Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Власть и церковь 20-30 годы г. Енисейск. Исторический аспект


Управление образования Енисейского района
Муниципальная общеобразовательная школа № 47 с.Озерное

Выполнил: уч-ся 11 кл,
МОУ СОШ №47 с. Озерное
Куличкин Максим

Научный руководитель:
Педагог ДО МОУ СОШ № 47

2009

Ведение

Старинный православный город Енисейск во всех книгах, буклетах для туристов он значится как город – памятник, и сегодня его визитной карточкой являются уцелевшие за годы строительства «новой жизни» великолепные храмы и церкви. Все началось с того, что мне в руки попались старинные открытки, и фотографии с видами города Енисейска начала 20 века, подписанные непривычными словами с «ятями». Знакомые места, улицы, деревянные крепкие резные дома, храмы, они всегда украшали город, поэтому Енисейск считался очень красивым, одним из лучших уездных городов не только Сибири, но и всей России. Вот как описывает старинный Енисейск знаменитый норвежский путешественник Ф. Нансен своей книге «В страну будущего»: «21 сентября, воскресенье…Около часу дня мы начали различать колокольни, а по мере приближения над рекой стали вырастать зеленые и золотые купола и белые стены церквей. Я не знаю, сколько именно церквей в городе. Но я насчитал их не менее 12-13»

Начав сравнивать, что было раньше и сейчас, меня поразило то, сколько красивых зданий, церквей, которым еще стоять и стоять, радуя глаз, просто исчезли бесследно, растворились навсегда с улиц моего города.

Зачем и кому нужно было все это разрушать? Почему это произошло? Попробую в этом разобраться.

Революция 1917 года отразилась на всех сторонах общественной и социальной жизни нашего города Енисейска. Не стала исключением и такая важная часть для каждого русского человека, как церковь и религия, изменения в этой сфере в 20 годы здесь были очень существенны, и затронули все население Енисейского округа. Прошло более 80 лет со времени тех печальных событий, но до сих пор «белым пятном» остается в истории города и района этот период, последовавший за установлением Советской власти в Енисейске. Период, который помогает лучше понять, почему разрушенными и заброшенными сегодня стоят творения сибирских мастеров – храмы и церкви в Енисейске. «Их вид сегодня – это отражение души нашей, жизни нашей духовной».(слова протоиерея Енисейской Успенской церкви Г.Фаста)

На сегодняшний день у большинства школьной молодежи отсутствует понимание о советском прошлом периода 20 – 30 годов прошлого века, а среди взрослого населения старого менталитета - более 50% сохранили поддержку советских идеалов и символов - поэтому, я решил обратиться именно к этой проблеме.

Тогда в 20 годы прошедшего столетия столкнулись новая советская идеология большевиков, и старая православная вера, где каждый отстаивал свои интересы: никто не думал, что вершит историю, и их поступки вызовут ряд серьезных изменений в жизни общества. Новая советская власть решила обойтись без Бога и построить себе новый рай.

Актуальность работы заключается в раскрытии и исследовании периода становления Советской власти в начале 20 столетия и отношение власти к религии и церквям в Енисейском районе, как к одной из малоизученных страниц отечественной истории.

Поэтому исходной точкой моей работы стали многочисленные архивные документы – это документы о передачи церквей государству (договора, описи имущества, инструкции, телеграммы, переписка с Краевым отделом по изъятию церковных ценностей, материалы расследований, справки и т.д). Кроме того, в работе я использовал статьи из газеты «За Большевистские темпы», и «Енисейская правда» 20-30 годов, опираюсь на книгу «Енисейск Православный» написанную Благочинным церквей Енисейского округа протоиереем Геннадием Фастом, где отражены затронутые мной вопросы, с которым я также общался в процессе этой работы.

Дополненные живыми воспоминаниями старожилов города Енисейска, и близ лежащих деревень Ялань, Плотбище (Клепиков В.И., Чуруксаева А.А., Чуруксаева Т.Ф.). К сожалению, прямых свидетелей того времени уже нет в живых, поэтому делились со мной воспоминаниями те, кто слышал об этих событиях от своих родителей, бабушек. Эти удивительные люди, с которыми я общался, и стали связующим звеном, между сухими отчетами в архиве, и только благодаря ним, я попытаюсь воссоздать картину событий давно ушедших в прошлое.

Гипотеза: Возможно, что процесс разрушения советской властью религии и церквей послужил утрате духовных, традиционно – нравственных качеств русских людей, вследствие чего на долгие годы были пересмотрены целостные ориентиры всего общества.

Данная работа ставит перед собой цель: Выяснить реальную ситуацию отношения власти к церкви 1920 – 1930 годы в г.Енисейске.

Задачи:

1) Проанализировать литературу и источники по теме исследования.
2) Сопоставление данных литературных источников с данными городского архива, фондами краеведческого музея, рассказами информантов г. Енисейска, с. Плотбища и Елани.
3) Провести интервью со старожилами.
4) Сделать выводы по данной работе.

Объект: Отношение власти к религии в 1920 – 1930 годы.

Предмет: Процесс разрушения советской властью монастырей и церквей г. Енисейска, Енисейского района.

Методы исследования: тематическое интервью (биография собеседника как часть конкретного периода истории); изучение и анализ литературы; метод сравнения и исторического анализа; изучение фотодокументов из семейных архивов информантов; обращение к первоисточникам городского архива систематизация и анализ полученного материала.

Основная часть.

Гл. 1
Историческая справка

«Новые творцы жизни, откуда вы?!
С легкостью безоглядной расточили собранное народом русским!
Осквернили гроба святых и чуждый вам прах потревожили в вечном сне.
Рвете самую память Руси, стираете имена- лики…
Эх, Россия! Соблазнили тебя – какими чарами? Споили, каким вином?» И.С. Шмелев, «Солнце мертвых»

Итак, самые трагичные годы начала 20 века. Едва ли не с первых дней нового столетия на Россию обрушилось сразу несколько тяжелых испытаний. Это революции, гражданская война, восстания, реформы, голод. Все это верно. Но все-таки…

Роковое время – октябрь 1917 года. В Петрограде Великая Октябрьская социалистическая революция - к власти пришли большевики. По последним данным «во время взятия Зимнего дворца уничтожили много утвари, и ценных предметов искусства, но людей погибло мало: не более 6 человек» (журнал Родина №12/89г). Страна после этих событий разделилась на «белых» и «красных», а голод, гражданская война, красный террор прочно вошли в жизнь многих людей. Именно революция стала рубежом жизни и смерти для миллионов людей, и в их душах на долгие годы поселился страх.

Первый чувствительный удар по Церкви был нанесён декретом II Всероссийского съезда Советом о земле от 26 октября 1917 года, когда церковные и монастырские земли были конфискованы государством. Право частной собственности на землю в новой Советской России отменялось навсегда, оно заменялось государственной собственностью. По инициативе В. И. Ленина была подвергнута ликвидации деятельность Поместного Собора — самого представительного съезда духовенства и мирян Православной Церкви.

Одним из первых декретов, принятых Советом народных комиссаров от 23 января 1918 г. был декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви".

Этот Декрет предоставлял гражданам право:

- исповедовать любую религию или не исповедовать никакой:
- отменялись все ограничения свободы совести,
- религиозная клятва и присяга,
- религиозные церемонии при совершении государственных церемоний,
- преподавание догматов веры,
- религиозные организации были лишены собственности.

У церкви было отнято право регистрации браков и рождения, были отменены все государственные дотации и субсидии церкви и духовенству, ликвидирован институт военных священников в армии. Все это резко ограничило круг деятельности религиозных сообществ. Все церковно-приходские учебные заведения передавались в ведение Наркомата просвещения, во всех школах, гимназиях, лицея отменялся такой учебный предмет, как Закон Божий. Запрещалось преподавание религиозных учений в храмах и на дому.

