЛЕНСКАЯ и другие в количестве 5 чел. Все в прошлом активные участники Украинской повстанческой армии.

Через агентуру в лагере изъяты антисоветские листовки и ультимативные требования о вызове комиссии из Москвы. МАЗЕПА и другие не изъяты, потому что женское лагерное отделение находится поблизости 5-го отделения, и их изъятие может вызвать активные действия заключенных 5-го лаготделения.

В 1-м, 2-м и 3-м лагерных отделениях обстановка нормальная, заключенные выходят на работу и соблюдают установленный режим. На обращение по радио и личные приглашения о созыве бригадиров и культработников для объяснения причин сопротивления прибывшей комиссии никто в указанное место не пришел.

В 16 часов 29 мая московского времени в зоне 5-го лагерного отделения было собрание, на котором все заключенные на обращение к ним, что с ними будет разговаривать, по поручению МВД СССР, прибывший заместитель начальника УМВД подполковник Зверев, заявили, что они ни с кем, кроме как с представителями Москвы, и в частности прокурора, разговаривать не будут. Несмотря на разъяснения, все заключенные тут же разошлись по баракам.

Зоны лагеря круглосуточно посещает офицерский состав управления лагеря, лагерных отделений и надзорсостава. Из посторонних лиц никто в лагерные отделения не заходил и не допускается. Офицерский, сержантский рядовой состав охраны лагеря находятся на казарменном положении.

Охрана зоны усилена. Внутренний наряд усилен за счет офицерского состава, принимаются меры к выявлению через агентуру намерений заключенных-зачинщиков волынки, а также работа по разложению организованного сопротивления.

М.Кузнецов
ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.158. Л.10-12. Подлинник.


№ 150
Обращение заключенных Горного лагеря к Советскому правительству

27 июня 1953 г.

Президиуму Верховного Совета СССР, Совету министров СССР, ЦК КПСС

Обращение лагнаселения Горного лагеря МВД СССР (Норильск)

Данное обращение отражает мысли и мнения всего Горного лагеря.

1. Весь контингент, содержащийся в Горном лагере, можно разделить на следующие категории:

а) лица, попавшие в плен к немцам или перемещенные ими во время войны, в той или иной степени оказавшие помощь врагу;

б) лица, оказавшие разного рода сопротивление Советской власти внутри страны;

в) лица, обвиненные в антисоветской агитации и пропаганде.

Как совершенные ими преступления, так и привлеченные к ответственности — результат обстоятельств, созданные исторической неизбежностью. Никто не родился преступником. Обстоятельства сделали его таковым.

Государство не могло держать преступников в обществе. Посадить их в лагерь являлось необходимостью.

2. Как рассматривались дела?

Следственные органы ввели в практику — во чтобы то ни стало добиться обвинения, даже в том случае, когда обвиняемый совершенно не виноват в инкриминированном ему преступлении. Если нельзя было добиться этого голодом, бессонницей, угрозами, обманом, то цель достигалась путем «выколачивания».

Довольно часто пускались в ход показания «свидетелей», не имеющих понятия о данном деле до беседы со свидетелем. Составленный протокол допроса содержал искаженные следователем показания подследственного. Достаточно просмотреть любые десятки дел, и станет совершенно ясным факт применения преступной игры слов. В то время как подследственный говорит: «Был взят в плен», — следователь пишет: «Сдался в плен». Ответ подследственного: «С таким знаком с 1938 г.» записывался: «Состоял с таким-то в преступной связи с 1938 г.».

Или же заявление подследственного, что такая-то машина иностранной марки лучше такой-то марки отечественного производства. Оформлялось как восхваление техники врага или буржуазной культуры, т.е. как антисоветская контрреволюционная пропаганда. В тех же случаях, когда следствие не располагало свидетельскими показаниями и материалом, необходимым даже для закрытого судебного разбирательства или трибунала, арестованный осуждался ОСО МГБ СССР.

3. Как же выносились приговора?

Судебные органы, рассматривая преступления, руководствовались при вынесении приговоров субъективной стороной дела, совершенно игнорируя объективную сторону, т.е. судебные органы выносили приговор за совершенный факт, не принимая во внимание вызывающие его причины и облегчающие обстоятельства. Постоянно отклонялись ходатайства о допросе свидетелей, и большинство судебных заседаний проходило без участия сторон, при закрытых дверях, руководствуясь при вынесении приговоров пристрастными материалами следствия. К примеру, разбирается дело об измене Родине. Установлено: а) подсудимый попал в плен вместе со своим подразделением; б) во время пребывания в лагере военнопленных, не получая помощи от Красного Креста, и месяцами влачил голодное существование, что довело его до дистрофии; в) преступление совершено им под страхом смерти.

Спрашивается, можно ли вынести приговор по делу, в котором три вышеуказанных пункта проходят красной нитью? Что же можно сказать о таких случаях, когда т.н. контрреволюционную организацию приводят в судебный зал украдкой. Члены этой состряпанной следственными органами «организации» никогда не подозревали, что таковая существует, и узнали об этом в кабинетах следователей. На судебных заседаниях присутствовали представители следствия и в перерывах уговаривали подсудимых не отказываться от того, «о чем мы договорились». Может ли быть справедливым приговор, вынесенный таким образом?

Многие люди осуждены как террористы, и для этого было совершенно достаточным основанием показания двух-трех граждан о том, что подсудимый в пьяном виде высказывал террористическое намерение. Следователя не смущал тот факт, что он ничего не помнил и не мог подтвердить сказанное им в невменяемом состоянии. Что же касается дел т.н. агитаторов и пропагандистов, то это единственный предмет смеха, как в лагерях, так и воле.

Например, люди сидят за то, что во время чтения газеты выругались нецензурно. Напрасно он доказывает на суде, что его ругань касалась Черчилля, его осуждают за высказывания против одного из членов Советского правительства.

Наконец, привлекают к ответственности и осуждают, т.е. требовать от человека советской сознательности, не воспитывая его предварительно в соответствующем духе — абсолютно неправильно.

Советская власть слишком мало была на территории Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии и не успела воспитать местное население в духе Коммунистической морали. Следовательно, и мера ответственности местного населения должна соизмеряться с этим.

Все вышеизложенное в той или иной степени являлось закономерным явлением и обуславливалось исторической необходимостью, оправдывалось обстановкой. Имеется огромное количество случаев, когда два человека с одинаковым составом преступления осуждались на разные сроки наказания. Например, десять и двадцать пять лет. Это последствие того, что судебные органы в основном при вынесении приговором руководствовались инструкциями вышестоящих инстанций. Человек, осужденный вчера, получал срок наказания десять лет. С тем же составом преступления другой человек завтра получал 25 лет только потому, что инструкция о применении максимального срока наказания назавтра вошла в силу. Все это куда ни шло, но что можно сказать о приговорах вынесенных ОСО при бывшем МГБ СССР.

