«Ленинградское» дело (политический процесс 40-50 гг. XX века)

«Ленинградское» дело (политический процесс 40-50 гг. XX века)


Министерство образования и науки РХ
Муниципальною бюджетной образовательное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа № 20»

Исследовательская работа
Выполнила:
Пономарева Юлия Сергеевна
учащаяся 11 «А» полицейского класса

Научный руководитель:
Якушкин Игорь Станиславович
Учитель истории, обществознания и права

Абакан 2012

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
1 ФАБРИКАЦИЯ ДЕЛА, ИСТОКИ
2 ХОД СОБЫТИЙ
3 ИТОГИ «ЛЕНИНГРАДСКОГО ДЕЛА
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность: Данная тема интересна тем что, в событиях 49 - 50 годов XX века, чаще всего видят противоборство неких кланов в ЦК ВКП(б). Каждый в меру своих целей и фантазий рисует разные кланы, политические деятели оказываются у разных авторов то по одну, то по другую сторону «баррикад». «Ленинградское дело» оставило печальный след в судьбах многих горожан и всего города. В последнее время появились исследования, позволяющие по - новому взглянуть на многие известные факты этого дела, в котором остается еще немало «белых пятен».

Историография: Всего работ, в которых исследуются теоретические аспекты социокультурных истоков и сущности сталинизма, не много. «Методологически для них характерна попытка отойти от формационного подхода и применить цивилизационный подход, выдвинутый в трудах западных историософов и развитый отечественными философами и культурологами»[1].

После XX съезда КПСС снова в историографии возобладали сталинские позиции, взгляды и концепции. В целом во время «оттепели» проблематика, связанная с изучением и осмыслением процесса формирования системы единовластия в стране и коммунистической партии серьезно не изучалась.

Любые же, пусть даже робкие попытки исследователей написать правдивую историю советского общества наталкивались на самый жесткий отпор коммунистической партии. Попытка историка А. Некрича дать объективную оценку ошибкам партийного и государственного руководства была самым решительным образом и весьма жестко подавлена чисто административными методами, подкрепленными таким важным аргументом, как уголовный процесс, осудивший историка на годы лагерей.

Только с середины 1960-х гг. началась активная разработка проблем формирования системы единовластия, хотя по большей части исследования касались тех же проблем внутрипартийной борьбы при попытке их освещения под несколько иным углом зрения.

«Но именно тогда одна за другой стали выходить новые работы. Правда, осуществлялось это по заказу и под жестким контролем идеологических и политических учреждений, прежде всего, широко известного Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС»[2] .

Специфичной частью историографии того периода являются и те исторические работы, которые были созданы западными исследователями. Это значительный пласт научных исследований о проблемах формирования системы единовластия в Советской России, внутрипартийной борьбы, сталинских репрессий.

Все эти публикации, вне всякого сомнения, оказали заметное влияние на развитие и формирование современной отечественной историографической традиции.

«Нельзя не отметить, что многие западные исследователи внесли несомненный вклад в становление новых подходов последнего десятилетия в современной отечественной историографии. Среди видных западных исследователей нельзя не назвать имена С. Коэна, Э. Карра, Р. Таккера, А. Рабиновича»[3].

В первые послевоенные годы многие искренне верили, что теперь жизнь в стране изменится. Надеялись, что ушли в прошлое страшные ночи без сна в ожидании ареста. Осознание себя народом - победителем реанимировало забытое чувство собственного достоинства, побуждало смотреть на будущее с оптимизмом. Однако машина репрессий лишь на время замедлила свои обороты, в конце 1940-х она вновь заработала на полную мощь.

Тоталитарная система нуждалась в новых жертвах. Как и во времена большого террора, первой жертвой стал Ленинград.

Репрессии против партийно-политического аппарата в годы войны были по сравнению с предвоенным периодом незначительными. Стало казаться, что худшие времена теперь позади и люди смогут без опаски работать при существующей системе отношений. Большинство из этих работников выдвинулось на освободившиеся места после «большого террора» и пройдя годы войны, уверовало в непогрешимость административных методов руководства.

Особое место в укреплении тоталитарного режима принадлежало репрессивным органам, контролировавшимися Сталиным и Берия. Работала хорошо отлаженная система слежки, доносительства, контроля за мыслями.

Направление развития культурной жизни страны задавалось властью разными способами идеологические компании, псевдодискуссии, прямые репрессии, с одной стороны, с другой - ежегодные награды и премии, формирование управляемой творческой элиты.

Критериями при решении судьбы художественного произведения или его автора служили прежде всего прагматические политические оценки «полезности» или «вредности» этого произведения с точки зрения режима. Требовалось, с одной стороны показать счастливую жизнь советского народа, трудовые подвиги свершения, мудрость вождя, с другой - формировать «образ врага», рисуя страдания угнетенного народа на Западе, агрессивность империалистов, особенно США. Часто решающую роль играли личные вкусы вождя, политические интриги партийных функционеров, склоки и доносы самих деятелей культуры.

