Аргиш длиною в жизнь

Аргиш длиною в жизнь


Исторический конкурс для старшеклассников «Человек в истории. Россия – XX век»

Таймырское муниципальное казённое образовательное учреждение «Хатангская средняя школа № 1»

Научно-исследовательская работа

Кузьмина Алина
Таймырское муниципальное казённое образовательное учреждение «Хатангская средняя школа № 1»
Класс 11 «б»

Научный руководитель Сирич Светлана Валерьевна, учитель истории и обществознания

Хатанга, 2013 г.

Содержание

Введение
1. Как всё начиналось…
2. Работа в Красном чуме.
2.1. Знакомство с долганами.
2.2. Нганасане.
2.3. Кочевье с нганасанами.
3. С любовью к Таймыру ...
Заключение
Список использованной литературы.
Приложение.
Примечания.

Введение.

… Сорок лет тому назад мне посчастливилось больше пешком, чем на оленях, пройти по всей тундре Хатангского района, от посёлка Хатанги до истоков реки Подкаменной, что протекает у подошвы хребта Бырранга. Маршрут исчисляется двумя тысячами километров.
А.М. Хазанович, 1977 г.

Моя исследовательская работа посвящена Амалии Михайловне Хазанович. Женщине, которая, по моему мнению, совершила гражданский подвиг, отдав всю свою жизнь делу преобразования Таймыра. Амалия Хазанович действительно достойна того, чтобы её помнили и ею восхищались. В 2012 году Хатангская средняя школа № 1, отпраздновала свой 85-ый юбилей. В этом же году Амалии Михайловне могло бы исполниться 100 лет. Во время экскурсий посвященных истории нашей школы я и узнала о молодой девушке по имени Амалия, которая добровольно приехала на Восточный Таймыр из Москвы в тридцатые годы прошлого века с целью помочь местному населению в ликвидации безграмотности. Меня искренне заинтересовала история этой девушки, и я с большим интересом прочитала книгу, больше напоминающую личный дневник Амалии Михайловны Хазанович «Друзья мои нганасаны».

Жизненный путь Амалии Михайловны может стать хорошим примером для подражания моим ровесникам. Примером самопожертвования, гражданского мужества, верности собственным идеалам, невзирая на возникающие трудности. Желая донести свет знаний до самых отдаленных уголков Таймырской тундры, Амалию не остановили ни суровые климатические условия нашего региона, ни особенности жизни и быта коренного населения проживающего здесь. Я хочу, чтобы подвиг Амалии Хазанович не был забыт.

Мне повезло, что директор нашей школы Токаренко Алла Ивановна имела возможность лично встречаться с Амалией Михайловной во время её приезда в Хатангу и посещения нашей школы. Алла Ивановна с удовольствием поделилась впечатлениями от этой встречи. В основу моего исследования легли личные воспоминания Хазанович, о своей работе на Таймыре имеющиеся в её книге, статьях и заметках напечатанных в газете «Советский Таймыр».

Моя исследовательская работа состоит из трёх разделов. Первый – как всё начиналось, в котором я попыталась представить себе детство и юность Мали. Отметить особенности её характера. Второй – работа в Красном чуме, включает в себя просветительскую работу Амалии Хазанович среди долган и нганасан в Хатангской тундре. Третий - с любовью к Таймыру, описание жизни и деятельности Хазанович в 40-70-е годы XX века.

Содержание глав моей работы хорошо отражают поставленные передо мной в процессе исследования задачи. Во-первых – проанализировать жизненный путь Амалии Хазанович, начиная с раннего детства, с целью познакомиться с особенностями формирования её характера. Во-вторых –описать работу совсем ещё молодой Амалии в сложных и непривычных для неё условиях, среди населения, являющегося носителем отличной от славянской культуры северных народностей. В - третьих – ещё раз напомнить себе и моему поколению, что такое патриотизм, любовь к Родине, самопожертвование и самоотдача.

Во время исследовательской работы я использовала такие методы как анализ литературы содержащей факты из биографии Амалии Михайловны Хазанович, сведения из периодических изданий. Изучение и обобщение уже имеющихся у меня данных, материалы архивов школьного музея и музея-заповедника «Таймырский» с. Хатанга. Беседа с людьми, имеющими возможность встречаться с Хазанович лично.

1. Как всё начиналось….

Амалия Хазанович родилась 25 июня 1912 года в городе Иркутске.