ОСО не является конституционным органом как судебная инстанция и гражданин во второй половине XX века не может считать решение, вынесенное за его спиной, справедливым и законным. А между тем значительная часть заключенных по статье 58 осуждена именно ОСО.

4. Прошлое доказывает, что чем сложнее проблемы приходилось решать Советскому государству, тем больше было репрессированных. Великое созидание требовало строгой государственной дисциплины, следовательно, и жертв. Для содержания репрессированных государством была создана система исправительно-трудовых лагерей, ибо экономика страны не могла вынести бездействия многих миллионов, в рабочей силе которых ощущалась острая потребность. Был создан строгий режим, обеспечивающий достижение цели, и лагерное население, частью осознав свою вину, желая искупить ее честным трудом, частью под давлением режима, и частью увлеченная общим потоком, начала трудиться.

Кстати говоря, результат налицо: города и рабочие поселки, рудники и шахты, каналы и дороги, фабрики и заводы, сталь и уголь, нефть и золото — все величайшие сооружения эпохи социализма — результат не поддающегося описанию титанического созидания к человеку, в т.ч. лагнаселению. Соответственно усиливался лагерный режим, и условия жизни в лагерях становились все тяжелее.

5. Общеизвестно, что лагерное население влачило свое жалкое существование в совершенно невыносимых условиях. Продолжительный, фактически двенадцати-четырнадцати часовой рабочий день — удел лагнаселения. Охрана безопасности труда и здоровья настолько однобока, что у отдельных заключенных до сих пор нельзя выбить из головы мысль о том, что его здоровье и жизнь нужны постольку, поскольку нужна его рабочая сила.

Чем же питалось лагнаселение?

Самой некачественной, некалорийной, а главное, безвкусной пищей. Проработав весь день в тяжелейших условиях, лагнаселение возвращалось в жилую зону под лай служебных собак, нецензурные окрики конвоя, лязг оружия и выстрелы; утомленное и изнеможенное, невольно задает себе вопрос: за что и до каких пор?

6. Попав в лагерь, человек окончательно убеждается, что он за проволокой, для него потеряно все, включая семью и детей. Нереальный срок наказания (10-25 лет) в вышеописанных условиях невозможно было отбыть, и логический конец заключения — болезнь, инвалидность и смерть. Остается слабая возможность отбыть срок наказания и выйти за проволоку, получив высылку, что не дает возврата к семье, детям, старикам родителям. Если даже человеку удастся попасть к семье, восстановив свое прошлое общественное положение, что исключается, то где же гарантия того, что его не привлекут к ответственности по старому делу, за которое он уже отбыл срок, а таких случаев уйма. Все выше указания формируют в человеке сознание беспросветности и бесперспективности.

На что же толкает бесперспективность человека в лагере?

Много случаев, когда люди бросаются на проволоку с целью быть застреленным или совершают побег без надежды на успех. Остальная же часть лагнаселения тянет лямку с ропотом, в ошибочной надежде на какие-либо мировые события.

Итак, что мы видим под названием ИТЛ? — Институт принудительного труда, где человек лишен не только нормальных условий жизни, но и элементарных прав человека. Перед человеком, попавшим в лагерь, естественно возникает задача продлить и сохранить жизнь, т.е. обеспечить себе более или менее сносные условия существования. В лагере это можно было достигнуть путем устройства на легкие работы в хозобслугу. Назначением на такие места ведает администрация лагеря, и она назначает туда в первую очередь лиц, согласившихся на секретное сотрудничество с оперчекистскими отделами или с администрацией лагеря.

Неофициальным гонораром вышеуказанным лицам за сотрудничество являлось право грабить и растаскивать государственный паек лагнаселения из пищеблока и пользование различного рода неофициальными привилегиями.

Таким образом, создалась прослойка из среды заключенных, которая была противопоставлена остальному лагнаселению. В целях сохранения и укрепления своего привилегированного положения эта группа вынуждена была давать ложные материалы, на основе которых создавались фиктивные дела разного рода. Масса невинных людей осуждена по таким делам. Кроме того, оказывая помощь лагерной администрации в деле соблюдения режима, указанная группа с целью выслуживания перед начальством превращалась в банду насильников и убийц. Эти «блюстители порядка» не останавливались ни перед какими преступлениями (избиение, подвешивания, убийства).

Таким образом, был создан институт секретных осведомителей, т.н. «стукачей» и наемных убийц. Естественно, что указанное поведение лиц, сотрудничающих с лагерной администрацией и оперотделом, вызвали у населения ненависть и вражду к этой группе. Вот противоречия внутри лагеря. Противоречия эти постепенно сводились до минимума. Когда администрация увидела, что лишается опоры в лагере среди заключенных, она прибегла к другому способу. Она начала опираться на отдельные группировки, беря в основу национальный признак, разжигая национальную вражду и ненависть. Были случаи, когда отдельные представители оперчекистского аппарата вручали холодное оружие доверенным лицам для расправы и терроризации неугодного элемента.

7. Мы поняли, что мы являемся значительной частью производительных сил нашей соц[иально]-экономической формации, а отсюда имеем право предъявить свои справедливые требования, удовлетворение которых в настоящий момент является исторической необходимостью.

Мы знаем, что во главе страны стоит правительство, имеющее огромный опыт в руководстве народом, и оно поймет, что при сложившихся исторических обстоятельствах многое из практики предшествующих лет является ненужным и существующее положение вещей есть пережиток прошлого. Вскрытые правительством в работе бывшего Министерства государственной безопасности*, реабилитация большой группы арестованных, ряд выступлений Советского правительства в печати по вопросу об охране и соблюдении советской законности, обеспеченной Советской конституцией, Пленум ЦК КП Украины и Литвы — все это укрепляет нас в этом мнении.

Мы хотим, чтобы в государстве не было острых противоречий.

Мы хотим, чтобы с нами говорили не языком пулеметов, а языком отца и сына.

Мы хотим, чтобы отцы и матери, братья и сестры, жены и дети не имели бы никаких обид на правительство.

Мы хотим перед возможной войной, опасностью извне настоящего братства и единения всего народа.

Мы хотим, чтобы миллионы жалоб, ходатайств о помиловании и заявлений о пересмотре дел как со стороны лагнаселения, так и родных не оставались бы гласом вопиющего в пустыне.

Мы хотим, чтобы сотни тысяч женщин, по которым плачут миллионы детей, были бы возвращены домой.

Мы хотим, чтобы иностранные подданные при возвращении на родину оповестили о великих демократических переменах в нашей стране.

Мы хотим видеть конкретные и серьезные шаги, направленные на разрешение назревшей и наболевшей проблемы — пересмотра всех без исключения дел с новой гуманной точки зрения.

