Война с Японией и «Краски земли» Андрея Поздеева.

Война с Японией и «Краски земли» Андрея Поздеева.


«Музей Доброго человека»
Школьный музей А.Г.Поздеева МОУ «СОШ №69»

Автор: Ваганова Дарья, ученица 11«б» класса МОУ«СОШ №69», Красноярск

Руководитель: Ваганова Татьяна Владимировна, учитель истории, руководитель музея А.Г.Поздеева, МОУ «СОШ № 69»,г.Красноярск,

Красноярск 2010г.

Содержание

Введение
Глава 1 Судьба художника в судьбе страны
• Опыт войны. Первая встреча с Японией
• Красноярск 50-е гг. Период ученичества
• Первые выставки 60-е гг.
• Творчество 70-х гг.
• «Познай самого себя» 80-90гг.
Глава 2 След войны в творчестве художника
Глава 3 «Краски земли». Новая встреча с Японией
Заключение
Список литературы
Приложения

Введение

Художник и война! Что может быть более противоестественно! Человек с обостренным чувством ценности и красоты окружающего мира оказывается погруженным в ужасы войны. Он становится свидетелем великих подвигов и страшных преступлений. Как отражается пережитое в творчестве художника? Меняет ли опыт войны его отношение к жизни?

В школьном музее художника Андрея Геннадьевича Поздеева несколько лет ведется работа над проектом «Красноярские художники в годы Великой Отечественной войны». Настоящая работа посвящена творчеству А.Г.Поздеева.

Военная юность Андрея Поздеева - одна из наименее изученных страниц в биографии художника. То же можно сказать о его картинах о войне. Андрей Поздеев, как и многие художники-фронтовики, прошедшие войну на удивление мало обращался в своем творчестве к военным событиям – слишком много душевных сил отнимала эта тема. Тем не менее, в творчестве А.Г.Поздеева есть несколько очень сильных пронзительных произведений, которые необходимо изучать, поскольку они дают представление и о характере самого художника и сами являются определенным этапом его творчества.

Целью настоящей работы является: обобщение собранных малоизвестных фактов биографии художника, связанных с военной юностью.

В работе использованы видеозаписи, интервью А.Г.Поздеева, записанные членами совета школьного музея при жизни художника, работы искусствоведов: Г. Кушнеровской, В.Курбатова и др., воспоминания вдовы художника В.М.Поздеевой, а также его друзей В.Г.Ваганова, Э.И.Русакова, А.И. Астраханцева.

Судьба художника в судьбе страны

Андрей Поздеев гордился своей принадлежностью к исконному сибирскому роду, о себе он говорил: «Я - енисейский мещанин. В роду - кузнецы, столяры-краснодеревщики», мать родом с Ангары. (Архив школьного музея, воспоминания Поздеевой В.М. Тетрадь для записей воспоминаний .№ 1, опросный лист   № 1 )

Родился будущий художник 27 сентября 1926 года в селе Нижний Ингаш Красноярского края в семье почтового работника Поздеева Геннадия Даниловича и его жены Евдокии Ивановны. В семье уже было двое детей: сын Николай и дочь Антонина, после Андрея, через год, родилась младшая дочь Зинаида.

Семья постоянно переезжала с места на место из-за работы отца. Жили преимущественно в поселках по Енисею. Там, в одном из поселков, он начал учиться в школе.

Жизнь Андрея Поздеева, как и жизнь многих людей поколения 20-30-х годов, не была легкой. В детстве беспризорничал, убегал из дома, с четвертого класса путешествовал на товарняках, попадал в милицейские облавы. «В пятом классе батюшка обнаружил, что я весь татуирован, - вспоминает А.Г. Поздеев, - давай сечь меня. Решил он, что надо кончать с этим бродягой, пристроить его куда-то (Студия «ЛАД», 1993г., интервью с А.Г.Поздеевым). Любимым занятием Андрея было рисование. В раннем детстве Андрей нашел в каком-то домашнем сундуке оставшиеся от деда-краснодеревщика пигменты (основы для красок) и тут же принялся рисовать. С тех пор рисовал везде и всюду. Первый публичный успех пришел к юному художнику в 1937 году. Отец отправил его рисунки на конкурс в честь 100-летия смерти Пушкина, и оба рисунка победили на краевом конкурсе. Андрей получил тогда две денежных премии 60 и 100 рублей. Так и начался его творческий путь.

После школы Андрей мечтал поступить в Омское художественное училище, «но тут война началась, и учеба моя закончилась»,- писал он (Студия «ЛАД», 1993г., интервью с А.Г.Поздеевым).

