Печальники Барабановской церкви

Печальники Барабановской церкви


Выполнили: Васильев Александр(9 Б), Ильина Алена(9Б), Наумова Кристина (8 А)

Руководитель: Купрякова Ирина
Владимировна – МБОУ ДОД ДООЦ
№1, педагог дополнительного
образования, учитель истории

Красноярск 2011

«…Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам…»
А.С. Пушкин

Мы долго думали перед тем, как отправить нашу работу. Ведь конкурс носит название «Человек в истории. XX век», а тема нашей работы включает в себя материал, который уходит в далекое прошлое. В нашей работе два героя: церковь Параскевы Пятницы в селе Барабаново, что в 60 км от Красноярска, и Алексей Михеевич Петрухин, человек, который стал добровольным смотрителем Барабановской церкви. И если наш второй герой имеет прямое отношение к истории XX века, то церковь намного старше, ей более 150-десяти лет.

Но, как известно, без прошлого нет настоящего, а совершая ошибки и просчеты в настоящем, не построишь будущее. Или это будущее будет очень печальным. Поэтому наша группа, состоящая из 3-х учеников и учителя, решили, что в конкурсе наша тема будет уместна.

Правильно ли мы думаем – решать вам!

Один в поле воин!

Слово патриотизм хорошо известно любому школьнику. Патриот – это человек, который любит свою Родину, а любить её можно по-всякому: можно писать в честь родной земли прекрасные стихи, картины, музыку; можно совершать героические поступки в честь своей Отчизны; можно прославлять родную землю какими-то великими делами. Но ведь можно любить Родину тихо и незаметно, как сейчас говорят, без громкого пиара. Кто-то украшает каждую весну цветами дворы своих домов, кто-то ухаживает за могилами воинов, павших за свою землю. Дела эти незаметные, негромкие, часто люди принимают их как должное, или же вовсе не замечают. Однако именно эти дела гораздо лучше слов говорят о любви человека к своей Родине.


Алексей Михеевич Петрухин

Наш герой, Петрухин Алексей Михеевич и его супруга Барасагаева Валентина Ивановна многие годы были добровольными смотрителями при уникальном историческом и архитектурном памятнике в селе, церкви Святой Параскевы Пятницы. Одного из них, Алексея Михеевича уже нет сегодня в живых, но этот человек достоин того, чтобы стать примером для тех, кто сегодня так много кричит о патриотизме. Вся их жизнь опровергает известную русскую поговорку: «Один в поле не воин». Двое пожилых людей долгие годы делали все, что в их силах, чтобы поддержать и спасти разрушающуюся церковь Параскевы. Смерть Алексея Михеевича, безусловно, тяжелая потеря для всех, кто не равнодушен к судьбе памятника культуры. Но словно выпавшее знамя из рук бойца, его заботу о церкви подхватила его жена, уже очень пожилая женщина, чьи силы на исходе. Церковь ветшает, но, кажется, что из последних сил её держат слабеющие руки старой женщины, словно они друг другу продлевают жизнь.

Кто он такой, этот скромный труженик, житель одной из умирающих сибирских деревень, чтобы писать о нем книги? Его подвижничество, незаметное, ежедневное мало кто отмечал, а если и отмечал, то почему-то только отрицательно. Странные извивы человеческой души: вместо того, чтобы откликнуться на призыв к благому, благородному делу над Михеичем посмеивались в селе, как над блаженным. На просьбу, обращенную к односельчанам собрать деньги хоть на какую-то реставрацию церкви, отмахивались, говоря: «Ты у нас богатый! Вот и жертвуй!».

К сожалению, нам не удалось напрямую пообщаться с людьми, лично знавшими Михеича, только заочно. Но мы читали его произведения (наш герой был не чужд литературному творчеству). Из незамысловатых, а порой корявых строк рождался перед нами образ человека с душой прекрасной и трепетной.
Ему до всего было дело, а уж тем более, не мог он спокойно смотреть на то, как исчезает уникальное архитектурное чудо, построенное руками его предков. Ведь Михеич – коренной сибиряк. Кто-то скажет, что все, что он делал – капля в море. Но мы то знаем: из капель собираются моря, а из морей океаны. И не каждому из нас дано, чтобы его жизнь не затерялась в океане человеческих судеб. Наш герой не затерялся.

Из истории одного сибирского села..

В древнем русском языке было прекрасное слово «печальник». Означало оно не того, кто грустит и пребывает в уныние. Печальниками земли русской называли тех людей, для которых родные места были предметом постоянной заботы и приложения огромных усилий, чтобы жизнь в этих местах не угасла, не иссякла. Печальниками было принято называть в первую очередь людей, посвятивших себя Богу, но за духовными трудами не забывавших и земных забот: жизни простого человека, его бед и оказания всяческой помощи любому, кто в ней нуждается. Так называли известных в русской истории персонажей: таких, как митрополит Алексий, Сергий Радонежский и многих других духовных лиц. Но мы сегодня будем говорить о людях не церковных, а живущих в миру, как и мы с вами. Начиная свою работу о жителе села Барабаново Алексее Михеевиче Петрухине, который был для всех просто Михеичем, мы и не подозревали, что это слово «печальник» так будет применимо в итоге к этому человеку. Как написано в Писание: «Каждому воздастся по заслугам его».

В любой деревне есть свое центральное сооружение, на которое люди обращают свое внимание в первую очередь. Здание, будто визитная карточка этого места, а иногда даже и нескольких мест сразу. Это сооружение первым открывается взору, еще до того, как станет видна сама деревня. Подобным сооружением для одной из деревень Енисейской губернии под названием Барабаново являлась деревянная церковь, стоящая в центре поселения. Эта деревня находится на высоком берегу Енисея, и поэтому церковь как бы гордо парила над всей местностью.