В целях расширения и оперативного выполнения декрета, Ленин 23 января (4 февраля) 1918 года подписал радиограмму «Всем, Всем», в которой сообщалось, что «опубликован декрет о полном отделении церкви от государства и о конфискации всех церковных имуществ». Эта радиограмма Ленина, по сути, являлась приказом местным органам большевистской власти немедленно приступить к грабежу церковного имущества и ценностей. Принимая этот приказ к действию, красные власти стали громить церкви и храмы, жестоко обращаться со священнослужителями, препятствующими грабителям.

Негативное отношение В.И.Ленина к религии в первую очередь вызвано тем, что он сам был атеистом и многие его статьи посвящены поруганию церкви и православия: «Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает силу в богов, чертей, чудеса и т. ( Соч. Изд.5. Т.12, стр 142)

«Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимая мерзость, … самая опасная мерзость, самая гнусная зараза».

В своей статье «Как организовать соревнование» 1918 г. В.И. Ленин провозгласил общую единую цель: «очистки земли российской от всяких вредных насекомых. Сплошь насекомые обседали церковные приходские советы, насекомые пели в церковных хорах. Насекомыми были все священники, а тем более – все монахи и монахини.

Так, в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицын говорит об этом времени: «Надо было провести еще и церковную революцию»

Позиция власти занятая в лице В.И. Ленина, призывала под любым предлогом расстреливать как можно больше представителей духовенства.
Так, 1 мая 1919 года Ленин направил руководителю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому секретный документ, в котором требовал «как можно быстрее покончить с попами и религией». По замыслу Ленина, представителей духовенства следовало «арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше». Помимо призывов к убийству священнослужителей, в документе содержался ряд недвусмысленных указаний относительно монастырей и церквей.

«Церкви, – писал Дзержинскому Ленин, – подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады».

Началось долгое противостояние власти и церкви – где церковь начинает рассматриваться как основное препятствие на пути строительства социализма. В журнале «Пропагандист» за 12 июля 1937 года в статье «Церковные организации на службе контрреволюции» я нашел убедительное подтверждение, как велась бурная пропаганда против религии и церквей, вот выдержки того времени:

- «Религия является одним из видов духовного гнета, порождаемого наличием эксплуатации и угнетения человека человеком»,

- «Церковь помогала царской власти господствовать, угнетать и эксплуатировать рабочих и крестьян»

- «Православное духовенство являлась прямой политической агентурой царизма. Попы передавали в охранку все сведения о «неблагонадежных» элементах, которые сообщали им на исповеди отдельные верующие»

Практическое осуществление "церковной" политики сосредоточилось в руках ОГПУ и НКВД, которые осуществляли общий надзор за деятельностью религиозных организаций - как исполняется «Декрет об отделении церкви от государства», так же контролировало политическую сторону деятельности духовенства и органов церковного управления.

До сих пор остается невыясненным или, по меньшей мере, спорным вопрос об общем числе священнослужителей, убитых большевиками в годы гражданской войны. Я нашел следующие факты: по одним данным, в 1918 году было расстреляно 827 священников и монахов. По другим данным, только в 1918 году было расстреляно 3000 священнослужителей, а к 1500 были приговорены к различным виды наказаний. В 1919 году было расстреляно 1000 священнослужителей и 800 – пали жертвами иных карательных мер. Думаю, что эти сведения не точны, так как расхождения в разных источниках большие и восстанавливать истину и уточнять эти списки придется еще не раз.

Показательно, что советское правительство никак не осудило эти убийства. Напротив, кровавые расправы над духовенством всячески поощрялись большевиками, объявляя их «делом чести, гордости и геройства».
Напрямую это коснулось и енисейцев. Первое преступление, вызвавшее большой резонанс общественности, о котором помнят, и по сей день, произошло недалеко от деревни Плотбище. У нас все знают, почему окруженное лесом озеро, в нескольких километрах от Енисейска называют Монастырским, Святым и, какие события с ним связаны. Об этом писали многие газеты («Енисейская правда», «Красноярский рабочий», «Вовремя»), об озере снят документальный фильм, сюда едут к этому святому месту туристы и паломники со всей России. Это таинственное озеро находится в двадцати с лишним километрах от Енисейска, на крутом берегу которого построена деревянная церковь. Ее поставили в память о погибших здесь в начале XX века монахах. Сейчас можно найти на берегу следы скитских келий и построек, в которых в начале прошлого века жили эти монахи. И название озера, и этот памятник связаны с трагическими событиями, произошедшими здесь в 1920-х

По этому поводу я обратился к Благочинному церквей Енисейского округа протоиерею Геннадию Фасту: К сожалению, - рассказывает священник не дошли до нас никакие документы о происходящих здесь когда-то событиях, мы не знаем имен тех людей, что участвовали в них. Дошли только устные предания и сказания и устойчивая, ни смотря, ни на что, тяга людей к этому святому озеру, называемому Монастырским. Так вот, рассказывают, что сюда некогда прибыли два брата, поселились здесь в глухой Енисейской тайге на берегу озера. Молитва братьев привлекла и других, образовался скит. Ближайшая церковь в селе Ялань – Сретенский храм, а монастырь в Енисейске Свято-Спасский. Отсюда молитва возносилась к небу, а земля орошалась потом и молитвенными слезами иноков. А потом пронесся вихрь революции. Прогнали дальше на восток колчаковские войска, пришли большевики. Началась кровавая вакханалия, рушились устои, истреблялась народная вера. Жившие у озера иноки могли уйти дальше в тайгу, но не ушли, лицом встретили гонителей веры Христовой, и были расстреляны и сброшены с крутого берега в воды озера. Рассказывают, что после утопления иноков озеро три года не замерзало, и это здесь, где могучий Енисей замерзает льдом до метра и более толщиной. Старые люди говорили, что тело одного инока не утонуло, плавало на поверхности. При попытках его достать, оно уходило на глубину, а потом появлялось вновь.

Благодать иноческой молитвы так и осталась здесь. Мощи этих новомучеников - российских сокрыты на дне озера, а само это место стало нерукотворным храмом Божьим, давно нет скита, а озеро в память об этих событиях народ называет Монастырским.

Люди приезжают полюбоваться озером, подышать воздухом чистого соснового бора. Святое озеро исцеляет от болезней духовных и физических.


Монастырское озеро сегодня.

Официальные документальные источники иногда расходятся с рассказами информантов. С другой точки зрения на эти события смотрят в Енисейском Краеведческом музее. Научный сотрудник Енисейского краеведческого музея Игнатьева Т.В. мне рассказала, что у них есть воспоминания родственников «красных повстанцев», расстрелянных по доносу монахов, поэтому на историю про Монастырское озеро можно посмотреть и с другой стороны.

«Монахи, жившие у озера, выдали «красных повстанцев прятавшихся в лесу, «белым», все они были зарублены отрядом казаков которыми руководил сотник Портнягин, сменилась власть, пришел «красный карательный отряд», и родственники казненных выдали монахов». Как с ними поступили «красные» мы уже знаем.

С тех пор много воды утекло и многое изменилось. Во времена атеизма люди верующие всегда ходили к озеру (об этом мне рассказывали мои информанты), их сюда тянуло. Только они знали, и что при этом чувствовали известно им одним. Но на самом высоком берегу, кто-то воздвиг большой деревянный крест. И началось паломничество к озеру. В 2003 был заложен первый камень в строительство Церкви-часовни в честь святых новомученников, в числе которых и утопленные в озере иноки. «Невелика будет часовня, но велика духовная мощь этого места» Слова Протоиерея Геннадия Фаста

«Для управления Енисейской губернией был создан Енисейский губернский комиссариат. В помощь, в 1917 году был сформирован Енисейский губернский революционный трибунал. Наделенный практически неограниченными полномочиями, опирающийся не на закон, а революционное сознание и классовое чутье, вплоть до высшей меры наказания (расстрел). Скольких священников оклеветали, ограбили, а скольких сослали?! А как издевались над семьями на воле!» (Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края)


Деревянная Церковь – часовня 2009 год.
В православные праздники в церкви – часовне
проходят службы, и над озером раздается колокольный звон.

