Фактория Сым - территория жизни?

Фактория Сым - территория жизни?


Средняя общеобразовательная школа № 47
с. Озерное Енисейского района Красноярского края

Выполнила: уч-ся 11 класса
МОУ СОШ № 47  Енисейского района  Красноярского края
Вахрушева Антонина

Научный руководитель:
воспитатель школы № 47
Ившина Наталья Владимировна

Енисейск 2008

Оглавление

Введение
Основная часть
Гл. 1. История освоения Енисейского Севера
Гл. 2. Как выбирали советскую власть в фактории Сым
Гл. 3. Обреченные выжить (здравоохранение)
Гл. 4. Традиционные занятия и промыслы жителей Сыма раньше и сейчас
Гл. 5. Образование
Гл. 6. Анализ демографической ситуации ф. Сым
Заключение
Список литературы
Приложение

Введение

«Настоящее, которое помнит прошлое,
достойно будущего»

Моя фактория Сым – национальное село. Здесь живут эвенки и кеты, представители коренных народов Севера, оказавшиеся в нынешних экономических условиях самой несчастной и не защищенной частью населения Енисейского севера. Общая численность населения в 2007 году 138 человек, из них кеты-23 человека, эвенки-17 человек, русских-98, из них староверов-80 человек. Бывает так, что редкие приезжающие называют местных жителей аборигенами. Мне за них обидно, но по большому счету это так, они отличаются от других людей своим поведением, характером, нормами жизни, внешностью, ведь цивилизация больших городов нам недоступна по разным социально – экономическим причинам.

Я – русская и коренная жительница (прожила в фактории 16 лет) гораздо больше знаю об этой земле, живя бок о бок с народами другой национальности. Наша фактория является «рогом изобилия». Здесь можно заниматься сельским хозяйством, охотой, рыбалкой, сбором ягод и грибов, кедровых орехов. Можно заготавливать дрова на зиму, не имея специальных средств для передвижения – машин, мотоциклов, то есть все эти природные богатства находятся рядом, под боком. Это говорит о природном чутье и мудрости наших предков, когда ими заселялись эти необжитые места.

На этом маленьком заселенном пространстве остро стоят проблемы демографии, здравоохранения, миграции, здорового образа жизни, правопорядка, образования. Везде налаживается жизнь, но у нас она замерла, и течет по своим не писаным законам. Здесь мы оказались затерянными во времени.

Исследований, касающихся Сымской фактории мне не встречалось, и возникла необходимость восстановить неизученные факты, и проанализировать социально-экономическое состояние данного поселения. В этом актуальность любого нового исследования, в том числе и этого.

Цель моей работы: выяснить реальную социально-экономическую ситуацию малого поселения Енисейского района фактории Сым.

Гипотеза исследования: реальное социально-экономическое положение фактории Сым не отвечает современному уровню жизни, что является причиной кризиса.

Задачи:
1. изучить и проанализировать литературу по теме исследования.
2. сопоставить данные литературных источников с данными городского архива, краеведческого музея, рассказами старожилов фактории Сым.
3. провести анкетирование коренного населения.
4. изучить законы землепользования, права и обязанности коренных народов Севера.

Объект исследования: фактория Сым.

Предмет исследования: процесс становления и разрушения фактории Сым как поселения 1923-2007 гг.

Методы исследования: изучение литературы и источников по теме исследования, наблюдение, беседы и анкетирование коренного населения (взрослых и детей), метод исторического анализа, систематизация полученного материала, изучение законов землепользования, права и обязанности коренных народов Севера, обобщение.

Практическая значимость заключается в том, что материалы исследования могут быть использованы на уроках истории Красноярского края, а также представлены в администрацию фактории. Я планирую продолжить эту тему, чтобы собранные материалы в будущем представить в печатном варианте «Фактория Сым – территория жизни?»

Гл. 1 История освоения Енисейского севера

16 век – с этого времени началось освоение и исследование земли Енисейской. Отряды казаков землепроходцев первыми вступили на эти земли, и началось интенсивное проникновение на бескрайние Сибирские просторы. Ее первые исследователи дивились красоте необычной природы, бытом, традициями, красивой меховой одеждой коренного населения. Землепроходцы в короткий срок освоили огромную территорию, которая вошла в состав Российского царства. Определенных границ у нее не было: на западе это был водораздел рек Оби и Таза, на востоке Енисея и Лены, на севере Ледовитый океан, и лишь на юге граница менялась.

За всю свою историю этот край неоднократно подвергался административным преобразованиям. Сначала это был Мангазейский уезд, затем в 1782 году был переименован в Туруханский уезд Тобольской губернии, и за ним сразу же укрепилось название Туруханского края (Сымская территория до 1940 года относилась к Туруханскому краю). В 1822 году Туруханский край вошел в состав Енисейского округа с несколько измененными границами, губернским центром в городе Красноярске.