Что происходило в нашем государстве в эти годы?

Ещё императорская Россия пережила поражение в Русско-японской войне и первую революционную волну. В стране сложилась тяжёлая экономическая ситуация, голод, разруха стали обыденным явлением. Детство Амалии пришлось на период Первой мировой войны и революции, а затем переворота большевиков в 1917 году и кровопролитную гражданскую войну. Только в 20-е годы XX века молодое советское правительство нашло возможность заняться восстановлением экономики и стабилизацией жизни граждан своей страны. Можно себе представить, как тяжело было детям.

Про детские годы Амалии мне удалось собрать мало информации. Известно только, что она рано потеряла отца.(1) Боль утраты от потери близкого человека сделала её чуткой к чужой боли, отзывчивой к чужому страданию. Искренне поверив в то, что советская власть принесёт гражданам нашей страны только радость и счастье, возможность жить в светлом коммунистическом будущем в числе первых вступила в ряды пионеров Сибири. Вот как она вспоминает об этом: «Советская власть окончательно установилась в Сибири в 1922 году. Я жила тогда с родителями в Иркутске. Однажды увидела ребят в красных галстуках, узнала, кто такие, и записалась в пионерский отряд при организации дяди.»(2)

Ещё одно воспоминание из детства связано с пребыванием Амалии в пионерском лагере. Деревенского мальчика в ногу укусила змея. Юная санитарка Маля не растерялась, высосала яд из ранки и спасла ему жизнь. Все эти факты из биографии Амалии Хазанович говорят о твёрдости её характера, сформированном уже в юном возрасте, огромном желании приносить пользу людям.

Трудовую деятельность Амалия начала в 1929 году, в семнадцать лет стала работать в Москве на Бирже труда. В 1930 вступила в комсомол. Затем, по путёвке комсомола была направлена на Урал, где несколько лет работала секретарём исполкома сельсовета, заведующей избой-читальней. Изба-читальня - один из видов сельских клубных учреждений в СССР, центр политической пропаганды и культурно-просветительской работы в деревне.(3) Потом снова приехала в Москву, где стала работать литературным сотрудником «Московской колхозной газеты».(4)
10 августа 1933 года из Мурманска вышел грузо-пассажирский пароход «Челюскин» с заданием пройти за одну навигацию Северный морской путь и выйти через Берингов пролив в Тихий океан. Возглавил экспедицию начальник Главсевморпути профессор (впоследствии академик) О. Ю. Шмидт, капитаном парохода был В. И. Воронин. 13 февраля 1934 года «Челюскин» был раздавлен льдами и затонул в Чукотском море в 287 км от мыса Северного (ныне мыс О. Шмидта) и в 267 км от мыса Уэлен. Люди успели высадиться на льдину, выгрузили всё необходимое и разбили лагерь.Два месяца челюскинцы провели на дрейфующей льдине. Их спасала в буквальном смысле слова вся страна.

Первым лагерь челюскинцев среди арктических снегов нашел летчик Анатолий Ляпидевский. 7 летчиков, участвовавших в спасении экспедиции, стали первыми Героями Советского Союза. Они стали первыми, кого встречали по прибытии как народных героев своего времени.Челюскинская эпопея по масштабам спасательных работ заняла особое место в истории покорения Арктики и явилась одной из ярких страниц в истории советской авиации. Много советских людей захотели повторить подвиг челюскинцев, продолжить освоение Арктики, посвятить свои жизни благу страны. Челюскинская эпопея глубоко потрясла Амалию, она не просто сопереживала этим людям, она сама решила отправиться на покорение Севера, как только представиться возможность.

14 апреля 1934 года в газете «Комсомольская правда» было напечатано постановление ЦК ВЛКСМ о первом призыве 100 комсомольцев на освоение Арктики. И Амалия решила «посвятить себя работе на далёком Севере».(5) В 1934 году она работала инструментальщицей Московского завода механизации сельского хозяйства, училась на третьем курсе института механизации сельского хозяйства, была культпропом (т.е. партийным работником, ведавшим агитацией и пропагандой в первые годы советской власти), охотно следила за газетами и делала сообщения о челюскинцах. Мечтала отправиться на Севери даже написала письмо в «Комсомольскую правду». Но в первую сотню поехавших на Север добровольцев по комсомольской путевке Амалия не попала. В райкоме комсомола для нее было другое задание, ее решили отправить в колхоз Лыткарино Ухтомского района Московской области на культурно - массовую работу... Она не хотела ехать в колхоз. И всё же - комсомол сказал: надо - и она отправилась.