Опыт войны. Первая встреча с Японией

В 1941 году на фронт ушел отец и старшая сестра. Андрей, не закончив семь классов, поступил на красноярский завод комбайнов, на котором во время войны делали боеприпасы. Работал токарем, вытачивал детали для мин. Снимал угол у какой-то старухи в Николаевке, спал на старом сундуке, укрывшись телогрейкой.

Проработав три месяца, Андрей заболел. Время было тяжелое, голодное, работа изнуряющая. Все рабочие (в том числе и подростки) считались мобилизованными. Не было выходных, опоздавшие или не выходившие на работу карались по жестоким законам военного времени. Заболев, Андрей вспомнил свой старый опыт беглеца из дома, сел на первый попавшийся товарняк и уехал до Боготола, а затем пешком в Тюхтет. Ночью добрался домой, а наутро за ним уже пришел участковый милиционер. За побег с завода получил шесть месяцев тюрьмы по сталинскому указу. В СИЗО-1 были камеры для малолетних. Там использовались педагогические идеи Макаренко. Андрей там оказался полезным, так как человеком был рисующим: оформлял красный уголок, рисовал стенгазеты. Когда кончился срок, всех мальчишек отправили в ремесленное училище на станции Енисей.

«Нас, большую группу, привезли в город, в ФЗО учиться, - вспоминал Андрей Геннадьевич, - а жрать нечего, голодные целый день, ну старшие и начали ходить взламывать ларьки ночами на старом базаре. А мне тоже охота - прошусь с ними. Взяли однажды. А я самый маленький в группе и слабосильный. «На шухере будешь стоять», - говорят. Я и стоял. Страшно, - но стоял честно, и мне мой пай отдали». А на вопрос «что воровали-то?» Андрей отвечал: «А что можно было украсть в сорок первом? Конфеты - липкие подушечки и махорку. Но больше меня почему-то не брали, а так хотелось! Воровская романтика у нас была в большом почете... Потом всех моих подельников поймали, посадили. Все уркаганами стали. И как только я с ними не оказался? Судьба хранила...». (Астраханцев А., «Солнечный художник», г. «Городские новости», 31.12.1999г.)

Воспитанием таких ребят тогда занималось ведомство КГБ. А директора колонии Андрей Геннадьевич вспоминает с особой теплотой: «Славный был дядька: молодой, красивый, с кудрявыми черными волосами. Он-то и добывал мне краски, даже на барахолке покупал».

«Тогда и начал я писать свои первые картины маслом, рисовал морской, воздушный, артиллерийский бой», - вспоминает А.Г. Поздеев. (Студия «ЛАД», 1993г., интервью с А. Поздеевым)

В 1943 году 17-тилетний Андрей Поздеев сам явился в военкомат и добровольцем попросился на фронт. Его призыв должен был еще быть через год, но как сам позднее он говорил: «К 17 годам я чувствовал себя уже взрослым…». (Студия «ЛАД», 1993г., интервью с А. Поздеевым)

Андрей Поздеева отправили на Дальний Восток в Манчжурию. Служил в дальнобойной артиллерии связистом-проволочником. Романтические иллюзии, связанные с войной развеялись быстро. Он увидел кровавую, грязную, непарадную изнанку войны. Участвовал в боевых действия по разгрому Квантунской армии.

Ему пришлось достаточно насмотреться на то, что натворила дальнобойная артиллерия. Каждый раз спустя 5 дней после боевых действий, солдаты проходили по отбитой у Японцев территории и видели дело своих рук… трупы, трупы… (Архив школьного музея, воспоминания Поздеевой В.М. Тетрадь для записей воспоминаний № 1 , опросный лист №2)

Война произвела на него неизгладимое впечатление своей жестокостью и бесчеловечностью. По словам Валентины Михайловны, через много лет после войны Андрея мучили кошмары, он просыпался весь в поту и жутко кричал. Андрей говорил, что самое отвратительное в войне это то, что она раскрепощает все худшее в человеке. Жизнь человека там не принимается во внимание. Его всегда поражало это всеобщее ожесточение, зверство, безжалостность. В воюющих людях просыпались самые низменные свойства. И в дальнейшем, он терпеть не мог какой либо романтизации войны.

На острове Кунашир Андрей заболел, как и многие, из его товарищей по оружию, туберкулезом. Местный климат, вечно сырые ноги, плохая еда. Некоторое время лечился в госпитале г. Тапохара. Затем его комиссовали, списали из армии, демобилизовали. По словам самого Андрея Геннадиевича, - «отправили умирать на родину». С медалью «За победу над Японией» и сопровождающей больного медсестрой на огромном корабле, потом на поезде он прибывает в Красноярск, Здесь он узнает, что отца перевели работать в Эвенкию в Туру. По воспоминаниям Андрея Геннадиевича он прибыл в Туру совершенно больным с распадающимися легкими. Врачи считали, что он не проживет и несколько месяцев. Но мама, Евдокия Ивановна, выходила его домашними народными средствами, собачьим и медвежьим салом. На следующий год семья переехала в Минусинск. Мягкий климат ускорил выздоровление Андрея Поздеева. В Минусинске он вел кружок рисования во дворце пионеров, работал художником в Мартьяновском музее. (Архив школьного музея, воспоминания Поздеевой В.М. Тетрадь для записей воспоминаний № 1 , опросный лист №2)

В Минусинске и Абакане начало его творческой жизни. Он пишет портреты, этюды. В 1948 году первое участие в выставке художников-минусинцев. К этому году относиться и его первый каталог.