Здесь бурными темпами стали развиваться торговля, а пушной промысел приобрел небывалый размах. Для государственной казны Сибирь становится огромным неисчерпаемым кошельком, туго набитым мехами и рыбой.

Самые ранние сведения о Сыме я нашла в исследованиях и описаниях Г.Ф. Миллера, относящихся к 18 веку. «Кроме них к Енисейску уже были приписаны две другие остятские волости, расположенные на реке Енисей и впадающих реках Касе и Сыме, которые впоследствии, также были слиты в одну волость под названием Касовской и Сымской («История Сибири»).

Зафиксированные в различных источниках свидетельства первопроходцев и исследователей Сибири о встречах с аборигенным населением содержит самые разнообразные впечатления, но в преимуществе своем – положительные. Приведу некоторые из них:

Известный путешественник Яков Линденау писал о тунгусах в 1745 году следующее: «Тунгусы суеверны, замкнуты, хитры, отличаются смелостью, не любят бесполезной болтовни и считают ее величайшим позором».

Вот что отмечал в своих заметках финский лингвист М. А. Кастрен, совершивший путешествие по Енисею и встретивший тунгусов в устье реки Сым. «Тунгусы – изящный, нарядный и щеголеватый народ. Их по справедливости можно было бы назвать аристократами Сибири. Они придумывают всевозможные способы для украшения своей наружности, держатся довольно чисто и опрятно, делают пробор и приглаживают свои нестриженые волосы, татуируют лицо и наряжаются в фантастические костюмы».

А. Ф. Мидендорф оставил такое впечатление о предках сегодняшних эвенков: «Они обладают известной выправкой, исполнены приличия, ловки, предприимчивы до отваги, живы, откровенны, самолюбивы, охотники наряжаться, а вместе с тем закалены физически».

Вот таким виделось коренное население исследователям Сибири, встречавшим этот народ на своем пути. Интерес к этим людям в первую очередь был как к хорошим следопытам-охотникам, с помощью которых пополнялась казна государства.

Что же получило коренное население взамен интенсивного вторжения в свои исконно обжитые земли?

1. коренные народы Севера сделали скачок из каменного века в более развитое общество, таким образом, происходило взаимопроникновение двух культур;
2. стала развиваться меновая торговля, со стороны коренного населения интерес представляла только пушнина;
3. были переняты у русских вредные привычки, алкоголь, курение;
4. смешенные браки с русскими;
5. на сегодняшний день почти полная потеря собственных традиций и национальной культуры.

В нашей фактории все вышеперечисленные причины принесли в 3 тысячелетие трудно разрешимые проблемы, которым постараюсь дать обоснование.

Гл. 2 Как выбирали советскую власть в фактории Сым

Эту главу я писала, пользуясь уникальными, подлинными документами городского архива 1920-1930-х годов, это:

С начала Великой Октябрьской революции в истории всей страны произошли огромные изменения и перемены, не обошли они стороной и наш край. Меня очень волнует именно это время, так как я хочу проследить, почему коренные жители енисейского Севера (эвенки и кето) в настоящее время оказались в таком бесправном нищенском положении, почему исчезли традиционные занятия и промыслы. В этом мне помогали жители фактории Сым, благодаря их воспоминаниям о своем детстве, рассказах оставшихся в их памяти от родителей, родственников, можно восстановить картину начала советского периода касающегося нашей фактории.

Территория Сымской тайги до 1940 года относилась к Туруханскому краю. В 1925 году было проведено административно-территориальное деление Сибири, по которому Сымская тайга вошла в состав Восточно-Сибирского края (предшественник Красноярского края).

Начну с того, что отдаленность нашей фактории от городов и административных центров лишь на недолгое время задержало советизацию фактории. Опираясь на архивные материалы 20-30 годов можно сказать, что большие изменения в жизни коренного населения стали происходить именно в это время. Пришедшая на смену свергнутому режиму советская власть, несмотря на сложнейшее экономическое положение в стране начала заниматься налаживанием контактов с местным населением. Все население Сымской тайги жило в стойбищах, отдаленных друг от друга на десятки километров, занималось рыбным промыслом, охотой, разводило оленей, собирало дикоросы, как и встарь, и скорее всего в своей жизни ничего менять не хотело. Это подтверждается материалами из «Отчета поездки на Север врачебной экспедиции» Д.А. Кытманова в 1925году (Д.А. Кытманов - молодой врач, много времени отдавал обследованию коренного населения, в том числе района Сыма):

«Река Сым совершенно необследованная, устье ее находится в 8 верст ниже деревни Ярцевой. На протяжении селений нет, и только у Колокольного Яра (от сегодняшней фактории Сым 6 км.) живет русский промышленник, из бывших политических ссыльных. В фактории мы были радушно встречены Сымскими тунгусами. Здесь находится туземное потребительское общество «Монокон-Бологон», это единственная торговля по всей реке. Тунгусы проявляют в торговле большую инициативу. Председатель Правления, члены ревкомиссии - все тунгусы, только приказчик и счетовод - русские. С точки зрения экономической, тунгусы Сымской группы производят впечатление, сравнительно обеспеченных. Всех туземцев считают 135 душ».