Очередная уродливая кампания, развёрнутая в 1948 г. против города, который первым остановил врага и вынес 29 месяцев осады, получила название «Ленинградского дела». Главной его целью было свалить «зарвавшихся» (т.е. чересчур самостоятельных и инициативных) партийных лидеров в Политбюро питерской крови, а заодно осадить всё ленинградское начальство сверху донизу, да так, чтобы раз и навсегда вытравить вольнолюбивый дух.

Всего по «ленинградскому делу» было осуждено более 2 тысяч представителей ленинградской номенклатуры, из которых около 200 человек  расстреляли.

Объект: история России

Предмет: изучение политических репрессий в СССР. На примере «Ленинградского дела».

Целью работы: является: попытка рассмотреть причины и мотивы «Ленинградского дела», его значения в истории политических репрессий в СССР.

Задачи:
1. Понять, кому и зачем нужна была фабрикация «Ленинградского дела».
2. Рассмотреть ход событий.
3. Подвести итоги «Ленинградского дела»

Хронологические рамки охватывают период с конец 40-х - начало 50-х годов XX века.

1 ФАБРИКАЦИЯ ДЕЛА, ИСТОКИ

И.В. Сталину удавалось сохранять дистанцию при проведении погромных компаний, инициируя которые он часто выглядел защитником справедливости. Начинались идеологически кампании с выступления вождя или идеологов партии с критикой какого-нибудь произведения или явления, затем проводилось совещание ЦК, встречи с активом, на которых речи приобретали уже погромный характер. Далее следовало постановление ЦК ВКП(б) или редакционная статья в «Правде», после чего развертывалось широкое обсуждение в печати, находились и обличались новые враги, делались оргвыводы, аресты и т.п. Верховный арбитр мог лично вмешаться, за кого-то вступится или даже наказать слишком ретивых исполнителей. По такому сценарию разворачивались компании в 1946 году по постановлениям ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград».

«Первое постановление во многом было связано с клановой борьбой между Г.М.Маленковым и А.А.Ждановым, много лет проработавшим в Ленинграде»[4]. Поэтому Г.М.Маленковым объектом критики были выбраны ленинградские журналы и авторы (А.Ахматова и М.Зощенко), а оргвыводы были сделаны по Ленинградскому горкому партии, что бросало тень на Жданова, несмотря на активное участие последнего в погромной компании. Поводы были нелепы: Зощенко обвиняли в очернительстве действительности на страницах детского рассказа «Приключения обезьяны», Ахматову за «буржуазное эстетство и декадентство». В результате журнал «Ленинград» был закрыт, у «Звезды» сменилось руководство, А.Ахматова и М.Зощенко были исключены из Союза писателей, их перестали печатать.

В марте 1946г. произошла перестановка сил в высшем эшелоне власти. В Политбюро сохранился старый кадровый состав, а Оргбюро ЦК было пополнено руководителями, выдвинувшимися в годы войны, отличившимися безусловной личной преданностью Сталину.

 «Среди них на первый план выходил секретарь ЦК ВКП(б) А.А.Кузнецов. Будучи секретарем он курировал органы госбезопасности и внутренних дел»[5]. Быстрый рост А.А.Кузнецова явно не устраивал Г.М.Маленкова - члена Политбюро. Недовольны были Кузнецовым также Берия и Хрущёв. Их общими усилиями при одобрении Сталина и было сфабриковано так называемое «ленинградское дело».

Наиболее четко прослеживается три версии этого дела. Первая версия -официальная, сформулированная в результате реабилитации Вознесенского, Кузнецова и других осужденных по «ленинградскому делу» - в 1954 - 1957 гг. претерпела серьезную эволюцию. В 1954 г. главными виновниками уничтожения Вознесенского и Кузнецова сделали группу сотрудников госбезопасности во главе с бывшим министром госбезопасности Абакумовым, действовавших по указке Берии. После того как Хрущев в 1957 г. отстранил от власти Молотова, Маленкова и Кагановича, официальная версия изменилась. Теперь главными создателями «ленинградского дела» стали Берия и Маленков, которые боялись усиления позиций Вознесенского и Кузнецова и поэтому раздули до масштабов государственного преступления следующие факты: 1) в январе 1949 г. в Ленинграде провели всероссийскую оптовую ярмарку с участием торговых организаций союзных республик, придав ей тем самым союзный статус и не поставив при этом в известность Москву; 2) первый секретарь ленинградского обкома и горкома Попков скрыл факты голосования против партийного руководства Ленинграда на партконференциях города и области в декабре 1948 г.; 3) тот же Попков в 1948 г. предложил Вознесенскому взять «шефство» над Ленинградом. Берия и Маленков обвинили Вознесенского, Кузнецова, Попкова и др. в стремлении организовать в Ленинграде враждебную антипартийную группу, ставящую своей целью оторвать партийную организацию Ленинграда от Москвы и СССР, сделать Ленинград столицей РСФСР.

