Жизнь и судьба матушки Екатерины (Бальва Елены Александровны)

Жизнь и судьба матушки Екатерины (Бальва Елены Александровны)


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
Кочергинская средняя общеобразовательная школа № 19

Исследовательская работа в номинации  «История семьи»

Участник конкурса:
Картавая Мария

Педагог – руководитель
Новосельцева Валентина Николаевна

Кочергино
2012

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение
1. История семьи Елены Александровны Бальва:
1) жизнь семьи до ареста отца
2) арест отца и скитание семьи, оставшейся без крова
2. Путь к новому имени - возрождение и строительство храмов:
1) в городе Черногорске Рождества Пресвятой Богородицы
2) Благовещенский собор в Красноярске
3) реконструкция Свято-Вознесенской церкви села Кочергино Курагинского района
4) Свято – Троицкий храм в селе Шалаболино Курагинского района
Заключение
Источники информации
Перечень приложений
Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Каждый человек, став взрослым, выбирает свой путь в жизни. Одни мечтают стать известными, достичь высокого карьерного роста, другие плывут по течению жизни, где-нибудь да пристанут к «берегу жизни». По-разному живут люди. Одни алчные стяжатели, аферисты, а другие последним поделятся, помогут и посочувствуют. И таких людей большинство. У нас в стране всегда в трудные жизненные ситуации помогают «всем миром». Вот и храмы сначала возводились всем миром. Правда, после революции стали разрушать великолепные памятники архитектуры. Однако все возвращается на круги своя. История, сделав виток, повторяется, а время все расставляет по своим местам. Сейчас люди чаще стали ходить в церковь, а разрушенные храмы восстанавливать. И в качестве доказательства хочется привести очень точные слова, прочитанные мной в одной из местных газет: «Для Российской страны настало время собирать храмовые камни. Пришел день прозрения. С 1988 года – года 1000-летия крещения Руси, что-то повернулось в оси России и в наших сердцах. И люди увидели, как страшно, когда вместо храмов лежат руины, увидели и содрогнулись. И свершилось чудо - остатки былой святыни вернули верующим». Кто же эти люди, что возводили порушенное к жизни и мечтали о нравственном возрождении человека. Об одном таком человеке мне бы хотелось рассказать, о женщине, которая положила свою жизнь на алтарь служению Богу и восстановление красавцев-храмов. В этом я вижу актуальность темы исследования.

Актуальность темы обусловлена еще и тем, что нужно возрождать духовные ценности в нашем современном обществе, а примером может служить образ матушки Екатерины, Елены Александровны Бальва.

Кто же она такая, матушка Екатерина? Что ее заставило стать монахиней? Ведь она жила как все: работала, вышла замуж, родила и воспитывала детей. Какой след оставила в жизни эта женщина? Какой была она в светской жизни? Почему ее знают не только у нас в селе, крае, но и в России. Эти вопросы заставили меня изучить все, что о ней писали в газетах, поговорить с теми, кто знал ее близко.

Молилась матушка за всех, просила Бога о спасении,
Чтоб он простил наш тяжкий грех в храме Вознесения…
Какая в ней таилась сила, как доверяли ей сполна!
Она за всех Бога просила, чтобы с колен встала страна,- писала Раиса Тарасова.

Целью работы является описание жизненного пути матушки Екатерины (Бальва Елена Александровна, внучки врага народа и дочери врага народа).

Задачи:
1. Собрать и систематизировать имеющиеся сведения о семье матушки Екатерины.
2. Выявить и проанализировать информацию об участии и роли этой женщины в восстановлении храмов (Благовещения Пресвятой Богородицы в городе Красноярске, строительстве храма Рождества Пресвятой Богородицы в городе Черногорске, реконструкции Свято-Вознесенского в Кочергино и восстановлении Свято-Троицкого храма в селе Шалаболино Курагинского района Красноярского края).
3. Выяснить причины принятия монашества.

Методы исследования:
1. Анализ литературных источников и архивных материалов Кочергинского Свято-Вознесенского женского монастыря.
2. Метод краеведческого поиска.
3. Интервьюирование родственников матушки Екатерины и монахинь женской обители села Кочергино.

Гипотеза: если человек посвящает свою жизнь возрождению храмов, то он является не только истинно верующим человеком, но и примером для людей.

Объект исследования: жизнеописание Елены Александровны Бальва (игуменьи Екатерины Свято-Вознесенского женского монастыря)

Предмет исследования: документы и литературные источники, подтверждающие участие Елены Александровны (матушки Екатерины) в возрождении и строительстве храмов.