Началась плотная работа по вовлечению эвенков и кетов в «строительство новой жизни». В район Сыма пришли первые агитаторы, сюда направлялись экспедиции (Экспедиция приполярной переписи, руководил которой Б. О. Долгих, Врачебная экспедиция по обследованию туземного населения – Д.А. Кытманов, Е.С.Савельев). Представители новой Советской власти несли в тунгусскую тайгу свет знаний и просвещение, хотели наладить быт, переселить всех кочевавших эвенков из традиционных чумов в дома. Что из этого получилось, обратимся к фактам.

Очень много сделал в этом плане Е.С.Савельев - инспектор Туруханского исполкома. Из его отчетов хранящихся в городском архиве видно, что Елизар Сергеевич отправился в экспедицию по тунгусским стойбищам в октябре 1923 года, а вернулся в Туруханск лишь в конце марта 1924 года. Его командировка на оленях, а где и пешком, продлилась полгода, но он упорно шел вперед. Презирая, как и полагается истинному большевику страх и лишения на своем пути. И там где он прошел, появились организованные им родовые советы. Благодаря силе его убеждения по всему Северу остались сотни людей поверивших новой власти и готовых на нее работать.

Что было на месте фактории 85 лет назад?

На берегу реки Сым стояло несколько домов (фактория), в которых проживали русские, они продавали и обменивали добытую пушнину эвенками на товары первой необходимости. В 1924 году, на месте нынешней фактории Сым был организован первый национальный родовой совет.

Здесь хочу привести выдержку из «Протокола заседаний Сымско - Касского национального совета», адресованную временному председателю сымского рода Лапушкину Матвею (ф-183, д-211):

«С получением сего предлагается Вам приступить к сбору туземцев кочующих в районе Большого Порога (это на реке Сым), как сымского рода, так и всех остальных родов, для проведения общего собрания». Это были первые общие собрания, и эвенки и кеты в то время, почти все говорившие на своем родном языке, вряд ли, что могли из них понять. Протокол именно этого собрания я в архиве не нашла. Взяла тезисы из другого выступления Е.С.Савельева, но могу предположить, что текст его доклада «О международном внутреннем положении», скорее всего не менялся, и именно с ним он выступал во всех стойбищах и чумах.

«инородческий тунгусский родовой съезд считает поступки царизма не правильными; русских рабочих и крестьян, свергнувших царя, съезд приветствует. НЭП считает необходимым в создании промышленности и хозяйства в разоренной республике. Что коммунисты есть действительный защитник трудящегося народа, он стоит на защите пролетариата тунгусов. Он приносит благодарность за ликвидацию войны инструктору Савельеву за его заботливость и внимание к нуждам тунгусов» (ф-183, д-9).

Из этого абсурдного постановления 1925 года можно сделать вывод, что коренное население вряд ли понимало всю политическую обстановку в стране (например НЭП), но идеология большевиков уже навязывалась и вбивалась в умы мало понимающих эвенков и кетов. Аборигены Сыма ходили на собрания не понимая, что происходит, скорее всего не переживали за происходящее, а просто слушали. Но главное если бы они захотели что-то поменять, или не согласиться, то их никто бы не слушал. Сам документ составлен очень грамотно, но в 1925 году все население Сымской тайги не умело ни читать, ни писать.

Кроме этого о Савельеве среди коренного населения осталась память, как о человеке, спасшем много семей эвенков и кетов от голодной смерти в 1923-1924 годах, когда он в срочном порядке отобрал и организовал им переправу нескольких сотен оленей. Это был неурожайный год, суровая зима, зверя не было, (основная пища добывалась охотой), и люди были вынуждены забивать своих оленей, чтобы не погибнуть с голоду. У эвенков в то время олени почитались как священные животные. Революционеры считали: «Не важно, что они отняты у богатых тунгусов, главное преподнесены от советской власти». И этот поступок они помнят до сих пор.

Из «протокола заседаний общих собраний граждан родовых общин и национальных советов» (ф-183, дело №9) Е.С.Савельев в докладе по «Обследованию экономического состояния коренного населения» в 1924 году пишет: «хорош был раньше промысел дикого оленя, теперь, когда на него набросились все туземцы, он стал сокращаться. Изложенное является следствием обнищания, спекуляция достигает громадных пределов. Как характеристику привожу цены на товары и оленей: мука ржаная-16 белок, и даже 1 олень пуд, сеянка-70 белок, соль-2белки, пистоны-60белок, спички от 7 до 10 белок, фунт табаку 15 белок, рубашки-20 белок или 1 песец, олень-50-60 белок. Все выше перечисленное привело к тому, что в весну 1923 года вымерло от голода 5 чумов, в которых было 26 человек, и только один спасся».