Мы хотим признания незаконными всех решений Особого Совещания как неконституционного органа.

Мы хотим предать забвению все обиды, горе и страдания в прошлом.

Мы хотим свободы, братства и единства всего советского народа!

Мы верим своему правительству, верим в его истинно миролюбивые, гуманные намерения.

Мы просим наше правительство разумно разрешить все вопросы, изложенные в данном обращении.

Мы приложим все усилия, чтобы, несмотря ни на какие репрессии со стороны Управления Горлага, держаться до получения исчерпывающего ответа на данное обращение.

Наша рабочая сила является нашей собственностью, и при любых обстоятельствах, в какие нас могут поставить, мы ее не отдадим до получения ответа на данное обращение.

Наше правительство, мы в этом уверены, знает, что мы являемся жертвами войны и мировой военной истерии послевоенных лет, и никто больше нас не жаждет мира и мирного разрешения всех проблем.

Мы стремимся к нашим семьям, к мирному, сознательному труду на благо нашей великой Родины.

Настоящее обращение одобрено всем лагнаселением Горлага.

Норильск 27 июня 1953 г.

Верно: и.о. начальника Оперотдела Горного лагеря МВД — подполковник Завьялкин.

ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.159. Л.218-224. Заверенная копия.

__________________________
*Так в документе


№ 181
Докладная записка комиссии МВД СССР министру внутренних дел СССР С.Н.Круглову о работе комиссии в Горном лагере

1 сентября 1953 г.
Совершенно секретно

г.Норильск
Министру внутренних дел Союза ССР генерал-полковнику т.Круглову С.Н.

Комиссия в составе:
полковника Кузнецова М.В.
генерал-лейтенанта Сироткина А.С.
полковника Киселева А.И.
полковника Громова Г.И.
полковника Теплова Ф.А.
полковника Михайлова В.В.
подполковника Краюхина В.П.
майора Богданова А.С.
заместителя начальника УМВД Красноярского края — полковника Зверева
начальника Тюремного отдела УМВД Красноярского края — подполковника Поленова
начальника Управления Горного лагеря МВД — генерал-майора Царева
заместителя начальника Управления Горного лагеря МВД — генерал-майора Семенова
командира 78-го отряда военизированной охраны МВД СССР подполковника Дурышина.

1. Оперативная обстановка в Горном лагере  к моменту прибытия комиссии

На 5 июня 1953 г. из имеющихся в Горном лагере 6 лагерных отделений заключенные прекратили работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в пяти лагерных отделениях, в которых содержалось 16 378 заключенных.

Этим событиям предшествовали следующие обстоятельства:

В октябре 1952 г. из Песчаного (Слово «Песчаного» вписано поверх напечатанного «Степного», подчеркнуто, над строкой поставлен вопросительный знак) лагеря МВД СССР (г.Караганда) в Норильск прибыл этап заключенных в количестве 1200 чел., в основном осужденных за повстанческую деятельность в районах Западной Украины и прибалтийских республик. Указанные заключенные из Степного лагеря были вывезены за организацию и участие в массовых беспорядках, неповиновение лагерной администрации, убийства, побеги из лагеря и другие нарушения лагерного режима.

Руководство Горного лагеря, имея ориентировку из Степного лагеря о настроениях и поведении прибывших заключенных, несерьезно подошло к приему этапа и вместо сосредоточения прибывшего этапа в одном лагерном отделении рассредоточило их в пяти лагерных отделениях примерно по 200-300 чел.

Еще в пути следования из Караганды в Норильск украинские националисты, а их было подавляющее большинство, организовали повстанческий штаб и сговорились между собой по прибытии в Норильск организовать массовые беспорядки и убийства лояльно настроенных к мероприятиям лагерной администрации заключенных.

В первое время заключенные, прибывшие из Караганды, старались захватить командные должности в лагерных отделениях, устроиться в хозяйственную обслугу и тем самым активно направлять массу заключенных против лагерной администрации. Где это им не удавалось, они прибегали к террору, т.е. убийствам заключенных; так, ими были убиты: старший нарядчик и бригадир Дорош и еще пять заключенных.

К маю 1953 г. этим заключенным в Горном лагере удалось сколотить антисоветскую организацию, руководимую заключенным Степанюком Германом Петровичем, осужденным за активное участие в националистической банде ОУН-УПА сроком на 25 лет.

В результате разнузданной пропаганды заключенных-бендеровцев и бездействия руководства Горного лагеря, а также прошедшей амнистии, не коснувшейся заключенных Горного лагеря, заключенные 4-го и 5-го лагерных отделений 26 мая с.г. на работу не вышли, отказались выполнять распоряжения лагерной администрации и выставили категорические требования о выезде Московской комиссии.

Кроме этого, к массовым беспорядкам заключенных послужило и то обстоятельство, что 25 мая с.г. за неподчинение охране при конвоировании был убит один заключенный 4-го лагерного отделения.

26 мая с.г. при переговорах соседней женской зоны к заключенным 5-го лаготделения было незаконно применено оружие, в результате 7 заключенных 5-го лагерного отделения были ранены.

28 мая с.г. на работу не вышло 6-е женское отделение в количестве 3015 заключенных.

Заключенные 4-го, 5-го и 6-го лагерных отделений 28 мая с.г. от приема пищи отказались, требуя приезда Московской комиссии.

31 мая все заключенные пищу начали принимать.

1 июня 1953 г. заключенные 1-го лагерного отделения в количестве 1400 чел., находившихся в производственной зоне, бросили работу и отказались войти в жилую зону. А вечерняя смена, находившаяся в жилой зоне, в количестве 1300 заключенных отказалась выйти на работу.

4 июня с.г. заключенные-каторжане 3-го лагерного отделения сломали деревянный забор, отделяющий штрафной барак от жилой зоны, и освободили 24 заключенных. При освобождении пытались напасть на администрацию лагеря и солдат, забрасывали их камнями, а оперуполномоченного Воронцова схватили, повели вглубь жилой зоны и пытались оставить его себе заложником. В ответ на это было применено оружие, в результате 5 заключенных убито и 14 ранено.

5 июня заключенные 3-го лагерного отделения не вышли на работу.

Таким образом, к моменту приезда Московской комиссии МВД СССР, т.е. 5 июня с.г., в пяти лагерных отделениях Горного лагеря, за исключением 2-го лагерного отделения, заключенные на работу не выходили и лагерной администрации не подчинялись.

2. Мероприятия, проведенные комиссией МВД СССР  по ликвидации массового саботажа

Во всех пяти лагерных отделениях, где имело место неповиновение заключенных, комиссией МВД СССР были проведены беседы с группами заключенных, выделенными из общей массы заключенных. Беседы продолжались по 5-7 часов в каждом лагерном отделении. Во время бесед были выслушаны все их жалобы, просьбы и заявления. По всем вопросам, входящим в компетенцию комиссии, были даны соответствующие ответы и разъяснения.