ИСТОРИЯ СЕМЬИ ЕЛЕНЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ БАЛЬВА

Матушка Екатерина – простая русская женщина (в миру Елена Александровна Бальва) из рода полтавских казаков. Родилась в деревне Васильевка Юргинского района Новосибирской области 19 июня 1927 года в многодетной семье. Семья была верующая. (Приложение 1.) Дед, Иоанн Бальва, - протоиерей. Дядья Елены тоже были священнослужители: один протоиерей, а другой иеромонах. Отец Елены, Александр, – священник, сначала служил на клиросе. Он принял сан, отслужив в армии. Мама, Любовь Васильевна, православная, простая крестьянка. Родители очень любили и уважали друг друга. В семье было семь детей: шесть мальчиков: Модест, Милентий, Дасий, Пасий, Алфей, Тарас и одна девочка – Елена (две сестры ее умерли в младенчестве). Родители Елены воспитывали еще двоих мальчиков, сыновей Николая, дяди Елены, который еще в молодости хотел уйти в монастырь, но дедушка с бабушкой Елены ему сказали: «Женись, будешь священником. Когда молодую его жену Харитину зверски убили разбойные люди, Николай сильно тосковал по ней, принял монашество, став иеромонахом Иннокентием. «Молитвенником был, Царство ему небесное»,- говорила матушка. Радостное детство было у Елены в благочестивой и очень любящей семье. При жизни она вспоминала: «Вот идет папа утром из церкви, а мы стоим к нему за благословением, чтобы затем позавтракать. Никаких ссор, всегда улыбки. Хватало и ребячьих приключений. Как-то плачущий Даська уверял, что на него напал волк. «А какой у волка хвост? – улыбнулся папа. - Крючком?»

В 1933 году отца арестовали, но выпустили: удалось доказать, что донос был ложным. А вот в роковом 1937 году (ему было всего 37 лет) забрали вновь и, вменив 58 статью, уже навсегда. Деда Елены тоже арестовали и, как врага народа, расстреляли в том же 1937 году: было ему 76 лет. Много лет назад брат Елены выпросил в архиве КГБ фотографии отца и деда. (Приложение 2) После ареста отца отобрали дом, поселили семью в баню по-черному. Дети искренне вместе с матерью молились Матери Божьей.

Как только отца арестовали, учительница в классе при всех сорвала с Лены крестик и сказала: «Не играйте с ней. Она дочь врага народа». Однажды Любовь Васильевну предупредили, чтобы собирала вещи: иначе пойдет дорогой мужа. Дали им добрые люди три подводы и поехали, оставив пожитки. А в это время действительно ехали арестовывать мать. Жили в Юрге в избушке, сделанной в насыпи. Однажды ночью на них упала балка, но все обошлось, никто не пострадал. Мать работала на «Табаксырье». Каждый вечер женщина после работы испытывала унижение: милиционер в течение двух часов говорил про мужа всякие гадости. В Юрге тоже недолго пришлось жить. Вновь пришлось бежать. Директор «Табаксырья» посоветовал поехать в Абакан и написал записку своим знакомым, чтобы те устроили семью в Абакане. И опять, собрав кое-какой скарб, женщина поехала с детьми в неизвестность. Уже на вокзале в Абакане посоветовали поехать в Черногорск, где могли они хотя бы хлебный паек получать. И вот Любовь Васильевна посадила детей в вагон, а сама, захлопотавшись, не успела сесть, поезд ушел. Начальник станции пообещал ей позвонить, чтобы детей там приняли. И правда, какая-то женщина на вокзале печку затопила, сварила картошки и накормила детей. Целую неделю семья жила на вокзале, потому что никто не пускал на квартиру: много детей. Шел 1939 год. Зима. Наконец, Любови Бальва удается устроиться работать на шахту и получить комнату три на три метра. В эту же ночь она идет на работу, а дети, счастливые и согретые, уснули вповалку на полу. (Приложение 3)

В один из дней Любовь Бальва получила травму на производстве и попала в больницу. Она зацепилась рваной телогрейкой и перелетела через вагончик, ударившись головой. Полгода лежала в больнице. Старших разобрали по людям. Елену взяла учительница ботаники, а младших - в детдом. Один раз в неделю все встречались в детдоме, пока их мать не забрала домой. В это время Модест стал работать кучером, Милентий возил хлеб.

Настал год 1941. Зенон, двоюродный брат Елены, выучился на летчика и ушел на фронт. Ему не повезло: в самом первом бою ему оторвало ногу. Потом ушли на фронт Модест и Милентий. В войну Любовь Васильевна сильно простудилась и почти умирала от малярии. Как-то дети пришли к ней в больницу, а им говорят, что мать перевели в мертвецкую, умирает. Дети - к ней. Они так сильно закричали: «Не умирай!» Мать приподняла веки и прошептала: «Тарас, принеси мне кусочек хлеба». Потом Елена скажет, что Господь услышал их молитву: мать поднялась и дожила до 93 лет. Матушка Екатерина вспоминала: «Голод. Пасий и Алфей (им 10 и 7 лет) картошку мерзлую собирали. Объездчик («Наш, а не фашист!») так отхлестал кнутом мальчишку, что тот месяц встать не мог. Хотели они попасть в поисках картошки на станцию Ташеба, а попали в Абакан. Там их как беспризорных взяли на поезд, который шел на фронт, но командир приказал высадить и определить в детдом. А как измучилась мама, пока искала ребят. Один мужчина, занимавшийся эвакуацией ребятишек, нашел братьев и привез. Пасий умер уже в мирное время: утонул в Енисее, где был на заработках.