Девять месяцев прожила Амалия в колхозе. Она ставила спектакли и перевоспитывала хулиганов. И опять заведовала избой-читальней, заслужила звание – «лучший избач». Водила селян за тридцать вёрст в Москву смотреть «Чапаева». С утра и до позднего вечера работала. Но, мечта покорить Север так и не оставляла её. Хазанович настойчиво писала письма в "Комсомольскую правду" и ЦК ВЛКСМ с одним вопросом - когда же пошлют в Арктику?

2. Работа в Красном чуме.

2.1 Знакомство с долганами.

В мае 1936 года Амалию Михайловну Хазанович вызвали в Главное управление Северного морского пути и предложили поехать в Хатангскую культурную базу на Таймырском полуострове заведующей Красным чумом. Конечно, молодая девушка, а ей тогда ещё не исполнилось 24 года, и представления не имела, что такое Красный чум. Ей объяснили: «Красный чум – то же, что и изба-читальня. В него впрягают оленей, и он передвигается вместе с кочевым населением. Содержание работы вам знакомо, только условия потрудней.»(6) Трудностей Амалия не боялась и согласилась. До Хатанги она добиралась сначала поездом из Москвы до Красноярска, потом на пароходе до Дудинки и наконец «тяжёлый бомбардировщик, ведомый полярным лётчиком Павлом Головиным, приводнился на реке Хатанга, на высоком берегу которой расположился посёлок из 24 домов.»(7) Это произошло 3 августа 1936 года. (Приложение 1)

Начать работу Хазанович предложили на станке Исаевском, который был расположен на условной дороге между Волочанкой и Хатангой. 18 октября Амалия Михайловна попрощалась с Хатангой и отправилась туда к кочевым долганам. (Приложение 2)

Долганы — один из малочисленных народов Севера. Самоназвания — долган, тыакихи. Свое название долганы получили по имени одного из эвенкийских родов долган. Традиционные занятия долган - кочевое оленеводство, охота на дикого северного оленя, пушной промысел и рыболовство. Лето долганы проводят со стадами оленей в тундре, зиму — в лесотундровой зоне.

Амалия, расположившись в маленьком мобильном балке, передвигалась по тундре вслед за кочевыми оленеводами и непосредственно в тундре учила их грамотности, правилам общения, простым бытовым навыкам, в том числе, личной гигиены, оказывала первую медицинскую помощь, слыла интересной рассказчицей. Но главное – она всей душой искренне полюбила этих людей, и эта любовь оказалась взаимной.

2.2. Нганасане.

Однажды на станок к долганам, с которыми кочевала Амалия Хазанович, приехал гость Андрей Андреевич Попов, - этнограф, старший научный сотрудник Института археологии, антропологии и этнографии Академии наук СССР, начальник экспедиции по изучению этнографии нганасан. Из беседы с ним вечером в Красном чуме Амалия узнала, что нганасаны - самый северный народ мира, про них мало, что известно. Нятанса (самоназвание нганасан), что означает "олений народ", их всегда насчитывается от 700 до 900 человек - в равновесии с численностью олений в Таймырской тундре. Живут нганасаны хуже, чем долганы. Вместо удобных нартенных балков у них холодные шестовые чумы. Отапливаются чумы внутри костром. Вместо европейской одежды из тканей, какую носят долганы и якуты, нганасаны пользуются исключительно меховой одеждой. Меховые штаны, рубахи, обувь надевают на голое тело. Любимыми цветами нганасан считаются белый, чёрный и красный. У нганасан есть легенда, что они произошли от гагары, в оперении которой присутствуют эти три цвета, чем объясняется выбор такой цветовой гаммы.

В прошлом у нганасан свадебные обряды начинались со сватовства, но свобода добрачных отношений часто делала его формальным. Сватом чаще всего выступал родственник жениха со стороны матери, но это было необязательным.

Бытовал обряд приобщения жениха к огню невесты, так как огонь в чуме считался собственностью жены. Затем следовало свадебное угощение, причем начать его должна была невеста. Собирались все люди стойбища, заводили танец – хоровод. По окончании празднества совершался обряд с очагом. Когда огонь догорал, жених сажал невесту на свои нарты и гости отправлялись на стойбище жениха.