Вид церкви Параскевы сегодня

Сегодня церковь Параскевы Пятницы в деревне Барабаново является общепризнанной культурной ценностью. Во-первых, это самое старое деревянное строение подобного плана на территории нашего края (церковь построена в 1855-1857 год); архитектура церкви необычна для подобного рода сооружений и вызывает огромный интерес современных архитекторов; на стенах сохранились уникальные росписи, которые до сих пор поражают яркостью и сочностью красок. Изучая историю села Барабаново, барабановского прихода и самой церкви, мы наткнулись на множество любопытных фактов, которые сделают честь любому приключенческому роману.


Местоположение села Барабаново на карте

В 60-десяти км от Красноярска вниз по течению Енисея расположено село Барабаново, которое знаменито своей уникальной церковью. Архивные материалы первой половины XIX века по истории Енисейской губернии очень незначительны, поэтому реконструкция церкви представляет значительную трудность. Какая бурная и интересная жизнь кипела на этих берегах, мы смогли узнать, работая с архивными документами второй половины XIX века, из Государственного Архива Красноярского Края. Изучая их, мы погружались в реалии того времени. Словно рядом с нами возникали образы наших предков, чьими трудами был создан и наш город и такое архитектурное чудо, как церковь Параскевы.

Особенно обидно, что сегодня в нашей стране наметилось скверная тенденция: исторические памятники безжалостно уничтожаются, потому что, якобы, они уже очень ветхие и их ценность незначительна. Бесследно исчезают старые усадьбы, соборы, а главное, таким образом, уничтожается историческая память нашего народа. Недаром, сегодня появилось выражение «экология культуры». К огромному стыду, возникла необходимость охранять сегодня, не только окружающую среду, но и культурное наследие нашего народа.
Наш край – не исключение. Только за последние два года снесено несколько построек XIX века. Если в городе, в угоду конъюнктурным интересам, происходит такое, то что говорить о крае в целом. Можно объяснять все кризисом, нехваткой средств, необходимостью решать социальные проблемы, но искалеченная история нации, на наш взгляд, тоже социальная проблема. Утраченное сегодня – можно никогда не вернуть.

Первое упоминание о селе Барабаново мы находим еще в работах сибирского историка Ремезова С.У. в XVII веке. Оно было основано казаками – первопроходцами. К середине XIX века население состояло из старожильческих казаков, переселенцев, ссыльных, крестьян. Село расположено в красивейшем месте – на берегу могучего Енисея. Было оно не богато и до середины XIX века своей церкви не имело. Но в 1855 году (обратите внимание, идет Крымская война) жители Барабаново решили своими силами построить хотя бы деревянную церковь, на каменную средств не хватало.


Современный вид села Барабаново

Мы пишем на конкурс работы о людях XX века, но не было бы нас сегодняшних без тех сибиряков прошлого. Они были и буйными, и не слишком образованными – так далеки они от цивилизации. Много любопытного могут рассказать пожелтевшие листы документов, которые почти рассыпаются в руках: Сельчане могли устроить веселую гулянку «с шумом и плясом» на праздник св.Пророка Ильи, за что были оштрафованы на 25 копеек серебром; 27 человек обязуются посещать местную часовню хотя бы в воскресные дни, о чем сохранился подлинный документ; барабановцы жалуются волостному правлению, что ни похоронить, ни повенчать по закону жителей села невозможно. Все это было бы не проблема, будь в селе приходская церковь. Словом, предки наши как настоящие обитатели суровой Сибири, «особый субэтнос», о чем говорило еще Екатерина Великая. Но настало время, и наши предки, движимые своим нравственным долгом, осуществляют нелегкую задачу – строят не просто церковь, а сооружение, которое мы сегодня называем архитектурным чудом.

Они все сделали сами: собрали необходимую сумму (7 тыс. рублей серебром – по тем временам, не Бог весть, какое богатство); ответственным за строительство стал местный житель Николай Стефанович Черкашин; бригаду строителей набрали из местных жителей. Делали все на совесть, безвозмездно. Дело – то, богоугодное!

Мы долго ломали голову, почему строить взялись именно в этот период. Возможно предположить, что строительство церкви для барабановцев было не просто богоугодным делом. Наверняка, у жителей села были родные, кто – то воевал в рядах русской армии, о сохранении жизни своих близких и нужно было молить Бога.

Н.С. Черкашин принадлежал к уважаемому в селе клану. Члены этой семьи почитались людьми строгих правил, честными и ответственными. В документах барабановского прихода эта фамилия встречается очень часто, и всегда в положительном смысле. Таких самостоятельных, как тогда говорили, «крепких» сибирских мужиков, знает наша история превеликое множество.

И первый барабановский священник Евфимий Флегонтович Ситников тоже был человеком высоких нравственных качеств. Наставлять прихожан ему пришлось уже в 22 года, но большего трудяги сложно сыскать, которому приходилось: обучать крестьянских детей, улучшать нравственное здоровье населения Барабаново, решать многие вопросы в самых разных сферах общественной жизни. И конечно, главная забота молодого священника – это удивительная, прекрасная церковь.

Сибирские Кижи

Знаменитый русский исследователь народной архитектуры русского Севера (1907-1939 год)  Руфин Михайлович Габе писал, что народное творчество, имея в виду деревянное зодчество Руси, нужно изучать так же глубоко и серьезно, как классическую архитектуру Греции и Рима. Маститый ученый, вероятно, намекает на то, что народное творчество – это такой же важный пласт культуры любой нации, как и общепризнанные, классические образцы, которые служат человечеству эталоном для подражания.
На территории Красноярского края это старейший деревянный храм, который был построен в середине XIX века, сохранившийся до сегодняшнего дня, хотя и в очень плохом состоянии. Параскева Пятница является уважаемой святой православного пантеона. Но в Сибири она пользуется особым уважением, потому что она и покровительница домашнего очага, и зимней женской работы, и покровительница рожениц, а в огромной малолюдной Сибири защита такой святой была совсем не лишней. А еще она покровительница воды, и Барабаново, расположенное на берегу Енисея, требовало такую защитницу. Еще Параскеву считают грозной святой, а буйным, не признающим авторитета сибирякам, такие святые как раз и по нраву.