Мама Елены не верила, что мужа нет в живых. Она вела дневник, который называется «Ожидание матери». (Его нашла в бумагах Елена Александровна после смерти матери). Вот отрывок из него: «Счастливая была семья, но ненадолго. Оборвалось наше счастье. Потеряла я мужа, вашего отца. Остались мы одни навсегда: вас семеро и ваша мама. Ждала я его долго, долго ждала. И днем, и ночью. Ждала, прислушиваясь к каждому звуку: вот он идет! Шли годы, а его не было, но я все равно его ждала. Вы уснете крепким сном ночью, а для меня не было ночи. Вы уснете, а я не сплю, обливаюсь слезами. Я ждала его 30 лет, устала ждать. Вас оберегала, чтобы не заболели. И вот узнала об его упокоении. (Она узнала, что его расстреляли в Кемерово, делая многочисленные запросы). Тяжело было читать это извещение. Я еле вышла за двери кабинета. Я шла домой, не видя ничего. Стала вас провожать и встречать. И это кончилась, разлетелись вы, мои птички. Вся жизнь моя прошла в ожидании. Скоро я уйду в другой мир, немного осталось. А вы любите друг друга, не забывайте друг друга, помогайте в трудную минуту, не обижайте словом и делом. Любите Бога – и он вас никогда не оставит. Теперь я жду от вас весточку, жду почту – как там мои детки? Я не прошу много: здравствуй, мама и до свидания, мама. Да спасет вас Господь от всего нечестивого и злого. Писала ваша мама в дни печали ея…». Муж приходил к ней во снах и просил: «Мученица ты моя, ну потерпи еще немного». И она терпела. Читаешь эти строки и думаешь, что же пришлось вынести этой матери и суметь воспитать достойных детей, потому она - пример для подражания не только своим детям. Эта женщина – матерь человеческая. Как хорошо бы было, если бы все матери были такими любящими, как Любовь Васильевна. Тогда не было бы у нас брошенных и детей – сирот при живых родителях.

Выросла Елена Александровна. Сама стала матерью, хорошей матерью. Много выпало на ее долю, но не озлобилась она. Наверное, потому что примером были для нее отец и мать. Рано (в 13 – 14 лет) начала свою трудовую деятельность курьером Елена Александровна, чтобы прокормить себя и свою семью. «Способная девочка (уже в шесть лет свободно читала Псалтырь) в свободную минутку садилась за бухгалтерский стол и помогала считать. Сослуживцы говорили: «Давайте Лену отправим на курсы». Успела девушка поработать и на шахте, где травмировалась, и в подсобном хозяйстве «Хакторга», и на Доке брокером. На бухгалтерские курсы она все-таки пошла, имея уже на руках двоих детей – двухлетнего и грудного. Она была замужем, правда, муж был неверующим. Он умер рано, и пришлось ей одной поднимать своих детей. Много лет Елена работала бухгалтером в Доке. Перед пенсией устроилась работать в котельную, чтобы больше было времени для трудов духовных. Дочь Елены Александровны медик по образованию, жива и здорова, живет в Хакасии, в городе Черногорске, а вот сын Федор умер. Он пошел в армию в очень непростое время, когда и убить могли. Друг ее сына рассказал матери, как там, в армии, над ним издевались. Поехала в Читу, где служил сын, но на суд ее не пустили. Благодаря тому, что ей удалось нанять хорошего адвоката, который прекрасно выступил на суде и сумел доказать вину армейского начальства, офицеры получили сроки. О многом говорит фраза адвоката: «Как у вас поднимается рука на детей, которых так трудно и с такой любовью растили матери». Сына Елены Александровны перевели в другую часть по просьбе матери, чтобы он не подвергся мщению. Все, что парню удалось пережить, не прошло даром. То ли от нервов, то ли от тяжелой работы он заболел раком. Привезла она своего 27-летнего сыночка в Красноярск. Долго в ушах матери слышались слова сына: «Вы врачи, вы учились, а я жить хочу». Но оставил свой след на земле Федор. У него рос его сын, который похож внешне на своего отца. Внук матушки Екатерины - умница, учась в аспирантуре в Москве, часто навещал бабушку.

ПУТЬ К НОВОМУ ИМЕНИ – ВОЗРОЖДЕНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО ХРАМОВ