Красноярск 50-е гг. Период ученичества.

В 1950 году художник переезжает в Красноярск. Уже в октябре того же года он принят в товарищество «Художник». Там он познакомился с Андреем Прокопьевичем Лекаренко, который настоятельно порекомендовал ему поступать в художественную школу. «Парень ты талантливый, но чтобы скинуть свой домашний импрессионизм, надо тебе подучиться»,- сказал мэтр. И ученик-переросток поступил сразу же в четвертый класс, где Лекаренко был одним из лучших преподавателей. Уже через год Андрей Геннадьевич получил аттестат с одними пятерками, но школу не бросил, а вновь пришел к Лекаренко, и тот разрешил ему посещать разные классы. «Всему сразу учился»,- вспоминает Поздеев. Так продолжалось года три. Учитель Лекаренко был строг со всеми своими учениками, но к Андрею относился хорошо, выделял его среди прочих, называя по имени - Андрюшей. Одновременно Андрей Поздеев учится в школе рабочей молодежи, чтобы получить среднее образование.

Именно в этой самой школе и произошла одна из важнейших встреч в жизни Андрея Геннадьевича. По окончанию десятилетки Валентина Михайловна Крючкова, его учительница русского языка и литературы, становится его женой. Трудно переоценить значение этой маленькой женщины в жизни художника. На долгие годы она становится его музой, сиделкой, хозяйкой гостеприимного дома, матерью и верным другом. (Русаков Э.И. «Свободен, как солнечный зайчик», ж. «День и ночь» № 40, 2003г., с.126)

В 1952-1956 годах Поздеев трижды поступал в художественные училища, но каждый раз был вынужден прекратить свою учебу в связи с обострением туберкулеза. С 1956 года Андрей Геннадьевич работает в Художественном фонде копиистом. Шишкина копировал, «Утро нашей Родины» со Сталиным на фоне колхозных полей, «Отдых после боя» Непринцева и многие другие картины. Но работа копииста была Андрею в тягость, и последняя его копия так и осталась незавершенной. (Это была одна из картин Серова.). Ему хотелось работать творчески, и первым, кто поддержал начинания юного художника, был тесть, Михаил Кузьмич Крючков, который взял на себя основную часть материальной ответственности за молодую семью.

Осенью 1956 года Андрей участвует в Иркутской выставке произведений сибирских художников. Благодаря ей, его приняли кандидатом в Красноярский союз художников РСФСР, вот только это кандидатство растянулось до 1961 года. Сам же Андрей считал, что приняли-то больше «из жалости», т. к. болел туберкулезом. (Русаков Э.И. «Свободен, как солнечный зайчик», ж. «День и ночь» № 40, 2003г., с.126)

Таким образом, мы видим, что творческий путь Андрея Геннадьевича Поздеева начинался вполне традиционно для своего времени через учебу в художественной школе, копирование картин известных мастеров, а, так же, как всегда подчеркивал художник, его «университетами» стал Союз красноярских художников.

Первые выставки (60-е годы).

Начало творческого пути А. Г. Поздеева можно назвать успешным. Уже в 1963 году в московском журнале «Художник» (который являлся журналом Союза Художников РСФСР) В. Рогаль писал о начинающем художнике: «Истинной радостью были всем нам работы одаренного, очень молодого живописца А. Поздеева. Его серия, посвященная Красноярску, - настоящая музыка о современном городе». В том же номере была опубликована небольшая статья Т. Ряннеля «Дыхание нового» с репродукцией картины Андрея Геннадьевича «Дивногорск строится» (1962 год).