Из распоряжений того времени видно, что с первых дней советской власти на территории Сыма, эвенков и кетов, под общей формулировкой «тунгусы» (во всех документах и приказах их называют «тунгусы», не вдаваясь в национальность), новые власти обложили массой налогов. Брали с охотников за добытого зверя на охоте, за дрова, налогом облагались даже собаки и олени. Советские сборщики могли отловить любого эвенка и взять с него все, что только можно было. И все это, объяснялось нуждами молодой страны Советов.

Следующая компания развернулась за переселение эвенков из чумов в деревянные дома. Из обзора работы национальных советов Туруханского «РИКа» по протоколам и обследованием быта туземцев»:

«Данные Сымско-Касского родового совета. Несмотря на сильные морозы доходящие до 60 градусов и выше, несмотря на кочевой образ жизни, туземцы не имеют, абсолютно никто, хорошего зимнего чума, печей нет, обогреваются туземцы у костра, разложенного посередине чума. Бороться со всем перечисленным можно только путем переселения населения и постройки им домов»

Коренное население далеко не сразу потянулось к предлагаемой им «новой жизни». Эвенки долго не могли отвыкнуть от кочевого образа жизни, не признавали кроватей, мебели. Старожилы Сыма вспоминают, что рассказывали об этом их родители: «Старики жили в настоящих чумах. Мы видели, как один такой столетний эвенк сидел в чуме, курил длинную трубку и пел что-то вроде: «У-у-у». Переселение проходило очень тяжело, привыкшие к жизни в чуме, разбирали печи, чтобы развести привычный для них костер, на котором можно было сварить мясо. Вся жизнь в чуме сотни лет проходила возле огня».

Вот сведения о жизни Сыма середины 80 годов из статьи «Тайны фактории Сым»: «Народ дикий, вольный, неприступный, хранящий древние обычаи и нравы. Эвенки обитали не только на факториях, но и на стойбищах – сооружали для себя что-то наподобие хат из “разнокалиберных” досок. Избы делались из досок разной толщины, потому что бревна не пилили (электричества не было), а “расщепывали” с помощью клиньев и молотка. Возможно, эти “пиломатериалы” — то, что называется тес. Сквозь стены из этого теса всегда хорошо видно небо».

Так разруха, начавшаяся в головах первых революционеров и применявшаяся политика советизации Севера в отношении коренных народов, сделали свое разрушающее действие, оказав большое влияние на дикий и необразованный народ, вырвав их из привычной среды обитания, они до сегодняшнего дня так и не оправились от этого.

Гл. 3 Обреченные выжить (здравоохранение)

В дореволюционный период медицинская помощь коренному населению почти не оказывалась, на Енисейском Севере не было ни одной больницы, ни одного врача, и только в 1904 году, в с.Туруханске была открыта участковая больница на пять кроватей. На огромном пространстве об охране здоровья коренного населения говорить не приходилось. Были распространены различные эпидемические заболевания: оспа, тиф, корь, грипп, которые заносились русскими и уносили большое количество жертв. Об этом статистические данные в городском архиве отсутствуют, не возможно проследить, какая была смертность коренного населения от различных инфекционных болезней, в данном случае в Сыме. В отчете врача Мельникова можно прочитать:

«Наиболее губительными для них (туземцев) болезнями являются тиф и особенно оспа, при появлении которой инородец, обезумевший от ужаса, бросает чум с больными, имущество и бежит, спасаясь от нее, но смерть и тут преследует его, они умирают по дороге, сидя на санках, брошенные же больные гибнут от голода и стужи». Другой доктор Кривошапкин об этом сказал так: «В далекой, холодной, сумрачной стране гибнет человечество, не возбуждая ни в ком сострадания». Приведу небольшую статистику, взятую из журнала «Сибирская Азия».

«В 1906 году умерло от заразных болезней 174 человека, в 1907 г. – 212 человек (главным образом от оспы) умерло от оспы 1/3 всех жителей всего Севера».

Первая врачебная экспедиция по обследованию туземного населения состоялась в 1925 году. Была организована по инициативе Совета Севера, началась она 19 июня на пароходе «Кооператор».

Документы по поводу этой экспедиции, с которыми я столкнулась в архиве, в начале работы поставили передо мной одни загадки (ф-250, д-47).

1. Возник вопрос, экспедиция была, но кто ей руководил?

В этих отчетах не было ни имени, ни фамилии врача, проводившего обследования жителей Сыма. Ответ на этот вопрос я получила только в Краевом архиве.

Оказалось, руководил экспедицией врач Дмитрий Александрович Кытманов, сын директора Енисейского краеведческого музея. Он был предан Северу до самопожертвования. Врач от бога, он очень много времени проводил в тайге, в тунгусских стойбищах, чем в городе, и многие коренные жители были обязаны ему здоровьем, а то и жизнью. В его отчете главной строкой проходит привязанность к суровым таежным краям, любовь и уважение к туземному населению.