О том, как начала помогать возрождать храмы Бальва Елена Александровна, мне хочется начать словами из статьи журналистки Натальи Козловой. «История русского народа тесно связана с историей Православной церкви. Древние основы христианства стали частью жизни и быта наших предков, а молитвенное обращение к Богу и Высшим Силам, которые совершали, полностью сосредоточившись от всего земного, способствовали успокоению души и формированию личности. Воспитание в духе атеизма на протяжении нескольких десятков лет принесло свои результаты. Вера в светлое будущее, призрачно сиявшее на горизонте, выбила твердую опору из-под духовного равновесия, изначально соблюдаемого на Руси. О Боге вспоминаем в трудную минуту, тогда и просим помощи у Господа. Но людей, впитавших веру в Бога с молоком матери и посвятивших жизнь служению ему, многие не понимают» [8]. Не понимали и Елену Бальва, когда она взялась за строительство первого своего храма в городе Черногорске, где она жила. Это было в советское время – 1985 году. Матушка вспоминала, что очень трудно было получить разрешение на строительство церкви, так как партийное начальство ставило различные препятствия. (Простой бухгалтер Елена Александровна Бальва, дочь репрессированных и расстрелянных отца и деда, стала добиваться разрешения на строительство храма). Это разрешение где-то затерялось под стеклом у местного руководства. Однако настойчивая Елена Александровна повторно отправила телеграмму на разрешение в министерство и тогдашнему Патриарху Пимену. Вскоре пришел ответ, что решение на строительство храма отправлено еще 23 марта. Но местное начальство упиралось до последнего – храму не бывать. Е. А. Бальва отправила еще одну телеграмму. Тогда местные партийные чиновники сказали, чтобы были собраны подписи людей с указанием фамилий, имен, отчеств, домашним адресом, которые хотят, чтобы в Черногорске был храм. Собрали, подписали. И новое искушение. С местного исполкома послали людей по этим адресам, и те стали запугивать подписавшихся. Однажды подошла к Елене Александровне одна старушка, живущая рядом с ней по улице, и говорит: «Лена, что делать? Я подписалась за строительство храма, а мне сказали, что меня теперь посадят». Пошла Елена Александровна со своей подругой, с которой работала на шахте, и они устыдили ту женщину, которая по домам ходила: «Как вам не стыдно стращать людей, а еще бывшая учительница». Подруга Елены отчитала ту по-шахтерски. С тех пор перестали ходить по квартирам. Потом долго не могли найти место для храма. Давали то у кладбища, которое находилось за девять километров, то у бассейна. Последнее место предложено там, где когда-то при взрыве погибло 120 человек шахтеров, там, где заброшенный парк и братская могила. На этом месте люди и пожелали строить храм. Начальство подписало документ, а уж потом опомнилось, что это место находится в центре города. Люди жертвовали то рубль, то 15 копеек. Долго бы пришлось собирать деньги, если бы Елена Александровна не обратилась к организациям города. Черногорский камвольно-суконный комбинат перечислил за два раза 50 тысяч на счет, Организация «Сибирь» дала машины, гравий. Руководитель предприятия Щапов сказал: «Буду оплачивать ваши счета». Договорилась с военными, которые залили котлован. Отец Михаил (из Минусинска) порекомендовал строителей из Украины. Колокола потом поднимали импортными кранами, своими не получалось. И все это не без организаторских талантов Елены Александровны. Елена Александровна была не только хорошим бухгалтером, но и прекрасным психологом. Вот, действительно, подтверждается пословица: «Долг платежом красен». Когда она работала на одном строительном комбинате начальником погрузки, к ней пришел устраиваться на работу сын одного большого городского начальника. «Учиться он не хотел, а мне как раз нужны грузчики, - вспоминает Е.А. Бальва.- Кадровичка и говорит мне, зачем подписала ему заявление. Если что случиться, не сносить тебе головы. Как же? Я в 16 лет уже в шахту спускалась, на лесоповале работала, а он, такой молодой, здоровый, пусть потрудится. Поработал он лето, да смекнул, что мозгами легче хлеб зарабатывать, чем физическим трудом. Поехал в Красноярск и с разгону два института закончил». И вот Елена Александровна встретилась с ним через 20 лет на ЧАЗОК: нужны были железные балки для храма. Выходит начальник, высокий, здоровый дядя, обнимая, говорит: «Леночка, ты научила меня жить! Этой женщине что нужно - дать! Я ей жизнью обязан!» – сказал он секретарше. Подъемного крана не было, приходилось со своим родными дядьями и старушками-пенсионерами разгружать, таскать и укладывать кирпичи. Храм возвели, а 21 сентября на престольный праздник Рождества Богородицы проведена первая служба». Сейчас у входа в храм висит памятная надпись, выполненная на мраморной табличке: «Строительство сего храма начато в марте 1991 года … и завершено в апреле 1992 года». (Приложение 4).

И вот ее, отличившуюся в строительстве Черногорского храма, Владыка Антоний благословил и направил поднимать из руин Красноярский Благовещенский собор, заложенный впервые в 1804 году, а основные которого работы уже закончены были в 1812. Отец Серафим, которого перевели в Красноярск из Черногорска, ей написал письмо, суть которого такова: «Елена, можешь ехать, не ехать, но тебя Божия Матерь зовет». И Елена Александровна, оставив больную маму свою на попечение невестки, поехала. Это был 1994 год.

