От Ленинграда - до Сибири: история одной блокадницы

От Ленинграда - до Сибири: история одной блокадницы


Министерство образования РФ
Министерство образования и науки Красноярского края
Управление образования Емельяновского района
МБОУ  Емельяновская средняя общеобразовательная школа №1

Выполнил:
Шнайдер Андрей,
ученик 10 «Б» класса ЕСОШ №1
Руководитель:
Прищепа Светлана Викторовна,
учитель истории и
обществознания.

Емельяново 2012

Содержание

Введение
Блокадный Ленинград
Семья
Дорога жизни
Встреча с отцом
Вторая родина
Приют для юных блокадников
Послевоенные годы
Поиск родственников
Заключение
Список используемой литературы
Приложение

Введение

Храню я в памяти своей,
Что было много лет назад.
Не позабыть тех страшных дней,
Что ты оставил Ленинград….

Это строки из стихотворения Соловлёвой Лидии Васильевны, участницы блокадного Ленинграда, посвящены героине моего исследования Шалуниной (Бацарашкиной)  Евгении Васильевне, на долю которой выпали немалые трудности и испытания во время войны. Казалось бы, каким образом связаны между собой далекий город на Неве и глухой сибирский поселок? А связь такая существует. Дело в том, что история детского дома нашего поселка начинается в годы Великой Отечественной войны, когда в Емельяново были эвакуированы дети из блокадного Ленинграда.

В 2010 году, как мы знаем, наша страна отмечала 65-летие Великой Победы над фашистскими захватчиками. Этой дате были посвящены разного рода мероприятия. На одном из таких мероприятий, которое проходило в районной детской библиотеке, присутствовал наш класс. Называлась встреча «Дети войны», и в ней принимали участие люди, которые в военные годы были детьми. Судьба блокадницы Шалуниной Евгении Васильевны меня очень  заинтересовала. Как выяснилось, каких-либо документов  об эвакуированном детском доме в поселке нет (архив Емельяновского района сгорел во время пожара в 1960-ых годах). Я решил заняться поиском хоть какой-нибудь информации, связанной с этой темой.

Эта тема актуальна еще и потому, что чем дальше по времени отодвигаются от нас годы Великой Отечественной войны, тем важнее все детали, все подробности тех великих событий, о которых могут рассказать их непосредственные участники. Их опыт, доставшийся дорогой ценой, не должен забываться, он должен сохраниться.

Цель исследования: воссоздание истории образование детского дома, эвакуированного из блокадного Ленинграда в посёлок Емельяново Красноярского края на основе биографии одной из его воспитанниц.

Задачи:
1)    изучить  информацию о блокадном Ленинграде и эвакуированных в Сибирь детских домах;
2)    записать воспоминания воспитанников и работников эвакуированного в п. Емельяново детского дома;
3)    сопоставить найденную информацию с материалом из официальных источников;
4)    оформить результаты поиска.

Блокада Ленинграда

Блокада Ленинграда -  наиболее трагический период в истории города. Для каждого, кто живет  в России, блокада Ленинграда - ключевое событие. Для старшего поколения, которое носят в себе эти воспоминания, - это часть жизни, которую они никогда не забудут.

Меньше чем два с половиной месяца после 22 июня 1941 года, когда Советский Союз был атакован нацистской Германией, немецкие войска  уже приближались к Ленинграду.  Красная Армия была отброшена,  и 8 сентября 1941 года немецкие армии полностью окружили Ленинград. Началась осада города, которая продолжалась около 900 дней, с 8 сентября 1941 года  до 27 января 1944 года. 2 млн. 887 тысяч гражданского населения оказались в кольце окружения[1]. Сюда попали и войска, защищавшие город: никто из них даже не рассматривал никаких призывов сдаться. Продовольствия и топлива   было  только на полтора месяца.