Икона Параскевы Пятницы XVIII век

Упоминаемый уже нами Руфин Михайлович Габе, писал что, в архитектурном сооружение в первую очередь важны пропорции, а также природное окружение, в которое архитектурное сооружение должно органично вписываться: «Важны в первую очередь пропорции и логика всех масс строения, то как вписано оно в природное окружение, и это преобладает, а детали отодвигаются на второй план…красивы были архитектурными формами, своими конструктивными особенностями…по исконным традициям». Для строительства церкви выбрали место, близкое к берегу Енисея. Это тоже не случайно: колокольный звон должен был далеко разноситься, благодаря близости воды.

Привязка церкви к местности всегда играла огромную роль. Возвышенные чувства верующих были притворены в строительстве храма на высоком месте на берегу реки.

Более удачного места для строительства церкви трудно себе представить: вознесенная на холме, церковь словно парит в небе над селом и Енисеем. Таким образом, церковь удачно вписывается в окружающий ландшафт, обращая на себя внимание любого, кто путешествует по суше или по реке. По старой сибирской традиции вокруг церкви были высажены многочисленные сосны. Барабановская церковь построена в традициях народного деревянного зодчества, перенесенных мастерами Русского Севера. Вероятно, имелся образец для подражания. К сожалению, мы пересмотрели не все Переселенческие книги прихода, возможно, там есть сведения о жителям села, предки которых переселились в Сибирь из Вологодской или Архангельской губернии или Мезенского уезда . Возможно, генетическая память строителей церкви сохранила этот образец, знаменитых Устюжский храмов или других подобных сооружений.

Тип постройки сохраняет традиции народного деревянного зодчества. Церковь построена согласно канонам: алтарная часть смотрит на восток, а на западе расположена колокольня с притвором и предполагаемая паперть. Церковь пятиглавая с продольно осевой композицией. Храм состоит из «восьмерика на четверике». Объемно-пространственное решение церкви вмещает в себя: притвор с колокольные над ним , трапезную, храм и алтарь. Сегодня трудно сказать существовала ли паперть и были ли отделены приделы. Трапезная церкви несоразмерно большая по сравнению с алтарной частью и храмом , что уже делает здание церкви необычным. Главы навершия церкви тоже не типичны: это шатер, который заканчивается барабаном, украшенным главой – луковицей.


«Восьмерик на четверике»

Центральный барабан окружен четырьмя луковичными главами. Барабан имеет форму цилиндра – многогранника, он вытянутый легкий и стройный. Яблоко, которым увенчан барабан, выполнено граненным. Сегодня храмовое навершие и колокольня имеют ажурные кресты, их два. Оконные проемы были в прошлом все, вероятно, забраны фигурными решетками, окна расположены в двух ярусах и смотрят на четыре стороны света. Конфигурация окон – полукруглая. Церковь построена из сосновых бревен и как предполагает , архитектор – реставратор Е.В. Гевель, такой она была при строительстве, и только впоследствии была обшита тесом. По нашему мнению, церковь от этого много потеряла: золотистый цвет вначале, а в последствии – вишневый цвет сосны на солнце, вероятно, был необычайно красив, а сама церковь не даром казалась современникам теплой и живой. В архитектуре храма восьмерик на четверике присутствуют, как символы практически везде: снаружи в архитектурных деталях, и внутри в различных элементах декора и убранства церкви. Это, вероятно, не случайно: четверик – символ четырех сторон света, а восьмерик – вероятно, символизирует Вифлеемскую звезду, засеявшую при Рождестве Христа.


Церковь в селе Барабаново

Церковь, даже в своем сегодняшнем плачевном состоянии из - за утраченных водосливов, напоминает сказочных терем Берендея. Сооружение незамысловато – это храм и колокольня, которую завершает шатер. Обе высшие точки церкви увенчаны яблоками с крестами. Классическим является в нашей церкви наличие двух ярусов: нижний или притвор и верхний - ярус колокольного звона. Шатровое завершение в барабановской церкви напоминает корону, что наводит на ассоциацию со словами: «Царствие небесное». Пропорции колокольни, возможно, слегка нарушены. По нашим соображениям, колокольня могла быть чуть выше, для лучшего распространения колокольного звона.

Во внутреннем убранстве церкви имеются, на наш взгляд, несоответствия. Когда находишься внутри, кажется, что завершение церкви выполнено в виде купола, он символизирует «Небесный свод». Но это обманчивое впечатление. На самом деле снаружи находится восьмигранный шатер. Может быть он немного сглаженный. Но грани прослеживаются отчетливо. Очень красиво положены по краям восьмигранного шатра фронтоны.

Алтарная часть тоже является пятигранной, она сравнительно невелика, для церковных построек того времени. Церковь однопрестольная, что может объясняться пожеланиями общины изначально.
Не стоит забывать, что мы говорим о церковном здании, которое находится в холодной и суровой Сибири. Строители позаботились о прихожанах. По всей вероятности, в углу трапезной помещалась печь. Между стенами, как считают архитекторы, оставлено свободное пространство. Когда печь топилась промежутки между стенами прогревались теплым воздухом. Поэтому в помещении было тепло даже зимой и службы можно было вести круглогодично.

Оригинально решен вопрос о безопасности церкви. Высокие главы, увенчанные металлическими крестами, могли притягивать разряды молнии во время грозы. Чтобы этого не произошло от креста и от шаров, по углам шел громоотвод – толстая проволока, которая шла к плитам, вкопанным в землю.
Известно, что барабановская церковь знаменита своими росписями. Даже сегодня на парусах внутри церкви сохранились облики четырех евангелистов: Лука, Матфей, Иоанн и Марк. По словам Константина Юрьевича Шумова, треугольные паруса – очень редкий прием, который используется в это время, в архитектуре. Это тоже можно считать, неповторимой особенностью барабановской Параскевы. В куполе, которое, традиционно называется в церкви «небо» мы видим лик Господа, а в простенках можно различить в святительском ряду лики Николая Чудотворца и Св. Параскевы. Краски поражают своей яркостью и сочностью.