При свадебной церемонии использовали особую, нарядную упряжь. Впоследствии её используют только один раз, на похоронах хозяина.

Обряды, связанные с беременностью и родами, вступали в силу при первых признаках беременности. С этого времени женщина считалась «нечистой» и на неё налагались различные запреты.

Рождение ребенка – большая радость в семье нганасан. Если ребёнок был сильно похож на отца или мать, это считалось плохим предзнаменованием: значит, он пришёл заменить кого – то из родителей, так как тот должен вскоре умереть.

В семье нганасан хозяином считался мужчина, женщина занимала самое бесправное и тяжёлое положение, с её мнением никто не считался. Как нечистое существо, она подвергалась различным унизительным запретам. Ей запрещало съедать голову и язык дикого оленя, спать на его шкуре. Женщина, перешагнув через какой – либо предмет, оскверняла его.

Основу религиозных представлений нганасан составляет комплекс доанимистических и анимистических представлений. Явления природы, вещи одухотворялись. Осенью приносили в жертву духам священных сопок- оленей или собаку. Весной жертвовали оленей реке. По представлениям нганасан весь мир был заселён добрыми и злыми духами.

Почти у каждой кочевой группы был свой шаман. Он общался с миром духов и просил обеспечить людям здоровье, счастье, и благополучие.

Шаманские костюмы отличались богатством подвесок, причём многие шаманы имели по два костюма и по нескольку бубнов на разные случаи камлания. Костюмы состояли из головного убора, плаща с отдельным передником и обуви, иногда из комбинезона, подобно женскому. К другим атрибутам шаманов относились, кроме бубнов, шкурки птиц, животных, железные трости и т. п.

Так же Амалия узнала, что до последнего времени нганасаны активно сопротивлялись организации у них ликбеза, еще в 1932 г во время кулацкого восстания русскую учительницу привязали к санкам и разорвали надвое. Когда в 1934 г. у нганасан снова появился учитель, они посадили его на нарты и молча, вывезли из тундры. В 1936 г приехал учительствовать комсомолец Бобров - секретарь кочевого совета. Но как только нганасаны узнали, что он хочет их учить, его попросили уехать, ему пришлось подчиниться. Много и подолгу рассказывал А. А. Попов Амалии Хазанович о нганасанах, и в конце всегда добавлял, что нужно много поработать среди нганасан, чтобы они приняли к себе учителя, чтобы они поняли пользу грамоты, учебы. Нелегкая это задача, но вместе с тем и благородная...
Нганасаны – это малочисленная северная народность, с особым бытом, традиционным мировоззрением. Духи природы и шаманы как проводники воли духов играют первостепенную роль в жизни нганасан, влияют на принятие ими любого решения и кажется, что изменить традиционный уклад жизни этой народности не представляется возможным.

2.3. Кочевье с нганасанами

Молодая женщина с большим вниманием слушала рассказ Попова и думала: "А почему бы мне не попробовать свои силы, почему бы не использовать опыт работы у долган, на новом кочевье с нганасанами?"(8). Эта мысль уже не покидала ее. В апреле она составила докладную записку на имя начальника Хатангской культбазы с просьбой включить ее в культбригаду для летнего кочевания с нганасанами, а, в крайнем случае - отправить ее одну. Письмо с нарочным ушло в Хатангу.

11 апреля 1937 года Амалия попрощалась с исаевцами. 1 мая она встретила в Хатанге. Вопрос о летнем кочевании с нганасанами был уже решён. Хазанович предстояло поехать одной, потому что культбригаду собрать не удалось. Она стала готовиться к новому пути. Для Красного чума она не могла взять много вещей, но и без наглядных пособий не смогла бы проводить работу. Поэтому она взяла «часы, компас, ящик со свечами, альбом о Красной армии, челюскинцах, физкультурниках, комплекты журналов «СССР на стройке», географическую карту, разрезную азбуку и цифры, буквари, грифельную тетрадку и мелки, цветные карандаши, домино, шахматы и шашки,… волейбольный мяч и сетку.»(9)

3 мая 1937 года начинается новая страничка из дневника жизни Амалии Хазанович. Перед ней встали две очень трудные и совсем разные задачи: добиться того, чтобы нганасаны поняли пользу грамоты и гигиены, и изменить отношение нганасан к женщине.