Вторая версия исходит от уцелевших обвиняемых по «ленинградскому делу». По мнению бывшего порученца Кузнецова Воинова, «глубинные мотивы организаторов этого дела заключались в том, чтобы скрыть от народа «истинных виновников нашего военного поражения 1941 года», а также виновников «перегибов в сельском хозяйстве» и общего «беззакония и произвола». Воинов видит в Вознесенском и Кузнецове чуть ли не открытых Я противников сталинизма, представителей фронтового поколения, предопределившего, по сути, «феномен XX съезда»[6].

Наконец, третью версию выдвинули некоторые историки национал-патриотического направления, считающие Вознесенского и Кузнецова лидерами «русской партии» в сталинском окружении. Историк Олег Платонов полагает, что на самом деле «ленинградское дело» было «русским делом», поскольку «посредством его была разгромлена большая часть новых русских кадров, пришедших после войны на замену старым еврейско-космополитическим функционерам». «Эти две неофициальные версии построены исключительно на умозрительных предположениях, догадках, голословных утверждениях. Между тем «ленинградское дело» до конца никогда не будет распутано не только потому, что Маленков в 1957 г. лично уничтожил большую часть материалов по этому делу, но и потому, что в самих этих документах правда и ложь часто просто неразличимы»[7].

Первым  поводом  для  недовольства,  стареющего  вождя  послужила организованная в январе 1949 года в Ленинграде Всероссийская оптовая торговая ярмарка, на которой собирались распродать образовавшиеся излишки промышленных товаров. Ярмарка была организована по инициативе Родионова, Кузнецова и Вознесенского без санкции центральных партийных органов. По инициативе Маленкова, действовавшего с ведома Сталина, Политбюро осудило это мероприятие.

В феврале 1949 года последовал новый сигнал: в ЦК поступила анонимка о фальсификациях при выборах Ленинградского обкома партии. Сталин решил, что пора ликвидировать «ленинградскую группу».

На ленинградской партконференции руководители обкома П.С. Попков, Г.Ф. Бадаев, Я.Ф. Капустин и П.Г. Лазутин получили по несколько голосов «против», но было объявлено, что они прошли единогласно. Теперь срочно прибывший в Ленинград Маленков снял всю местную партийную верхушку. «На объединенном заседании бюро ленинградских горкома и обкома партии Георгий Максимилианович обвинил Попкова и его товарищей в антипартийной групповщине и противопоставлении Ленинградской парторганизации Центральному Комитету, а также в попытке создать Компартию России и тем самым расколоть КПСС. Одновременно попали в  опалу и покровители ленинградского руководства»[8].

Разборка с партийным руководством была отложена Сталиным до времени, пока не сошёл со сцены его верный сатрап А.А. Жданов, который возглавлял Ленинград в течение 10-ти лет после смерти Кирова (1934 - 1944 гг.). В 1944 г. он был переведён в Москву, но вплоть до своей скоропостижной кончины продолжал курировать город на Неве. «Уже со второй половины 1948 г. стала готовиться ликвидация бывших ленинградских помощников и протеже Жданова (около 200-т человек)»[9]. Все они будут арестованы в 1949 г. за «совершение» различных государственных преступлений и после мучительных пыток расстреляны.

15 февраля 1949 на заседании Политбюро ЦК был поставлен вопрос об антипартийной группе Попкова - Кузнецова. За февраль-март 1949-го со всех занимаемых постов сняли членов этой группы: Н.А. Вознесенского (председателя Госплана СССР), А.А. Кузнецова (секретаря ЦК), М.И. Родионова (Председателя Совета Министров РСФСР), П.С. Попкова (секретаря Ленинградского обкома партии). Незамедлительно вслед за главными «заговорщиками» - членами Политбюро (Н. Вознесенским, А. Кузнецовым, М. Родионовым) последовало отстранение от работы, а затем и исключение из рядов ВКП (б) прочих руководителей согласно их ранжиру в партийной иерархии Ленинграда.

22 февраля 1949 г. состоялся пленум Ленинградского обкома и горкома партии, на котором присутствовали член Политбюро ЦК партии Г.М. Маленков и член оргбюро В.М. Андрианов. Маленков повторил мнение Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 февраля 1949 г., что ленинградские руководители превратились в антипартийную группу. Все они были сняты со своих постов. Первым секретарем обкома и горкома на пленуме был «избран» Андрианов.

Партбилетов и постов лишались также многие профсоюзные и военные начальники. (Их место, как правило, занимали ставленники из других областей). Громили комсомольских и даже пионерских вожаков, редакторов газет, руководителей вузов. «Разоблачения сыпались почти ежедневно. Постоянные поиски «притаившегося рядом» врага калечили тысячи жизней, одурманивали головы миллионов людей» .