«Цель экспедиции: оказание медпомощи местному туземному населению, обследование, ревакцинация, кроме того экспедиции поручено оказывать помощь русскому населению, которые будут встречаться на пути следования»

Экспедиция была из 3 человек. Что касается средств экспедиции, то они были распределены так: 347.19к. на передвижение экспедиции, 371.50 к. на медикаменты и инструментарий. Снабжение экспедиции было из рук плохое» (ф-250, д-47).

Эти сведения из отчета ценны тем, что отражают реальную действительность того времени. Кытманов выехал из Енисейска по реке Енисей, дальше маршрут пролегал по реке Сым, Подкаменной Тунгуске, и за четыре месяца им было обследовано все тунгусское население этих мест.

«Тунгусы были очень рады нашему приезду, с большим вниманием рассматривали расставленные на полках медикаменты – спрашивали их назначение и охотно давали себя осматривать. Тунгусы передавали, что давно просят об открытии у них больницы» (ф-250, д-47).

Действительно фельдшерских пунктов, а тем более больниц в тайге не было.

Работа экспедиции выражалась в следующем: тунгусов приводили в амбулаторию, там им делался полный медицинский осмотр по выработанному плану. После назначения лечения, лекарство им сейчас же делалось и вручалось. Вот как описывает Д.А Кытманов эту процедуру.

«До лекарства тунгусы большие охотники, пьют его оригинальным способом. Объяснять же им, как принимать, дело не простое. Я объяснял тунгусам, например, как пить капли с мышьяком, но редко кто нас понимал. Звали толмача, который по своему, объяснял, такие пояснения отнимали массу времени. Так вспоминаю случай, когда 1 тунгусу было дано сердечное и втирание летучая мазь, он как-то принял внутрь одну ложку летучей мази и испугался, прибежал в амбулаторию, но все обошлось благополучно. Некоторые тунгусы оставляли лекарство в амбулатории и приходили пить туда, конечно неаккуратно, а когда вздумается, но зато пили его всегда с особенным удовольствием и верой в его силу» (ф-250, д-47).

Что меня удивило, это то, с каким юмором описывает Кытманов события, встречи с тунгусами, происходившие во время экспедиции:

«Интересные данные получились при выяснении, как распространено курение табака среди тунгусов. Надо сказать, что тунгусы большие любители покурить и знают толк в табаке. Покупают они дорогие папиросы и, так называемый, легкий табак, которого покупают большими партиями фунтов 10-15, а то и 20 фунтов. Большей частью курят трубку, постоянно держат ее во рту и выкуривают за день невероятное количество табаку. Так курят все мужчины, женщины и дети. Мы видели детей всех возрастов, начиная с 2-х лет, которые получали трубки от родителей. Вреда от курения в их представлении нет. Во время курения они выплевывают невероятное количество слюней, совершенно не считаясь, в каком помещении они находятся» (ф-250, д-47).

Ничего не изменилось, в 3 тысячелетии все курят, начиная со школы, считая это занятие нормой.

Для сравнения приведу данные, полученные через 9 лет, после экспедиции Кытманова, где можно увидеть, как быстро поменялся быт населения Сыма в худшую сторону.

Из обзора работы национальных советов Туруханского «РИКа» по протоколам и обследованием быта туземцев» 1934 год.

«Быт туземцев Туруханского района находится в неудовлетворительном состоянии, кочевой образ жизни не дает возможности жить туземцам в более лучших условиях, чем они находятся. Для примера можно привести данные Сымско-Касского родового совета. Из 20 семей в 59 человек, из них зрелого возраста мужчин 19 человек, трудоспособных только 14, 5 из них одержимы различными хроническими болезнями. Из 16 человек женщин- 5 хронически больны, 4 обременены детьми, и только 7 женщин могут заниматься физическим трудом. Основными болезнями туземного населения являются туберкулез костей, легких, трахома и головные боли».

Прошло 74 года, что сегодня имеет население Сыма в плане медицинского обслуживания?

На территории фактории имеется ФАП, один фельдшер, очень плохо с лекарствами, так как аптека пополняется не регулярно, только очень дешевыми лекарствами, жители сами имеют запас на случай болезни. Бывают серьезные заболевания, требующие консультации врача или экстренные случаи, тогда прилетает вертолет и забирает больного, случалось так, что не успевали.

По этому вопросу я обратилась в фельдшерский пункт с целью, узнать какими болезнями болеют сегодняшние жители фактории.

Фельдшер Бродникова Надежда отказала мне в этом, ссылаясь на врачебную тайну, и клятву Гиппократу, но в маленькой фактории ничего не утаишь, здесь все про всех знают. Со слов жителей здесь болеют туберкулезом (даже со смертельным исходом), сахарным диабетом, глаукомой, циррозом печени и др. Главное заболевание большинства жителей эвенков и кето это поголовное пьянство, которое досталось нашим жителям в наследство.