Красноярск – особая глава в жизни Елены Александровны. История восстановления храма Благовещения Пресвятой Богородицы (и монастыря при нем) насыщена и хозяйственными, и драматическими событиями. Она к этому времени имела опыт хозяйственника, поэтому твердо знала, что храм будет. В одном из номеров газеты «Красноярский рабочий» за 1996 год есть статья В. Майстренко «Чистые родники» - это воспоминания матушки о том, как она начинала возрождение собора: «Поначалу ночевали в гараже на цементном полу на циновках. Там, где нынче двухэтажный келейный корпус, крыша была слившаяся с землей. Ее-то всем городом поднимали добрые люди. Молилась когда-то под сводами Благовещенской церкви красноярская паства о спасении от нашествия французов, молится и сейчас о спасении Отечества» [3]. В статье Н. Козловой «И зазвонят колокола» в «Сибирской газете» за 1998 год тоже есть воспоминания матушки о начале строительства храма: «Здесь была пушная база. Высокий забор, колючая проволока, четыре помойных ямы и пять туалетов. Крысы пешком ходили и 15 собак бегало. Мы убрали забор, и все оказалось на виду. Из мэрии приехали и сказали: «Отец Серафим, что вы наделали?» А мы это специально сотворили, чтобы нам дали машины вывезти мусор. Вывезли 18 КАМАЗов. Жили мы в гараже, спали на цементном полу. Когда люди узнали о нашем существовании, нам стали здорово помогать. Кто чем мог. В ноябре, на Казанскую, перешли в монастырь. Ох, у нас радость была! Тепло, хорошо, красота» [8]. В далеком 1994 году Матушка вместе с сестрами таскала кирпичи, белила потолки, разгружала доски. «Кирпичик к кирпичику… и трехэтажный красавец Благовещенский собор родился заново на своем месте». (Приложение 5). «А мы когда ремонтом занялись, нашли надгробие от могилы бывшего настоятеля Благовещенской церкви. Зовут его, как моего деда, Иоанн – Иван Иванович Попов. Скончался он в 1900 году, а родился в 1827. Ровно через сто лет я родилась. Вот ведь совпадение. Косточки, над которыми надругались красноярские безбожники, монахини захоронили, а надгробие будем устанавливать», - вспоминала матушка Екатерина, рассказывая журналистке Майстренко. [4]

«У матушки Екатерины был какой-то особый дар, талант разыскивать добрых людей. Когда-то министр по ЧС Сергей Шойгу был в монастыре. Одна журналистка спросила, почему он решил помочь этому монастырю. А он махнул рукой окрест и ответил:

- Неужто не видать почему. Залучить министра матушке Екатерине помог один полковник из Москвы, случайно зашедший в храм. С благословения отца Серафима она подошла к нему, а вдруг чем поможет. Он и помог связаться с министерством (это ли не чрезвычайная ситуация, когда в стране все духовные святыни порушены?) Здорово помог и Сергей Шойгу. Кроме денег колокол помог доставить из Воронежа самый в Красноярск на своем самолете. Геннадий Андреев, архитектор ООО строительной компании «Реставрация» говорил: «Для нас Благовещенский собор - главный объект в городе. Рабочих рук много, но не хватает финансирования. Прихожане помогают. А уж как помогает нам нынешняя хозяйка женского монастыря матушка Екатерина, сколько добыто ею пожертвований, сколько людей приобщается к строительству! Без ее хлопот так бы храм быстро в рост не пошел». […]

Известный режиссер Никита Михалков также посетил монастырь в городе Красноярске. Об этой его встрече с матушкой Екатериной пишет В. Майстренко в газете «Красноярский рабочий» за 1996 год: «Хороший человек, - улыбается матушка Екатерина. – Каждую икону поцеловал, благословение взял у архимандрита, расцеловал меня по – сыновьи и в руки мои натруженные доллары вложил. Впервые я их в руках держала». А руки её, где только не трудились: и на шахте, и на лесоповале, и за бухгалтерским столом, и за столом начальника цеха. Все, что в жизни обрела, тут пригодилось», - писала Майстренко Валентина. [4] Оказывал в те годы помощь в восстановления храма и губернатор края – Лебедь А. И.

Когда жива была мать, Елена Александровна спрашивала у матери совета, принять ли ей монашество. Та ей ответила: «Зачем от живого к мертвому бежать». Но владыка Антоний, узнав родословную Елены Александровны, твердо сказал: «В монашество».

После смерти мамы (это был 1995 год) она приняла постриг и стала служить в монастырской обители, где при Благовещенском соборе в 1995 году открылся женский монастырь. 36 монахинь придерживаются строго заведенного распорядка под руководством матушки Екатерины (такое имя она стала носить после пострига).

Вот таков был ее путь к новому имени. Наверное, интересно было многим, почему «советский бухгалтер Елена Бальва буквально сердце кладет на строительство храмов».

Об этом матушку Екатерину и спросили журналисты: «Вы обрели веру, потому что отец был священником? Ответ был таков: «А раньше все веровали. Церкви оскверняли, а веру-то в людях не смогли убить. Я верила в Бога с детства и до конца своей жизни буду верить». В одной из статей В. Майстренко описана встреча игуменьи Екатерины со своей землячкой Александрой Степановной Басалаевой через 60 лет:

- Я родом из Юрги,- сказала матушка.

- Так и я оттуда, из Васильевки, - ответила гостья.

- Чья будешь? Я-то тоже из Васильевки!

- Басалаевых.

- А я отца Александра дочка. Помнишь его? - и слезы застыли в глазах монахини.

- Как же не помнить. Красивый был, в храме Архистратига Михаила служил. Снесли храм. Только кривой старичок да хромая старушка не подписали решение о его уничтожении. А перед гибелью храма свечки в нем зажигались и ангельское пение слышалось. Коммунисты смеялись.

- А отца расстреляли и дедушку, а мы бегством спаслись.