Приведу отрывочные фрагменты периода 1919 года из книги Г.Фаста «Енисейск православный: «Три церкви и монастыри были обысканы красноармейцами, которые с ружьями, шапках входили в алтари и штыками шарили под престолом, грабежей не было. (Они начнутся позже – Г.Ф.).

Из «Книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края» - «Начались гонения на православную церковь: оскверняли храмы, совершали надругательства над священниками и членами их семей, бессудно убивали священников».

В чрезвычайно сложных условиях несли свой крест енисейские священники. Как и все верующие тех лет. После закрытия Иверского женского монастыря, монастырский священник отец Иоанн Вазингер перешел служить в Успенскую церковь. Он стал одним из новомучеников российских, так как был расстрелян за веру в 1937 году.

По данным общества «Мемориал» по Красноярскому краю только в Енисейске были расстреляны священники: Иващенко Д.Г, Архангельский Д.К, Богословский Г.В, Буланов, Д.А, Вазингер И.Ф. - (о. Иоанн, в 1922 г. был священником Иверской церкви в Енисейске, арестовывался в 1923 году, и в 1929г., расстрелян 26.11.37г.), Григорьев А.М, а 11 человек были сосланы в удаленные деревни района, где к ним применялись другие виды репрессий (список в приложении). Они пошли на ссылку, на спецпоселения, за веру, не зная, увидят ли своих детей, жен, матерей. Многие не вернулись, не увидели, не пришли домой. Посаженные за колючую проволоку, оклеветанные и оболганные, священнослужители и оттуда продолжали нести Слово Божие людям, вселяя надежду в их дрогнувшие сердца.

Советская власть думала, что греха нет, значит, теперь все можно. Людьми их трудно назвать, так как поступки их были просто зверские, - это мы сегодня так об этом думаем. Но в истории все события и явления оцениваются исходя из реалий времени, когда и как это происходило. В священном писании сказано «Не судите, да не судимы будете». Поэтому мы должны осознавать эти ошибки совершенные в прошлом, чтобы не совершать их в будущем.

В Интернете я нашел следующие данные: «в 1917 году в России насчитывалось 100 тысяч священнослужителей русской православной церкви, к 1929 году их осталось 35 тысяч». Енисейская газета «За Большевисткие темпы» за 1930 год внося свой вклад в борьбу с религией по этому поводу писала: «Церковь – помещица, церковь-банкир, церковь- чиновник всегда выполняла волю господствующих классов и действовала заодно с помещиками и капиталистами. Только в 1920 году на территории Советской России было ликвидировано 673 монастыря. Трудовому крестьянству передано 827 540 десятин монастырской земли. Изъято от монастырей капиталов на 4 миллиарда 248 млн. рублей. Национализировано: заводов – 84, молочных ферм – 436, скотных дворов – 602, доходных домов – 1.112, гостиниц и подворий – 704, пасек – 311. В монастыри вселено 1.680.000 рабочих и красноармейцев. Монастыри использованы: под санатории – 48, под учреждения социального обеспечения – 168, под школы – 107, под больницы – 349, под советские учреждения – 287 и т. д.»( Фонд №- 17 Опись № -1.Дело - № 114,

Можно с уверенностью сказать, что только в 1918-1920 гг., в годы ленинских репрессий организация православной церкви была разрушена, ее лучшие кадры уничтожены, богатства, хранящиеся в храмах и монастырях, расхищены.

мнение по этому поводу:

- Вначале, советский закон гласил: "ни один священник, епископ и т.д. не был и никогда не будет арестован только за то, что он духовное лицо". Однако в коридорах революционной власти говорили по-другому: "религиозные объединения - это единственные легальные организации, впитавшие в себя все враждебные элементы"

- От гонений в Енисейске в равной степени пострадали представители всех религий — и православные, и мусульмане, и иудеи, и католики. И все это происходило под лозунгами борьбы за свободу, равенство и братство.

- Эта борьба власти и церкви в 20-е и 30-е годы носила характер геноцида: воинствующий атеизм не щадил никого — ни епископов, ни священников, ни монахов, ни монахинь, ни мирян. Горькую судьбу репрессированных священнослужителей разделяли их жены и дети: последние объявлялись «детьми врагов народа» и помещались в специальные интернаты, детские дома, где их воспитывали в антирелигиозном духе. Работая с архивным газетным материалом, документами, именными списками лиц лишенных избирательных прав по городу Енисейску, я увидел, что с 1920 года во многих документах в годовых отчетах д/домов Енисейска, (а их было 4) появляется отдельная строчка и в графе - социальное положение стоит пометка – дети чьих родителей отправлялись в детские дома г. Енисейска, в том числе есть записи, что это дети священников, или служителей религиозного культа.

Настоящим потрясением для меня стало письмо из городского архива Громова Александра Ивановича священника, лишенного избирательных прав проживавшего в г. Енисейске по улице Иоффе-14 в 1922 году (Фонд №- 17 Опись № -1.Дело - № 114)

«Благодаря тому, что, нуждаясь в куске хлеба и не имея службы, я как безработный поступил на временную службу псаломщиком Пировской церкви, где и прослужил шесть месяцев. Поэтому и ходатайствую перед окружным Исполкомом в восстановлении меня в правах, но до сего времени ответа из Красноярска нет, и я тщетно жду, не имея возможности получить службу. В настоящее время прожил все, что имел, попал в безвыходное положение, и нахожусь без куска хлеба, притом имею пять человек детей, один другого меньше. Поэтому прошу Красноярский Окружной Исполнительный Комитет дать свое компетентное разрешение в восстановлении меня в избирательных правах» из этого письма ясно, что человек просто в отчаянии, ему нужно кормить свою семью. Сильнее всего страдали дети, если семью священника высылали, то разрешалось оставлять детей до 14 летнего возраста дома с близкими родственниками, но потом возрастной ценз был понижен до 10 лет. Такие дети просто росчерком пера отправлялись в детские дома, документы об этом тоже встречаются в фондах городского архива. Открыто быть священником или просто верующим человеком означало подвергать риску свою жизнь и жизнь своих близких. Это было такое время, когда в борьбе за власть демократия умерла, и никто никого не жалел. Была цель - любыми способами закрепиться и устоять у власти, отвергая все старое в первую очередь людей связанных с религией, используя атеизм, как мощный идеологический рычаг управления людьми.
Стремление вытеснить религию из общественной жизни приобрело небывалый размах. Как мы видим, что антирелигиозная война и пропаганда атеизма в первой половине 1920 годов была возведена в ранг государственной политики, во главе которой еще стоял В.И. Ленин.

Гл. 2
1920 годы, годы смут и горя в Енисейске

Я постарался собрать все старинные фотографии Енисейских церквей, мужского и женского монастыря, до периода 20 годов. На них еще сияют купола, еще возносятся кресты, еще цела та красота, остатками которой и сегодня восхищаются люди.

К 1917 году в Енисейске к моменту массовых антирелигиозных мероприятий направленных против церкви на территории только города Енисейска, кроме 2 монастырей – мужского Спасского и женского Иверского - действовало еще 6 приходов: Преображенский, Воскресенский, Христорождественский, Успенский, Троицкий, Богоявленский, которые насчитывали 12 православных храмов. В центре города стояла иудейская синагога, и мусульманская мечеть, а по берегам Енисея прятались несколько старообрядческих скитов в тайге (по документам гор архива – «никаких сект представляющих другие религии в городе нет»). Тем самым на территории Енисейска были представлены все основные религиозные конфессии (православие, старообрядчество, ислам, иудаизм).