13 августа 1949 года, в кабинете члена Политбюро ЦК ВКП(б) Георгия Маленкова были арестованы секретарь ЦК Алексей Кузнецов, председатель Совета Министров РСФСР Михаил Родионов и глава ленинградских коммунистов Петр Попков, что положило начало «ленинградскому делу».

Оно называлось так, потому что в заговоре и шпионаже были обвинены главным образом высокопоставленные партийные работники, чья карьера была тесно связана с Ленинградом. Главой заговора сделали бывшего главу Госплана и члена Политбюро Николая Вознесенского. Аресту последнего предшествовало постановление Пленума ЦК от 12 сентября 1949 года об исключении Вознесенского из членов ЦК и необходимости привлечения его к судебной ответственности за утрату служебных документов.

После войны в высшие эшелоны власти пришла молодая ленинградская команда во главе с Кузнецовым, у которого были перспективы стать приемником Сталина. Тем более, что по неподтверждённым слухам, Сталин, якобы, как - то обмолвился, что видит своими преемниками по партии - Кузнецова, а по государству - Вознесенского. Старым членам Политбюро это явно не нравилось, они стали активно искать способ дискредитировать их в глазах Сталина. И, если ранее главным своим конкурентом в борьбе за второе место в партии Маленков считал Жданова, то после его загадочной скоропостижной смерти в августе 1948 г., всю свою силу опытного интригана он перенёс на борьбу с выдвиженцами Жданова.

Все началось с критики журнала, что бросало тень на горком партии, а это позволяло поменять в нем руководство, и активно заняться чисткой его рядов. После избрания первым секретарем обкома и горкома Андрианова все пошло по отработанному сценарию.

Разгром «ленинградской группы» способствовал укреплению позиций Маленкова, Хрущева и Берия, оставшихся в Политбюро. Больше всех это дело использовал в своих интересах Хрущев, сначала обвинив Берию, а затем Маленкова.

2 ХОД СОБЫТИЙ

В июне 1949 года в Ленинград прибыла большая группа специально подобранных работников, назначенных на все ключевые посты. С этого времени начались массовые чистки, а затем и репрессии руководящих партийных и советских кадров города и области.

«Под предлогом борьбы с «охвостьем бывшего антипартийного руководства», за короткий срок был почти полностью обновлён аппарат областного и городского комитетов партии, исполкомов областного и городского Советов, обкома и горкома ВЛКСМ, области.

Затем   черед   дошел   и   до   руководителей   районных   партийных   и советских органов. «Использовалась форма отчётов на каждом заседании бюро горкома того или иного райкома партии, которые заканчивались тем, что первый секретарь райкома снимался с работы, а вопрос о партийной принадлежности партийных и советских руководителей районов передавался на рассмотрение парткомиссии обкома»[10].

После этого начались массовые аресты: сначала арестовывали крупных руководителей, а потом уже остальных «пособников» рангом помельче привлекали ««за связь с Кузнецовым, Попковым, Лазутиным, Капустиным», т.е. за то, что не разглядели «окопавшихся врагов», не разоблачили их «преступной деятельности»»[11]. И, как только на руководящие должности были расставлены необходимые для сбора всевозможного компромата люди, с июня - июля 1949 года, на имя первого секретаря обкома и горкома, Андрианова в массовом порядке стали поступать как анонимные, так и неанонимные доносы от только что снятых работников.

«Сопоставление   этих  документов   показывает,   что   многие   из   них готовились, как по заказу, и не только укладывались в русло сформулированных в Москве и изложенных в постановлении ЦК фактов об антипартийной группе, но значительно расширяли и «обогащали» обвинительную базу против бывшего руководства города»[12].

Надзор за следствием осуществлял лично Берия. Всем арестованным приписывалась «подрывная работа» и «нарушение государственных планов». Обвинения и количество подследственных росли, как снежный ком арестовывались не только партийные функционеры разного ранга, но и люди вовсе не причастные к партийной деятельности. Забирали за один факт родства или знакомства с главными обвиняемыми. «Так, был арестован родной брат Н.А. Вознесенского, А.А. Вознесенский - бывший ректор Ленинградского университета. (Его обвиняли в повышении престижа Ленинградского университета в противовес Московскому). Во время следствия скончались также арестованные по «Ленинградскому делу» профессора университета Л. Некрин (в сентябре 1949 г.) и В. Рейхардт (в ноябре 1949г.)»[13].

В числе пострадавших оказался и Музей обороны Ленинграда. Его руководство было арестовано, директор музея Л. Раков осужден на 10 лет. (За «выпячивание ленинградских руководителей» - их портретов в экспозициях музея оказалось больше чем портретов Сталина; недостаточное отображение роли ЦК партии в спасении осаждённого города. Кроме того, в музее (посвящённом истории ВОВ) были «обнаружены» оружие и порох). Сам музей закрыли по спецуказанию ЦК. Уникальные, ценные экспонаты частично были переданы другим музеям, а большую часть уничтожили. В конце лета 1951 г. музейные помещения перешли к военному ведомству.