В момент проведения бесед организаторы волынки выставляли перед комиссией в ультимативной форме требования якобы об освобождении из-под стражи всех заключенных, об отнесении запретных зон на 50 километров от Норильска, дать вольное поселение всем заключенным и т.п.

В процессе бесед с заключенными им было объявлено, что руководством МВД СССР вводятся для заключенных особого лагеря следующие льготы:

1. Устанавливается 9-часовой рабочий день.

2. Снимаются номера с одежды заключенных.

3. Разрешается заключенным посылать семьям по одному письму в месяц.

4. Увеличивается выдача заключенным с их лицевых счетов до 450 рублей в месяц.

5. Разрешается беспрепятственно со своих лицевых счетов один раз в месяц посылать деньги своим семьям.

6. Инвалиды вывозятся на материк.

7. Снимаются решетки с окон жилых бараков.

8. Двери жилых бараков на ночь не закрывать.

9. Разрешается заключенным до отбоя посещать заключенных других бараков своей жилой зоны.

После проведения бесед заключенные 4-го, 5-го и 6-го лаготделений обещали на следующий день выйти на работу.

И действительно, основная масса заключенных этих лагерных отделений после бесед стала выходить на работу, в том числе вышли на работу и организаторы волынки. Несмотря на то, что основная масса заключенных выходила на работу, все же в лагерных отделениях оставалось много отказчиков.

Выходившие на работу заключенные работали плохо, производственный план выполняли на 30-40%, большинство из них вовсе не работало, занималось агитацией о прекращении работы и продолжении волынки.

Изымать зачинщиков волынки из общей массы заключенных было нецелесообразно и привело бы к обострению оперативной обстановки, что впоследствии и подтвердилось.

Несмотря на проведенную беседу с заключенными 3-го лагерного отделения, которая продолжалась целый день, а на следующий день беседу проводил находившийся в Норильске представитель Прокуратуры СССР т.Вавилов, заключенные 3-го лагерного отделения от выхода на работу отказались.

Проводя дальнейшие мероприятия, комиссия МВД СССР решила ликвидировать волынку в первом лаготделений.

Комиссия МВД СССР операцию начала с производственной зоны. Производственная зона 1-го лагерного отделения (рудник «Медвежий ручей») протяженностью по ограде имеет 8 километров, на территории которой был расположен рудник с его подсобными помещениями и линией железной дороги, которая выходит за пределы производственной зоны.

Первое мероприятие было проведено по сокращению запретной зоны на производственном участке, в результате она была сокращена на одну треть. Второе мероприятие проводилось также по сокращению производственной зоны, которая была сокращена до минимума. Таким образом, заключенные, находящиеся в производственной зоне, были сосредоточены на площади размером 300 метров в ширину и 700 метров в длину. После этого была установлена в непосредственной близости от запретной зоны передвижная радиотрансляционная установка, и по ней комиссией МВД СССР было объявлено, чтобы заключенные, которые не желают участвовать в саботаже, выходили в условленные места за запретную зону. Организаторы волынки всеми мерами стремились не допустить выхода заключенных за зону, и это им удалось. Тогда было объявлено по радио, чтобы заключенные выходили за зону в любом направлении, и что в них солдаты стрелять не будут. После этого объявления основная масса заключенных стала выходить за зону во всех направлениях. Организаторы в это время растерялись и, видя, что большинство заключенных вышло за зону, сами добровольно вышли за зону.

Вышедшие за зону заключенные были разбиты на сотни под отдельные конвои. После этого каждая сотня заключенных в отдельности подводилась к определенному месту, где производилось изъятие организаторов, активных участников и подстрекателей волынки. Всего было изъято 250 заключенных, которые были временно помещены в отдельный лагерный пункт под усиленную охрану. Остальные заключенные были водворены во вновь организованную жилую зону.

На следующий день началась операция по ликвидации волынки в жилой зоне 1-го лагерного отделения.

Были проведены такие же мероприятия как и в производственной зоне, объявлено по местной трансляционной сети о выходе заключенных за зону через центральную выходную вахту.

Лояльно настроенные заключенные стали выходить за зону, но встретили упорное сопротивление со стороны организаторов волынки, которые путем угроз и запугивания преградили путь к выходу заключенных за зону. Некоторые заключенные, желавшие выйти за зону, ими избивались. Одновременно по трансляционной сети комиссией МВД СССР беспрерывно продолжались призывы к прекращению волынки и выходу заключенных за зону, а также объявлялись главари волынки и разоблачались их замыслы.

После этого стал наблюдаться массовый выход заключенных за зону.

Организаторы волынки от выхода за зону отказались и сосредоточились в одном из бараков, откуда они силами надзирательского состава были выведены за зону. Таким образом, в 1-м лагерном отделении сопротивление заключенных было сломлено.

После окончания вывода заключенных из жилой зоны надзирательским составом был произведен тщательной обыск и прочес всей территории жилой зоны лаготделения, жилых и подсобных помещений. В ходе обыска и прочеса было выявлено, что некоторые заключенные спрятались в подвалах и чердаках, которые были выведены за зону.

Выведенные за зону заключенные были разбиты на сотни и под отдельными конвоями рассредоточены по тундре.

После проверки и очистки жилой зоны были изъяты организаторы, активные участники и подстрекатели волынки. Остальные заключенные водворены обратно в жилую зону.

Водворенные обратно в жилую зону заключенные самостоятельно приводили на вахту отдельных заключенных, заявляя, что это участники волынки, которые разлагали заключенных, и просили их из лаготделения изъять. Эти просьбы заключенных администрацией лагерного отделения выполнялись и приводимые на вахту заключенные изолировались. Таким образом, волынка заключенных в 1-м лагерном отделении была полностью ликвидирована, а организаторы и руководители были арестованы и изъяты.

На следующий день все заключенные вышли на работу, и к исходу рабочего дня было зафиксировано, что производительность труда заключенных стала выше, чем до волынки.

Затем комиссия МВД СССР приступила к осуществлению мероприятий по наведению порядка в 5-м лагерном отделении.

Планом мероприятий было намечено объявить заключенным, что 5-е лагерное отделение ликвидируется, и заключенные переводятся в другие лагерные отделения, а на этом месте будет лагерь для инвалидов, подлежащих этапированию на материк. Планом предусматривалось — после выхода всех заключенных из жилой зоны разбить их на сотни и взять под отдельные конвои, в тундре произвести изъятие главарей волынки, а остальных заключенных поместить в 4-е лагерное отделение.