С 1922 года начинается регистрация старообрядческих общин разбросанных по всей Енисейской тайге, по этой причине среди староверов началось переселенческое движение в глубь енисейской тайги, в глухие и трудно доступные места. Здесь как пример можно привести семью староверов Килиных (Вахрушевых) с которыми я общался, проживающих сегодня в фактории Сым, туда они переселились из Томской области в 1935 году, бежали от преследования властей, чтобы спасти свою жизнь, и семью в глухую Енисейскую тайгу, меняя место жительства 12 раз. Последние крупные скиты староверов в глухой тайге (в частности, по реке Дубчес), - это район Ворогово, разорялись специальным отрядом НКВД. Действия таких отрядов были засекречены, поэтому люди не успевали прятаться, уходить в тайгу, поэтому сотни и тысячи староверов были осуждены на тюремное заключение. Именно о староверах А.И. Солженицын скажет «Вечно гонимые, вечно ссыльные». В те дни, чудом сохранившиеся старообрядцами древними иконами, офицеры НКВД сутками топили печи. Отдельные всплески репрессий по отношению старообрядчеству продолжались вплоть до 50 годов.

Всероссийская драма в полной мере отразилась на нашем небольшом сибирском городке. Лютая ярость безбожия обрушилась на все святое. Что из себя в 1917 году представлял небольшой тихий, патриархальный город, такой как Енисейск? Абсолютное большинство населения к 1917 г. было верующим. А что такое вера и религия в жизни простого обывателя?

Церковь сильно влияла на быт и сознание горожан. С верой в бога енисейцы рождались, с ней и умирали, она сопровождала человека в течение всей жизни. Крещение, «закон божий» в школах и гимназиях, но именно церковь и религия давала енисейскому человеку те нравственные и духовные заповеди, с которыми он шел по жизни, она была ему судьей во всех его делах.

А кто был главным героем того бурного времени в Енисейске?

На первый план в борьбе с религий выходит представитель новой власти, – большевик который должен быть стойким в борьбе с пережитками прошлого, он уже со своей стойкой закаленной в гражданской войне идеологией, готовый перестроить старый мир на новый. Но кто же на самом деле был у власти в городе? Ответить на этот вопрос мне опять помогли архивные документы времен гражданской войны 1919 года.

В краеведческом музее в записках М.П. Миндаровского читаем: Филипп Бабкин – простой полуграмотный крестьянин их соседней с городом деревни Маклаково, Степан Накладов – каратель, служивший в партизанском отряде Бабкина в 1919 году. Отсюда ясно, что в большинстве во главе представителей власти в городе были люди, которых раньше за людей не считали. Как в «Интернационале», где поется, «кто был ничем, тот станет всем». Сколько было тогда большевиков, точного ответа нет. Можно предположить исходя из документов, что таких было немало, и почти все были у власти. Скорее всего, это были мужики среднего достатка, «передовых идей» набрались, видимо от ссыльных, которых всегда было много в Енисейске, и в годы гражданской войны с Колчаком, воюя на стороне «красных». Из статьи «Православная Церковь и советская власть» (газета «История» №16 1996г.) по этому поводу следует: «Немалую роль в становлении позиции большевиков у власти сыграло то, что, по Марксу религия отомрет лишь после утверждения новых социальных порядков. Именно поэтому успехи в деле изживания религии рассматривались партийными идеологами как важнейший критерий построения нового общества».

Полуграмотные, наивные, они верили в возможность переустроить мир по Марксу, и Ленину, отвергая, в том числе православие и веру.
Как вырвать с корнем религию? Вот в этом то заключалась большая сложность.

Некоторую информацию я извлек из газет первых послереволюционных лет. Эти сведения о начале советского периода города Енисейска были обрывочны, фрагментарны, не полны, дальше ответы на эти вопросы, я пытался найти, опираясь на архивные документы и рассказы старожилов.

Советская власть на замену религии создала не только идеологию, но и целый культ, включавший в себя поклонение вождям, только вместо святых объектами поклонения стали вожди мирового пролетариата, чьи портреты висели в каждом кабинете власти. Была разработана система символов, цель которой заключалась в том, чтобы вытравить из памяти людей религиозную символику: на место креста и икон пришли красная звезда и серп и молот. В Енисейских школах создавались пионерские отряды, комсомольские ячейки со своими символами, атрибутами, значками и четким руководством внутри этих организаций – это власть готовила себе будущую смену. Иными словами открыто пропагандировать можно было только атеизм. При этом религиозные символы жестоко преследовались, так как они воспринимались как вызов безбожному советскому обществу.

Вспоминает старейший житель села Ялань Клепиков В.С, - «Дома иконы открыто не висели, их снимали со стен – прятали, у большинства семей было так, родители оставались верующими, а дети уже атеисты, вступали в пионерские организации, комсомол. Были случаи, что пионеры ходили по домам собирали иконы, устраивали из них костры, случалось и доносили на верующих родителей. В школе и сельском клубе часто выступали лекторы - учителя, они рассказывали о том, что бога нет, агитация само собой, но мы то знали, что тот - то тайно родившегося ребенка крестил, и кто купался в Крещение и за святой водой ходил ».

На страницах газеты «За большевисткие темпы», я нашел обращение журнала «Безбожник» к молодому поколению Енисейска с напутственной речью: «Пионеротряды, принимайте всюду участие в борьбе за закрытие церквей! Во всех школах I и II ступени организуйте группы и ячейки юных безбожников. К борьбе с пьянством, хулиганством, с религиозным дурманом, юный пионер, будь готов!»

Отношение подрастающего атеистического нового поколения к религии - выражалось также в пионерских частушках, которые распевали на пионерских собраниях, концертах против религии. Эти частушки рассказала мне Черкашина Нина Прокопьевна из деревни Мало-Белая Енисейского района:

Не хожу я нынче в церковь,
Мне там делать нечего.
Я хожу в избу читальню,
Там читаю вечером.

Меня маменька ругала,
Что я богу не молюсь.
А я маменьке сказала:
В комсомолки запишусь.

Не бранися ты, мамаша,
Я ведь в церковь не пойду.
В комсомоле на собранье
Лучше время проведу.

Комсомольца полюбила,
Сразу изменилася,
Больше в церковь не ходила,
Богу не молилася.

В городе и окрестных селах местные комсомольцы наряжались в костюмы сатаны и чертей, ангелов с крыльями, ходили по домам искали иконы, устраивали шумные демонстрации, кричали антирелигиозные лозунги, горланили богохульные частушки и песни.

На страницах Енисейской периодической печати велась серьезная антирелигиозная пропаганда, и идеологическая борьба с религией, с населением одурманенным «религиозным туманом и попами» («За Большевисткие темпы», №17, 1923г.) изменяя быт и психологию Енисейцев

На страницах газет помещалась самая чудовищная клевета на Православную Церковь и её служителей, высказывались злобные богохульства, поносили религию самыми неприличными словами. «В Енисейске в противорелигиозную компанию состоялся выезд комсомольцев в с. Маклаковское, где по постановлению граждан небольшая часовня обращена в избу-читальню»

Печатали недалекие сочинения местных примитивных поэтов-самоучек. Вот некоторые из многочисленных вульгарных сочинений такого рода:

Долой, долой монахов, А мы сами пионеры, Тятька гонит самогон Долой, долой попов! Сами председатели, Залить тоску кручинушку. Мы на небо залезем, Не боимся нынче бога, Сын добрался до икон - Разгоним всех богов. Не боимся нынче бога, Щеплет на лучинушку.

Да здравствуют новые праздники Революции!
(лозунг взят из газеты «За большевистские темпы»

Ни Богу, ни старым праздникам, кроме революционных в Енисейске места не было. Власть понимала, что доклады, и беседы вряд ли сыграют существенную роль в борьбе с религией. Другое дело - праздники, когда гремят оркестры, идут демонстранты, звучат песни, украшены улицы портретами вождей, сверкает иллюминация, поэтому внесла огромные изменения в духовную жизнь горожан, его традиции и обычаи. Как эти мероприятия осуществлялись на практике?