Весь общественный транспорт остановился. К зиме 1941 года не осталось никаких топливных запасов, водных поставок, почти никакой электроэнергии и очень небольшой запас продовольствия. В январе 1942 года, в разгар необычно холодной зимы было зарегистрировано самое низкое количество продовольствия в городе: на человека приходилось только по 125 граммов хлеба в день. Только за два месяца, - январь и февраль 1942 года - 200 тысяч людей умерли в Ленинграде от холода и голода. Но часть военной промышленности все еще работала,  и город не сдавался.

В январе 1943 года  блокада была прорвана советскими войсками, а через год  27 января 1944 года  была полностью снята. Сотни тысяч погибших лежат в братских могилах на кладбищах Санкт-Петербурга. Пискаревское мемориальное кладбище, где захоронено почти 500 тысяч людей, стало одним из наиболее значительных национальных военных памятников.

Два слова: дети и война! Как они могут быть рядом? Казалось, как их совместить? Но юным ленинградцам, детям блокадного города,  пришлось вместе с взрослыми перенести всю трагедию осажденного города. 

Детям было хуже, чем взрослым! Они не совсем  понимали, что происходит: почему нет папы, почему мама постоянно плачет, почему постоянно хочется, есть, почему по визгу сирены надо бежать в бомбоубежище ...Много детского почему? Но детским чутьём они понимали, что в их дом, в их страну  пришла  страшная  беда.

Семья

Из воспоминаний участницы блокадного Ленинграда Бацарашкиной Е. В.

 Евгения Васильевна Бацарашкина родилась в городе Ленинграде 1 апреля 1937 года. (Приложение 7)

Она с семьёй проживала на  Правом берегу Невы, в  доме №96, квартире 367 «и»,  на территории комбината имени Тельмана (приложение 8). Евгения Васильевна своего отца Шелгунова Василия Макаровича совсем не помнит, но знает, что он был «непростым человеком». Всё время ходил в пиджаке с галстуком и часто бывал в командировках.

О начале войны  ничего Евгения Васильевна не знала, но помнит, что как-то странно забеспокоились взрослые и стали плакать, повторяя в испуге страшные слова: «Война!.. Война!..» Но скоро  начались бомбёжки, стало холодно,  хотелось всё время есть,  и она стала осознавать, что такое война.

В конце 1941 года умерла младшая сестра  Зина.

Маму (Бацарашкину Александру Андреевну) плохо помнит, она ходила всегда в шинели и с белой сумкой на боку, возможно, была медсестрой.  В декабре 1941 года отца забрали на фронт. Он, наверное, служил на территории Ленинграда, так как иногда ночами приходил навестить семью.

Первое время маленькая Женя с мамой прятались в бомбоубежищах, там было очень холодно, сыро и трудно было дышать. Когда бомбёжки прекращались, все хотели поскорей глотнуть свежего воздуха и рвались наружу. Вскоре мама решила: «Если мы умрём, то лучше дома» и они перестали прятаться в бомбоубежище.

С каждым днем есть хотелось все сильнее, и  это ощущение голода всегда преследовало их.

В январе-феврале у мамы украли карточки на хлеб. Мама всё причитала: «Мы умрём с голоду». Но они не умерли, им помогла тётя Даша, которая приносила еду. Возможно, она работала на каком-то складе или получала больший паёк.

Водопровод не работал, и мама ходила с чайником за водой на реку Неву. Евгения Васильевна вспоминает, когда ей было 4 годика, мать оставляла её дома одну, усаживала на кровать, обкладывала подушками и одеялами и говорила:

«Сиди! Сиди!  А то замёрзнешь…». Женя боялась, что мама уйдёт и не вернётся.   В марте мама Жени ушла по воду и попала под бомбежку, во время которой получила тяжелое ранение. Её принесли на носилках полуживую. За ней ухаживала тётя Даша. Мама понимала, что она умрёт и всё говорила, что Женя пойдёт в детдом, а девочка плакала и  твердила: «Не умирай…, не хочу в детдом…!».

И утром 21 августа 1942 года случилось страшное горе:  мама умерла…

Евгения Васильевна 25 августа 1942 года попала в детский дом «Очаг» №34 Володарского района города Ленинграда. Тётя Даша приходила к ней несколько раз и всё говорила: «Я тебя обязательно найду»!