Следствие ежемесячно расширяло круг причастных «делу». После зачисток в партийных организациях (райкомах, райисполкомах, горисполкомах) перекинулись на предприятия, стали забирать директоров крупных заводов, начальников трестов. В результате почти все те, кто налаживали оборону и снабжение осаждённого города, а затем эвакуацию, обеспечивали работу предприятий, организовывали восстановление разрушенных объектов, - подверглись репрессиям. Например, в Ленэнерго по «Ленинградскому делу» были «изъяты» управляющий Б. Страупе, начальник кабельной сети города М. Грознов, начальники других служб - они исчезли и судьба их неизвестна. «Эти люди всю блокаду делали буквально невозможное, обеспечивая город электроэнергией. Подобное происходило и в других отраслях - изымали опытных, проверенных войной руководителей горячо любящих свой город»[14]. Информация о снятии с работы, привлечению к партийной и уголовной ответственности, о судебных процессах в прессе не публиковалась.

Бывшие ленинградцы подверглись гонениям по всему Союзу. (Блокадники, которых война разбросала по стране - кто-то остался в месте эвакуации, т.к. жильё в родном городе было утрачено, кого-то выехал уже после войны на работу в другие области). Их обвиняли в создании некой преступной «ленинградской секты», которая замышляла вернуть Ленинграду ведущую культурную и экономическую роль, вплоть до возвращения городу статуса столицы. «Уроженцев города на Неве как будто специально выискивали по всей стране, чтобы присоединить к «делу». (Несмотря на сталинскую систему подбора кадров, ленинградцев отличала общая и техническая культура)»[15].

Вознесенский,   Кузнецов  и  их  товарищи  на  следствии  и   на  суде признали свою вину. Как выбивались эти признания, рассказал 29 января 1954 года следователям, пересматривавшим «ленинградское дело», один из немногих уцелевших, бывший 2-й секретарь Ленинградского обкома Иосиф Турко, получивший 15 лет лагерей: «...Я никаких преступлений не совершал и виновным себя не считал и не считаю. Показания я дал в результате систематических избиений, так как я отрицал свою вину. Следователь Путинцев начал меня систематически избивать на допросах. Он бил меня по голове, по лицу, бил ногами. Однажды он меня так избил, что пошла кровь из уха. После таких избиений следователь направлял меня в карцер, угрожал уничтожить меня, мою жену и детей, а меня осудить на 20 лет лагерей, если я не признаюсь... В результате я подписал всё, что предлагал следователь...»[16]

Более года арестованных подвергали допросам. Всем осужденным было предъявлено обвинение в том, что, создав антипартийную группу, они проводили вредительско - подрывную работу, направленную на отрыв и противопоставление ленинградской партийной организации Центральному Комитету партии, превращение ее в опору для борьбы с партией и ЦК ВКП(б).

Процесс «Ленинградского дела» длился год (с 29.09.1949 по 01.10.1950). Заседания проходили в Доме офицеров на Литейном, 6.

26 сентября обвинительное заключение официально утвердил Главный военный прокурор А.П.Вавилов. Судебный процесс решено было проводить в Ленинграде. 29 сентября 1950 года в помещении окружного Дома офицеров на Литейном проспекте открылась выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР. В состав коллегии вошли три генерал-майора юстиции под председательством И.Р.Муталевича. Дело слушалось без участия государственного обвинителя и защитников.

Главной задачей специально подобранной группы, которая заняла  все ключевые посты, заключалась в арестах, смещение с должностей, сбор обвинительной базы на всех кто окружал главных обвиняемых. Собирались как  доносы так и показания арестованных, получены разными путями.

Главным было собрать уголовное дело, которое можно было бы впоследствии переквалифицировать в антисоветский заговор, со всеми вытекающими для арестованных последствиями.

Арестованных запугивали, били для того чтобы они подписали то что нужно было Берии, который лично осуществлял надзор за ходом дела.

3 ИТОГИ «ЛЕНИНГРАДСКОГО ДЕЛА»

Обвинительное заключение, составленное на основании показаний, добытых следователями, и отредактированное Сталиным, в частности, гласило: «Кузнецов, Попков, Вознесенский, Капустин, Лазутин, Родионов, Турко, Закржевская, Михеев признаны виновными в том, что, объединившись в 1938 году в антисоветскую группу, проводили подрывную деятельность в партии, направленную на отрыв Ленинградской партийной организации от ЦК ВКП(б) с целью превратить ее в опору для борьбы с партией и ее ЦК... Для этого пытались возбуждать недовольство среди коммунистов Ленинградской организации мероприятиями ЦК ВКП(б), распространяя клеветнические утверждения, высказывали изменнические замыслы... А также разбазаривали государственные средства.»[17].