Взамен старых религиозных праздников были предложены новые: октябрины вместо крестин, день рождения вместо именин, Новый год вместо Рождества, Первомай вместо Пасхи, праздник русской березки вместо Троицы и т.д. Главное в советских праздниках было их идейно-политическое содержание, так как они наиболее полно выражали общественные идеалы, революционные традиции, борьбу за новую жизнь.

Среди них главный праздник - годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Этот праздник стал широко отмечаться в Енисейске в 20-е годы после окончания гражданской войны. День 7 ноября стали считать первым днем новой эры и ежегодно праздновать со всеми ритуалами. При новой советской власти в 20 годы в городе устраивались карнавалы, где использовались маски «буржуев», «попов», «погребальных катафалков». Позднее на демонстрациях в честь этого праздника улицы города и площади украшали знамена, транспаранты, лозунги, портреты руководителей партии и правительства. Первомай или День Международной солидарности трудящихся стал широко отмечался в 20 годы, с транспарантами, флагами, и всеобщей городской демонстрацией всех горожан. Так как велась активная антирелигиозная пропаганда, то Первомай возник в противовес Пасхе, которая обычно приходилась на конец апреля - начало мая.

С Рождеством тоже боролись, вели агитацию в газетах, - «Праздновать Рождество – значит праздновать рабство с невежеством!». Комсомольцы «весело» похоронили религию, героев старого быта, любителей побездельничать в Рождество. Они осмеивали елки и церкви, рядились в попов, пасторов, читали «проповеди», а потом под музыку, хохот и пляски жгли иконы, ризы. На тропу войны с Рождеством и Новым годом встали не только коммунисты и комсомольцы, но и пролетарские поэты.

- «Ёлки сухая розга
Маячит в глазища нам,
По шапке деда Мороза,
ангелов – по зубам!». (В. Маяковский).

Особых нападок на Новый год не было, но советские власти в нем видели что-то, чуждое советскому режиму, обывательское. Но даже революция не помешала Деду Морозу - старик в белой или голубой шубе появлялся на празднике до самого 1927 года, - «Только тот, кто друг попов,
Елку праздновать готов!». (А. Введенский).

Особую ненависть у Енисейской власти вызывали христианские религиозные праздники, такие как Пасха и Рождество. Поэтому, чтобы отвлечь «трудящиеся массы» от посещения Церкви накануне пасхальных и рождественских праздников, следовало в городах «произвести организацию массовых зрелищ с пением, музыкальными, драматическими и спортивными номерами, танцами, хороводами, военными играми».

- Антирелигиозная компания на рубеже 20-30-х годов проводилась в рамках коллективизации сельского хозяйства и являлась ее составной частью, поэтому церковь в статьях «Мракобесие» - автор Б. Жаров была объявлена "пособницей кулака", "с вредителями в рясах".

Власть считала, что здесь все средства хороши, от газет и плакатов до крохотных листков почтовых отправлений. «Комсомольское Рождество и крещение прошли удачно, – с удовлетворением отмечалось в месячном информационном обзоре Енисейского губернского отдела госполитуправления за январь – февраль 1923 г. – В Рождество демонстранты в довольно значительном количестве с чучелами попов, раввинов и изображениями церквей на автомобилях прошли по городу и на площади вблизи собора сожгли их. В Крещение демонстрация с ряжеными в поповские одежды и чучелами направилась к собору, где как раз встретилась с крестным ходом идущим с так называемой «иордани», участники крестного хода пустились бежать в Собор где и заперлись, часть же примкнула к демонстрантам. Молодежь была настроена с подъемом противорелигиозно. Работы антисоветских элементов не наблюдалось. Обыватели отнеслись к демонстрации отрицательно.

С начала 20 годов начинается передача церковных зданий в Енисейске для культурных целей.

Как эти приказы воплощались в жизнь, мы можем прочитать в местной газете «За Большевистские темпы», вот выдержка из статьи Миндаровского (бывшего городского головы, общественного деятеля) - «Построим в Енисейске Дом культуры»:

«Зная теперешнее состояние Енисейска, его нужду в средствах, в стройматериалах и даже людях нужных для возведения постройки, я хотел бы предложить свой проект. Я предлагаю использовать здание бывшего «собора», с которым Горсовет не знает, что делать. Это здание одно из прочных по качеству построек остающихся в городе, не имеет в себе никаких дефектов, а вместимостью своей могло бы быть использовано двойной полезной цели. Мне думается, это здание могло как раз, пригодиться под Дом культуры. Мой проект – выбрать все своды внутри здания, убрать колокольную часть и восьмигранный венец, сломать стену, сделать балкон для публики, и получиться зрительный зал для публики. Мне кажется лучше и театральнее нечего искать».(эта статья о Спасо-Преображенском мужском монастыре – сегодня памятнике федерального значения)


Спасский мужской монастырь в Енисейске, основан в 1642 году.
( В советский период на территории монастыря располагались
пивзавод и овощехранилище)


Фото 2009 года – сегодняшнее состояние Спасского мужского монастыря

Воцарение новой власти ознаменовалось тотальным осквернением и поруганием святых мощей. Подверглись осквернению и мощи Енисейского святого праведного старца Даниила Ачинского, даже часовня, которая была воздвигнута над его могилой, была уничтожена. Часовня над могилой старца стояла в ограде Иверского женского монастыря. По некоторым сведениям весной 1920 года она была сломана, и комсомольцы начали выкапывать мощи святого старца. Часть мощей старца Даниила были выставлены в милиции, в том числе и череп, а потом выставлялись в краеведческом музее с целью антирелигиозной пропаганды. Есть еще одно свидетельство жителей села Плотбище - Чуруксаевой А.А. и Чуруксаевой Т.Ф., «что кости были разбросаны по улице, их собрали верующие и тайно захоронили». Точное место захоронения не установлено. Как написано в книге «Енисейск православный» «и остается надеяться на то, что придет время и обретет Енисейск православный эту святыню ( Благочинный Енисейских церквей - Г. Фаст).

По этому поводу в Енисейской прессе говорилось: «что это решение «трудового народа»: «покончить с поповскими баснями о святых мощах» (За Большевисткие темпы № 17, 1922 г – фонды Краеведческого музея).

Об этом времени мне рассказывал фронтовик - Клепиков Василий Иванович из д.Ялань, «Разрушение деревенского Сретенского храма проходило как всеобщий праздник. Со всей деревни коммунисты собрали народ, среди которого было много недовольных. Громко играл патефон, с гармошкой пришли комсомольцы. На колокольню вызвался залезть и сбросить колокола местный учитель. Колокол долго не снимался, и сбросить его не могли, учитель поскользнулся, упал с колокольни и сломал обе ноги – это был знак свыше. Он долго болел не ходил и хромым остался на всю жизнь. А как издевались над семьями на воле! Местного попа забрали в милицию, его дети оставались голодные, холодные в четырех углах, у них забрали все, но от Бога они не отказались. Все не рассказать и очень больно вспоминать. Ограбили церковь, раскололи иконы и тут же устроили большой костер. После разграбления Сретенского храма здесь сделали колхозный гараж МТС.
Когда была перепись населения в графе, где указывались вероисповедание, ставили прочерк, скрывали свою веру, и наоборот указывали членство в колхозе
».

Василий Иванович Клепиков вспомнил о «лишенце» - священнике, жившем в селе Ялань: «Лишившись избирательных прав, такие люди становились объектом для дальнейших издевательств, а тут священник. Его детей могли исключить из школы. Общение односельчан с ними не одобрялось властью. Если кто-либо помогал им в чем-то, делали это незаметно. Мы сочувствовали им».

Надзор за священниками осуществляла енисейская комендатура, местная власть и уполномоченные на местах. Именно уполномоченные вызывали наибольшую ненависть населения. Лишение же избирательных прав сами «лишенцы» считали обидным и несправедливым, поэтому из года в год добивались восстановления справедливости. Такие документы есть в городском архиве.

Вера Николаевна Конакова из с. Плотбище Енисейского района рассказала: «Наша семья была глубоко верующей, открыто держать иконы в доме было нельзя, чтобы надежно спрятать икону от посторонних глаз ею накрывали в сарае бочку с квашенной капустой.
Хорошо помню, когда я была школьницей, учительница с яростью срывала с одноклассника случайно обнаруженный ею под воротником рубашки нательный крестик. С той же фанатичностью учителя заставляли учеников носить красный пионерский галстук, без которого школьник вообще не должен был появляться в общественных местах»
.

Несмотря на это в феврале 1938 года на IV пленуме Центрального совета Союза воинствующих безбожников было официально признано, что религиозность в стране осталась высокой, в эту статистику входил и Енисейск.

Гл. 3
1922 год. Изъятие церковных ценностей из церквей Енисейска

После гражданской войны городская власть пыталась решить свои экономические проблемы за счет церковных ценностей, в том числе справиться с голодом в стране, помочь голодающим Поволжья. Большая часть церковного имущества была сосредоточена у монастырей, которых в Енисейске было 2 - Иверский - женский, и Спасский - мужской (включая дома, где жили священники, подворья). Операция по ликвидации монастырей и церквей Енисейска вылилась в разбойничий поход против них. Спешным образом создается городская комиссия по изъятию ценностей. Одновременно с этим усиливается антирелигиозная пропаганда через местную газету «За Большевистские темпы», ужесточается обложение церквей налогами. В статье С. Алексеева «Антирелигиозные доклады и беседы» читаем: «20 апреля в клубе села Плотбище состоялся доклад на тему «Происхождение и классовая сущность религиозного праздника «Пасха» - доклад делал заведующий начальной школой, товарищ Чертовских Н. - присутствовало более 50 селян, которые прослушали доклад со вниманием.

В составленном в 1921 году отчете Енисейского губернского ликвидационного отделения «О проведении в жизнь декрета Совнаркома об отделении церкви от государства и школы от церкви», говориться: «Есть недовольство в адрес Енисейского уездного ликвидационного отделения по поводу слабых мер, принятых к церквям и верующим», «до сего времени сведений, что сделано в городе в действительности, не получено».

Такой отчет я попробую составить на основании архивных материалов;

Из Красноярска рекомендовали:

Вот сохранившаяся консультационная инструкция за №119 «О порядке изъятия церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих» поучающая органы енисейской власти как «производить обыски в монастырских храмах и даже в кельях монастырей на предмет "поиска благородных металлов". Монастырские церкви подлежали ликвидации "на общих основаниях" (гор. архив - Ф-17,д-121).

Была учреждена специальная должность "комиссара по монастырям". Из документов городского архива (Ф-17,д-121), курировал Енисейск и все церковные дела председатель Губкомиссии по «изъятию церковных ценностей» товарищ А. Кашников. Его должность имела диктаторские функции, он осуществлял полный контроль за хозяйственной жизнью монастырей и церквей Енисейска, поддерживая связь через телеграммы, подписывал приходные и расходные документы, визировал заявки на доставку дров, следил за изъятием монастырского имущества и ценностей.
Изъятие церковных ценностей в Енисейских церквях началось в мае, для этого мероприятия были разработаны Инструкции «о порядке изъятия церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих» и составлен график изъятия по Енисейским церквям - от 15 февраля 1922 года.

1. Спасский монастырь – 3 мая в 5 вечера;
2. Воскресенская церковь – 4 мая;
3. Крестовоздвиженская церковь – 5 мая;
4. Богоявленский собор – 5 мая;
5. Троицкая церковь – 6 мая;
6. Еврейский молитвенный дом – 7 мая;
7. Преображенская церковь – 8 мая;
8. Христорождественская церковь – 9 мая;
9. Абалаковская церковь – 9 мая;
10. Успенская церковь – 10 мая;
11. Церковь Иверского женского монастыря – 11 мая;

Вторым пунктом этой инструкции значиться: «в первую очередь подлежат изъятию ценности из наиболее богатых храмов, монастырей, часовен, синагог и т.д. Комиссия приступает к работе в наиболее богатых храмах, не ожидая поступления всех описей по Губернии».

У священников брались сведения о том минимуме церковной утвари, без которой служба не могла совершаться, остальное, что блестело, изымалось. В инструкции предусмотрены пункты за сокрытие ценностей, за что виновные будут привлекаться к ответственности. «Никакой реализации ценностей на местах не должно производиться»

В телеграмме за подписью Калинина, Молотова и все того же Кашникова – Москва предупреждает: «в связи с изъятием церковных ценностей участились случаи грабежей и хищения из церквей. Предлагается обязывать попов подписавших договор, что они отвечают за грабежи и хищения. За священниками в первую голову следует обязательно установить секретное наблюдение, так же акарауливание богатых церквей. Арестовывать попов для привлечения их к суду за расхищение народного достояния»

Видимо опасалась советская власть, что церкви сдадут не все ценности и часть будет скрыта священниками и верующими.

А. Кашников – Енисейску, приказ №12.
«Предписываю немедленно затребовать комиссию «изъятия церковных ценностей», описи всех храмов составленную не позднее 1917 года. Донести мне телеграфно, какие церкви не заключили договора о порядке отделения церкви от государства, донести, все ли церкви описаны, имеют означенные выше описи. Примите меры к сохранению ценностей в не описанных церквях. Принятых мерах – донести».

Изъятие ценностей у монастырей и церквей в городе Енисейске проходило в большой спешке, боялись недовольства со стороны горожан, выступлений, об этом говорят документы городского архива (ф-17, д-121):
1922 год. Телеграмма за № 53 в Красноярск – Губисполком – А. Кашникову

«В Енисейске подготовительные работы закончены. Комиссия ждет распоряжения приступить к изъятию. Ждать нет Вашего уполномоченного. Декрет отделения церкви от государства не проведен в жизнь. Как быть. После изъятия из церквей ограничится оставлением из распоряжения одной соборной двумя кладбищенскими. Остальные закрыть.

1922 год. Телеграмма за № 167 в Красноярск – Губисполком – А. Кашникову

Енисейск – «Изъятие церковных ценностей принимает затяжной характер. Масса попами настроена против. Декрет «отделение церкви от государства не произведен в жизнь. Подробности шлю в докладе нарочным.

Из городских церквей ценности изъяли, и комиссия приступила к грабежу Енисейских деревенских храмов.

1922 год - июль. Донесение за № 54 в Красноярск – Предгубкомиссии по изъятию ценностей – тов. А. Кашникову

«Настоящим Уездная Комиссия по изъятию ценностей сообщает, дела обстоят следующим образом: в Маклаковской волости изъятие закончено и ценности находятся в Енисейском Минотделе. В Анциферовской волости изъятие закончено, но часть ценностей находится на местах, в виду полного отсутствия средств на перевозку. По остальным волостям уезда работа по изъятию ведется усиленными темпами и находится в стадии законченности».
И тут же просьба «Комиссия срочно просит о высылке обещанных 2000 рублей на изъятие ценностей. Так как полное отсутствие средств парализует в корне работу комиссии
»

От 29 июня 1922 г. Из Иверского женского монастыря от Автонии Петровой в Комиссию по изъятию церковных ценностей поступило письмо: «В виду того, что при часовне Иверского женского монастыря не оставлено ни одного кадила, покорнейше прошу медное кадило если таковое найдется. При часовне кадило бывает необходимо, во время богослужений, церковное бывает занято».

Церкви, у которых первыми изъяли все ценности, потом просто бедствовали, не чем было справлять богослужения. В инструкции указывалось, что «некоторые предметы, когда они в одном экземпляре, изъятию не подлежат». Это положение в пользу церквей советской властью не учитывалось, и по странной случайности, комиссия «по изъятию» хорошо не читала эту инструкцию.

Под актами изъятия в большинстве архивных документах есть только 2 подписи: «временный кассир» и «представитель помгола». «Контролер» - прочерк, «эксперт ювелир» - прочерк, «представитель рабкрина» - прочерк. Здесь нужно отметить, что все же в некоторых случаях экспертная оценка церковных ценностей производилась и мало ценные вещи вернуть церквям пытались. Заведующий Енисейским Губрабкрином сообщал 29 января 1923 года:

«1. Не оказалось общей описи отправленных ценностей, вместо коей приложены описи подкомиссии по изъятию ценностей, составленные в таком виде, при коем совершенно исключается возможность установить, что именно было отправлено Енисейским уездным финотделом.
2. Нет сведений об общем хотя бы весе всех отправленных финотделом ценностей.
3. Упаковка их оказалась настолько небрежна, что при переносе ящиков с одного места на другое из них сыпались серебряные монеты
».

Но храмы и церкви города были опустошены. Горожане сумрачно наблюдали, как люди в форме милиции и НКВД вытаскивали церковное имущество из церквей и храмов грузили на телеги, как разоряли монастырские дворы, увозили и уводили все, что нажито за долгие годы. Кто-то матерно поминал власть, кто-то плакал – но изменить никто ничего не мог. Жители были оскорблены в своих религиозных чувствах и не верили в нравственную чистоту, всех начинаний советских властей ополчившихся против религии, поэтому начали сочинять частушки по углам на религиозную тему:(открыто об этом говорить, просто боялись)

Всю ночь до нас таскаются
Сребро в больших кулей.
А громко называется –
Изъятие церквей.

Мы усе большевики,
Я не лицемерю,
Только знайте дураки,
Я у Бога верю.

(Красноярский край в истории Отечества, ок-рь 1917-1940г., Красноярск, 1996г).

Все же в храмах продолжают совершаться службы. В апреле 1923 года проводится регистрация религиозных общин г. Енисейска и уже официально передаются им культовые церковные здания. Проследим, как это происходило.

28 апреля подписывается договор по которому Иверский женский монастырь отдается верующим. В пункте 15 указывалось: «За пол месяца провести ремонт в церкви, огородить ее плотным забором высотой в пол аршина с западной и северной сторон».

Уже 13 мая председатель Енисейской ликвидационной комиссии Раменский «обнаружил» недостачу имущества храма, включенного в опись (и это при том, что и так все было изъято). Был составлен акт о привлечении «виновных» к уголовной ответственности. А на следующий день Раменский опечатал церковь – «ремонт верующие сделать не успели». В протоколе заседания исполкома записано: «договор с Иверской общиной расторгнуть, церковь закрыть. Заведующий укомхоза – Пельтман ставит свою подпись в акте приемке церкви. Сюда вселили коммуну беспризорников. Вот и все.

Так же поступают с другими храмами. Не смогла в короткий срок сделать ремонт община Рождественской церкви. Раменский на заседании президиума Енисейского исполкома доложил о нарушении общиной пункта 4 в договоре – «отказ произвести текущий ремонт». Постановили: «договор расторгнуть, церковь закрыть». Богоявленский собор и Крестовосдвиженский храм не тронули, но в протоколе записано, устранить нарушения по поводу «состояния дымоходный труб». В сентябре 1923 года распускается община Преображенской церкви за нарушение все того же 4 пункта о ремонте. Такая же судьба у Спасской и Захарьевской церквей, Спасского монастыря (памятника архитектуры всероссийского значения - построенного в 1642 году). Так под видом передачи верующим храмов и церквей произошло в Енисейске их фактическое закрытие.

В 30 годах к церквям подошли намного серьезнее – все они были закрыты, и началось их массовое уничтожение. Привожу выдержку из постановления того времени: «2 августа 1934 года на повестку заседания енисейского райисполкома выносится вопрос о сносе Абалаковской кладбищенской церкви, так как здание ее закрыто. На месте разбить парк культуры и отдыха (На кладбище!!!). Здание церкви продать как стройматериал на условии сноса и очистки площади».


Абалаковская кладбищенская церковь. Разрушена в 1930 годах.
На месте церкви и кладбища в Енисейске в настоящее время
построен Дом Культуры.

Одну за другой закрывают церкви в городе. К концу 30 годов закрыты все. В том числе и Успенская (церковь, наиболее сохранившаяся на сегодняшний день). Кресты сброшены, купола снесены. Приходы закрыты.

После войны разрушают еще одну монастырскую, надвратную церковь, построенную более 200 лет назад в честь праведных Захария и Елизаветы, и сносят у Успенского храма все семь куполов (в 2008 году снесенные купола начали восстанавливать).

В Иверской церкви были сломаны купола, и последним годом существования стал 1923 год, потом в нем разместился народный театр. Полностью разрушен самый старый в городе Христорождественский храм (простоял 300 л).


Разрушена

Уничтожена колокольня Воскресенской церкви, где размещался цех механического завода. Снесена Преображенская церковь, на ее месте была построена районная администрация. Одни только камни напоминают о былом великолепии Крестовоздвиженской церкви.

Сегодня стоит в руинах Троицкий храм.

Из беседы с протоиереем Геннадием Фастам Благочинным церквей Енисейского округа запомнились его слова: «Вид церквей сегодня – это отражение души нашей, жизни нашей духовной. На церковных камнях в честь крещения Руси служатся верующими специальные панихиды. Не по нашей ли совести панихиды

Вывод:

Из документальных источников нам стало известно, что изъятие ценностей у церквей в Енисейске была проведена в кратчайшие сроки (с мая по июль). Документы свидетельствуют, что это послужило толчком к закрытию и разрушению части церквей города.

О количестве изъятых ценностей, в общем, по всем Енисейским церквям я не нашел, кроме 2 документов от 28 июня, 1922 года в которых говориться: «изъятие церковных ценностей из храмов по Маклаковской волости Енисейского уезда», где было изъято серебра 4 пуда, 32 фунта, 23 золотника, золота – 1 золотник. Из Верхнее – Пашинского причта - 4 пуда, 32 фунта.

По данным протоиерея Геннадия Фаста Благочинного церквей Енисейского округа церковные потери по очень приблизительным данным составляли: «серебряные изделия (многие из них уникальны по своему художественному значению) составили 16 ящиков общим весом свыше 22 пудов. В большинстве своем они были пущены на переплавку, частично – отосланы в Госхран».

Отправка последних ценностей датируется в документах 1926 годом. При этом даже не упоминается, для чего были изъяты художественные, музейной ценности вековые изделия замечательных мастеров. Однако материальные потери Енисейских церквей не идут ни в какое сравнение с людскими жертвами.

- Если брать сведения по России, то во время насильственных изъятий церковных ценностей - 1922 года православие понесло огромные человеческие потери. По неполным данным, властями и бандами грабителей было убито более 8 тысяч священников и монахов; число арестованных и сосланных насчитывало около 12 тысяч человек. Одновременно с грабежами Церквей и монастырей шёл процесс варварского разрушения церквей, храмов и монастырей — неповторимых памятников архитектуры.

- Операция по изъятию церковных ценностей уже к маю 1922 года дала казне правительства Ленина астрономическую сумму— 8 триллионов рублей в денежных знаках того времени! Для сравнения отметим, что годовой бюджет советской России на 1922 финансовый год был определён правительством в 76449669882 рубля (данные Интернета).

До прихода советской власти в Российской империи было около 78 тысяч Православных храмов, 1253 монастырей и скита, в 1917 году насчитывалось 100 тысяч священнослужителей русской православной церкви, к 1929 году их осталось 35 тысяч. В самом городе Енисейске разграбили и закрыли все 13 храмов. Можно с уверенностью сказать, что в 1918-1920 гг., в годы ленинских репрессий организация православной церкви была разрушена, ее лучшие кадры уничтожены, богатства, хранящиеся в храмах и монастырях, расхищены.