28 июня с.г. комиссия приступила к выполнению намеченных планом мероприятий. Было объявлено по трансляционной сети, что лагерное отделение ликвидируется, и предложено всем заключенным с вещами выходить за зону для этапирования в другие лагерные отделения. В этот день из 5-го лагерного отделения было выведено около 1500 заключенных, которые в пути следования в 4-е лагерное отделение подвергались проверке, во время которой были изъяты активные участники волынки, которые вышли с этими заключенными.

Оставшиеся в жилой зоне 1400 заключенных из жилой зоны 5-го лагерного отделения выходить не стали. Это в основном были бендеровцы и националисты из прибалтийских республик, которые упорно продолжали сопротивление лагерной администрации и вели себя крайне агрессивно.

Организаторы волынки вывесили на жилых бараках черные флаги и лозунги контрреволюционного содержания, лагерную администрацию в жилую зону не впускали и начали всячески терроризировать заключенных, которые не хотели их поддерживать.

Учитывая создавшуюся обстановку, комиссия МВД СССР утром 29 июня совместно с руководством лагеря согласно плану провела следующие мероприятия:

Вторично объявила заключенным о ликвидации 5-го лагерного отделения и предложила им организованно через центральную вахту выйти с вещами для этапирования в другие лагерные отделения. Это требование заключенными выполнено не было вследствие того, что организаторы саботажа, будучи вооруженными ножами, топорами и другими предметами, воспрепятствовали выходу основной массы заключенных из лагерного отделения.

В целях рассредоточения сил организаторов волынки были проделаны пять проходов в различных местах зоны, через которые могли бы выйти заключенные. Но эти проходы также были прикрыты бандитствующим элементом.

В дальнейшем было принято решение заключенных перевести на 9 норму питания как отказчиков от работы, а с целью недопущения самоуправства и разграбления находящихся в зоне продуктовых складов командиру отряда охраны было предложено установить запретную зону, обеспечивающую сохранность вышеуказанных складов.

Для установления запретной зоны в лагерь через прорез основной зоны были введены без оружия 20 солдат во главе с начальником лагерного отделения, которые приступили к установлению табличек с надписью «Запретная зона, стреляю».

Пытаясь не допустить установления новой зоны, заключенные вооружились заранее подготовленными ими топорами, ножами, железными прутьями, камнями, кольями и толпой стали надвигаться на солдат, устанавливающих запретную зону. В этот момент для охраны вновь установленной зоны через сделанный проход в ограждение были введены 40 вооруженных солдат, при виде которых толпа заключенных в количестве более 500 чел. с шумом, свистом, нецензурной бранью и возгласами «ура» набросилась на солдат и, сломав установленные таблички запретной зоны, оттеснила солдат и приблизилась к ним на расстояние 2-3 метра.

Устные предупреждения офицеров и предупредительные выстрелы солдат на надвигающуюся толпу заключенных не подействовали. Наоборот, приблизившись к солдатам, заключенные стали бросать в солдат камни, а часть заключенных, находившаяся впереди толпы, набросилась на солдат с кольями, пытаясь выбить у них из рук оружие, отдельные заключенные хватались за штыки карабинов, пытаясь захватить у солдат оружие.

В самый критический момент нападения на охрану солдаты открыли огонь по нападающим заключенным и после произведенных выстрелов заставили их лечь на землю, после чего заключенные стали выполнять все указания охраны и лагерной администрации.

К концу ликвидации нападения заключенных на охрану солдаты услышали крики и просьбы о помощи из почтово-посылочного барака, при осмотре которого установлено, что в нем находились под замком 8 заключенных, водворенных организаторами бунта под стражу за лояльное отношение к мероприятиям лагерной администрации. В числе освобожденных был заключенный Егоров, которому объявлялся смертный приговор от имени «суда» нелегальной организации бунтовщиков.

После ликвидации нападения заключенных, последние оставили на месте происшествия 26 топоров, 30 ножей, 23 пики, 5 молотков, 6 свинцовых отвесов, 262 железных прута и обрезки труб, 359 кольев и большое количество битых кирпичей.

В результате нападения заключенных на охрану два солдата получили удары тяжелыми предметами в область головы и 5 солдат получили ушибы.

Со стороны заключенных убито 11 чел., 14 чел. были тяжело ранены, из которых 12 умерли, и 22 чел. легко ранены.

В числе убитых и раненых оказались организаторы массового неповиновения и инициаторы нападения на охрану.

Заключенными в период массового неповиновения были разрушены телефонная и радиотрансляционная сети в жилой зоне лагеря, в ряде бараков выломаны двери и рамы окон, разбросаны дымовые трубы и т.д.

Выведенные из лагерного отделения заключенные были разбиты на группы по 100 чел. и отдельными конвоями разведены по тундре, где проводилось изъятие организаторов, руководителей, активных участников и подстрекателей массовых беспорядков, которые после изъятия были сосредоточены в специальном лагерном пункте «Надежда», а остальные заключенные водворены во вновь организованное 7-е лагерное отделение.

В 5-м лагерном отделении стали сосредотачивать инвалидов.

Таким образом, волынка заключенных в 5-м лагерном отделении была ликвидирована.

В это время вторично возобновили массовое неповиновение лагерной администрации и отказались от работы заключенные 4-го и 6-го лагерных отделений.

Обстановка в 4-м лагерном отделении сложилась следующим образом:

1500 заключенных, находившихся в производственной зоне, прекратили работу и отказались входить в жилую зону, на подъемных кранах и на крышах строящихся жилых домов вывесили черные флаги и контрреволюционные лозунги.

Такая же обстановка создалась и в жилой зоне 6-го лагерного отделения.

Комиссией МВД СССР был разработан план ликвидации волынки заключенных 4-го лагерного отделения.

В первую очередь было решено вывести заключенных из производственной зоны в жилую зону, а затем приступить к изъятию организаторов волынки.

Принятыми комиссией МВД СССР мерами заключенные из производственной зоны были водворены в жилую зону.

4 июля с.г. приступили к проведению мероприятий по ликвидации волынки заключенных в жилой зоне 4-го лагерного отделения.

4 июля с.г. утром по трансляционной сети было объявлено об этапировании заключенных-инвалидов на материк и им предлагалось выходить за зону с вещами, после чего из жилой зоны вышли 570 инвалидов, которые были помещены в 5-е лагерное отделение.

Затем был объявлен этап на 1000 заключенных, персональные списки заключенных, подлежащих этапированию, несколько раз объявлялись по трансляционной сети, но заключенные встретили это мероприятие насмешливо и на этап не вышли.