Дорога жизни

Несколько сотен тысячи людей было эвакуировано из города через Ладожское  озеро по известной "Дороге Жизни"  - единственному маршруту, который соединил осажденный город с материком. В течение теплых сезонов были налажены понтонные переправы к материку, а зимой нагруженные людьми грузовики скользили по льду Ладожского озера под постоянной вражеской бомбардировкой.

Всего же за период блокады из города были эвакуированы 1,3 млн человек из них 219 691 детей(вывезено 395 091, но в последствии 175 000 возвращено обратно).[2]

Осенью 8 сентября 1942 года детские дома начали эвакуировать в Сибирь. Детдомовцев сначала посадили на пароход, потом на полуторках ехали лесами, на остановках давали только «кипяток». Самым страшным испытанием для детей была переправа по Ладожскому озеру. Народу было много,  в основном женщины, старики, дети. Они эту поездку не забудут никогда, потому что  ехали на машинах  в кузове, сидели на деревянных лавках,  ночью при выключенных фарах, осторожно передвигаясь по тонкому льду. Постоянно была угроза, что лед не выдержит груженые машины. И такие случаи были:   одна из машин  ушла под лёд на глазах у маленькой Жени.  Всех детей, которые это видели,   охватил ужас и страх. Вспоминает Евгения Васильевна, что когда ехали по Ладожскому озеру,  было очень холодно, потому что машины были открытые, и когда они попадали под бомбежку,  взрослые  накрывали одеялами детей. Иногда колонна машин останавливалась на отдых. Всем выдавали продуктовые пайки, но кормили понемногу, понимая, что голодным детям наедаться опасно.

Встреча с отцом

На одной из остановок детей по 5-8 человек распределили по солдатским  «блиндажам», отдохнуть и погреться. Маленькая Евгения попала в блиндаж  к раненым солдатам,  стояла  у стены испуганная. Но один раненый солдат привлек её внимание. Он лежал отдельно от других и был одет не как все. Она и  солдат смотрели друг на друга.  Девочка  не могла пошевелиться то ли от страха, то ли от радости, потому что  раненый солдат признал в ней свою дочь и  начал кричать: «Дочь моя! Дочь моя!». А Женя стояла как вкопанная. Потом к ней  подошла женщина лет сорока, взяла ее за руку и сказала: «Этот раненый солдат – твой отец».

Отец лежал на кровати. Он был одет в рубашку синего цвета с галстуком. На его голове была повязка. Встретившись, они долго плакали, не могли говорить. Отец только повторял: «Где мама? Где мама?»  И этот последние слова   отца Евгения помнит до сих пор.

Сколько времени Женя пробыла с отцом, тоже не помнит. Вскоре за ней пришла сопровождающая. Нужно было уходить. Женя встала, окинула взглядом всех солдат, взглянула еще раз на отца и ушла. Она еще не знала, что это была их последняя встреча.

Перед уходом отец спросил у воспитателя:

- Куда их везут?

- В Сибирь.

- Далеко, не выживут, очень слабы…

Ближе к вечеру всех рассадили по товарным вагонам поезда, поехали дальше.

Вторая родина

Дорога до Сибири заняла больше месяца. Столь долгий путь оказался под силу далеко не всем. Регулярно в вагонах раздавался вопрос: "У вас все живы?" Ведь немало людей от истощения и болезней умирало в пути, тогда окоченевшие трупы штабелями складывали в специальный контейнер. Один из таких контейнеров дошёл до Красноярска, как стало известно, погибших захоронили на кладбище в посёлке Берёзовка. Сейчас на том месте членами краевого общества "Блокадник" установлен памятник (Приложение 1).