«Его картины, - пишет Т. Ряннель об Андрее Поздееве, - это небольшие новеллы, написанные прямо с натуры, в сутолоке пристаней, на перекрестках улиц, на лесах строящихся домов... Залитые солнцем книжные базары и вереницы автомашин, портовые причалы, электровозы, мчащиеся в морозной мгле... Это настоящая живопись в своей активной форме, которая несет в себе музыкальный ритм и поэтический подтекст...» (Ряннель Т., «Дыхание нового», ж. «Художник», № 3, 1963г., с.9). Первая персональная выставка Андрея Геннадьевича состоялась в 1964 году, в Красноярске. В каталоге к этой выставке М. М. Баранов так же отмечает «пережиток этюдизма». Однако это касается «чисто внешней стороны, выраженной в размере холста, в манере живописи, а не в решении образа». В целом, отзывы публики, искусствоведов и художников весьма положительны. «Поздеев постоянно находится в поиске чего-то нового, вся его жизнь в искусстве является испытанием воли человека. Он как бы постоянно преодолевает сопротивление материала природы- образа, испытывая прочность самой своей жизни. Это творчески целеустремленный, растущий художник», - писал тот же М. М. Баранов. (Баранов М.М., статья в каталоге1963г., (из архива школьного музея))

В 1964 году журнал «Енисей» опубликовывает статью К. Маликова «Щедрость таланта».(Маликов К. «Щедрость таланта», ж. «Енисей» ,№ 4, 1964г., с. 74) Автор статьи подчеркивает отличительные черты художника, он пишет о том, что так ярко выделяет Поздеева среди сотен его собратьев: «Это обычность сюжета и необычность восприятия. Ну что интересного, казалось бы, можно написать, имея несколько килограммов камбалы и сельди?... Прямо на голубоватом полу лежит груда рыбы: узкие, словно лезвия, сельди, плоская камбала, тускло мерцающая белым на темном фоне опрокинутой корзины. Вглядитесь, и вас ошеломит богатство тонов, буйство оттенков, но все это сцементировано строгой перламутровой гаммой. Оказывается, это очень красиво: груда рыбы на голубоватом полу...»,- уже тогда Кемаль Маликов отметил то, что впоследствии будут много-много раз повторять поклонники Андрея Геннадьевича. «Глядя на работы Поздеева, мы словно возвращаемся в детство: нам становится понятна взволнованность ребенка, который впервые видит мир, и, возвращаясь в окружающие будни, мы смотрим на них глазами художника», - читаем отзывы о творчестве Поздеева в журнале «Енисей» 1964 год.

Следующая персональная выставка состоится только в 1974 году, а публикаций о творчестве Андрея Геннадьевича в общероссийских изданиях больше не будет вплоть до начала 90-ых годов. Красноярским поклонникам художника о его существовании будут напоминать только его близкие друзья-писатели - Э. Русаков, А. Астраханцев, Н. Лисовский. И то это будут лишь маленькие статейки по поводу выставок 1974-75-х годов в городских газетах «Красноярский рабочий» и «Красноярский комсомолец». Друзьям иногда приходилось даже слегка осуждать художника за то, например, что не все его картины равноценны на выставке, есть недоработанные, эскизные вещи, издержки поиска (статья А. Астраханцева «Щедрая палитра»), но и это делалось лишь для того, чтобы хоть как-то упомянуть о нем. Время было такое - иначе поступить было нельзя.

С 1965 по 1970-е годы Поздеев участвует в различных краевых и зональных групповых выставках. В 1971 году его работы представлены на Советской выставке акварели на Кубе, в том же 1971 он участвует в выставке Советской акварели в Праге. В 1972 году его работы выставлены в Мексике, в 1974 - в Монголии. Персональная выставка 1974 года была разрешена «со скрипом», как часто говорил Андрей, на ней даже скандал небольшой случился. Вот что вспоминает об этом происшествии один из очевидцев - писатель Александр Астраханцев: «На открытие пришло очень много людей, атмосфера была приподнятая, праздник, да и только. Книга отзывов разбухла от восторженных записей, но именно это, очевидно, и взбесило многих членов Союза, считавших Андрюшу формалистом. Вскоре состоялось обсуждение, но и тут нашлись люди, поддержавшие художника. Так что стало ясно: Поздеев нам нужен». Более спокойно прошла выставка 1978 года, на которой Поздеев предстал уже как бы знакомым, с привычными и разработанными им темами. И все равно, зрителя вновь и вновь поражали его панно - экспрессивная «Карусель» и элегические «Четыре яблока». Поздеева резко отличало от других художников его индивидуальная манера письма, широкий поиск средств выражения и разнообразие тем. Он был любимцем публики, т. к. именно на его картинах зрители могли увидеть мир, наполненный яркими красками, тот мир, в котором они живут. (Астраханцев А.И. «Щедрая палитра», г. «Красноярский рабочий», 29.10.1975г.)

«Мы видим, как очищается душа художника, как покидает ее суета. Собраннее и яснее становится взгляд, становится доступной великая простота, которая держит мир, и красота. Одна за другой падают иллюзорные оболочки предметов, случайные одежды, развлекающие глаз», - пишет В. Серебренников об этом периоде творчества А. Г. Поздеева в каталоге 1974 года.