Насчет Кузнецова Сталин собственноручно вписал в текст обвинительного заключения фразу о том, что он, «обманным путем пробравшись в ЦК ВКП(б)... повсюду насаждал своих людей - от Белоруссии до Дальнего Востока и от Севера до Крыма». А в обвинительном заключении Родионов написали что он «предлагал не только создать Компартию Российской Федерации, но и учредить собственный российский гимн и флаг - традиционный триколор, но с серпом и молотом». Этого хватило, чтобы приписать подсудимым «русский национализм», намерение перенести столицу из Москвы в Ленинград и чуть ли не отделить Российскую Федерацию от СССР.

29-30 сентября 1950 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР в открытом судебном заседании рассмотрела уголовное дело по обвинению Кузнецова, Попкова, Вознесенского, Капустина, Лазутина, Родионова, Турко, Закржевской, Михеева. В ходе судебного заседания обвиняемые свою вину признали полностью. Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорила Кузнецова, Попкова, Вознесенского, Капустина, Лазутина и Родионова к расстрелу. В обвинительном заключение по делу арестованных говорилось: «Кузнецов, Попков, Вознесенский, Капустин, Лазутин, Родионов, Турко, Закржевская, Михеев объединившись в 1938 году в антисоветскую группу, проводили подрывную деятельность в партии, направленную на отрыв ленинградской партийной организации от ЦК ВКП(б), с целью превратить ее в опору для борьбы с партией и ее ЦК. Для этого пытались возбудить недовольство среди коммунистов ленинградской организации мероприятиями ЦК ВКП(б). Высказывали изменнические замыслы о желаемых ими изменениях в составе Советского правительства и ЦК ВКП(б). В этих же целях выдвигали на ответственную партийную работу в ряд областей РСФСР своих единомышленников. Относительно поведения обвиняемых в суде мнения расходятся. По свидетельству сотрудника МГБ Коровина, «Комаров (следователь по делу Кузнецова) хвастался, что сумел убедить Кузнецова, что весь процесс - не более как дань общественному мнению и приговор исполняться не будет. Кузнецов даже спрашивал Комарова, хорошо ли он выступил в суде». С другой стороны, чекист В.И. Бережков пишет: «Я беседовал со многими ветеранами, которые присутствовали на суде в зале Ленинградского дома офицеров, и ни один из них не сказал дурного слова о поведении там Вознесенского. Наоборот, отмечали его спокойствие, твердость, порядочность и непризнание им своей вины»[18].

Существует даже легенда о том, что Кузнецов нашел в себе силы твердо заявить в последнем слове: «Я был большевиком и останусь им, какой бы приговор мне не вынесли. История нас оправдает». Вознесенский же будто бы заявил: «Я не виновен в преступлениях, которые мне предъявляются. Прошу передать это Сталину»[19].

Глубокой ночью 1 октября 1950 года в 0 часов 59 минут суд приступил к оглашению приговоров, которые читал генерал-майор юстиции Матулевич. Как видно из материалов дела, все обвиняемые на предварительном следствии и на судебном заседании вину свою признали полностью.

Вопиющую картину беззакония представляли судебные заседания. Вопрос о физическом уничтожении был предрешён задолго до процесса. Именно ради «ленинградцев» в СССР вновь вводится смертная казнь. До этого, в 1947 году, Указом Президиума Верховного Совета СССР смертная казнь была отменена. Уже в ходе следствия по ленинградскому делу, 12 января 1950 года, происходит восстановление смертной казни по отношению к изменникам Родины, шпионам и подрывникам-диверсантам. Тем самым был нарушен один из фундаментальных принципов права - «закон обратной силы не имеет».

Военная коллегия Верховного суда СССР квалифицировала их деяния по самым тяжким составам УК РСФСР - ст. 58 1а (измена родине), ст. 58-7 (вредительство), ст. 58-11 (участие в контрреволюционной организации). А.А.Кузнецов, Н.А.Вознесенский, П.Е.Попков, П.Г.Лазутин, М.И.Родионов и Я.Ф.Капустин были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу. И.М.Турко получил пятнадцать лет лишения свободы, Т.В.Закржевская и Ф.Е.Михеев - по десять. Приговор был окончательный и обжалованию не подлежал.

Осужденным  на  смерть   в  таких  случаях  остается   единственное   - ходатайствовать перед Президиумом Верховного Совета СССР о помиловании. Но этой возможности осужденным не дали: сразу же по вынесении приговора генерал юстиции И.О.Матулевич отдал распоряжение о немедленном приведении приговора в исполнение.

«1 октября 1950 г., в 2.00., спустя час после оглашения приговора, Н. А. Вознесенский, А. А. Кузнецов, М. И. Родионов, П. С. Попков, Я. Ф. Капустин, П. Г. Лазутин были расстреляны. Прах их тайно захоронили на Левашовской пустоши под Ленинградом. И. М. Турко, Т. В. Закржевскую и Ф. Е. Михеева осудили на длительное тюремное заключение»[20].