В Красноярск детдомовцы приехали в конце ноября 1942 года[3]. Сначала всех привезли в приёмник города Красноярска, положили на кровати отлежаться после  вагонов, которые предназначались для перевозки скота.  И  дети впервые за несколько месяцев  почувствовали  себя в сказке.
Потом детей распределили по детским домам. Евгения Васильевна  попала в Емельяновский  детский дом. Из личного дневника Шалуниной Евгении Васильевной, воспитанницы   Емельяновского детского дома с 1942 по 1945 год:

«...Сибирь стала нам «Блокадникам» второй родиной, где выросли,  работали,  создавали семьи,  растили детей, внуков и правнуков. Спасибо всем тем, кто поддержал нас в трудную минуту, низкий поклон!!!»

Приют для юных блокадников

Осенью 1942 года в Емельяново на трех, крытых брезентовым тентом, грузовых машинах приехали около сотни худых, истощенных детей. Они проделали солидный путь по железной дороге из блокадного Ленинграда в Красноярск. Вместе с детьми были три женщины, сопровождавшие юных блокадников.

По приезду сразу ребятишек не кормили, а отпаивали кипятком, потом два дня давали яблочное пюре по 50 граммов,  затем два дня по 100 граммов, а потом  стали давать жидкий суп.

Директору прибывшего детского дома Марии Тимофеевне Сысоевой было около пятидесяти лет. Седая, высокая, она отличалась требовательностью и строгостью и к себе, и к своим помощникам. Однако с детьми эта женщина обращалась ласково, душевно и очень терпеливо. Бухгалтер Галина Ивановна, полная красивая дама, также обладала покладистым ровным характером. Ей было около сорока лет. А двадцатипятилетняя воспитательница Серафимушка,  худенькая, белолицая, и вовсе в детях души не чаяла. За доброту и отзывчивость дети часто называли ее мамой. Эти три мужественные женщины и стали первыми организаторами Емельяновского детского дома[4].

Юные блокадники из Ленинграда были сформированы в три возрастные группы от четырех до двенадцати лет. Воспитанники детского дома носи­ли одинаковую одежду: девочки — ситцевые платья, а мальчики красовались в ситцевых рубашках и штанишках. Одежду для ребят шила портниха Ва­лентина Орешникова. Питание ребят было организовано хорошо. Особым искусством в приготовлении всех без исключения блюд обладала повар Мария Михайловна Круглова. Посторонними услугами воспитанники детдома пользовались лишь в период становления. Через два года детский дом перешел на полную автономию и са­мостоятельность. Емельяновский детский дом имел свою баню и прачечную. Роль парикмахера на общественных началах исполняла бухгалтер из Ленинграда Галина Ивановна.

Дети имели всегда опрятный внешний вид. Взрослые осторожно, но настойчиво приучали воспитанников к общественно полезному труду во всех сферах жизни детского дома. В жизни воспитанников детского дома очень важную роль играла ночная няня Анна Кузьминична Марченко (Кравцова). Она бдительно несла свою службу, переживая за каждого из них. Она делала все, чтобы ленинградским сиротам было не только сытно, но и спокойно и уютно. Сколько ночей эта хлопотливая, душевная женщина провела у изголовья многих воспитанников, испуганно плачущих во сне и зовущих на помощь маму! Сколько тепла и ласки отдано этой женщиной юным блокадникам Ленинграда.

Жене очень запомнилось хорошее отношение жителей посёлка Емельяново  к эвакуированным детям. Они приносили  для этих ребят молоко, хлеб и другие продукты, имевшиеся у них.

Из воспоминаний повара Емельяновского детского дома 1942-1946 годов   Стуликовой А.Е.:

«Привезли детей из Ленинграда истощенных, худых, иные ходили еле-еле, держались за стенку. С ними были хорошие педагоги. Я работала поваром.  Наш коллектив приносил из дома всё, что мог: хлеб, творог, сметану, молоко. Но воспитатели предупредили нас: «Давать детям только сладкий чай, овсяную кашу и кисель из ягод, а когда дети окрепнут, их можно подкармливать».

Старожилы Емельяново Чичаевы держали свою пасеку, они приносили вёдрами мёд, и сами кормили детей с ложечки.