Нганасаны не мыли руки перед едой. Никогда не мыли посуду. Недопитый чай из чашек сливали обратно в общий чайник. Туда же отправлялись и чаинки, осевшие в чашках. Вот в какие условия добровольно отправлялась Амалия. Ее предупреждали, чтобы она не смотрела, как готовится пища, опасаясь, что она не сможет ее есть и тем оскорбит нганасан, по натуре своей очень гостеприимных.

«Грамота приносит вред. От нее не будет удачи в охоте и рыбалке» — в этом нганасан убедили шаманы. «Если нганасаны учиться станут, шибко болеть будут, умирать будут».(10) Нганасаны называли женщину «поганой бабой». И это была не брань, а определение социального положения. Женщина считалась поганым существом. Слово «поганая» включало элемент проклятости. И ярче всего это проявлялось в том, что чум, в котором женщина рожала, бросали вместе со всем, что в нем было.

Кто знает, какие мысли посещали молодую женщину, приехавшую из столицы в этот богом не обласканный уголок земли. Сколько мужества, терпения понадобилось ей, чтобы не просто выжить в этих суровых условиях, но и научить этих не простых людей основам грамоты, гигиены, культуры. Уважение и признание придут позже, а впереди долгие дни и месяцы упорного труда, выдержки и, наверное, ночных слёз. В своем дневнике она писала: "Лично я, не жалея, отдаю свои знания, свой труд до конца, до предела моих сил, хотя переношу великие трудности. Здесь я учусь у жизни".(11)

Если говорить подробнее о кочевье Амалии с нганасанами то мне больше всего запомнилось, как она ухаживала за своим любимцем – трёхлетним малышом Лямо. Она искупала его, сшила ему одежду, и одела в неё. Лямо стал похож на европейского мальчика. Все хотели сделать то же самое, но никто не решался «нарушить веру». Первым после Лямо решил вымыться старик Тамтумаку. После мытья он долго рассказывал всем об испытанном удовольствии, мужчины ему завидовали.

Воля, тактичность поведения, умение приспособиться к ужасным санитарным условиям (лишь бы не оттолкнуть людей) и многое другое нашлось у нее, что помогло ей завоевать доверие, стать из «поганой бабы» уважаемым человеком. Она добилась самой высшей благодарности нганасан. После одной из удачных охот все охотники, с которыми она кочевала, принесли ей по оленьему языку. Это было наибольшим проявлением уважения.

Живя среди нганасан, Амалия Михайловна проводила и работу по организации промыслово-охотничьего товарищества. И с этой работой она прекрасно справилась. Товарищество назвали «Ленинский путь», в него вошло 10 хозяйств. Председателем избрали Асянду Васептэ. (Приложение 3)

Так закончилось летнее кочевание Амалии Хазанович с нганасанами. На следующий день она стала собираться в Хатангу. Об ее отъезде жалели, приглашали приезжать зимой в теплом балке. Амалия была растрогана и забыла обо всех мытарствах шестимесячного кочевания.

5 декабря 1936 года на VIII Всесоюзном чрезвычайном съезде Советов была принята новая Конституция СССР, согласно которой все граждане СССР независимо от их пола и национальности получили основные демократические права и свободы.

Высшим руководящим органом страны стал Верховный совет СССР. Первые Выборы в Верховный Совет СССР прошли в 1937 году. Как известно, Конституция СССР 1936 года ввела всеобщие, равные, прямые выборы при тайном голосовании во все органы власти, что означало новый этап в развитии советского избирательного права. И это значительное событие в истории нашей страны не прошло без участия Амалии Михайловны.

5 ноября 1937 года Амалия Хазанович въехала в Хатангу после длительного кочевания с нганасанами. Сразу по ее приезду Амалию Михайловну избрали секретарем участковой избирательной комиссии по выборам в Верховный Совет СССР по Вадеево-Нганасанскому округу. В ее обязанности входило: составление точных списков и выдача справок на право голосования. Участок был очень большой и трудный, но Амалию это не смущало. И у неё опять всё получилось.