Таким образом, в 60-е годы темы картин А. Г. Поздеева вполне отвечали духу «социалистического реализма». Это и «Первый сруб» и «Строительство ГЭС». Но внутри него жил дух свободного творчества, который гнал его вперед. Его «упрямое постижение натуры» и упорная работа над собой приносили результаты. У него появился свой почерк.

Его картины несли в себе яркость, сочность, воплощая молодость и стремление выразить полноту жизни. Но именно за эти отличительные черты его и обвинили в «домашнем импрессионизме».

Творчество 70-х годов.

Семидесятые годы творчества Андрея Геннадьевича прошли под знаком Калтата. В конце 60-ых, начале 70-ых Поздеев зачастил на Столбы (было у него там свое особо любимое место - Кузьмичева поляна), и результатом этого длительного общения с природой стала великолепная серия картин - яркая, красочная, наполненная духом сибирской природы - Калтатская серия. Многие в то время считали, что Калтат - вершина творчества Андрея Геннадьевича, что это именно та вечная тема художника, в которой он полностью нашел себя и воплотил все свой идеи без остатка, но это оказалось далеко не так. Всю свою жизнь Андрей Геннадьевич посвятил поиску, не остановился он и на Калтате. Его всегда привлекали новые идеи и новые решения, поэтому, сравнивая картины разных лет, мы видим неуклонный рост, вечное движение, развитие, поиск. Мы видим, как из одной картины плавно вытекает идея следующей («Одуванчики»- «Старцы»- «Храм»), но это вовсе не означает, что все картины художника написаны на одну тему, напротив, это говорит о глубоких философских идеях художника, о постоянном синтезе и анализе. Возможно, общение с природой натолкнуло Андрея Геннадьевича на мысль о проблеме происхождения человека, о его роли на земле. Поэтому следующие годы творчества художника были посвящены созданию таких холстов, как «Война», «Цветы и люди», «Реквием», появилась серия картин «Корабли и раковины».

В 1971 году Андрей Поздеев два месяца прожил в Ленинграде, в передвижной группе художников-акварелистов, организованной союзом художников СССР. С 1975 по 1985 год прошло около 20 выставок, в которых принимали участие и работы Андрея Поздеева (выставки в Красноярске, Томске, Москве, Ленинграде, Барнауле, Кемерово, Норильске и других городах Союза), в том числе и три персональные выставки. В газетах и журналах этих годов о Поздееве упоминают вскользь, как об одном из немногих. Власть не признавала картины Поздеева, называя его «формалистом», его работы пропускали только на зональные выставки, а дальше - ни-ни, отказывали в организации выставок в Москве и Петербурге. В 1974, 1981 и 1982 годах выходят каталоги его выставок. Огромной радостью для художника было получение новой мастерской в конце марта 1980 года. «Радовался, как ребенок», - вспоминает вдова художника Валентина Михайловна Поздеева. В 70-е годы Андрей Поздеев работал так же много и упорно, по-прежнему не хватало денег, его картины редко покупались художественными галереями, а друзьям он предпочитал дарить свои работы. На стене мастерской так и висел длинный список долгов, с которыми художник смог расплатиться только в начале 90-ых... (Русаков Э.И., «Свободен как солнечный зайчик», ж. «День и ночь», № 40, 2003г., с. 149)

Однако именно в 70-е годы художник выходит на новый творческий уровень. Он стремится преодолеть натуру, уйти от повествовательности, фабулы, перейти к обобщениям.

Пространство новой мастерской толкало его на большие холсты, всем своим предыдущим творчеством художник готовился к философскому осмыслению жизни, к работам-обобщениям, в которых он все чаще выступает не как живописец, воспевающий красоту мира, а как мыслитель, стремящийся проникнуть внутрь бытия.

Таким образом, творческий путь А. Г. Поздеева можно разделить на некоторые (условные) этапы:

Познай самого себя …(80-90 годы).

На рубеже 80-90 годов государство переживало экономический, политический и моральный кризис. Это был переломный момент в истории целой страны, это период крушения основ, пересмотра многих взглядов и ценностей. Именно в это тяжелое и трагическое время художник обращается к вечным темам. Важным было найти себя, не сломаться под напором быстро сменяющих друг друга событий. Политика не касалась мастерской художника, она проходила мимо, оставляя пространство свободным для творчества. Там царила другая атмосфера. Это и помогало художнику выражать свою точку зрения на мир и место человека в этом мире. На своих полотнах художник пытается выделить основы мироздания и напомнить людям о настоящих ценностях...

Как раз девяностые годы и принесли Поздееву наибольшую известность. В 1990 году работы Поздеева участвуют в международной выставке современного искусства в Лондоне, также в этом году картины Андрея выставляются в Москве на Крымском валу. Именно в девяностые годы в печати впервые появляются искусствоведческие статьи о творчестве Поздеева (статьи Н. Г. Ткаченко, В. Жуковского, Н. В. Симкиной и др.). «Критика очень важна для художника», - неоднократно повторял Андрей Геннадьевич.