Евангелисты Марк и Матфей

Огромную помощь в работе по архитектурному анализу церкви нам оказали Шумов Константин Юрьевич, главный архитектор Красноярского края, член Союза архитекторов России, академик Петровской академии наук и искусств; Гевель Екатерина Васильевна, член Союза архитекторов России, член ВООПиК; строитель Болотин Николай Константинович. Без их неоценимой помощи нам не удалось бы так глубоко вникнуть в суть архитектурного шедевра, а значит, не удалось бы проникнуться красотой и необъяснимым обаянием церкви Параскевы.

И уж конечно, нам сегодняшним, были бы непонятны мотивы поступков человека, трудами и попечительством которого, существует сегодня Параскева. Да, она погибает на глазах, но общественности края удалось обратить внимание местных властей на проблемы барабановского чуда. Есть в этом и капля нашего участия, но это именно капля, по сравнению с тем, что делал для сбережения церкви Алексей Михеич.

Человек, переживший все..

Сейчас церковь находится на том же месте, в деревне Барабаново. Только теперь она стоит никому не нужная. А ведь это уникальный деревянный храм, гордость не только села Барабаново, но и всего края. Правда, храм сохранил лишь отблеск своего былого великолепия. Местные старожилы еще помнят те времена, когда вокруг церкви была ограда, рядышком росли сосны, за алтарем находились могилы священнослужителей.

К сожалению, в 30-е годы сосны местными жителями стали вырубаться на свои бытовые нужды. Ландшафт вокруг церкви изменился, потеряв свою неповторимость. Церковь словно оказалась раздетой, обнаженной перед людскими взорами. Но, тем не менее, даже сейчас храм поражает своей красотой.

На данный момент единственная хранительница Барабановской церкви – это Валентина Ивановна Барасагаева. Очень давно она с мужем, теперь уже покойным, переехала в это село. Уже тогда в церкви службы были прекращены. А чтобы здание зря не пропадало, в нем утроили зернохранилище.

Трудно сказать, почему Алексей Михеевич, который свой дом построил через дорогу от церкви, вдруг так близко принял к сердцу судьбу ветшающей старинной постройки. Это в годы, когда атеизм был нормальным явлением. Может быть трудная жизнь, пройденная этим человеком, уже тогда породила в его сердце мысль, которая обрела форму в будущем стихотворении о справедливости для всех людей, об их ответственности друг перед другом:

«Для всех, для нас, одни иконы,
Для всех один на небе Бог…»

Алексей Михеевич, или по-деревенски, Михеич, защищал храм, как мог. Подлатывал церковь, ухаживал за ней, выгонял пьяных, и даже тушил пожар! Алексей Михеевич привлекал к церкви внимание всеми средствами, боролся за неё. Пока он был жив, жила и церковь. Когда Алексей Михеевич умер, церковь вновь стала никому не нужна. Дело своего мужа попыталась продолжить Валентина Ивановна. Ну что может сделать хрупкая женщина одна? Церковь была взята под охрану государства ещё в 80-х годах прошлого века. Но на деле никаких действий по сохранению храма не предпринимается. Вот и стоит шедевр деревянного зодчества заброшенный. Как писал в одном из своих стихотворений Алексей Михеевич о жизни, которая:

«Ты для кого-то – мать родная,
Кому-то мачехой пройдешь…»

Алексей Михеевич Петрухин родился в 1925 году в деревне Чумница, Вараковского сельсовета, Казачинского района, Красноярского края. Когда ему исполнилось 8 лет, пошел учиться в школу. До 4-ого класса учился в Вараковской школе, затем до 9 класса учился в Казачинской средней школе.

В молодости отец его водил поводырем у слепцов. Слепцы-странники сочиняли и пели красивые песни. Может, из рассказов отца, а может, просто было судьбой решено, только еще в детстве решил Алеша стать поэтом. Его ребята в школе дразнили: "Пушкин — Алеша Петрушкин!", стихи начал писать рано, может быть они были неказисты, но шли от души. Темой стихов было все: природа родной Сибири:

«Прокатились морозы осенние
Когда щеки горели огнем;
Распускаются листья весенние,
Хорошо в эти ночи и днём…»
(«Весна»)

Восхищал родной Енисей:
«В игривых волнах и словно гонимый
Стремится на Север в просторы морей,
Широкий, могучий, волнами игривый
И бурно текущий родной Енисей!»
(«Енисей»)

Очень рано обнаружился интерес к родной сибирской истории. Казаки-первопроходцы, чьими стараниями возникали сибирские города и села, становились героями его стихов:

«Скакал казак через долину,
Скакал в далекие края;
Он встретил девушку - Полину,
Скажу об этом, не тая,
Ее он встретил у креницы,
Куда привел поить коня;»
(«Спаси нас Бог! (Казаки)»)

И, конечно – родная сибирская деревня, которая всегда была для него источником вдохновения. Прошедший долгий жизненный путь, повидавший многие города, он считал, что лучше сибирской деревни ничего не может быть. Она будила в нем самые светлые и радостные чувства, может быть связанные с воспоминаниями детства, а может быть, понимая, где-то глубоко в душе, что все города, все достижения цивилизации человека идут отсюда, от родной земли, от извечного труда пахаря:

«Деревня - русское раздолье,
Притон живущих у реки,
Для всех отрадное приволье,
Твердят об этом старики,
Деревня отчизну слагала,
Ростила она города,
И жить ей всегда помогала.»
(«Деревня»)