День 12 декабря 1937 года запомнился всем жителям тундры. Впервые в голосовании участвовали женщины. Байдену Лапсака - 103-хлетняя избирательница сказала: "Более 200 лет прожила на земле (ведь у нганасан год считался за два) - первый раз сегодня поняла, что я настоящий нганасан - человек".(12)

После выборов Хазанович отправили на зимнюю работу в Таймырскую группу к нганасанам, чтобы закрепить успехи культурно-политической работы, проведенной во время выборов в Верховный Совет СССР. Вместе с ней приехала опытная фельдшерица - Гути Борисовна Шоломович. Время в работе шло незаметно. Кончилась полярная ночь.

Весной 1938 года Амалия с Г. Б. Шоломович вернулись в Хатангу. (Приложение 4) Длительное кочевье по заснеженной тундре – аргиш, для Амалии Хазанович с долганами и нганасанами закончилось. Завершилась ее двухлетняя работа в красном чуме.

3. С любовью к Таймыру…

После работы в Красном чуме проститься с Севером Хазанович не смогла, Арктика захватила и не отпускала её ещё целых пятнадцать лет. По признанию самой Амалии Михайловны, это были главные годы её жизни.(13) Она работала в отделе культуры Главсевморпути, аэрометеорологом метеостанции в бухте Кожевникова, старшим коллектором Нордвикской экспедиции, научным сотрудником Арктического института, старшим техником - метеорологом треста Арктикаразведка, старшим научным сотрудником горно-геологического управления Главсевморпути.

И везде, где бы не работала Амалия Михайловна, куда бы ни направляли её партия и комсомол, она всегда честно выполняла свой долг, отдавая все силы и энергию делу преобразования Таймыра.

В 30-е годы прошлого века на Таймыре организовались фактории. Работники факторий занимались приёмом мяса, рыбы и пушнины у местного населения, а также снабжали промысловые хозяйства всем необходимым. Товары для снабжения факторий приходили в Дудинский порт, грузы складывали на нарты, и кочевники гнали оленей от становища к становищу, доставляя товары на фактории. Весть о них опережала движение нарт. Однажды товары прибыли... Но почему-то не продавались. Народ волновался... Причина была простой: отправитель товаров не прислал накладных. И новым продавцам цены остались неизвестны. Их нельзя запросить по радио - его тогда на факториях не было, а можно получить, только проделав путь в Дудинку и обратно. На это требовалось не менее месяца. Население ждать не могло, работники факторий вынуждены были прикидывать цены на глазок. А когда пришли, наконец, накладные, оказалось, что многие цены не угадали, главным образом из-за разной сортности товаров. Вот тогда и начался судебный процесс над работниками факторий. В стране шёл 1939 год. Страшные репрессии, спровоцированные убийством 1 декабря 1934 года С.М. Кирова, вроде бы закончились.

Амалия узнала о начавшемся над сибиряками судебном процессе в Москве, в Политуправлении Главсевморпути, где работала в то время. Она понимала, что означала для реальной жизни долган и нганасан задержка продажи товаров до прихода накладных. Нужно было, пояснить это Генеральному прокурору СССР. И весной 1939 года она была на приеме у А. Я. Вышинского.

Андрей Януарьевич Вышинский известная в Советском Союзе личность. Вот некоторые факты из его биографии: в1901 году поступил на юридический факультет Киевского университета; в 1920—1921 годах преподаватель Московского университета и декан экономического факультета Института народного хозяйства имени Плеханова. В 1923—1925 гг. — прокурор уголовно-следственной коллегии Верховного суда СССР. В 1925—1928 годах ректор Московского государственного университета. Выступал как государственный обвинитель на политических процессах. С 11 мая 1931 года — прокурор РСФСР, с 21 мая того же года также заместитель наркома юстиции РСФСР.С июня 1933 года заместитель, а с марта 1935 года по май 1939 года — Прокурор СССР.

А. Я. Вышинский, всегда поддерживал политические решения руководства СССР, в том числе репрессии 1930-х годов. На политических процессах 1930-годов обвинительные речи Вышинского отличались особой грубостью, были наполнены резкими высказываниями, оскорбляющими честь и достоинство подсудимых — в частности, по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра, делу антисоветского троцкистского центра, делу антисоветского «право-троцкистского блока». Почти все обвиняемые по этим делам впоследствии были посмертно реабилитированы за отсутствием в их действиях состава преступления (Сокольников Г. Я., Пятаков Г. Л., Радек К. Б., Рыков А. И., Зиновьев Г. Е., Бухарин Н. И. и др.). Было установлено, что следствие по данным делам опиралось на сфальсифицированные доказательства — самооговоры обвиняемых, получаемые под психологическим и физическим воздействием (пытками).