Из отчета Д.А.Кытманова: «Как только задаешь вопрос тунгусу - пьет ли он водку, лицо его вдруг озаряется улыбкой, и всегда получаешь стереотипный ответ: «как друг не пьешь, пью я, тунгус век пьет», было бы только чего. Да действительно, тунгус век пьет, эта вековая наследственность еще по сие время тяготеет над ним» (ф-250, д-47). Пьянство сегодня – это большой порок и трудно разрешимая проблема для фактории многие слоняются по поселку в поисках чего выпить, и это очень страшно. Оно наблюдается даже среди детей и подростков. Отсюда очень высокая смертность (в молодом возрасте), бедность, плохое питание, малообразованность.

Гл.4 Традиционные занятия и промыслы жителей фактории Сым раньше и сейчас

Мне сегодня трудно представить, как жили в глухой тайге, с жуткими морозами предки сегодняшних наших жителей, не знающих что такое электричество, моторные лодки, огнестрельное оружие. Главным занятием населения Сымской тайги на начало 20 века было разведение оленей, это подтверждают фотографии сделанные в 1926 году во время Туруханской переписи коренного населения. Сымскую группу эвенков и кето переписывал Л.И.Гиршфельд. Глядя сегодня на эти фотографии можно сказать, что олень и человек были еще вместе. Что произошло, и почему традиционное занятие прекратило свое существование в Сыме?

Из бесед со старожилами, удалось выяснить, что фактория Сым образовалось примерно в 30-е годы, здесь стали строиться деревянные дома, и поселение приобрело вид небольшого поселка. До этого каждая семья жила традиционно, дом - это берестяной чум, покрытый шкурами оленей. Жили отдельно, имея свои родовые участки и большое количество оленей в собственности, кроме этого занимались традиционными промыслами - это охота, рыболовство, собирательство. Семьи вместе с детьми кочевали по всей Сымской тайге, перевозя с собой с места на место все свое имущество, где верными помощниками и кормильцами были северные олени.

Массовая компания вторжения в Сымскую тайгу началась в 1924 году. В молодой Советской стране это было время НЭПа, а в енисейской тайге решили организовать общий «олений фонд», куда отнятые олени собирались со всех северных стойбищ.

Первое, что стали делать представители власти, это насильно отбирать оленей в общий «олений фонд».

Из «протокола заседаний общих собраний граждан родовых общин и национальных советов» (ф-183, дело №9) Е.С.Савельев в докладе по «Обследованию экономического состояния коренного населения» пишет:

«В силу того, что в олений фонд в 1924 году олени принимались председателем и членами и распределялись разным пастухам, каковыми полный учет не был произведен во время, что в настоящее время учесть этот фонд не представляется возможным». Дальше удалось выяснить из следующего приказа «В силу отсутствия продуктов питания для бедного населения и острого ощущения голодовки, обложить имущих тунгусов, выделить оленей для снабжения бедного населения, Удигиров-5, Ельдогоров-5, Хукочир-3». Здесь применялось общее правило того времени, отобрать и поделить. Как мы видим из этих приказов, даже отобранное имущество в виде оленей не могли сохранить, потому что это не свое, а за чужое отвечать еще было непривычно.

Эти отобранные и не сохраненные олени были нужны голодающим, так как был неурожайный год, суровая зима, зверя не было, и люди вынуждены были забить своих оленей, чтобы не умереть с голоду. Может это и послужило предпосылкой к резкому уменьшению численности оленьего стада, которое в полном объеме так и не восстановилось, и в дальнейшем только уменьшалось.

Время шло и в 30 годах, как везде по стране стали организовываться колхозы. Сам колхоз не был организован, но попытки были. Я думаю, что этого не произошло по причине малочисленности оленей в Сымских стойбищах, и не желание эвенков и кетов отдавать свое.

Любопытно заглянуть еще в один архивный документ того времени, касающийся оленеводства: «Вопросу об оленьем хозяйстве уделено недостаточно внимания, из года в год потеря колхозных оленей. На 8 декабря в колхозном стаде не собрано 157 оленей, отсюда и рост оленьего поголовья слабеет». Здесь приведу цифры, из которых хорошо видно, как резко уменьшилось поголовье, и почему:

  На 1.1-31г На 1.1-32г На 1.12.-33г.
У колхозников 167 шт 662 шт. 805
У единоличников 1.006 шт 585 шт ?
Всего 1173 шт 1197 шт ?

Глядя на эту таблицу, можно сказать следующее, в колхозе в 1933 году олени есть, но где олени единоличников? Думаю, что коренное население не хотело идти в колхоз, тем более отдавать своих оленей, может быть, их прятали в тайге, а может просто пустили под нож, такие данные отсутствуют. Резкое сокращение поголовья у единоличников наводит на мысль, что именно попытка организовать колхоз послужила толчком к резкому уменьшению оленей у коренного населения. Теперь остается лишь предполагать, как это было. Человек приспосабливается ко всему, приспособились и наши сымские жители, они просто перестали разводить оленей, так как на кого-то их и сейчас не заставишь работать. Но факт свершился, и олений промысел перестал существовать в Сымской тайге.