Обнялись землячки, как родные, расплакались обе. Они были девчонками, когда горели храмы и уходили в землю, не сдаваясь в руки безбожников, колокола, как это случилось в Васильевке». [2] Александра Степановна рассказала, что в Ложках, где она жила, священников расстреливали и живыми закапывали, «трое суток земля вздымалась и дышала. А потом на этом месте чистый родник забил. Святой». Новосибирская гостья поведала, что из большой иконы преподобного Серафима Саровского сделали перегородку в колхозном хлеву. И вот снится ей сон, будто просит батюшка Серафим ее: «Возьми меня отсюда». Стала она своего отца просить забрать икону, а тот, видимо, испугался испортить отношения с колхозом, и дочь оказалась на шахтах. (Это интереснее истории с Павликом Морозовым: родной отец донес на дочь родную). После встречи со своими землячками захотелось монахине Екатерине побывать в Ложках, где, быть может, расстреляны отец и дед. А еще она хотела причаститься из Святой Чаши, которую с большой библией спасала, по словам А. С. Басалаевой, простая старушка – бабушка Анна, выпросившая у Степана Басалаева, кладовщика, когда из церкви сделали склад, отвезла в храм Успенья Пресвятой Богородицы в Новосибирск. Церковь эту потом разорили и стерли с лица земли. Но может быть сохранилась Чаша. А еще одну реликвию – антиминс спасла мама матушки Екатерины, обмотав тело своего сына Тараса. Когда в Абакане построили и освятили храм Николая Чудотворца, вдова расстрелянного священника, приехав из Черногорска, отдала эту святыню для богослужения священнику Иоанну, тоже прошедшему «пролетарскую мельницу», но уцелевшему. В этом Никольском храме служил праправнук и правнук расстрелянных священников – внук матушки Екатерины.

«По монастырским нуждам я бываю у сотен людей, и никто не остался безучастным. Можете не поверить: ни одного злого, против настроенного человека я не встретила. Плачу и благодарю Господа за это. Весь город взялся за храм. Дай Бог всем нашим помощникам здоровья. Спасибо и В. П. Астафьеву за его денежный вклад, и семье Рябинко: они в день зарплаты несут свои пожертвования как дань»,- написано в статье «Сильнее злобы и грозы». [2] Здесь, в Красноярске, воссоздавала заново все приделы, в том числе и придел святого князя Александра Невского – небесного покровителя ее погибшего отца. Благодаря помощи движения «Честь и Родина» украшен этот придел именами наших земляков – героев Великой Отечественной войны 1941 – 1945, кавалеров ордена Александра Невского. Теперь здесь так красиво, словно не было руин и разрухи. В 2001 году отреставрированный монастырь в городе Красноярске посетил Патриарх Алексий второй.

В наш Курагинский район, в село Кочергино, где был основан женский монастырь, матушка Екатерина приехала в 2007 году по благословению Архимандрита Красноярского и Ачинского, который направил ее на реконструкцию Свято – Вознесенского храма. Исполнилось ей 80 лет. Знаменитую на весь краевой центр своими трудами по восстановлению практически уничтоженного и оскверненного Благовещенского собора игуменью провожали в деревню со слезами не только монахини, но и прихожане, и благотворители. «Строитель волею божией» назвала журналистка Т. Потапова матушку Екатерину, теперь уже настоятельницу женского Свято – Вознесенского монастыря, который существует с 2006 года. На третью стройку, а точнее капитальную реконструкцию Свято-Вознесенского храма в селе Кочергино послали её. Это «был вновь фронт и духовных, и материальных трудов». Распорядок дня монахинь, инокинь и послушниц строгий: в шесть часов подъем, в семь – молитвы, а потом трудятся в храме, на огороде, в цветнике, в пошивочной, приготовление обеда, стирка. Но главное – службы, молитвы, включая ночь, чтение Псалтыря». [11] Идеальная чистота в нашем Кочергинском храме – это дело рук женской обители. (Приложение 6)

Четвертая стройка - восстановление храма в честь Святой Троицы в селе Шалаболино. Игуменья понимает, что на восстановление нужны большие средства, поэтому она старается привлечь к этому благому делу всех, кто может на него откликнуться. У нас на Руси всегда храмы строили всем миром. Этот храм был в огромном запустении, руины которого немыслимо восстановить. В разрушенное здание заезжали в советское время на конях. Прежде чем начать восстановление, игуменья посетила руины Шалаболинского монастыря. «И стоит матушка Екатерина, невообразимо молодая в свои 80 лет, в куфточке вроде фуфайки, монашеская скуфейка покрыта пуховым платком. Берется ради народа, существующего в бессмысленном хаосе бытия среди вот таких разрушенных храмов»,- пишет журналистка В. Майстренко. [10] И словно вторит ей монахиня Василисса: «Она бодра и энергична, очень легка на подъем, неутомимая молитвенница и духовно сильный человек. Сила духа, умноженная на крепкую веру, поистине творит чудеса. В свои 80 лет она не только возглавляет вверенную ей обитель, она поет и читает на клиросе, руководит строительными работами и сама трудится там, где этого требует необходимость… Она умеет подавлять в себе человеческие слабости. Но эта способность пришла к матушке тоже не вдруг. Обрела ее она всею своею жизнью. Путь матушки Екатерины - тоже крест, и крест не из легких». [7]

Шалаболинский храм когда-то был красивым и величественным. Его купол завершается несколько наклоненным крестом, потому что в годы советской власти крест хотели снести с купола, но не смогли, а только погнули. Высоко вверху видна колокольня, на которой в годы советской власти был повешен священник. Тело его, говорят, три дня висело, так как местные власти не разрешали жителям приближаться к нему. Но послушник Александр, служивший вместе со священником в храме, ночью снял тело и похоронил, за это его самого расстреляли. Шалаболинский храм помогали строить верующие и предприниматели из Красноярска, Железногорска, Зеленогорска, Саяногорска, Нижневартовска. Харькова, Санкт-Петербурга, Москвы, Черногорска, Абакана, села Тесь и других городов и сел. Каждый чек, квитанцию с денежным переводом и именем пожертвователей матушка хранила, чтобы знали, кто и как помогает. По всей России и бывшим республикам искала матушка Екатерина мастеров, чтобы заказать иконостас, отлить колокола. Проходит год, и храм преображается, приобретая свой первоначальный вид. (Приложение 7).