Юность и молодость Алексея Михеевича были омрачены войной, которая ворвалась в жизни миллионов советских людей в 1941 году. Война перепахала жизнь Михеича, по его признанию, до основания.
В 1943 году его семнадцатилетним парнем призвали в армию, в Киевское военное пехотное училище, которое стояло в городе Ачинске. По окончанию его молодому воину должны были присвоить звание офицера. В 1944 году весь личный состав училища был направлен на фронт. Алексею Петрухину было присвоено звание младшего лейтенанта. Алексей Михеевич попал в особый лыжный батальон в качестве помощника командира взвода, так как был еще молод годами. Первое боевое крещение получил под Великими Луками, где был ранен. По выздоровлению вновь был направлен на фронт: в городе Торопце формировалась 33-я Холмская дивизия, куда он был зачислен в 164-й стрелковый полк уже командиром взвода. За взятие Холма ему присвоили звание лейтенанта. В качестве командира роты он дошел до литовского города Каунаса. Получив 3-е тяжелое ранение, Михеич стал инвалидом. Осколком перебило колено. В 19 лет Алексей стал калекой. Нога десять операций выдержала. Да и душа вся тяжелыми воспоминаниями была изранена. Не была успокоена ни орденами, ни медалями, которыми Родина сполна наградила храброго лейтенанта, командира роты... За все время пребывания на фронте Алексей Михеевич был награжден 3 орденами. Может быть тогда молодой солдат стал верить: «Бог меня от смерти уберег».

Дорога к храму…

После окончания войны перед молодым человеком встал вопрос, как строить свою будущую жизнь? Одно он знал точно: без родной Сибири ему не жить. Поэтому он возвращается в родной Казачинский район. В 1947 году был направлен Казачинским райсобесом в Иланский финансово-экономический техникум. Выучившись, Алексей Михеевич стал бухгалтером. Именно по этой специальности и проработал до пенсии.
Около полувека назад Алексей Михеевич с женой Валентиной Ивановной переехали в село Барабаново. Именно тогда он впервые увидел Барабановскую церковь Параскевы Пятницы, которая так запала ему в душу.


Валентина Ивановна Барасагаева

Так началась в жизни этого человека особая страница: стезя печальника Барабановской церкви. Забота о ней стала в жизни супругов занимать все большее и большее место.

Валентина Ивановна вспоминает:

«Когда мы приехали, тут находился зерносклад, и машина с зерном заезжала прямо внутрь. Но церковь была еще в хорошем состоянии. Такая красивая — роспись яркая, сочная, аж дрожь пробирала. Нам разрешили подняться на колокольню, тогда еще там были целы колокол и все купола».
Сам Алексей Михеевич сильно верующим человеком себя никогда не считал. Хотя чаще любого истинного христианина в церкви бывал, в родной избе в красном углу появились образа. Каждый божий день Михеич ходил и смотрел, проверял, ничего ли не случилось, все ли в порядке? Скоро в деревне заговорили: «У нас в деревне Барабаново, две гордости: церковь и Михеич. Если бы не он, была бы наша деревня без церкви и без Бога».

Вместе супруги стали по крупицам собирать, восстанавливать историю церкви. Они расспрашивали односельчан, общались с учеными. Алексей Михеевич расспрашивал старожилов о церкви: кто её построил, когда, чьими ликами расписаны её стены, какое убранство здесь было раньше. Он тщательно записывал все слово в слово на небольших листочках. Собранные сведения не всегда были верными. Михеич твердо был уверен, что церковь старше, чем есть на самом деле. «Это надо же простоять более 300 лет под снегом и дождем.… Да, были мастера!» - убеждал он всех, кто интересовался церковью.

К Алексею Михеевичу и его жене не раз приезжали ученые. С одним из них, Георгием Гительзоном, супруги особенно подружились. Начинается в жизни Михеича этап, связанный с деятельностью Красноярской летней школы, при Дворце пионеров и школьников.


Участники Большой Барабановской экспедиции, август 1997 г.

«Сложно сказать сейчас, что именно навело ребят из Красноярской Летней Школы на мысль о восстановлении церкви, только в один прекрасный момент собрались они и во главе с Герой Гительзоном поехали поработать в Барабаново. С тех пор появилась в Школе новая традиция - каждый август устраивать такие Экспедиции и работать на реставрации замечательного памятника старины», - эту информацию мы нашли в Интернете, где расположены материалы знаменитой «Калоши» - так когда-то называли Красноярскую Летнюю Школу её участники. Много ребят прошло через эту замечательную школу, которая одной из первых попыталась помочь спасти Параскевскую церковь в Барабаново. Сегодня многие из этих ребят выросли и уже имеют собственных детей, которые переняли от родителей интерес к барабановской Параскеве. Георгий Гительзон сегодня живет в Москве, он крупный ученый-биолог. Но церковь не отпускает от себя.

Михеич к церкви прикипел душой, считая её живым организмом. Он и обращался с ней, как с живым человеком: старался заботиться, не обижать. Особенно его восхищало название церкви. Уж очень красивое - Параскевы Пятницы. Валентина Ивановна рассказывает легенду, связанную с постройкой церкви:
«Плыл солдат со стороны Шиверов и плыла дощечка. Он нагнулся, взял эту дощечку, подплыл к берегу, стал чистить песком, водичкой. Оказалась икона Параскевы. И он показал старожилам, старожилы вызвали старосту, показали старосте. И они решили на этом месте строить храм. В 1728 году этот храм был построен. Первый. Приходили все. И стар, и мал, и все строили. Кто мог держать кирпичики или что-то. Строили храм на века, фундамент заливали. Клали негашеную известь, заливали водой, собирали приходом куриные яйца. Клали только белок яичный, не желток, а белок. И засыпали землей на определенный срок. Потом эту известь брали и вот делали фундамент. Этот храм сгорел. А новый, как говорят, в 1857 построен. Бог его знает. Мы находили и 1868 год».