Во время опроса старейших жителей фактории много информации я получила от Бояриной Алены Николаевны - эвенки по национальности, ей сегодня 74 года, она веселый с юмором человек, очень хорошо помнит, как жили в то время люди, а также все основные события Сыма.

От нее я узнала почему наша фактория и река называется Сым. На языке кетов «Шым» переводится как «темная вода», или «река с темной водой», именно это название еще с глубокой древности прижилось именно тут, так как вода в нашей реке на самом деле имеет грязновато-мутный цвет.

По ее рассказам «тунгусов называли ороченами, т.е. оленьими людьми. Олени – сохатые, давали мясо, шкуры, камуса для теплой меховой одежды и обуви». По словам бабы Алены раньше каждая семья тунгусов обязательно имели кормленых оленей». Олень у северного народа был возведен в культ. В каждой семье для благополучного ее существования должно было быть 20-30 оленей.

Это был тот же северный олень, но прирученный, а без оленя в тайге раньше было никуда, это транспорт и живой запас продуктов на тот случай, если добытые в тайге припасы кончились, а новых не было. Ее пословица «Без оленя – ты не человек» была актуальна в Сыме до 40 – 50-х годов, тогда еще почти во всех семьях оставались олени, видимо здесь в первую очередь сказывалась проблема транспорта, так как олень в виде средства передвижения на дальние расстояния всегда использовался по назначению жителями Сыма. Народная мудрость «Не будет оленя - не будет и эвенка», эти слова, как нельзя лучше отражают сегодняшнюю действительность. Оленей нет, и первая часть пословицы сбылась.

Развитие цивилизации в фактории затронуло все стороны жизни коренного населения. В 70-е годы был построен аэродром, каждую неделю садились самолеты, цены на билеты были доступны всем (билет стоил 12 рублей). Мой дедушка Килин Кузьма Иванович, 70 лет прожил в Сыме, говорит: «Эвенки совсем обленились, и возиться с оленями больше никто не хотел».

Вывод: Общей негативной тенденцией в сохранении традиционных промыслов коренных и малочисленных народов стала полная их деградация. В фактории не осталось и следов от традиционного занятия оленеводством.

Охота

Фактория стоит в окружении тайги, богатой зверьем и дичью. Столетиями коренные жители охотились в этих местах, и сегодня это основное занятие для всех мужчин.

В законодательное собрание края в 2007 году был внесен проект закона «О землях традиционного природопользования коренных малочисленных народов севера Красноярского края». Если вопрос решится положительно, то местное самоуправление в лице администрации будет самостоятельно устанавливать границы охотничьих территорий.

Я составила карту охотничьих участков, используя документы администрации фактории. В 2007 году охотников получивших лицензии-14 человек, охотничьих участков-20, сюда включила территории села Ярцево, Майское, Кривляк, из общего количества-9 участков относятся только к Сыму. Эти охотничьи территории передаются от старших к младшим, ими пользуются охотники много лет.

Существуют свои правила касающиеся охоты и охотничьих территорий. Нельзя заходить на чужие участки, стрелять не на своей территории. Перед охотой у коренных жителей проводится целый ритуал, они отказываются от алкоголя, некоторые за месяц отказываются от соли, чтобы вывести ее из организма и на охоте быстро бегать, уходя из зимовья обязательно оставляют часть продуктов, спички, чай, сахар, на случай, если кто заблудится, это главная заповедь в лесу – взаимопомощь.

За свои охотничьи участки жители Сыма вставали грудью не раз, не давая землю использовать не по назначению. Случай с нефтяной вышкой в 25 км от поселка на реке Сым, где американский флаг взвился еще 10 лет назад, доказывает это. Учрежденная в Техасе компания Symskaya Exploration, Inc. получила лицензию на 25 лет, на разведку и использование земли и полезных ископаемых в ней, в данном случае нефти. Нашим жителям рисовали очень хорошее будущее. Но здесь американские первопроходцы столкнулись с проблемами, а это сопротивление коренных жителей фактории Сым. Мнение эвенков и кето традиционно охотившихся на этих землях, поддержали Краевые депутаты, пообещали дойти до Генеральной прокуратуры, если аборигенов будут притеснять. Американцы ушли, бросив все. В итоге, в 1992 году была создана некоммерческая организация Сымская община «Арун» в целях защиты исконной среды обитания коренных, малочисленных народов Севера и защиты их прав и интересов, которой до 2007 года руководил В.В.Топков. В прошлом году он трагически погиб на охоте, в тайге произошел выстрел из самострела. Его можно было спасти, но вертолет из Енисейска прилетел поздно. А он еще два дня был жив. В такой ситуации может оказаться каждый из нас.

В 2003 году был разработан проект на создание в нашей уникальной тайге Сымского этноприродного парка площадью 2,5 млн. гектаров. По этому поводу в газете «Енисейская правда» (от 18 июля 2003года) была статья «Парк Сымского периода» В.Н. Сидоркина.