В августе 1991-го, когда в мастерской художника впервые появился Николай Ткаченко, ученый-востоковед, художник-медальер, искусствовед, ставший впоследствии близким другом художника и настоящим поклонником его творчества. Познакомились они в мастерской художника, в конце лета 1991-го, когда Николай Григорьевич прилетел в Красноярск, сопровождая японского бизнесмена в качестве переводчика. «Помимо всего прочего я особенно интересовался творчеством сибирских художников и в один прекрасный день неизвестно как оказался в мастерской Андрея. Тогда у меня не нашлось достойных слов, чтобы выразить восхищение творчеством художника, но мое сердце прикипело к нему навсегда», - вспоминает Ткаченко (Ткаченко Н.Г., «Мир Андрея Поздеева», т.III, с. 153). Благодаря стараниям Николая Григорьевича имя Поздеева стало известно не только в Москве и Петербурге, но и в Японии, и в Южной Корее. Он организовал его выставки в Третьяковской галерее, в мраморном зале русского музея (2000г.) в редакции журнала «Наше наследие» (в 1999 году) и в Московском Центральном Доме Художника (в 1993), выставку графики Поздеева в музее современного искусства в Москве и в Таллинне в 2002 году. Именно благодаря стараниям Николая Григорьевича были изданы многие альбомы с репродукциями работ художника, в том числе и трехтомная монография «Мир Андрея Поздеева», вышедшая уже после смерти художника, он стал продюсером двух великолепных фильмов режиссера С. Зайцева о творчестве художника - это фильм «Под знаком Поздеева» (2000 год) и «Чаша»(2003 год).

Андрея Поздеева не стало 12 июля 1998 года. Благодаря стараниям его друзей и родственников, уже после смерти художника в Красноярске 27 сентября была организована выставка его работ. В 1999 году открывается выставка Андрея Поздеева в Государственной Третьяковской галереи.

27 сентября 2000года в Красноярской школе № 69 открылся первый музей, посвященный А. Г. Поздееву, а на проспекте Мира в этот же день поставлен памятник выдающемуся художнику.

Глава 2 След войны в творчестве художника

Если события своего беспризорного детства Андрей вспоминал с улыбкой, то о войне говорил совершенно иначе. С горечью рассказывал о том, как война проявляет в людях самые низменные качества, когда люди не жалеют ни себя, ни других. С облегчением говорил, что лично не убил ни одного человека, но войну видел в страшных снах. Многие годы после войны просыпался с криком. Кошмары прекратились, только когда он написал свою «Войну».
«Черный квадрат холста замкнут в ярко-желтую раму, в черном мраке хаос смерти, мелькание белых, черных ликов, простреленных рук, безжизненных масок. Кто убийца? Кто жертва?». (Кушнеровская Г., «Душа в пространствах света», г. «Завтра», № 10, 1996г.)

На картине «Война» люди, их тела - все перемешалось в один огромный клубок. В этом нет ничего героического и красивого. Это свалка человеческих жизней, загубленных напрасно. Это только грязь, боль и слезы.

Такое понимание войны было близко другому знаменитому красноярцу - писателю Виктору Астафьеву, судьба которого очень схожа с судьбой А. Поздеева: он так же часто убегал из дома, учился в том же ФЗО, но самым главным является то, что они оба прошли тяжелые и суровые испытания войны, в последствии каждый передал в своем творчестве свой страх и ужас от пережитого.

Война для Поздеева - не гром победы, не геройские подвиги, а тяжелые испытания человеческого духа. «Андрей не забыл тяжелых уроков войны, которых было лучше не знать. Он успел увидеть, как мало значит на войне человек, как его легко зарывают на ходу и уходят, не оборачиваясь». (Курбатов В., «Цвет смысла и смысл цвета», ж. «Енисей», № 4, 1986г.)

Такое кровавое событие, как война, не может отпустить человека, не наложив на него определенный отпечаток, ведь пережитое именно в эти годы стало одной из главных тем в творчестве А. Поздеева. Художник пишет картину «Цветы и люди». Этот холст очень схож с картиной «Война» по своему колориту и невероятному ощущению, которое испытываешь, находясь рядом с ней. На этой картине изображены безликие палачи в белых балахонах. Они рушат белые, невинные стебли грубыми, острыми топорами с четкостью механизма. И летят отрубленные человеческие головы, как гибнут беззащитные цветы. Этой картиной художник показывает, что люди относятся друг к другу так же, как и ко всему живому на земле. Подло, жестоко и безжалостно.