Сам Алексей Михеевич считал, что Барабановская церковь очень древняя, ей около 350 лет. Теперь мы знаем, что Михеич ошибался. Церковь заложили в 1854 году. Так, официально значится в документах прихода в фондах Красноярского архива. Но разве это главное, сколько ей лет? Главное в другом, церковь не отпускает от себя любого, кто хоть раз побывал с ней рядом. В нашей работе о Михеиче нам пришлось встретиться с многими людьми. Особенно запали в душу слова Горбачевой Нины Аверьяновны, которая делает сегодня огромное дело, снимая на видео все храмы Красноярского края. Кто знает, когда они разрушатся, не дождавшись своих реставраторов, как не может их дождаться церковь в Барабаново, может быть только работа Нины Аверьяновны позволит увидеть, какими они были «Сильный у этой церкви ангел-хранитель. Кричит, вопит в души людей. Вот и не оставляет церковь никого равнодушным», - говорит Нина Аверьяновна. Наверное, до души Михеича ангел точно докричался. Иначе откуда такая тщательная забота о храме. Да разве только о нем. Мы не знаем, насколько точны эти сведения, но в Интернете мы нашли ещё один удивительный факт о Михеиче. Односельчане на просьбу сброситься на восстановление церкви отвечали: «Нет у нас. А ты богатый! Вон девчонку из детдома взял…». Оказывается супруги взяли из детского дома больную девятилетнюю Настю, которую выходили без всякой помощи государства. Факт не проверенный, но мы, почти не сомневаемся в нем. Если душа Михеича болела о деревянной церкви, которую он воспринимал, как живую, что ж удивляться, что судьба больной сироты не оставила равнодушным этого необыкновенного человека. Удивительно другое: как язык повернулся у односельчан поставить этот факт в упрек Михеичу и его жене.

Изучая церковь, её историю Михеич в чем-то, все-таки был прав.

Окаменевшие сердцем…

Удивительно, что сами местные жители, барабановцы, церковь не особо ценят. Валентина Ивановна рассказывает:

«Наши барабановцы нехристи, хоть они и крестились здесь, они нехристи. Они все против этого. Мы боремся за то, что это памятник архитектуры, как а ведь сейчас смотрите – дома валятся, то там дом упал, то там дом упал. А столько лет церковь стоит. Какие краски были, какие руки у мастера были. Вот эти бревна я знаю по-своему дому. Потому, что у нас дом тоже так строили, его наполовину стесывали. Спилили продольной пилой, большой, два сильных мужчины. У нас так строили дом».

Барабановцы сняли железный крест, колокол разбили и все сдали на металлолом. Когда разбивали колокол, звон, словно стон, стоял на всю округу. Вспоминая об этом, Валентина Ивановна до сих пор вздрагивает. В 1975 году загорелась деревянная подстанция, стоящая рядом с церковью. Пожар заметил Алексей Михеевич и поднял тревогу.

«Приехали две пожарные машины, и обе без воды. Заправлялись из Енисея», - вспоминает Валентина Ивановна.

Подстанцию потушили, не допустили, чтобы загорелась церковь. А вскоре зерносклад из нее переехал в новое здание.

Местные подростки даже гонки на мотоциклах внутри церкви устраивали. Кто-то даже костер разжигал, выломав доски из пола и расписных стен. Много зла сотворили местные жители церкви, которая должна была стать их гордостью, и о которой должна была быть проявлена особая забота. А Алексей Михеевич считал, что церковь потому и живая, что кто ей пользу приносит, того награждает, кто пакостит, того наказывает. Местные жители может, и хотели бы с этим поспорить, да только пугающие истории не позволяют. Вот что рассказывают в селе:

«Задумал барабановский паренек справить день рождения в церкви: мол, место для танцев достаточно, и крыша над головой от дождя спасает. Принес магнитофон, выпивку. Танцевали до утра, песни горланили. Даже туалет тут же устроили. А под утро вздумалось имениннику на колокольне танцы продолжить. Взобрался на самый верх и не удержался. Разбился. Сейчас инвалид, прикованный к постели».

Или вот:

«Летом решил Михеич балкой деревянной потолочные доски для надежности подпереть. Увидел в окно сосед, как эту новенькую крепкую балку старик в церковь несет. Какая уж у него мысль в голове запнулась, но вечером украл ту балку. И той же ночью утонул в Енисее. Утонул на мелком месте, где отродясь не случались такие трагедии».

Совпадение это или нет? Но деревенские старожилы помнят:

«В 30-е годы, когда церкви уничтожали, позолоту с крестов и куполов обдирали, церковные книги жгли, вокруг церкви красивейшие могучие сосны, посаженные духовными отцами, мужики взяли да и спилили на дрова. А потом болели и сохли руки у безбожников-дровосеков». Деревне свойственны слухи и домыслы, суеверия, которые воплощаются в страшные истории. Но ведь, как известно, не бывает дыма без огня: что-то конечно обычные деревенские байки, что-то простое совпадение. Но супруги свято верили и верят, что беззащитная церковь нуждается в их попечительстве.

А вот Валентина Ивановна рассказывает:

«Вот эту фреску, Луку, спасла я. Я кормила комбайнеров в 3 часа ночи, иду домой, смотрю, горит костер, мужчины здоровые, вот такие как вы, а я-то маленькая, худенькая. Я перекрестилась, я верила, что Бог есть на свете. И подошла к ним. Я говорю: ребята, вы откуда. Они говорят: мы из Додонова Я говорю: скоро пойдет паром, идите домой, иначе управляющий придет, они испугались, ушли. В этот же день лодка перевернулась, поехали рыбачить, один утонул, бабушки рассказывали, крестились здесь, второй уехал куда-то в город и там умер. Вот видите, как господь, Бог наказывает».


Евангелист Лука

Несмотря на все беды, на человеческое варварство, церковь еще жива. Это старейший деревянный храм на территории края, построенный в традициях классической сибирской архитектуры XIX века. На потолке сохранилась уникальная роспись, еще угадываются лики Николая Чудотворца, святых Луки и Матфея, Параскевы Пятницы…

По профессии Алексей Михеевич был бухгалтером. А по состоянию души — поэтом. Конечно, трудно сказать, достиг ли он тех же вершин, что и великий русский поэт - Александр Сергеевич Пушкин, чьим именем его дразнили в детстве. Это время рассудит. Но одно точно, фронтовик Михеич количеством романов в стихах обогнал Пушкина. Их у фронтовика аж 4. А последний полновесный роман "Эмигрант", объемом в шестнадцать глав, охватывает по действию целый век. А те же ребятишки из летней школы собирались по петрухинскому либретто поставить оперу "Цыгане".

«Что касается поэзии, я начал писать стихи с 4-го класса. Мне особенно помогла наш учитель по русскому языку и литературе Александра Николаевна Жуковская, подарившая мне учебник Попова. Расстаться с поэзией я не смог до сих пор», - вспоминал Михеич.

Все произведения фронтовика (а их 21!) хранятся в краевом архиве. Ждут одного — чтобы люди увидели их.
«Я даже Якубовичу написал в передачу. С просьбой издать хоть одно. Он к нам, фронтовикам, хорошо относится», - рассказывал Алексей Михеевич односельчанам. Якубович не помог. Творчество Михеича ждет своего исследователя. А ещё автор верил, что поможет Бог. И конечно, она, церковь. Ведь все будущие гонорары Алексей Михеевич завещал ей, своей музе, церкви Параскевы Пятницы.

Душа, выложенная на бумаге

Всем известно, человек, пишущий стихи, вкладывает душу в их написание. И эта частичка души так и остается со стихами, будто вечно живущая. Даже если человека уже нет, его произведения остаются, а значит и его настроение, чувства, эмоции, отраженные в них. Так, по прошествии многих лет мы понимаем, что хотели передать в своих стихах Пушкин, Лермонтов и другие поэты. Мы даже можем воссоздать духовный образ автора, узнать каким он был человеком, что его тревожило? Для этого нужно лишь хорошенько вникнуть в произведение.

 
Стихотворение Алексея Михеевича «Ожиданье»

Каким же человеком был наш герой? Прежде всего, это человек с тонкой душевной организацией. Даже природа для него не просто деревья, цветы, вода, небо, это прежде всего настроение.

«…Березки - русская отрада…»

Русская отрада! Ведь береза часто используется как символ русской земли. Вот только многие люди считают березу всего лишь деревом, распространенным на территории России, а вовсе не отрадой. Что береза, что тополь – одно слово – дерево. А вот Алексей Михеевич видел в берёзе не дерево, а живое существо! Только послушайте:

«…С березкой милой, как с подружкой
Я с тайной в сердце поделюсь,…»

То есть береза не просто живое существо, а ещё и подружка, которой можно рассказать все-все свои тайны. И она, как верный друг, никогда их не выдаст!

Березы
«Шумите русские березы,
Шумите рощи и поля;
И навевайте в сердце грезы,
С весенней лаской тополя!
Березки – русская отрада,
Об этом мир весь говорит,
Я весь ваш шепот слушать рада,
Когда душа огнем горит».

Алексей Михеевич не просто любит свою землю. Сибирь для него особая великая страна, целый мир, который он представляет себе живым, дышащим. Удивительно, какая огромная способность ощущать себя частью окружающего мира, а не господином, повелителем природы, как возомнили мы сегодняшние. Родная Сибирь, родные сибирские реки…

«…В потоке всех серебристых
Течет с Байкала Ангара,
Она стремится к Енисею.
Врезаясь в скалы и в леса…»

Вот читаешь, и сразу представляется широкий сибирский речной простор. Алексей Михеевич жил в полной гармонии своего духовного мира с миром, который его окружает.

«…Красу убавить я не смею….»

В его стихах Сибирь открывается нам, коренным сибирякам, совсем по-другому. Вроде ходим, смотрим одно и то же, смотрим, но не видим. Из незамысловатых строк рождаются поэтические образы: словно двое влюбленных – Ангара и Енисей.

Ангара
«Меж берегов крутых скалистых
Порой холодная пора.
В потоке всех серебристых
Течет с Байкала Ангара,
Она стремится к Енисею».

Енисей
«Течет он могучий в бурунах и пене
Поток величавый с далеких Саян,
Туда где проносятся с шумом олени,
Где эхо играет, как вещий баян,
А в трещины - спады, бегут водопады
Срываясь в потоке с высокой скалы,
И волны стремяться в низины - распады,
С напором и шумом несутся валы».

Его все радует: суровый сибирский климат – повод, чтобы написать стихотворение, от которого веет настоящей сибирской весною, в которой чувствуются отзвуки осенней и зимней непогоды, а весна, наша сибирская скромная, уже спешит к нам, распахивая человеческие сердца настежь:

Весна
«Прокатились морозы осенние
Когда щеки горели огнем;
Распускаются листья весенние,
Хорошо в эти ночи и днем,
Просыпаются чуства народные
И меняет одежду сосна;
Зеленеют все рощи природные,
И рождает улыбку весна!»

Алексей Михеевич был человеком мира, как сегодня сказали бы о нем современные журналисты. Идеалом он видит объединение всех людей в одно целое. Все люди должны стать друг другу друзьями. Как это актуально сегодня на фоне событий в нашей стране. Стоит вспомнить события на Манежной площади в Москве в декабре 2010 года. Здесь люди друг другу злейшие враги. Война, о которой он знает не понаслышке, не нужна людям не только с другими народами, а уж в собственном доме тем более.

«…За мир упорнее боритеь!
И пусть для всех он будет друг,
Мы подадим вам руку дружбы,
Пожмем с доверием вполне;
Чужие земли нам не нужны,
И скажем нет любой войне,…»

Взаимопонимание людей, вот что сможет спасти нашу планету от уничтожения. Да, это немножко наивно, считать, что все люди вдруг станут братьями. Человечество за многие тысячелетия этого не осознало. Понимание приходит лишь со временем, и так долго. Сколько же времени нужно людям, чтобы понять эту простую истину: не инопланетяне, а сам человек может стать причиной гибели нашей прекрасной цивилизации. Алексей Михеевич пытался сделать хоть что-то, даже если это всего лишь самодеятельное стихотворение, которое никто не прочтет, кроме его автора. А вдруг прочтут, вдруг услышат и задумаются? Это стихотворение, обращенное ко всем людям планеты, мы хотим привести полностью.