По местной трансляционной сети выступил полковник Кузнецов, который призвал заключенных прекратить сопротивление и разъяснил об ответственности заключенных, если они будут продолжать беспорядки. Заключенным, не желающим поддерживать саботажников, было предложено выходить за зону через центральную вахту и другие специально прорубленные в основной ограде шесть проходов, у которых старшими проходов являлись члены Московской комиссии. Выступление полковника Кузнецова повторялось несколько раз с интервалами 5-10 минут. Отдельные заключенные, в одиночку и группами пытавшиеся выйти из жилой зоны, задерживались и избивались организаторами волынки, все же некоторым заключенным удалось выбежать из зоны, которые рассказывали, что большинство заключенных желают выйти за зону и не желают участвовать в волынке, но организаторы саботажа их не пускают, угрожают расправой и смертью, а тех, кто пытается выйти из зоны, загоняют в бараки и избивают.

Видя, что большинство заключенных не хотят дальше участвовать в беспорядках, организаторы и активные участники волынки в количестве 400-500 чел. у каждого прохода организовали сплошные силовые заслоны, а на территории жилой зоны стали действовать отдельные бандитские группы активных участников волынки, терроризируя заключенных, пытающихся выйти из зоны.

При попытке войти в жилую зону членов комиссии МВД СССР и руководства лагеря последние были закиданы кирпичами.

Несмотря на заслоны организаторов волынки, попытки заключенных выйти из жилой зоны все увеличивались, всякими обманными путями и средствами заключенные в одиночку и небольшими группами вырывались за зону. Тогда было объявлено, что заключенные, желающие выйти за зону, могут выходить в любом направлении по предупредительной зоне и что солдаты применять к ним оружие не будут. В один из моментов прямо на проволоку вышел начальник колонны заключенный ПИЛИПЕНКО, который находился под особым наблюдением организаторов волынки и попросил у нас разрешения выступить ему перед заключенными по местной трансляционной сети с призывом смелее выходить за зону, что ему и было предоставлено. После этого начался массовый выход заключенных за зону.

Видя, что удержать основную массу заключенных в жилой зоне невозможно, организаторы волынки после 24-часового упорного сопротивления вышли за зону вместе с выходящими заключенными.

Вышедшие из зоны заключенные были разбиты на группы по 100 чел. и отдельными конвоями разведены по тундре. После прочистки и обыска всей жилой зоны лагерного отделения стали обратно водворять заключенных в жилую зону, но перед тем как их впускать в зону, каждый заключенный проверялся, обыскивался и одновременно изымались организаторы, руководители, активные участники и подстрекатели волынки. После всех этих операций заключенные водворялись в жилую зону. Следует сказать, что в жилой зоне, около вахты, группа заключенных производила проверку впускаемых в жилую зону заключенных главарей и активных участников волынки, которые не были известны оперативникам и режимным работникам, и при проверке были пропущены, и возвращали обратно на вахту с просьбой в жилую зону их не впускать.

После проведенного изъятия организаторов и активных участников волынки и водворения всех проверенных заключенных в жилую зону, последние были собраны на стадионе лагерного отделения и перед ними выступил полковник КУЗНЕЦОВ, призывая к полному восстановлению порядка в лагере, беспрекословному подчинению лагерной администрации, немедленно приступить к работе и наверстать упущенное за дни волынки.

На следующий день все заключенные как в дневную, так и в вечернюю смену вышли на работу и в первый день выполнили производственный план на 105% , в дальнейшем производительность труда заключенных повысилась.

Таким образом, волынка в 4-м лагерном отделении была полностью ликвидирована.

Дальнейшие мероприятия комиссией МВД СССР были проведены по ликвидации волынки заключенных в 6-м женском лагерном отделении.

5 июля вместе с полковником КУЗНЕЦОВЫМ посетил жилую зону представитель Прокуратуры СССР т.ВАВИЛОВ, которые обошли всю зону 6-го лагерного отделения и вели беседы с заключенными. На предложение тт. КУЗНЕЦОВА и ВАВИЛОВА о прекращении волынки и выходить на работу заключенные ответили отказом, заявляя: «Свобода или смерть».

6 июля перед заключенными 6-го лагерного отделения выступил начальник Горного лагеря генерал-майор ЦАРЕВ, призывая заключенных женщин прекратить волынку, подчиниться лагерной администрации и выходить на работу.

Заключенные требованиям начальника Горного лагеря не подчинились и на работу не вышли.

В связи с создавшейся обстановкой комиссией МВД СССР был разработан план по ликвидации волынки в 6-м лагерном отделении.

7 июля с.г. по местной трансляционной сети выступил полковник КУЗНЕЦОВ, который объявил заключенным о безнадежности продолжать волынку, что продолжение неповиновения влечет за собой усугубление ответственности, что во всех лагерных отделениях волынка заключенных уже прекращена, и призывал заключенных прекратить волынку и выходить за зону через центральную вахту и через пять специально сделанных в ограде проходов.

В ответ на все это все заключенные женщины собрались в центре жилой зоны вокруг трех бараков, на которых висели черные флаги, взявшись под руки, организовали сплошное кольцо в четыре ряда и начали кричать, свистеть, выть. Это продолжалось в течение 5 часов.

Видя, что заключенные за зону не выходят, а желающих заключенных выйти за зону поместили во внутрь этого живого кольца, комиссия МВД СССР приняла решение рассеять заключенных водой, для чего за зоной были установлены три пожарных автомашины и через ограду протянуты пожарные рукава, после этого была пущена вода сначала в три атмосферы, затем напор воды увеличили до восьми атмосфер. Сначала заключенные на пущенную воду не обращали внимания и продолжали стоять, но когда напор воды достиг восьми атмосфер, живая цепь из заключенных дрогнула и стала пятиться дальше от струи воды, в это время в жилую зону было введено 100 надзирателей и солдат без оружия, которые буквально растаскивали заключенных и выводили за зону, таким образом заключенные были все выведены за зону. Некоторые заключенные оказывали упорное сопротивление, таких солдатам и надзирателям пришлось за зону выносить на плечах. За зоной заключенные беспрекословно подчинились требованиям охраны, были разбиты на группы по 100 чел. и под отдельными конвоями разведены по тундре, где производилась проверка и изъятие организаторов, руководителей, активных участников и подстрекателей волынки. Всего изъято было 1000 чел., которые были помещены в отдельное помещение за жилой зоной лагерного отделения. После этого все остальные заключенные были водворены обратно в жилую зону.

Таким образом, волынка заключенных и в 6-м женском отделении лагерном отделении была ликвидирована.

Через день все заключенные женщины вышли на работы. На работу вышли и заключенные, которые были изъяты из общей массы заключенных.

Таким образом, волынка заключенных в Горном лагере МВД СССР, за исключением 3-го лагерного отделения (каторжан) была полностью ликвидирована.

После ликвидации волынки в 1-м, 4-м, 5-м и 6-м лагерных отделениях производительность труда заключенных заметно повысилась*. (Подробные данные о повышении производительности труда при публикации опущены)

В результате проведенных мероприятий во всех лагерных отделениях Горного лагеря было изъято 2920 заключенных, активно участвовавших в волынке.