- лишь в годы Отечественной войны и несколько послевоенных лет, когда все силы были брошены на разгром врага, а затем на восстановление разрушенных городов, сёл и народного хозяйства, преследования властями служителей алтаря были приостановлены.

Заключение

Прошло время, и отношение власти к религии бесповоротно изменилось в России после того, как в конце августа 1991 года рухнуло и развалилось тоталитарное государство. С одобрения большинства граждан Россия стала на путь демократического развития, в котором права и свободы человека и гражданина, независимо от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права признаются и гарантируются Конституцией Российской Федерации.

Изучив документы эпохи революции и 20-30-х годов, были сделаны следующие выводы:

1. В ходе исследования были записаны воспоминания жителей д. Ялань, Плотбище и изучена документальная литература, в результате чего была воссоздана картина разрушения и разграбления церквей г. Енисейска. В моей работе также рассмотрены исторические факты и доказательства, которые свидетельствуют о глобальных разрушениях церквей в г. Енисейске по приказам советской власти.

Это время ушло в прошлое. Но мы не имеем права забывать о нем.

2. Начало массовой антирелигиозной компании совпало по времени с катастрофической послереволюционной ситуацией, в которой находилась страна. В этой ситуации требовалось направить все усилия военных и милиции на восстановление страны, борьбу с голодом но вместо этого усилия были направлены на разрушение храмов, святынь, уничтожению сотен тысяч невинных служителей церкви.

3. Разрушение исторических церковных памятников не было делом отдельных некультурных одиночек, а было частью большой государственной программы уничтожения духовных святынь русского народа.

4. Согласно положениям международного права, люди, исповедующие различные виды религий имеют на это право, ущемление их в этих правах, гонения, ссылки, лишение жизни – к этим действиям и поступкам власти не применяются сроки давности.

5. В конце 20 столетия отношение властей к религии стало меняться. Во всяком случае, священников не расстреливали, не арестовывали и не преследовали, и не собирались ни восстанавливать разрушенные церкви, монастыри, ни освобождать те, которые были заняты под театры, кинотеатры, музеи, предприятия, различные склады, коровники, свинарники, гаражи.

6. Дорога к храму у каждого своя. Одни идут туда с глубокой верой в бога, и молитва для них общение с богом, откровенный разговор. Других ведет отчаяние, какая-то беда, и в храме они ищут успокоение души и поддержки. Мы не знаем, что нас ждет впереди. Пы¬таемся вернуть духовное начало, только духовность давала силы выстоять и сохранить человеческое достоинство в экстремальных условиях. Хорошо об этом сказал Благочинный церквей Енисейского округа протоиерей Геннадий Фаст: «Ни одна страна мира не рушила свои храмы, кроме России. Но и ни одна страна мира в настоящее время так не строит храмы, только Россия, опомнились, слава Богу».

Возрождение сегодня наших церквей и храмов – это возрождение нашей памяти. И мы верим, что оно обязательно произойдет
Геннадий Фаст Благочинный церквей Енисейского округа

Список репрессированных священников Енисейска (представленный на сайте красноярского общества «Мемориал»)

  1. Иващенко Денис Тимофеевич (о. Дионисий), 1886 г.р., священник. Отбывал ссылку в Енисейске, работал сторожем в церкви. Расстрелян 07.12.37г. в г.Енисейске.
  2. Климовский А.И., сын священника. Арестован в Г. Красноярске, расстрелян 25.07.38г. в г. Красноярске.
  3. Клемовский Петр Васильевич, 1888г.р., Окончил Красноярскую духовную семинарию. В 1923г. служил в Богоявленском соборе и Крестово – Воздвиженской церкви в г. Енисейске. Арестован 30.03.36г., осуждён на 3 года ссылки. Ссылку отбывал в д. Паново Кежемского района. Расстрелян 01.04.38г. в Кежме.
  4. Андреев Михаил, протоирей из Ташкента, в конце 1923г. отбывал ссылку в г. Енисейске.
  5. Архангельский Дмитрий Кирьянович, 1881г.р., диакон. Перед арестом жил и работал в д. Александровка Казаченского района. 07.01.38г. расстрелян в г.Енисейске.
  6. Бараев П.Ф., священник. В 1940-50гг. отбывал ссылку в Северо-Енисейском районе.
  7. Бахментьев Фёдор Андреевич, 1894г.р., иеромонах. В 1928г. осуждён на 3 года. Срок отбывал в Белбалтлаге. Второй арест в г.Киеве в 1946г., третий арест в г.Киеве в 1951г. Осуждён на 8 лет. С 1960г. в ссылке в г.Енисейске. 28.03.86г. скончался в с.Тошнаево Енисейского района.
  8. Белоногов Константин Михайлович, 1891г.р., священник. До ареста жил и работал в п. Маклаково Енисейского района. 07.12.37г. осуждён на 10 лет.
  9. Бобровский Евгений (отец Евгений), протоиерей из Ленинграда. В 20-е гг. был в ссылке в Енисейском районе, позднее в самом г.Енисейске. Жил в пристройке Успенской церкви. При её открытии в 1946 г. стал настоятелем. После окончания ссылки вернулся в г.Ленинград.
  10. Богословский Георгий Васильевич, 1867г.р., из семьи священника. Арестован в Туруханске. 21.02.38г. приговорён к расстрелу. Расстрелян.
  11. Буланов Даниил Артетьевич, 1837г.р., монах. Расстрелян 07.01.38г. в Енисейске.
  12. Вазингер Иван Федорович, 1872г.р., священник (о.Иоанн) В 1922г. был священником Иверской церкви в Енисейске. Арестовывался в 1923 и 1929гг. Расстрелян 26.11.37г. в Енисейске.
  13. Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович (о.Лука), 1877г.р., архиепископ. Дважды отбывал ссылку в Красноярском крае.
  14. Воробьёва Анна Александровна, 1882г.р., монахиня Енисейского монастыря, игумения. Повторно арестована в Минусинске. 27.11.37г. осуждена на 10 лет.
  15. Гордузя Михаил, священник. В 40-х гг. был в ссылке в Енисейском районе, служил в Успенской церкви с.Е-Бобровское.
  16. Григорьев Александр Михайлович,1874г.р., архимандрит. Арестован в д. Новотроицк Казачинского района. 07.01.38г. расстрелян в Енисейске.
  17. Гурич Александр Пантелеймович, священник. В конце 40-х гг. отбывал ссылку в Енисейске, затем переведен в д.Фомка Енисейского района, где и умер.

Список источников и литературы

1.Государственный архив города Енисейска:
Фонд №- 17 Опись № -1.
Дело - № 114,
дело № 115,
дело № 116,
дело № 117,
дело № 121.
2. Мень А. «История религии», Москва 1991г.
3.Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края, 2004г.
4. Архипелаг Гулаг, А. Солженицын, 1том, Екатеринбург, 2006г.
5. Журнал GEO, №11, 2007г.
6. Красноярский край в истории Отечества, ок-рь 1917-1940г., Красноярск, 1996г.
7. Енисейский энциклопедический словарь, Красноярск, 1998 г.
8. Красноярский материк, Красноярск, 1998г.
9. Фаст Г., Енисейск Православный, Красноярск, 1994г.
10. газеты «За Большевисткие темпы», с 1933-1940 год.
11. Атеистический словарь, Москва, 1971г.
12.Енисейск, Историко – архитектурные памятники 18-19 век, 2004г.
13. Бондаренко А. «Из прошлого в будущее», 2004 г.
14.Краткий научно – атеистический словарь, Москва, Наука, 1964г.
15. Шумов К.Ю. «Православная культовая архитектура Енисейска 18 – начала 19 века», 1995г.
16. Ленин В.И.. Москва. Том №33, 37, 1974 г.
17.В.И. Царев Иверский (Христорождественский ) монастырь, Красноярск 1994


/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»