Спустя некоторое время состоялись другие процессы, на которых были приговорены к высшей мере наказания второй секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Г.Ф.Бадаев, председатель исполкома Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся И.С.Харитонов, секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) П.И.Левин, первый секретарь Куйбышевского РК ВКП(б) М.А.Вознесенский и другие ответственные работники. «Был расстрелян уполномоченный МГБ по Ленинградской области П.Н.Кубаткин, заменен весь руководящий состав чекистов Ленинграда. Большие изменения произошли среди командных и политических кадров ленинградского военного округа, ленинградской милиции»[21].

Последствия так называемого «ленинградского дела» затронули и партийные организации страны, где репрессиям подвергались бывшие ленинградские работники, выдвинутые в разное время на ответственные посты. Аресты и судебные процессы продолжались ив 1951 - 1952 годах. 15 августа 1952 года были арестованы, а затем осуждены к длительным срокам тюремного заключения свыше 50 человек, работавших во время блокады секретарями райкомов и председателями исполкомов.

Произвол творился и над семьями бывших партийных и советских работников.

Официального сообщения о процессе в печати не было. Поэтому длительное время подробности суда оставались неизвестными. На суде говорилось также о попытке его группы создать Компартию России, что фактически вело бы к распаду СССР по национальному признаку. Этого Сталин допустить не мог.

В отличие от показательных судов предвоенных лет на этот раз открытого процесса создать не удалось. В чем заключались преступления обвиняемых, какие именно факты легли в основу обвинения, общественность так и не узнала. Постоянно твердилось о неких стремлениях «противопоставить партии», «создать антипартийную группу», но какие задачи ставила антипартийная группа - внятно не объяснялось, так же как и в чем состояла её антипартийность. Главным было другое - теперь всем стало ясно, что своим спасением Ленинград обязан мудрому руководству товарища Сталина.

Как показывают сохранившиеся документы, ближе всех к истине, как всегда, специалисты спецслужб. Так, бывший руководитель внешней разведки, генерал П.А.Судоплатов в своих мемуарах писал: «Всё это было сфабриковано и вызвано непрекращающейся борьбой среди помощников Сталина. Мотивы, заставившие Маленкова, Берию и Хрущёва уничтожить ленинградскую группировку, были ясны: усилить свою власть. Они боялись, что молодая ленинградская команда придёт на смену Сталину. ...Политбюро в полном составе, включая Сталина, Маленкова, Хрущёва и Берию, единогласно приняло решение, обязывающее Абакумова арестовать и судить ленинградскую группу, но, что бы, ни писали в школьных учебниках по истории партии и что бы, ни писал Хрущёв в своих воспоминаниях, инициатором дела был не Абакумов. Действительно, его подчинённые под его   руководством   сфабриковали   это   дело,   но   Абакумов   действовал   в соответствии с полученным приказом».

Почти ничего до сих пор не сказано о том, что лично Н.С. Хрущев был соучастником творцов тех событий, а ведь он четырежды воспользовался «Ленинградским делом» в своих интересах: сначала, устранив ленинградцев как возможных соперников в борьбе за власть, затем для обоснования уничтожения Берии, на XX съезде для развенчания культа личности Сталина, а в 1957 г. - против своих былых «подельников» - Молотова, Маленкова и др.

И, поскольку они прекрасно знали о его причастности к возникновению «дела», дал возможность главному его создателю Маленкову,  взамен на молчание, полностью уйти от ответственности» .

Главные обвиняемые Н.А.Вознесенские, А.А.Кузнецов, П.С.Попков, Я.Ф.Капустин, М.И.Родионов и П.Г.Лазутин были приговорены еще за год до вынесения приговора и шансов избежать этого у них не было. Весь судебный процесс был лишь обоснованием верхушки политбюро физического уничтожения конкурентов в борьбе за власть.

С устранением из политики и из жизни Вознесенского, Кузнецова и их 1 сторонников борьба за власть в Кремле и на Старой площади не ослабла и не стала более ясной. Внешне это была полная победа Берии и Маленкова. Однако сохранялись противоречия между участниками этой группы, да и сам Сталин с подозрением присматривал за ними, вводя в политическую игру «своих людей», интригуя, стравливая своих соратников.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Ленинградское дело» стало одним из актов массовых репрессий после окончания Великой Отечественной войны, а самому городу был предназначен с тех пор удел «города с областной судьбой».

30 апреля 1954 г. Верховный суд СССР полностью реабилитировал лиц, проходивших по этому делу, но тогда были названы и наказаны лишь некоторые непосредственные исполнители сфабрикованного «дела».

Фальсификация этого «дела» была установлена после разоблачения в июле 1953 года Л.П.Берии. Тяжкое обвинение с Ленинградской партийной организации было снято.

«30 апреля 1954 года Верховный суд СССР полностью реабилитировал обвиняемых по ленинградскому делу (Однако только в 1988 г. Кузнецов и Вознесенский были восстановлены в партии)»[22]. А еще несколько месяцев спустя перед судом предстали следователи по этому делу - министр государственной безопасности генерал-полковник В.С.Абакумов, начальник следственной части по особо важным делам генерал-майор А.Г.Леонов, его заместители полковники М.Т.Лихачев и В.И.Комаров, которые вели «ленинградское дело». Военная коллегия Верховного суда СССР признала их виновными и приговорила к высшей мере наказания. Характерно, что «Ленинградское дело» - единственное, по которому были расстреляны практически все следователи. Суд проходил с большой шумихой в Ленинградском Доме офицеров.