Из числа изъятых заключенных 45 чел. арестованы как организаторы саботажа и 365 активных участников и подстрекателей оформлены для водворения на тюремный режим, 1500 заключенных участников волынки переведены для дальнейшего содержания в Береговой лагерь г.Магадан.

Остальные 1010 изъятых заключенных размещены отдельно от всех других заключенных в двух вновь организованных лагерных пунктах.

В процессе работы комиссии поступило от заключенных 2209 заявлений и жалоб.

Все жалобы и заявления комиссией МВД СССР рассмотрены, и результаты рассмотрения под расписку объявлены заключенным, подавшим заявления.

О третьем лагерном отделении (каторжан)

Группа заключенных, возглавляемая бандглаварем ВОРОБЬЕВЫМ, имеющим судимости, в том числе три судимости по 25 лет, вывесили в лагерном отделении черные флаги и контрреволюционные лозунги, собрав группу заключенных, главным образом из числа украинских националистов, решила в жилую зону лагерную администрацию не пускать и от выхода на работу отказаться.

Указанная группа заключенных развернула разнузданную антисоветскую деятельность, одновременно запугивая и угрожая расправой заключенным, не желающим принимать участие в волынке.

Для руководства волынкой был создан так называемый «комитет», куда вошли 23 чел.

Прикрываясь лозунгами о советской законности и играя на чувствах заключенных, кучка провокаторов приступила к практическим действиям. Главари волынки проводили собрания и митинги, на которых агитировали заключенных на работу не выходить и лагерную администрацию в лагерь не пускать. Затем главари волынки стали собирать жалобы и заявления о якобы имевшем место «произволе» над заключенными, о «неправильном осуждении» и т.д.

На неоднократные предложения комиссии МВД СССР прекратить волынку и дать возможность разобраться в создавшейся обстановке группа главарей якобы от имени лагерного населения отклонила эти предложения и в развязной форме потребовала прибытия в лагерь правительственной комиссии.

Чтобы удержать массу заключенных, главари волынки составили списки всех заключенных и заставляли их подписаться в знак солидарности и решения продолжать саботаж до приезда правительственной комиссии, которая якобы должна освободить всех заключенных от дальнейшего отбытия наказания.

В результате принуждения и угроз большая часть заключенных поставила свои подписи, часть заключенных от подписей отказалась. Так, заключенный врач ДВАЖАШВИЛИ, отказавшись подписать провокационный документ, в знак протеста принял отравляющее вещество.

Из агентурных и официальных материалов, а также из показаний заключенных, выбежавших из зоны, было установлено, что организаторы и руководители саботажа в своей преступной деятельности не брезгуют никакими средствами и в целях провокации идут на самые подлые приемы.

В конце июня 1953 г. бандглавари заявили администрации лаготделения, что в жилой зоне в тяжелом состоянии находится заключенный АНДРЕЮК, которому требуется срочное врачебное вмешательство. Учитывая это, санотделом Управления лагеря были приняты меры к эвакуации больного в центральную больницу ИТЛ. Как было установлено исследованием, болезнь заключенного АНДРЕЮК относилась к числу легких заболеваний и эвакуации из лаготделения не требовалось. Бандглавари решили использовать пребывание АНДРЕЮКА в больнице для распространения ложных слухов. При обыске у него была обнаружена и изъята листовка, выпущенная организаторами волынки и стихотворение антисоветского содержания.

После исследования АНДРЕЮК был возвращен в лаготделение. Как показали свидетели, организаторы саботажа использовали этот факт в своих антисоветских преступных целях. Они задушили АНДРЕЮКА, а затем его труп носили по баракам, демонстрируя «зверства чека».

Не ограничиваясь этим провокационным трюком, члены созданного «комитета» изготовили несколько сот листовок и при помощи специально изготовленных змей распространяли их на территории Норильска. В листовках провокаторы писали:

«Братья и сестры.
Вас просят заключенные 3-го лаготделения сообщить Правительству о произволе, который распространился и на тяжелобольных. Эти безобразия творит лагерное руководство. В ночь на 30 июня из лагеря в городскую больницу был взят заключенный Андреюк, ему надлежало оказать медицинскую помощь. Вместо этого человека с потерянным сознанием допрашивали оперативные работники УМВД, угрожая ему респрессиями».

Кроме указанной листовки бандглаварями разбросаны десятки других листовок, которыми буквально наводнили территорию Норильска, лагерные пункты ИТЛ и завод № 25.

Для разбрасывания листовок заключенными изготовлялись змеи больших размеров, при помощи которых они за один подъем змея разбрасывали до 120 листовок.

По заявлению выбежавших из зоны 11 июня с.г. заключенных, бандглаварями в котельной бани создана кузница, в которой в массовом количестве изготовлены ножи, пики, ломики и другое холодное оружие, предназначенное для нападения на охрану лагеря в случае ее входа в зону лагерного отделения.

В этих же целях по указанию бандглаварей возле каждого барака были собраны груды кирпичей, которые предназначены для той же цели.

По сообщению заключенного Залоева, главарь банды ВОРОБЬЕВ и его подручные изготовили в пошивочной мастерской лаготделения форму военнослужащего войск МВД, которую намерены использовать для побега за пределы лаготделения в случае проведения операции по выводу заключенных из зоны.

Чтобы удержать массу заключенных в повиновении, организаторы саботажа наряду с террором проводили изоляцию неблагонадежных заключенных, не желающих участвовать в волынке. Для этой цели главари организовали изолятор, где поместили 20 заключенных.

Эти факты свидетельствовали о том, что организаторы и руководители саботажа в 3-м лагерном отделении и их приспешники зашли так далеко, что их деятельность носит явно выраженный антисоветский характер и приняла форму открытого мятежа.

Своим вызывающим поведением, распространением всевозможных провокационных листовок по городу организаторы саботажа влияли на гражданское население, разлагали лагерное население ИТЛ и стремились поднять волынку в других лагерных отделениях особого лагеря.

В течение полутора месяцев комиссия МВД СССР проводила различные мероприятия и принимала всевозможные меры к ликвидации волынки мирным путем, но успеха не добилась.

В связи с этим необходимо было принять решительные меры к прекращению этого антисоветского выступления.

Комиссией МВД СССР был детально разработан план ликвидации волынки в 3-м лагерном отделении, в котором предусматривалось два варианта. По первому варианту намечалось еще раз объявить заключенным о ликвидации 3-го лагерного отделения и всем выходить за зону. Если по первому варианту успеха не будет, применить второй вариант. Вторым вариантом предусматривалось ввести в зону вооруженную охрану, расчленить зону на части и таким путем вывести всех заключенных за зону.