Я не думаю, что Амалия Хазанович не знала, к какому опасному человеку ей пришлось обратиться. Но, она не испугалась, нашла нужные слова, аргументы и опять победила, справилась и молодые ребята, работники северных факторий были оправданы. Этот поступок хрупкой женщины достоин восхищения.

В грозные годы Великой Отечественной войны Амалия Михайловна была в Хатангском районе одним из инициаторов сбора средств в помощь фронту. По её призыву комсомольцы Нордвика взяли шефство над одним из детских домов. Там же, в Нордвике, она стала членом Коммунистической партии.

С 1957 года после окончания Высших экономических курсов при Госплане СССР и до самой пенсии Амалия Михайловна Хазанович работала в ЦСУ РСФСР. Но, ни на один год, ни на один миг не порывала она связи с Таймыром, который горячо любила, которому была предана всей душой до последних дней своей жизни. Она стала частью истории Таймыра, судьба тесно связала её с северной землёй и людьми, проживающими на ней. Поэтому аргиш Амалии Михайловны не закончился тогда, в Хатангской тундре, а продолжался всю её жизнь. Аргиш – это философия и жизненный путь северного человека и, на мой взгляд, Амалии Михайловне удалось пройти этот путь достойно, поняв и приняв жизнеутверждающие принципы Севера.

Её связывала долгая дружба с пионерами и комсомольцами округа, которым она завещала любить свою землю, продолжать дело старших поколений. В каждый свой приезд на Таймыр она видела, как всё более преображается древний край, как всё более меняется жизнь народов Севера, у истоков перемен которой она стояла. И искренне радовалась успехам северян.

Директор моей школы Алла Ивановна Токаренко, имела возможность лично встречаться с Амалией Михайловной во время её приезда в Хатангу в 1983 году. Она вспоминает о невысокой, уже в возрасте, но очень энергичной, обаятельной и общительной женщине. Со слов Аллы Ивановны поражало огромное количество знакомых Хазанович, казалось, что все коренные жители посёлка знают её лично, приглашают в гости как старого друга. Амалия Михайловна была участницей торжественного сбора дружины в нашей школе, много рассказывала о своей работе, о людях, к которым приросла всем сердцем. (Приложение 5) Часть личной библиотеки Амалии Хазанович согласно завещанию было передано школе №1 как драгоценная реликвия. В то время директором Хатангской школы была Алла Васильевна Лагутяева, она лично ездила в Москву за ней. Эти книги с экслибрисом А. Хазанович и поныне являются достоянием школьной библиотеки. (Приложение 6) Так же по завещанию великой учительницы после её смерти в 1986 году урна с прахом была привезена в Хатангу, где в РДК состоялось прощание. (Приложение 7) Затем Поротов Севастьян Николаевич, заместитель главы районного Совета депутатов Хатангского района с вертолета частично развеял прах по тундре, как того хотела Амалия. А в поселке Новая, где захоронена вторая часть праха, на высоком берегу Хеты стоит скромный обелиск с трогательной надписью:

«Мы пришли к тебе, Ама, нганасаны – твои друзья,
нам отцы передали, что должна ты вернуться сюда.
Мы хотим твои мысли превратить в добрый, долгий рассказ,
На санях своих быстрых унести твой последний наказ»

Есть что-то извечное в простом факте возвращения праха в те края, где человек оставил свое сердце. И это извечное утверждает жизнь. Недаром в 2011 году Глава муниципального района Сергей Батурин сообщил на открытии ежегодной Педагогической конференции об учреждении новой номинации для педагогов - «За верность профессии». Ее номинантами станут учителя и воспитатели, внесшие значительный личный вклад в развитие образования на Таймыре.

Представляя новую номинацию, Глава Таймыра отметил: «В 2012 году исполнится ровно 100 лет со дня рождения Амалии Михайловны, а в текущем году – 75 лет со дня приезда этой сильной женщины – учителя с большой буквы, на Таймыр. В свое время она не побоялась сурового климата Заполярья, неизвестности и неизведанности и выполнила свой профессиональный долг. Пусть же первая таймырская учительница станет для всех педагогов муниципального района символом верности профессии!»(14) А от себя мне хочется добавить, и примером патриотизма, горячей любви к своей Родине для нашего поколения, поколения XXI века!