Призыв к миру:
«Все люди мира, обернитесь!
И осмотритесь вы вокруг!
За мир упорнее боритеь!
И пусть для всех он будет друг,
Мы подадим вам руку дружбы,
Пожмем с доверием вполне;
Чужие земли нам не нужны,
И скажем нет любой войне,
Беречь нам надо всем планету,
Во всей галактике вокруг
Другой такой, возможно нету;
Земля является нам друг,
Вести политику такую,
Всем в барабаны надо бить;
Планету нашу голубую
Не должен атом погубить
Все люди мира, обернитесь!
И светит мирная звезда!
Борьба совместная народов
Большую пользу принесет;
Планету нашу голубую
Одно доверие спасет...»

Конечно же, Алексей Михеевич не Пушкин, не Блок, не Есенин. У Михеича не было литературного образования, он не рос среди великих поэтов, да и сам не мечтал стать великим, ну если только где-то в глубине своей творческой души, но мы думаем, что это не так. Нет в этом человеке ни капли честолюбия, стремления к славе. Просто так он видел мир, и выражал свои мысли и чувства своими стихами, который были для него также естественны, как человеческое дыхание. Будто душа поет. Возможно, складные стихи не всегда получались, не везде прослеживается рифма, иногда слова не совсем точны:

«…Деревня - русское раздолье,
Притон живущих у реки,…»

Притон, то ли это слово, которое подходит для описания деревни? Но ещё более интересно другое. То, что Алексей Михеевич часто писал от женского лица:

«…Я весь ваш шепот слушать рада,…»

Почему в женском роде? Так в рифму? Так лучше звучит? А может быть ему хотелось понять и женскую душу. Ведь его любимая церковь – женского рода. О чем она думает ненастными осенними ночами, укрытая пышным сибирским снегом. Ведь она для него живое существо.

Пусть Алексей Михеевич не умелый стихотворец, но писал простым языком, понятным любому человеку. Просто, а все-таки красиво. Алексей Петрухин был настоящим, истинным патриотом, любившим свой дом, свой край, свою Родину, об этом говорит его творчество. Окружающему его миру он желал добра. Хотел сделать мир лучше, счастливее. И самое главное, пытался помочь. И даже если что-то не получалось, он не отпускал руки, а продолжал бороться, добиваться поставленной цели, и никогда не сдаваться…

«Все в мире тленно, кроме добрых дел…»

Вот так жил рядом с нами человек, которого смело мы можем назвать патриотом и гражданином. О своих делах он не кричал на весь белый свет, а просто делал ежедневно, ежечасно повседневную свою работу: растил сироту, спасал церковь, писал стихи, сносил насмешки и непонимание односельчан. Есть что-то в этом человеке на наш взгляд библейское. А может быть это просто проявление настоящей русской души, которую так трудно понять не только иностранцам, но и подчас нам самим. Делами, а не словами доказывал он свое предназначение «печальника» родной земли, даже не догадываясь об этом.

Мы твердо уверены: у России есть шанс выстоять, возродиться, обрести былое величие, если мы сегодняшнее юное поколение будем равняться на таких «печальников» земли русской, как скромный житель маленькой сибирской деревни Барабаново, что под Красноярском, Алексей Михеевич Петрухин.

Наша работа над темой продолжается третий год. Она была бы невозможна без помощи многих людей: профессиональных архитекторов К.Ю. Шумова и Е.В. Гевель, сотрудников Государственного Архива Красноярского Края, Горбачевой Нины Аверьяновны, которая прилагает огромные усилия, пробуждая общественное мнение в защиту памятников архитектуры нашего края, которые могут исчезнуть в любой момент. Эта тема не оставляет равнодушными наших земляков, в чем мы убедились, работая однажды в городской библиотеке, где состоялась совершенно случайно беседа с обычным читателем, бывшим строителем Болотиным Николаем Константиновичем. Его консультация по многим вопросам деревянного строения были для нас чрезвычайно важны.

И если есть «мир небесный», то Михеич, глядя оттуда на нашу землю может быть спокоен. У его любимой церкви есть и другие «печальники». Может не все получается как хотелось бы, но столько людей сегодня обеспокоены судьбой церкви Параскевы Пятницы, что хочется надеяться: она будет ещё долго украшать нашу сибирскую землю.

А мы будем продолжать нашу тему и рассказывать всем о красноярском чуде. Вот теперь и вы знаете о нем!

Библиография:

1. Габе Р. М. Карельское деревянное зодчество. М. 1941 год.- 35с.
2. Сайт «красное место»; www.krasplace.com
3. Интернет ресурсы: В.М. Флоринский;
4. И. Глазунов Россия распятая, книга 1, ч. 4;
5. В.А. Аференко Район в центре Сибири, Красноярск, 2006 год.- 54с.
6. С.В. Бахрушин Научные труды (очерки по истории Красноярского уезда в XVII в.) М; 1959 год.- 96с.
7. В.А. Аференко От казачьих форпостов до Атомграда. Железногорск, 2000 год.- 79с.
8. Чащин В.И. Словарь сибирского (чалдонского) говора, 2003 год.- 167с.
9. Исповедные  росписи за 1864 – 1876 год.- 115с., 76с.
10. Манифесты Николая I и Александра II, указы Красноярского духовного управления и Томской духовной консистории, 1855 – 1860 год.- 98с., 104с., 58с.
11. Манифесты Александра II, 1863 – 1866 год.-67с., 94с.
12. Клировая ведомость, 1861 год.
13.  Н. Лалетина «Яблочный спас», 2007 год.-14с.
14. http://www.idrenome.ru/magazine.php?id=2008-03/gizn.par
15. http://www.mbec.protres.ru/barabanovo/who_we_are.html
16. Фильм «Дорога к храму»/«ТВ-Енисей»//2009 год
17. Газета «Красноярский Рабочий»/24 апреля 2004 года
18. Алексей Михеевич Петрухин/Автобиография
19. Газета «КоМоК»/№48//1 декабря 1999 года
20. http://www.mbec.protres.ru/barabanovo/mikheich/ 


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»