В данное время этот план ликвидации волынки заключенных в 3-м лагерном отделении осуществлен, и волынка в 3-м лагерном отделении полностью ликвидирована.

Организаторы, руководители, активные участники, пособники и подстрекатели из общей массы изъяты и сосредоточены в отдельном лагерном пункте. Главари волынки арестованы и привлекаются к уголовной ответственности.

Причины возникновения волынки в Горном лагере

Основной причиной, вследствие чего стала возможной такая массовая волынка и массовое неповиновение заключенных в Горном лагере, является крайне слабая работа оперативного и режимного аппаратов лагеря и его малочисленность.

Оперативный состав лагеря понимал свои задачи неправильно, отрывал агентурно-оперативную работу от задач по укреплению охраны, режима и изоляции заключенных в лагере. Вместо своевременного выявления и пресечения в зародыше намерений и попыток заключенных к созданию в лагере нелегальных антисоветских формирований оперативный аппарат, вскрывая среди заключенных эти формирования, заводил на них агентурные разработки, выжидая, пока это подполье обрастет активом, распространит свою деятельность за пределы лагеря и приступит к практическому осуществлению своих преступных замыслов.

Режимные работники по существу режимом содержания заключенных не занимались, а проводили только ежедневные поверки, выводы заключенных на работу и прием их после работы. Режимные работники лагерных отделений на производстве не бывали.

Используя попустительство оперативного аппарата и работников режима, наиболее враждебно настроенные к Советской власти заключенные сумели безнаказанно организоваться, привлечь на свою сторону демагогическими и провокационными призывами значительную массу заключенных, пытались в этой волынке выступить от имени всех заключенных как организованная политическая сила с требованием освобождения из лагеря всех заключенных.

Формами борьбы за эти требования организаторы волынки избрали массовый отказ от работы, компрометирование работников лагеря, используя для этого ошибки и недочеты в работе отдельных работников лагеря, а также заявления о том, что все заключенные осуждены неправильно и являются жертвами органов МГБ и МВД.

Одной из причин, которая облегчила организаторам саботажа привлечь на свою сторону значительную массу заключенных, является грубое обращение с заключенными со стороны работников охраны и работников надзирательской службы, а также невнимательное и бюрократическое отношение со стороны лагерной администрации к жалобам и заявлениям заключенных.

Полковник М.Кузнецов
Генерал-майор А.Сироткин
Полковник А.Киселев
Полковник Г.Гротов
Полковник Ф.Теплов
Полковник В.Михайлов
Подполковник В.Краюхин
Майор А.Богданов*

Резолюция: Ознакомить т.т. Клейменова, Евсенина, Денисова, Ильина, Волхонского, Достовалова, Панюшкина, Кочарцева, Евграфова, Попова, М.Кузнецов. 3/IX-53.

ГАРФ. Ф. Р-9413. Оп.1. Д.159. Л.162-180. Подлинник.
_________________________
*Документ подписан М.В.Кузнецовым, Г.И.Громовым и А.С.Богдановым.


 

В 1954 году начался пересмотр дел осужденных по политическим статьям. Но серьезной реформы советской пенитенциарной системы так и не произошло — в этом убеждают далее публикуемые документы. Принудительный труд КПСС отменять не собиралась ни при Хрущеве, ни при Брежневе — Закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» был принят только 18 октября 1991 года.

Мы обращаемся ко всем, кто занимался реабилитацией — собственной, родителей, других родственников: расскажите, как это было, что вы узнали об обстоятельствах, при которых были лишены свободы вы сами или дорогие для вас люди.

Адрес, по которому мы ждем ваших рассказов, в начале этой книги.

Галина Касабова

Из книги
«Россия. XX век. Документы.
Реабилитация: как это было»

19 августа 1953 г. Президиум ЦК КПСС
Товарищу Маленкову Г.М.
Товарищу Хрущеву Н.С.

В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС представляем при этом проекты Постановления Совета Министров СССР «Об особых лагерях и тюрьмах МВД СССР» и Указа Президиума Верховного Совета СССР о частичном изменении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР».

Просим их рассмотреть.

К.Ворошилов,
С.Круглов,
К.Горшенин

Проект
Совет Министров Союза ССР

Постановление

« » августа 1953 года №______
Москва, Кремль

Об особых лагерях и тюрьмах МВД СССР

В целях обеспечения должной изоляции особо опасных государственных преступников и поддержания в особых лагерях и тюрьмах МВД СССР строгого режима, Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. В частичное изменение Постановления Совета Министров СССР от 21 февраля 1948 года № 416-159 установить, что к категории особо опасных государственных преступников, подлежащих содержанию в особых лагерях и особых тюрьмах МВД, отнести осужденных к лишению свободы за измену Родине, шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков и эсеров.

2. Поручить МВД СССР с участием Генерального Прокурора СССР и Министерства юстиции СССР в 3-месячный срок пересмотреть состав заключенных особых лагерей МВД, оставив в них лишь особо опасных государственных преступников, перечисленных в п.1 настоящего постановления. Остальных заключенных передать для отбытия наказания в общие лагеря Министерства юстиции СССР.

3. Распространить на заключенных, содержащихся в особых лагерях МВД СССР, выполняющих и перевыполняющих производственные нормы, зачеты рабочих дней в порядке, установленном Постановлением Совета Министров СССР от 22 мая 1948 года № 1723-688.

Ввести для заключенных, содержащихся в особых лагерях МВД СССР и в лагерных подразделениях для каторжан, 9-часовой рабочий день, снять с одежды заключенных номерные знаки, предоставить заключенным особых лагерей МВД право переписки с родственниками один раз в месяц.

4. МВД СССР разработать и внести на утверждение Совета Министров СССР инструкцию «О режиме содержания заключенных особых лагерей МВД СССР».

Проект
Не подлежит публикации

Указ Президиума Верховного Совета СССР

О частичном изменении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР»

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Во изменение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР » направление в ссылку на поселение из числа особо опасных преступников, отбывших наказание, производить только наиболее неисправимых лиц на срок от 3 до 7 лет с учетом персональных характеристик, данных администрацией лагерей и местной прокуратурой.

2. Не применять направления в ссылку на поселение к заключенным особых лагерей и тюрем, если они по состоянию здоровья требуют за собой постороннего ухода (беспомощные инвалиды, дряхлые старики, лица, прикованные к постели в связи с неизлечимым недугом). За такой категорией лиц, находящихся в домах инвалидов, органам МВД надзор не осуществлять; этих лиц освобождать из особых лагерей и особых тюрем на общих основаниях.

Председатель Президиума
Верховного Совета СССР

Секретарь Президиума
Верховного Совета СССР

АПРФ. Ф.3. Оп.58. Д.168. Л.132-135. Подлинник. Машинопись.


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу