В.Ф. Войно-Ясенецкий, архиепископ Лука, выдающийся хирург и богослов

В.Ф. Войно-Ясенецкий, архиепископ Лука, выдающийся хирург и богослов


Выполнил ученик 9«б» класса
МБОУ СОШ №9
Семенов Павел

Руководитель:
Никитина Ольга Юрьевна

В.Ф. Войно-Ясенецкий, архиепископ Лука, выдающийся хирург и богослов, епископ Красноярского и Енисейского (1942-1944гг), отбывавший политическую ссылку в 1924 году в Енисейске, слава о котором еще при жизни опережала преодолеваемые им расстояния.

Ходит по России странная молва, будто в советское время жил хирург - священник. Положит он больного на операционный стол, прочитает над ним молитву, да иодом поставит крест на том месте, где надо резать. А уж после того берется за скальпель. И операции у того хирурга отменные: слепые прозревали, обреченные поднимались на ноги.

То ли наука ему помогала, то ли Бог…

« Сомнительно»- говорят одни. « Так оно и было»- утверждают другие.

Имя Архиепископа Луки, в миру Валентина Феликсовича Войно- Ясенецкого овеяно легендами.

27 апреля 2012 года Россия отмечала 135 лет со дня рождения В. Ф. Войно – Ясенецкого.

Я с удивлением узнал, что короткое время этот удивительный человек жил у нас в Енисейске в ссылке. Мне захотелось побольше узнать о пребывании В.Ф. Войно- Ясенецкого в наших местах.

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился в 1877году 27 апреля в г. Керчи. Хирург, доктор медицины. Автор 55 научных трудов по хирургии и анатомии, а также 10 томов проповедей.

Главной его работой, делом всей жизни была книга «Гнойная хирургия», за которую награжден он был премией Хойнатского Варшавского университета. Получил Сталинскую премию за книги « Гнойная хирургия» и « Поздние резекции при огнестрельных ранениях суставов».

Работал в разных городах.

В 1917 году семья В-Ясенецких переезжает в Ташкент.

Войно-Ясенецкий был непревзойденным хирургом. Его операции, где он пояснял происходящее вслух, превращались в блестящие лекции по анатомии.

В 1919 году у него умирает жена. Именно это печальное событие многие считают переломом в его судьбе, якобы после которого Войно-Ясенецкий стал глубоко верующим человеком.

В феврале 1921 года В - Ясенецкий появляется в коридоре больницы в рясе священника. В те годы, когда повсеместно разрушались храмы, религия считалась вредной для народных масс, это был очень смелый поступок.

За инакомыслие В - Ясенецкого ссылают в Сибирь.

В Енисейск он прибыл в 1924 году, вместе с ним приехали И. Голубятников-

И М. Андреев - остановились все в доме по улице Ручейной (Фефелова) - в доме Забоевых.

О своей врачебной работе в Енисейске епископ Лука оставил краткую запись, которая уместилась в «Мемуарах» на десяти строках:

«Мой приезд в Енисейск произвел большую сенсацию, которая достигла апогея, когда я сделал экстракцию врожденной катаракты трем слепым мальчикам-братьям и сделал их зрячими. По просьбе доктора Василия Александровича Башурова, заведовавшего Енисейской больницей, я начал оперировать у него и за два месяца жития в Енисейске сделал немало очень больших хирургических и гинекологических операций. В то же время я вел большой прием у себя на дому, и было так много желающих попасть ко мне, что в первые же дни оказалось необходимым ввести запись больных. Запись, начатая в первых числах марта, достигла дня Св. Троицы» (июнь).

В действительности же два с небольшим месяца (январь — март 1924 года) жизни Войно-Ясенецкого в Енисейске были насыщены чрезвычайно яркими житейскими и медицинскими эпизодами, насыщены большой хирургической работой, которую Владыка совмещал с напряженной жизнью религиозной. Лучше всего об этом периоде рассказал доктор В. А. Башуров. О врачевании Войно-Ясенецкого рассказали шесть старожилов. Наиболее полным оказался рассказ девяностолетнего Арсения Кузьмича Константинова.

Интеллигент - сибиряк, в прошлом почтовый и торговый служащий, Константинов сохранил прекрасную память и со слов своего друга, доктора Башурова, передал следующее: «В Енисейскую больницу Войно-Ясенецкий впервые зашел зимним днем 1924 года. Очевидно, он только что появился в городе, потому что заведующий больницей ничего о нем еще не слыхал. Представился: «Я профессор Ташкентского университета, в миру Ясенецкий-Войно, имя мое в монашестве — Лука.» Башуров, в ту пору очень молодой врач, слушал собеседника с недоверием, подумал даже, не сумасшедший ли перед ним. Войно просил разрешить ему оперировать. Не служить, не зарплату получать, а только оперировать. «У меня плохой инструмент, нечем делать операции»,— схитрил Башуров. Войно пожелал увидеть инструментарий. Поглядевши, сказал, что никогда не думал, что в таком маленьком городке он найдет столь замечательные хирургические инструменты. После этого Башурову ничего не оставалось, как довериться странному профессору в рясе. На ближайшие дни была назначена сложная операция, каких прежде в Енисейске никогда не делали.

Настал операционный день. Больного положили на стол, усыпили... и... первое же движение профессора заставило Башурова побледнеть. Лука рассек брюшную стенку пациента таким широким и стремительным взмахом скальпеля, что у заведующего больницей мелькнуло в голове: «Мясник! Зарежет больного!» Лука заметил, что ассистент волнуется, и сказал: «Не беспокойтесь, коллега, положитесь на меня». И действительно, операцию сделал он превосходно».

Так же хорошо прошла вторая, гинекологическая операция. Больную дочь советского или партийного работника оперировали на дому. Когда женщина выздоровела, Луку и Башурова пригласили обедать в дом высокопоставленного хозяина. Тут сидело несколько важных городских персон. Во время обеда Башуров сказал: «Вы меня, профессор, напугали в первый раз, но теперь я верю в ваши приемы». «Это не мои приемы,— возразил Лука,— а приемы хирургии. У меня же просто хорошо натренированные пальцы. Если мне дадут книгу и попросят прорезать скальпелем строго определенное количество страниц, я прорежу именно столько и ни одним листком больше». Тут же была принесена, но не книга, а книжечка папиросной бумаги, употребляемой на цигарки. Лука ощупал плотность бумаги, остроту скальпеля и резанул. Пересчитали рассеченные листки, их, оказалось, ровно пять, как и просил хозяин дома.

После первых операций к Войно-Ясенецкому хлынули горожане, и крестьяне из окрестных сел. Список желающих получить помощь был составлен на три месяца вперед, а больные все ехали и ехали. И тут Башуров испугался уже не на шутку. На каждую операцию с участием Войно-Ясенецкого полагалось получать отдельное разрешение, а разрешения эти давались туго. Растущая популярность Луки раздражала городских начальников. Кроме того, в ГПУ подозревали, что «поп», принимая дома, получает большие гонорары. Чтобы поймать Луку с поличным, к нему несколько раз подсылали «разведчиков». Но оказалось, что никакой мзды с больных он не берет, а в ответ на благодарность пациентов отвечает: «Это Бог вас исцелил моими руками. Молитесь ему». Но в качестве врача-бессребреника Лука все равно не устраивал власти. К тому времени каждому было известно, многократно повторено: советская власть, то есть «красные», обеспечивает народу бесплатную медицинскую помощь, и тем спасает трудящихся от корыстолюбия частных врачей, то есть «белых». Все ясно, все четко. А тут вдруг Войно-Ясенецкий — частный, но бескорыстный. Пресловутая схема опять давала трещину.

Едва ли епископ Лука догадывался об антипатиях, которые он вызывал у тех, от кого зависела его судьба. Как и в Ташкенте, он оставался собой и только собой. Другим быть попросту не мог. Официальным лицам его поступки казались странными, подозрительными. Но, очевидно, более несуразным был мир, в котором все многоцветие человеческой индивидуальности люди пытались свести к двум цветам — красному и белому. Войно-Ясенецкий, хирург и епископ, ни к какой партии себя не причислял, ни в какой общности, кроме православной церкви, себя не числил. У него был свой собственный отсчет времени и пространства, свое представление о том, что должно и чего не должно делать человеку. Свое врачебное мастерство считал Лука даром мистическим, предназначенным, в частности, для прославления и утверждения Бога. И как врач вел он себя в полном соответствии с дарованными ему способностями. Не отказывал он в помощи самым сирым и убогим, не брал ничего за лечение, мог целыми днями возиться с какими-нибудь хворыми и грязными ребятишками деревенскими и в то же время способен был запросто выгнать пришедшего на прием атеиста. Это не было с его стороны акцией политической, а только выражением его, епископа Луки, религиозных, нравственных представлений.

О врачебном мастерстве Войно-Ясенецкого в Енисейске рассказывала 79-летняя библиотекарша Татьяна Александровна Хнюнина, бывший почтовый работник Иннокентий Николаевич Богушевич, 66 лет, медсестра-пенсионерка 73-летняя Варвара Александровна Зырянова. Особенно запомнились старым енисейцам глазные операции Луки. За два месяца он сделал их не меньше двух десятков. Экстракцию врожденной катаракты трем мальчикам-братьям, о которых в «Мемуарах» сказано крайне скупо, народная память дополняет интересными подробностями. Речь, оказывается, шла о целой семье, в которой отец, мать и несколько маленьких детей были от рождения слепы. Из семи человек шесть стали после операции зрячими. Прозревший мальчик лет девяти вышел впервые на улицу. С изумлением увидел он мир, который прежде представлялся ему совсем иным. Подвели лошадь. Видишь? Чей это конь? Мальчик не мог ответить. Но, ощупав коня, закричал радостно: «Это наш, наш Мишка!» Так же трудно было ему сначала понять на взгляд, что это за штука такая — карандаш... Семья недавних слепцов буквально боготворила хирурга-епископа, но на просьбы принять от них какие-нибудь подношения Лука, как всегда, отвечал отказом.

Как ни успешны были глазные и полостные вмешательства, совершенные Войно-Ясенецким, меня куда больше поразила операция, о которой вскользь, как о самом обычном деле, сообщает енисейская жительница В. А. Зырянова. «Однажды,— рассказала она,— в Енисейск откуда-то из района привезли умирающего мужчину с больными почками. Когда Владыка осмотрел его, то приказал родным купить и заколоть теленка. Теленка закололи. Владыка взял от него свежие почки и пришил их больному. Говорят, после операции тому мужику полегчало».

У всякого, кто знаком с историей медицины нового времени, это сообщение не может не вызвать интереса. Первую пересадку животной почки в нашей стране совершил в 34 году доктор И. И. Вороной из Киева. Женщине, страдающей от уремии, он подсадил на ногу почку свиньи. Факт этот отмечен как первая попытка трансплантации чужеродной почечной ткани. Но, оказывается, не Вороной в специальной киевской клинике, а Войно - Ясенецкий в маленькой енисейской больничке на десять лет раньше произвел операцию, от которой отсчитывается эра пересадок почки в нашей стране.

Операции Луки привели, однако, к последствиям самым неожиданным: замечательного хирурга выслали в глухую деревню. Неудовольствие енисейского городского начальства сомкнулось с раздражением местных медиков, у которых Войно - Ясенецкий попросту отбил клиентуру. Возникшую ситуацию старый енисейский медик Н. Н. Крыловский выразил одной фразой. «Некоторые молодые врачи не любят оказываться в тени, находясь рядом с крупной личностью»,— сказал он доктору С. М. Якобсону. Речь, впрочем, шла не о врачах, а о фельдшерах, успевших сколотить в годы нэпа изрядные капиталы на частных приемах. Предприниматели от медицины стали лицемерно жаловаться властям на «попа», который производит «безответственные» операции. Доносы упали на подготовленную почву. Городская администрация, недостаточно грамотная, чтобы разобраться в сути вопроса, приняла к сведению, что беспокойный епископ является к тому же еще и сомнительным медиком. Судьба Луки решалась в одночасье. В середине марта его арестовали и под конвоем выслали еще на несколько сот километров южнее, на Ангару. Вместе с ним в ссылку поехали его ближние: протоиерей Илларион Голубятников и Михаил Андреев, а также две монашки, которых епископ Лука постриг в Енисейске под именами Лукия и Валентина.

Так с Енисейска началась Голгофа Святителя Луки в Сибири и закончилась она лишь в 1942 году.

Проблема в Енисейске в том, что многие не знают, что это за личность - св. Лука.

Никаких памятных знаков, указывающих, что у нас в городе был св. Лука – нет.

Что мы имеем на сегодняшний день?

Преображенской церкви, где проходила служба с участием св. Луки - нет.

Дома Забоевых (по улице Фефелова) - нет.

Осталось только здание бывшей лечебницы (улица Декабристов, 1)

Собирая материал о пребывании в Енисейске св. Луки, я посетил архив, библиотеку, местный краеведческий музей.

Сотрудники музея меня обрадовали , что не так все и грустно.

27 апреля 2012 г. в Енисейском краеведческом музее состоялся круглый стол, посвященный 135-летию со дня рождения В.Ф. Войно - Ясенецкого, архиепископа Луки, выдающегося хирурга и богослова, епископа Красноярского и Енисейского (1942-1944гг), отбывавшего политическую ссылку в 1924 году в Енисейске, слава о котором еще при жизни опережала преодолеваемые им расстояния.

В «Круглом столе» приняли участие представители органов власти и управления, церковнослужители, исполняющий обязанности гл. врача енисейской ЦРБ, сотрудники музея, члены клуба «Родословие», общественность г. Енисейска.

Инициаторы проведения круглого стола, просят содействия по сохранению памяти о пребывании В.Ф. Войно - Ясенецкого в нашем городе и рассмотреть следующие предложения участников круглого стола:

1. Сохранить лечебницу, в которой практиковал В.Ф.Войно - Ясенецкий и установить на ней памятную доску.
2.Назвать одну из новых улиц его именем.
3.На месте Преображенской церкви, где он служил установить памятный камень.
4.Ежегодно, 11 июня совершать крестный ход от Троицкой церкви по ул. Ручейной (ныне Фефелова) до парка.

Жизнь святого Луки - это пример, который позволяет познать силу духа наших предков. Понять, как надо любить свою Родину, свой народ.

Стало мне понятно, чем отличается святой человек от простого человека.

Святой Лука был честным человеком. А человек честный подобен Богу.

Теперь я знаю, что наша вера - не пустые слова.

Используемая литература

1. Нефедова Т. « Мой приезд в Енисейск произвел большую сенсацию…» (К 125- летию со дня рожд. В. Ф. Войно - Ясенецкого, врача и архиепископа // Енисейская правда. – 2002. - 26 апреля.
2. Святитель Лука - (материал представлен Енисейским краеведческим музеем) - // Енисейск плюс.- 2007. - 11 окт.
3. Марк Александрович Поповский: "Жизнь и житие архиепископа Луки Войно-Ясенецкого." (1980)


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»