Из воспоминаний воспитателя  Емельяновского детского дома 1942-1946 годов   Родичкиной Т. М.:

«Дети были очень напуганы, по ночам с ними в комнатах сидели воспитатели.  Ребятишки  кричали, плакали, выбегали из комнат. Им постоянно снились бомбёжки, смерть родителей. Воспитатели были им и психологами, и заменяли родителей, успокаивали детей».

Из воспоминаний местной жительницы посёлка Емельяново Терской (Черняк) Г. Н.:

«Я запомнила двух девочек из Ленинграда Лизу и Таню Суботиных. Это были смышлёные девочки. Они рассказывали о тех ужасных днях в блокаде Ленинграда и о том, как падала голодная мама, работая на военном заводе по 12 часов, приносила 150 грамм хлеба и просила растянуть его на весь день. Они верили, что вернутся в Ленинград и найдут свою маму. Впоследствии они вернулись в Ленинград,  разыскали своих родных, но маму так и не нашли.

Помню Женю Бацарашкину. Её часто подкармливали, была очень маленькая и слабенькая, её все очень любили. Женя любила дежурить по кухне.  Моя мама стряпала и просила унести детям Ленинграда. Все жители села Емельянова с большим уважением отнеслись к этим детям. Несмотря на то, что сами жители голодали, но последнее несли этим детям».

Послевоенные годы

В мае все дети, имеющие родителей и родственников, были реэвакуированы в город Ленинград. Так как Женя не имела родителей, и   в списках было записано «сирота», она была оставлена в Красноярском крае и переведена в Канский детский дом, где воспитывалась до 1951 года, а в 1951 году была переведена в Куличинский детский дом, откуда в 1954 года была трудоустроена в город Красноярск.

В Красноярске Евгения Васильевна окончила курсы станочников и работала на деревообрабатывающем заводе около 10 лет.

В 1966 году с мужем решили поселиться в Емельяново, так как для Евгении Васильевны Емельяново стало второй родиной, которая смогла приютить, обогреть несчастных детей Ленинграда.

В свою очередь блокадница отблагодарила свою вторую родину своим доблестным трудом. 

Работала в Емельяновском совхозе с 1966-1992 год. В 1992 году с почётом ушла на заслуженный отдых.

Награждена медалью «Ветеран труда» 18 апреля 1984 года (Приложение 9).

Присуждено звание «Ударник коммунистического труда» 11февраля 1985 года (Приложение 10).

Поиск родственников

В ходе работы передо мной стала еще одна задача – поиск родственников Евгении Васильевны. Когда мама, Евгении Васильевне умерла, ей было только 4 года, и она не помнила о ней почти ничего. Евгения Васильевна всегда думала, что ее мама родилась в 1915-1917 году и умерла совсем молодой. Евгению Васильевну также очень интересовала и судьба её отца  Шелгунова Василия Макаровича. За свою жизнь она написала много писем в разные организации с просьбой помочь найти сведения о судьбе её отца. Но на все её запросы приходили отрицательные ответы (Приложение 11).

Из всей переписки Евгения Васильевна поняла, что её отец был не простым человеком.  Ей несколько раз давали понять, что  не стоит его искать.  Евгения Васильевна не теряет надежды найти хоть какой-то след жизненного пути своего отца и поклониться  его могиле.

Я попытался помочь  найти хоть какие-нибудь сведения о Шелгунове В. М. Я делал запросы по сети Интернет на сайты:  «Книга Памяти»,  ОБД  «Мемориал», «Книга Памяти Ленинграда». Также написал несколько писем с просьбой помочь разыскать сведения о Шелгунове В. М.

На данный момент мне удалось получить официальные сведения о маме Евгении Васильевны:

Бацарашкина Александра Андреевна, 1898 г. р. Место проживания: Правый берег Невы, д. 96, кв. 367. Дата смерти: май 1942. Место захоронения: неизвестно (Блокада, т. 3). Таким образом, выяснилось, что мама Евгении Васильевны родилась гораздо раньше, чем предполагала ее дочь,  и умерла далеко немолодой жениной.

Заключение

Национальная культура – это память народа об историческом прошлом. Благодаря воспоминаниям участников и очевидцев событий военных лет, появляется возможность более глубокого осмысления и осознания не только военного подвига советского народа, но и подвига гражданского, человеческого.

Благодаря рассказам воспитанников и работников детского дома, я выяснил,  что

1.     Дети вместе с воспитателями и директором детского дома добирались до Красноярска почти 3 месяца в тяжелых условиях (то на машинах, то на поездах в  вагонах, предназначенных для перевозки скота).
2.     Не все дети детского дома благополучно перенесли переезд, многие умерли по дороге.
3.     В Емельяново приехало  97 человек.
4.     Приняли эвакуированных детей емельяновцы очень тепло. Помогали, чем могли,  приносили продукты, одежду, дрова.
5.     В дальнейшем часть детей (чьих родственников смогли найти) отправляли снова в Ленинград. Часть - переводили в другие детские дома.
6.     Благодаря собранной информации, удалось частично восстановить даты и события, связанные с историей Емельяновского детского дома.

Результаты моего исследования переданы Емельяновскому районному музею.

Я намерен продолжать работу по поиску отца Евгении Васильевны, так как в этой истории много загадок.

Результаты моей работы можно использовать на уроках Истории Красноярского края, классных часах о военном и гражданском подвиге в годы войны для формирования чувства патриотизма у подрастающего поколения.

Лично для меня эта работа имеет большое значение. Я впервые прикоснулся к истории не только своей малой родины, но и своей страны. Мне было очень интересно общаться с участниками тех событий, о которых я раньше узнавал лишь из книг и фильмов. А история моей героини Евгении Васильевны вполне могла бы стать основой для написания сценария к фильму.

Огромное  впечатление на меня произвели строки из личного дневника Евгении Васильевны:

«…Нельзя прийти к культуре высокой: в живописи без первобытных рисунков, в музыке без первых народных напевов. Высокая духовность тоже невозможна без опыта прошлого. Изучая памятники, мы осмысливаем очень важные нравственные постулаты гуманизма, героизма, высокого подвига, благотворительности. Память о прошлом помогает познать не только опыт поколения, но и формирует нравственный стержень души. И, поэтому, спасая памятники, сохраняя их, мы спасаем и души наши. Не быть же нам Иванами, не помнящими родства». (Приложение 12)

[1] http://podvignaroda.ru/
[2]  http://www.leningradpobeda.ru
[3] А. Смородин «Семь вёрст Сибирского пути» Красноярское книжное издательство
[4] А. Смородин  «Годы и люди земли  Емельяновской» 

Список литературы:

1.     А. Смородин «Семь вёрст Сибирского пути» Красноярское книжное издательство 2000 год.
2.     А. Смородин  «Годы и люди земли  Емельяновской»  Красноярск 1995 год.
3.     А. А. Акулова «Емельяновцы. Хроники подвигов» Емельяново 2005год.
4.     Е. Е. Вяземский «История России» Москва «Махаон» 2005 год.
5.     http://www.obd-memorial.ru
6.     http://podvignaroda.ru
7.     http://www.leningradpobeda.ru
8.     Личный дневник Шалуниной  Евгении Васильевны.

Приложение

 
1.     Памятник детям блокадного Ленинграда,
  умершим по дороге в эвакуацию и захороненным в посёлке Берёзовка.

 
2.     Емельяновский детский дом, 1946 г.

 
                                  3. Бацарашкина Евгения Васильевна 1957 г.

 
4.Евгения Васильевна с подругой 1961 г.

 
5. Евгения Васильевна с супругом 2010 г.

 
6.Свидетельство о рождении Бацарашкиной (Шалуниной) Евгении Васильевны


9.Архивная справка из Комитета народного образования 1991 г.

 
10. Справка Министерства  Просвещения об эвакуации

 
11. Удостоверение к медали «Ветеран труда».

 
12. Удостоверение «Ударник коммунистического труда»

 
13. Ответ на запрос Евгении Васильевны из Центрального архива обороны СССР

 
14. Страницы из личного дневника Бацарашкиной Евгении Васильевны


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»