Матушка Екатерина умела радоваться простым вещам, быть благодарной за любую мелочь. А как радовалась и недоумевала по поводу денег, поступивших на счет монастыря неведомо от кого целых 200 тысяч. Они как раз вовремя, потому что срочно нужно было заплатить строителям. А уж как ее улыбка и неподдельный восторг вдохновляли на трудовые дела. От нее исходила доброта. Сергей Сазонов, человек верующий из Абакана, умеющий все делать, говорит: «С матушкой, с ее благословения, хорошо работать». И вот Шалаболинская церковь восстановлена. Архиепископ Антоний вручил настоятельнице Свято – Вознесенского монастыря Екатерине награду от Его Преосвященства за большие труды и служение на благо Православной Церкви. Она была удостоена ношения жезла.

В 2011 году Владыка Антоний посетил Кочергинский Свято – Вознесенский храм и произнес речь, обращаясь к прихожанам: «…Тем будет утверждаться наша Россия, тем будет жизнь и взаимоотношения людей совершенно противоположным тому, которое мы видим сегодня. Бывает ужасно то, как мы сегодня живем. Отчего? Оттого, что закрылись в своих домах, что зачастую главная наша мечта – это обогащение, не духовное, а внешнее, которое губительно и страшно. Но все-таки этот храм возрожден, обитель эта стоит на незыблемых принципах нашей духовной жизни. Благодаря этим скромным матушкам, которые здесь трудятся, а также благодаря жителям села Кочергино, всем, кто созидал этот храм, кто понимает, что без этого невозможно духовное возрождение России». [10]

В день освящения храма в селе Шалаболино, Владыка сказал: «Ваши предки, которые жили 160 лет назад, с любовью построили этот храм. Сейчас мы вступаем в новый век. Мы должны опомниться, одуматься и создавать добрую, хорошую жизнь, которая бы созидалась на духовно-нравственных основах,- это самое главное». [10]

Еще игуменья Екатерина мечтала построить кельи. Монахини живут в очень ветхом деревянном доме с печным отоплением. За несколько дней до ее кончины приехавшим строителям матушка указала место строительства келейного корпуса, простояв длительное время под палящим солнцем, пока рыли котлован. Потом она уже не вставала. 26 июля 2011 года настоятельница Свято – Вознесенской женской обители, игуменья Екатерина, «выполнив свое послушание, оставила сей тленный мир, переселилась в вечные обители». Монахиня Ефросиния (Горбачева) говорит: «Приближается сороковой день со дня смерти дорогой нашей матушки. Не верится до сих пор, что ее нет рядом с нами. Навсегда она останется в нашей памяти и в сердцах, в постоянной молитве. Она смиренно принимала все испытания жизни. Без храма не могла представить себе жизни. Для многих стала лучом света, у которого можно было обогреться душой, забыть на время свои бесконечные мирские трудности. За свою жизнь матушка Екатерина с Божией помощью восстановила два храма, один построила, каждый из которых является духовным центром. Главным послушанием в последние годы для нее стало восстановление Троицкого храма. Матушка Екатерина не боялась трудностей. Сколько трудов вложено было, одному Богу известно, сколько бессонных ночей! Сестры обители, где проживала матушка, восхищались ее терпением и трудолюбием». Прихожане вспоминают матушку Екатерину человеком, пламенно любившим Богослужение. (Приложение 8). Многие удивлялись, как 80-летняя матушка творила земные поклоны, будто не существовало возраста. Триста земных и поясных поклонов матушка делала всегда. Сестры обители отмечают, что матушка была глубоко верующим человеком. Она любила на клиросе петь. Запомнился им один случай, когда она плакала во время службы, посвященной новомученикам и исповедникам Российским. «В этот момент мы понимали, что матушка вспоминала отца и деда, родных, репрессированных и расстрелянных». Матушка заботилась о приезжающих в храм, раздавала текст молитв, чтобы все молящиеся пели. Во время ответственных моментов Литургии она не уходила даже тогда, когда ее срочно вызывали, просила подождать. В настоящее время построен келейный корпус. Остались внутренние отделочные работы. Сбылась мечта игуменьи. Скоро монахини будут жить в нормальных человеческих условиях.