Заключение

Никогда не отступала от поставленных целей, всегда мужественно преодолевала возникающие препятствия, родилась и воспитывалась в сложное время перемен, революций и войн, что закалило ее характер, не потеряла веру в себя, стремилась приносить пользу людям - всё это о ней, об Амалии Хазанович.

Совсем молодой девушкой приехала на крайний Север, в незнакомый ей регион, со сложными климатическими условиями. Несла свет знаний коренным народностям Таймырского полуострова. Проявила уважение к культурным традициям и обычаям северных людей. Сумела полюбить и оставить на Севере своё сердце. Семнадцать лет своей жизни Амалия Михайловна Хазанович отдала работе на Севере. И считала, что это главные годы её жизни. Осталась верна Северу и северянам, даже когда работала и проживала в Москве. Ни одна проблема северных регионов не оставила её равнодушной. Хазанович не побоялась в страшные 30-е годы репрессий заступиться за молодых работников северных факторий, которым грозили годы заключения в ГУЛАГе. По первому зову, приглашению приезжала в дорогой её сердцу регион.

Память об этой женщине навсегда останется в сердцах северян. Не зря в 2011 году Глава муниципального района Сергей Батурин на открытии ежегодной Педагогической конференции сообщил об учреждении новой номинации для педагогов - «За верность профессии», в честь Амалии Михайловна Хазанович. Мне бы очень хотелось, чтобы в нашем с. Хатанга поставили памятник Таймырской учительнице, ведь она достойна того, чтобы о ней помнили.

Список использованной литературы.

1. Комсомольская правда// 21 апреля 1934 г.
2. Советский энциклопедический словарь.- М.: Советская энциклопедия, 1980.
3. Хазанович А. Таймыр – любовь моя//Советский Таймыр, 5 июля 1977г.
4. Хазанович А.М. Друзья мои нганасане: Из таймырских дневников.- М.: Советская Россия, 1986. – с.8
5. Чукова Ю. москвичка из тундры. Документальный очерк.- http://www.krskstate.ru
6. Таймыр, ч. 2.- http://www.outdoors.ru
7. Управление общественных связей Администрации муниципального района.- http://www.krskstate.ru

Приложение 1.


Хатанга 1930-е г.

Приложение 2


Река Малая Хета, чум долганина, 1938. Усть-Енисейский район.

Приложение 3


Занятие грамотой с АсяндуВасептэ, стоит Агептэ, который занимается грамотой тайно от Васептэ, 1937 год.

Приложение 4


Село Хатанга. Дом, в котором жила А. Хазанович, 1938 год. Экспедиция Комитета Севера ВЦИК.

Приложение 5.


А. Хазанович в ТМКОУ «ХСШ № 1» на торжественном сборе дружины,
1982 г.

Приложение 6

Приложение 7


Районный дом культуры, 1986 г.

Примечания.

1. Львов А. Встречи с Амалией Хазанович//Хазанович А.М. Друзья мои нганасаны: Из таймырских дневников.-М.:Советская Россия, 1986.- с.163
2. Чукова Ю. москвичка из тундры. Документальный очерк.- http://www.krskstate.ru
3. Советский энциклопедический словарь.- М.: Советская энциклопедия, 1980.
4. Хазанович А. Таймыр – любовь моя//Советский Таймыр, 5 июля 1977г.
5. Комсомольская правда// 21 апреля 1934 г.
6. Хазанович А.М. Друзья мои нганасане: Из таймырских дневников.- М.: Советская Россия, 1986. – с.8
7. Хазанович А. Таймыр – любовь моя//Советский Таймыр, 5 июля 1977г.
8. Хазанович А.М. Друзья мои нганасане: Из таймырских дневников.- М.: Советская Россия, 1986. – с.40
9. Хазанович А.М. Друзья мои нганасане: Из таймырских дневников.- М.: Советская Россия, 1986. – с.49
10. Чукова Ю. москвичка из тундры. Документальный очерк.- http://www.krskstate.ru
11. Хазанович А.М. Друзья мои нганасане: Из таймырских дневников.- М.: Советская Россия, 1986. – с.54
12. Хазанович А.М. Друзья мои нганасане: Из таймырских дневников.- М.: Советская Россия, 1986. – с.139
13. Таймыр, ч. 2.- http://www.outdoors.ru
14. Управление общественных связей Администрации муниципального района.- http://www.krskstate.ru


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»