В картине «Реквием» (1968-1972): огромное звездное небо - его могло бы хватить на всех. Но людям почему-то мало земли, мало неба. Они безжалостно уничтожают друг друга, и кровавые войны никогда не кончаются на земле.
Три обнаженные мужские фигуры со связанными руками стоят на коленях перед собственной могилой. Кто и какой «великой» идеей объяснит необходимость их гибели? Здесь каждый из трех мужчин выражает именно свое восприятие предстоящей смерти. Первый мужественно и с гордо поднятой головой воспринимает свою смерть как должное. Второй же не может смириться с бесполезной жестокостью людей, и в нем живет какая-то вера и надежда на спасение, он смотрит на падающую звезду, обращаясь с просьбой к небу, веря, что вернется домой и встретится с родными и близкими. Третий совсем отчаялся, и ему уже стало все равно погибнет он или выживет (хотя эти фигуры совершенно разные, позировал художнику для создания этой картины только один человек — К. Маликов).

Почти одновременно художник работает над картиной «Невесты» (1967-1972). Вытянутый темно-серый холст. Потухшие окна безжизненного города, на фоне которых только три одиноких окна освещают это забытое богом место светом веры и надежды на скорое возвращение своих любимых домой. Три одинокие фигуры обнаженных женщин, скорчившихся от страха и боли. Это невесты войны, не дождавшиеся своих женихов, которые стали вдовами раньше, чем стали женами.

Мысли художника о войне, воплощенные в его живописи, становятся нашими. Мы начинаем понимать его чувства, любить его любовью, грустить его грустью, ненавидеть его ненавистью. Сам же художник говорил о войне так: «Я ужасно не люблю любую войну, под каким бы она лозунгом не проходила. Это массовое громадное уничтожение друг друга. Это такое исчадье ада - это не нужно людям совсем». (Студия «ЛАД», 1993, интервью с А.Г.Поздеевым, архив школьного музея)

Глава 3 «Краски земли». Новая встреча с Японией

 

Андрей Геннадиевич с большим неприятием относился к заказным работам. Ему довелось несколько раз писать на заказ, чтобы оплатить полученные в Союзе Художников материалы: краски, холсты, кисти. От этих заказов Андрей просто изнемогал и после долго приходил в себя, возвращаясь к своим темам к своей живописи (Архив школьного музея, воспоминания Ваганова В.Г., тетрадь для записей воспоминаний № 3, опросный лист № 1). Однако, в 1997г. к нему обратился московский художник директор галереи «СИТИ» Н.Г.Ткаченко с настоятельной просьбой выполнить заказ.

В 90-е гг. Н.Г.Ткаченко работал над программой «Краски земли», идея программы появилась в результате сотрудничества с японской телекомпании NTV и благодаря помощи энтузиаста детского творчества, японского скульптора г-на Сосида. В течении нескольких лет этот конкурс детского рисунка проводился по различным городам России и СНГ. Николай Ткаченко искал символ, знак, эмблему для этого конкурса и обратился к Андрею за помощью. Андрей Геннадиевич в начале категорически отказывался и лишь после того, как Ткаченко подробно и с воодушевлением рассказал о программе конкурса, о том, как 60 тысяч детских рисунков с разных концов земли ежегодно присылают в Токио для участия в детском конкурсе рисунков, Андрей согласился, взял холст и за несколько часов, на глазах у Н.Г. Ткаченко, написал картину «Краски земли». (Архив школьного музея, воспоминания Ваганова В.Г., тетрадь для записей воспоминаний № 3, опросный лист № 1)

«Андрей взял холст 120х80, поставил на свой большой стул, который зачастую служил мольбертом. «А ты, Коля, посиди за чаем, я постараюсь не долго, а фотографировать не надо», - Андрей увидел, что Николай Ткаченко фотоаппарат приготовил – «не к чему это, что еще получиться…» Начал писать и, действительно, композиция была найдена сразу: огромное пространство планеты не то в розах, не то в тюльпанах - в цветах, одним словом, и над всей этой живой палитрой цветов – дышащее теплом небо и лик солнца... Я - рассказывал Н. Ткаченко,- был в восторге. Что касается темы - это было абсолютно решено, ведь солнце - это для Японии символ, и оно было так к месту с цветами. А с этим солнцем Андрей просто мучился, часа два, и соскабливал, и прокрывал, несколько раз и чуть было весь холст не загубил. «Не идет и все тут!» - кричал он, очерчивая снова и снова солнечный круг. От моих уговором оставить все как есть, и так все великолепно - Андрей Геннадиевич отмахивался - рассказывал Ткаченко. Пока художник не добился своего решения, как, по его мнению, нужно было писать это солнце, мучения длились около двух часов. И, наконец, прозвучали долгожданные слова: «Все, Николай, принимай работу, тут более делать нечего». И я убедился, говорил Ткаченко, что этот самый последний вариант многострадального солнечного круга был самым убедительным и верным. А вся картина получилась глубоко художественной и символической. Она, в последствии, была с радостью и восторгом принята в качестве подарка в Японии». (Архив школьного музея, воспоминания Ваганова В.Г., тетрадь для записей воспоминаний № 3, опросный лист № 1)

В настоящее время она украшает зал телекомпании NTV Токио. Картина «Краски земли» на дипломах победителей конкурса детского рисунка, на буклетах и афишах, а в г. Таллинне юные художники награждаются шоколадкой, на обертке которой, все та же картина - «Краски земли».
Десять лет конкурс детских рисунков с таким же названием проводится в Красноярске. Сотни детских работ из разных школ Красноярска ежегодно принимают участие в конкурсе, который организовывается в музее «Доброго человека» школы №69, в музее Андрея Поздеева. В ответ на рисунки Красноярских детей отправленных в Японию мы получили коллекцию рисунков японских детей. Организаторы детских конкурсов из Токио писали нам: «Мы уверены, что послание, которое несут детские рисунки, достигнет сердец всех людей, сделавших шаг по направлению к миру и процветанию всех людей на земле».

Заключение

Военная тема в творчестве А. Поздеева появляется в результате глубоко личных переживаний художника, связанных с нелегким детством и войной. Пережитые в юности потрясения не отпускали его всю жизнь. Такое кровавое событие как война непременно накладывает определенный отпечаток на душу человека, и пережитое Поздеевым именно в эти годы стало одной из важных тем его творчества. Протест против человеческой жестокости нашел воплощение в цикле картин: «Война», «Реквием», «Женихи», «Невесты». В них он выражал свое отношение к бессмысленному массовому уничтожению людей друг другом. Возвращаясь в прошлое, заново переживая трагические события своей юности, художник искал такие средства выражения, которые помогли бы ему подняться над обыденностью, повседневностью.

Реалистические на первых этапах работы, холсты становились все более обобщенными, лаконичными, приобретая острую выразительность. Личный опыт одного человека вырастал до философского размышления о смысле человеческой жизни, о ценностях, которые существуют вне времени и пространства.

Очень символично, что одна из последних картин бывшего солдата, когда-то смотревшего на японцев как на врагов, стала выражением мира, добра и эмблемой конкурса детского рисунка, организованного в Японии.

Собранные в настоящей работе факты биографии художника станут основой новой экспозиции музея А.Г.Поздеева.

Список литературы

Астраханцев А. Щедрая душа. Красноярский рабочий. 29.10.1975.
Астраханцев А. Солнечный художник. Городские новости. 31.12.1999.
Баранов М.Г. Статья о А. Поздееве в каталоге 1968 г. Красноярск. 1968. Сб.
Ефимовский А. Путь к образам Андрея Поздеева. Альбом «Андрей
Поздеев». Москва. 1992. С. 144.
Жуковский В. Отзовется музыкой в сердцах. Красноярский рабочий.
5.11.1986.
Кантор А. Удивительный Художник. Альбом «Андрей Поздеев». Москва,
1992. С. 144.
Курбатов В. Цвет смысла и смысл цвета. Енисей. 1986 - №4.
Кушнеровская Г., Изотова М., Лазарев М. Особая оптика Андрея
Поздеева. Ж. «Наше Наследие». 10.06.2000.
Литовченко Е. Загадочный мир Андрея Поздеева. Вечерняя Москва.
1.12.1993.
Маликов К. Щедрость таланта. Енисей. 1964 - №4.
Попов Е. Дух дышит, где хочет. Общая газета. 03.1996 - №19.
Русаков Э. Дар. Красноярский рабочий , 11.1995.
Русаков Э. Самородок. Вечерний Красноярск. 1996.
Русаков Э. Статья о А. Поздееве в каталоге 1978 г.
Ряннель Т. Дыхание нового. Художник. 1963.
Архив школьного музея, воспоминания Ваганова В.Г., тетрадь для записей воспоминаний № 3.

Приложение № 1


На фото Андрей Поздеев.

Приложение № 2


Война. Эскиз.


Война, 1981. Холст, масло

Приложение № 3


Реквием II, 1972, бумага, темпера.


Невесты. 1967-1972гг.

Приложение № 4


Краски Земли. Цветы и солнце, 1997,Холст, масло


Подарок А.Г.Поздееву из Японии от организаторов выставки. 1997г.

Приложение № 5


1998 г. Международная программа передвижных выставок
конкурса детского рисунка «Краски земли», г. Токио.
Н.Г.Ткаченко передает картину А.Г.Поздеева организаторам выставки.


Конкурс «Краски земли» у памятника А.Г.Поздееву, г.Красноярск.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»