Мне удалось побеседовать с инокиней Серафимой, которая сказала, что матушка Екатерина относилась к нам, как мать родная относится к детям. Доброта и одновременно требовательность были присущи ей. Особенно она опекала молодых послушниц и инокинь, наставляла их.
В настоящее время монастырь возглавляет матушка Ефросинья. Она молодая по возрасту. Вот что рассказала теперешняя настоятельница: «Матушка Екатерина была очень добрым человеком. Но требовательным человеком. Она нас всех любила, но в то же время очень строго спрашивала. Иногда нам попадало от нее за какие-либо непослушания. Она обладала всеми добродетелями, которые присущи хорошему человеку: доброта, ответственность, любовь к Богу и людям, справедливость, требовательность к себе и сестрам, стремлением помочь всем, кому нужна помощь и поддержка».

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что игуменья Екатерина не только была замечательным человеком, наставницей и истинной верующей, но и талантливым организатором, сумевшим привлечь многих людей к восстановлению храмов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Не зря гласит русская пословица: «Жизнь прожить не поле перейти». Каждому человеку суждено преодолеть в жизни разные препятствия, соблазны, стать настоящим человеком, оставить после себя только добрые дела, о которых народ будет помнить всегда. А память об ушедшем из жизни человеке – это самое главное, значит, жизнь прожил не зря. В ходе исследования встречалась и беседовала с монахинями Свято-Вознесенской обители, изучала их архивные материалы (газетные вырезки, фотографии), прочитала все газетные публикации о матушке Екатерине.

Изучила, проанализировала и систематизировала собранные материалы о матушке Екатерины, и сделала вывод, что игуменья истинно верила в Бога, а ее жизнь была положена на восстановление храмов. Ее организаторским способностям нам, светским людям, можно позавидовать. А еще меня поразило то, что, несмотря на все трудности, преграды и беды в ее жизни, она осталась добрым человеком, не озлобилась на весь мир, а занималась всю свою созиданием. Во многом Елена Александровна Бальва, матушка Екатерина, является примером не только верующим людям, но и людям светским.

Считаю, что цели исследования достигла. Думаю, что моя работа займет достойное место в музее школы. Гипотеза о том, что если человек посвящает свою жизнь возрождению храмов, то он является не только истинно верующим человеком, но и примером для людей, мною доказана.

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

1. Благовещенская газета № 9, сентябрь 2008 г. «Возрождение» Монахиня Василисса (Наумова), с.-6.
2. Красноярский рабочий за сентябрь 1996 г. «Сильнее злобы и грозы» В. Майстренко, Н. Исаева, с.- 8-9.
3. Красноярский рабочий от 06. 04. 1996 г., «Чистые родники» В. Майстренко, с.- 9.
4. Красноярский рабочий от 13. 04. 1996 г., «Чистые родники», В. Майствренко, с.- 8-9
5. Православный Минусинск № 6, июнь 2011 г. «Архипастырский визит архиепископа Красноярского и Ачинского Антония», А. Авдюгин, с.- 2-4.
6. Православный Минусинск № 8 , август 2011 г., «Жизнь как подвиг» Н. Мисюрова, с.- 2-3
7. Православное слово Сибири № 1 январь 2008 г., «Во имя Святой Троицы» Монахиня Василисса (Наумова), с.-12-13
8. Сибирская газета № 34, «И зазвонят колокола» Н. Козлова, с.- 5.
9. Твои аргументы № 23, июнь 2011г., «Созидая жизнь и вечное спасение» Н. Мисюрова, с.- 4-5.
10. Твои аргументы № 22 «Дочь врага народа, внучка врага народа» В. Майстренко, с.-3.
11. Хакасия, № 203, октябрь 2009 г., «Матушка» Т. Потапова, с.-4-5.
12. Черногорский рабочий от 20. 09. 2007 г. «Тех, кто хотел построить храм, для начала «пропесочили». (Подготовлено с использованием материалов газеты «Русь Святая»), с.- 7.

Приложение 1.


Семья Бальва с маленькой Леной. Фото из архива матушки Екатерины

Приложение 2.


Отец Иоанн Бальва (дедушка Елены)


Отец Александр Бальва (отец Елены)

Приложение 3.


Любовь Васильевна Бальва, мать Елены

Приложение 4.


Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Фото 2012 года, автор – Картавая Мария.

Приложение 5.


Храм Благовещения Пресвятой Богородицы, г. Красноярск. Фото 2003 года, автор - Сергей Бузланов.

Приложение 6.


Свято-Вознесенский храм в с. Кочергино, фото 2011 г. из архива монастыря.

Приложение 7.


Храм в честь Святой Троицы в селе Шалаболино, фото из архива монастыря.

Приложение 8.


Матушка Екатерина во время Богослужения. Фото из архива монастыря

ПЕРЕЧЕНЬ ПРИЛОЖЕНИЙ

1.Семья Бальва с маленькой Леной. Фото из архива матушки Екатерины.
2. Иоанн Бальва (дедушка Елены) и Александр Бальва (отца Елены). Фото из архива матушки Екатерины.
3. Любовь Васильевна Бальва, мать Елены. Фото из архива матушки Екатерины.
4. Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Фото 2012 года, автор – Картавая Мария.
5. Фото 2003 года, автор - Сергей Бузланов, Храм Благовещения Пресвятой Богородицы, г. Красноярск.
6. Свято-Вознесенский храм в с. Кочергино, фото 2011 г. из архива монастыря.
7. Храм в честь Святой Троицы в селе Шалаболино, фото из архива монастыря.
8. Матушка Екатерина во время Богослужения. Фото из архива монастыря.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»