Очень странным является тот факт, что до сих пор документы «ленинградского дела» опубликованы лишь частично. Комиссия по реабилитации под руководством небезызвестного «коммунистического академика» А. Н. Яковлева, тем не менее, не решилась обнародовать доводы обвинения, указав только, что здесь «МГБ осуществила фабрикацию ряда материалов».

Без предъявления стенограмм заседания, конечно, нельзя опираться на мнение столь одиозной личности. Между тем ко всем стенограммам судебного заседания до сих пор нет свободного доступа для ознакомления с ними.

Ленинград - Петербург пережил немало трагических событий. Но «Ленинградское дело» 1949-1953 годов поражает масштабом и бессмысленностью уничтожения людей. И это в послевоенные годы, когда подвиг Ленинграда, мужество и героизм его жителей, перенесших блокаду, были предметом особой гордости.

 Несмотря на целый ряд исследований по «Ленинградскому делу», остается еще много «белых пятен» в истории этого политического процесса. Нет однозначного ответа на вопрос о причинах возникновения «Ленинградского дела», о мотивах, побудивших И. В. Сталина обратить механизм репрессий против людей, которые совсем недавно доказали свою преданность Родине и внесли существенный вклад в дело обороны Ленинграда в период блокады 1941-1944 гг. и послевоенного восстановления. «Ленинградское дело» было прелюдией готовившейся Сталиным новой «большой чистки» в партии и стране. Вслед за ним последовали | «сионистское», «мингрельское» дела, дискуссии в различных областях науки (языкознании, биологии, политэкономии и др.), а затем и «дело врачей».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1 ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Опубликованные

Мемуары

2 ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

2.1 Монографии

2.2 Научные статьи

[1] Багдасарян В.Э. Историография Сталинизма. М., 2007. С.9.
[2] Там же С.64.
[3] Багдасарян В.Э. Историография Сталинизма. М., 2007. С.82.
[4] Костырченко Г. Маленков против Жданова // Родина, №9. М., 2000. С.35.
[5] Смирнов А.П. Ленинградское дело. Портрет поколения // История Петербурга, № 6. СПБ., 2006. С.17.
[6] Демидов В.И. Ленинградское дело Л.,1990. С.168.
[7] Цит.по:Смирнов А.П. Ленинградское дело. Портрет поколения.- История Петербурга // 2006/ N 6/ [электронный ресурс] / П.А. Смирнов // Режим доступа URL: цит.по: http://www/nlr.ru/peterburg/spbhistory/2001/4/content.html (дата обращения 07.04.2010)
[8] Геллер М.Я. История России1917-1995.М.,1996.С.315.
[9] Смирнов А.П. Ленинградское дело. Портрет поколения // История Петербурга, № 6. СПБ., 2006. С.27.
[10] Цит.По: Шульгина Н.И. «Ленинградское дело»: пора ли снимать кавычки? Мнение архивиста [электронный ресурс] /Н.И.Шульгина//Режим доступа URL: цит.по: http:/Andrei-ershov.narod.ru/Leningrad.htm (дата обращения 07.04.2010)
[11] Cмирнов А.П.Судьбы людей. Ленинградское дело. СПБ., 2009. С.163.
[12] Шульгин Н.И. «Ленинградское дело»: пора ли снимать кавычки? Мнение архивиста [электронный ресурс] /Н.И.Шульгина//Режим доступа URL: цит.по: http:/Andrei-ershov.narod.ru/Leningrad.htm (дата обращения 07.04.2010)
[13] Реабилитация: Политические процессы 1930-х гг.-1950-х гг. М.,1991.С.317.
[14] Радзинский Э.Сталин. М.,1997.С.311.
[15] Радзинский Э.Сталин. М.,1997.С.315.
[16] Демидов В.И. Ленинградское дело.Л.,1990.С.158.
[17] Смирнов А.П. Ленинградское дело. Портрет поколения.- История Петербурга // 2006/ N 6/ [электронный ресурс] / П.А. Смирнов // Режим доступа URL: цит.по: http://www/nlr.ru/peterburg/spbhistory/2001/4/content.html (дата обращения 07.04.2010)
[18] Демидов В. И. Ленинградское дело.Л., 1990.С.327.
[19] Там же.С.329.
[20] Смирнов А.П.Судьбы людей. Ленинградское дело. СПБ., 2009. С. 307.
[21] Смыслов О.С. Генерал Абакумов. Всесильный хозяин СМЕРШа. М.,2005.С.273.
[22] 26Реабилитация: Политические процессы 1930-1950-х гг. М.,1991. С.371.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»