Предполагалось, что наше «местное население будет обеспечено работой в качестве смотрителей кордонов, проводников, егерей, и охранников».

Но проблемы у жителей возникли бы сразу. Парк – это нельзя охотиться, собирать грибы и ягоды, а значит, вся фактория лишилась бы заработка, так как только этим здесь и живут. Я провела анкетирование, и все отметили, что природа, лес, грибы, ягоды и охота, это главное, почему здесь еще остаются жить люди.

Охота – это то, чем всегда кормились жители нашей деревни, стало сегодня не выгодно. По результатам опроса охотников Сыма: (охотников 14 - человек, охотничьих участков – 20) «Охота обычно занимает 3 – 5 месяцев, на припасы уходит примерно 6000 тысяч, на патроны около 2000 тысяч, + порох и дробь – 2000 тысячи. Итого – нужно 9000 тысяч, заработок составляет приблизительно 10000 – 15000 тысяч».

Из года в год цены на пушнину снижаются, в данное время охотиться стало не выгодно, потому что добудет охотник пушнину, и продать ее не может, соболь стоит от 500 до 1000 рублей. Цены очень низкие, и охотятся все по привычке, это как инстинкт у животных, этим занятием жили здесь люди сотни лет.

Заготовка ягод и грибов:

Сбором ягод и грибов в летнее время занимаются все жители фактории, и даже маленькие дети.

Доход за летний сезон распределяется следующим образом

ягода - 10-15 тысяч
грибы - 30-60 тысяч
общий доход от леса - 75 тысяч

Теперь можно сделать вывод:

Если житель Сыма самый старательный заработал порядка 75 тысяч за лето, в месяц выходит 6.250 рублей, здесь нужно брать во внимание, что магазин в фактории один, и цены в частном магазине выше, чем в Енисейске в 2-3 раза. Почти все здесь живут от доходов леса, а так как это сезонная работа, а дохода кроме этого никакого нет, то почти все должны в магазин, и все что заработается, отдается туда. Получается круговорот. Заработал – отдал, заработал – отдал.

Всегда так было, все, что нужно, для жизни коренного населения Сыма бралось из окружающей среды. И это, несмотря на чисто потребительское отношение к природе, было в полной гармонии. У тунгусов не было манеры брать у тайги лишнее и причинять вред природе, лесу, реке, все, что их окружает, они считают своим домом. На сегодняшний день это единственная работа, которая дает доход и средства к существованию целого поселка.

Гл. 5 Образование

20-е годы прошедшего века, советское правительство начало борьбу с неграмотностью, и по этому поводу среди коренных народов Севера проводилось много мероприятий, направленных на устранение этой проблемы.

Населявшие Сымскую тайгу эвенки и кето жили традиционно в стойбищах родовыми общинами, были совершенно не грамотны, и попытки их образовать коренным образом изменили их привычный уклад жизни и создавали множество трудно решаемых проблем. Кытманов в своем отчете пишет: «Грамотных же среди них не оказалось ни одного. Если тунгусу надо запомнить, сколько он должен в магазин, то он, уходя, оставляет в знакомом месте в лесу особую бирку, где отмечен долг зарубками каждая, большая зарубка соответствует сотне, малая десяткам. Когда он на будущий год возвращается, он отыскивает бирку и потом уже идет в магазин. Если ему надо где-нибудь расписаться, он чертит, так называемое «тамго», это своего рода личная печать» (ф-250, д-47).

Из Доклада северного инспектора Е.С.Савельева (ф-183, дело №9) 1924 г.

«Учебное дело»:

«Жажда туземцев к образованию велика. Без всякого намека на это, они сами поднимают вопросы об обучении детей и просят открывать туземные школы. Некоторые инородцы просят у меня бумагу, карандаш и книжку, и начинают копировать слова. Возможность выполнения этих вопросов по моему соображению является следующая: каждая фактория, имеющая торговлю, должна содержать за свой счет учителя, т. е. за счет той организации, которая открывает факторию».

Вместе со строительством фактории была построена школа, называлась она Сымско – Касская туземная школа первой ступени. Несколько раз школу переводили из одного дома в другой, так как дети учились в неприспособленных избушках.

Из архивного документа: «Имеется полная безграмотность населения».

Для меня было новостью узнать, что рядом со школой был интернат, где размещались дети, чьи родители вели кочевую жизнь и занимались охотой. Вывоз детей из тайги в интернат, это одна из жестоких мер государства, которую помнят до сих пор старейшие жители Сыма. Организаторы этой акции думали, что это принесет огромную пользу в плане образования коренного населения и обучения их грамотности.

Детей охотников и оленеводов стали принудительно свозить в интернат, где их содержали, воспитывали, обучали за государственный счет

В 30-ых годах обучение велось на эвенкийском языке, но русский язык стал вводиться в школьную программу, и вскоре стал им родным, что привело сначала к утрате своего национального языка, а впоследствии и национальной культуры.

Из воспоминаний моего дедушки Килина Кузьмы Ивановича, (ему 77 лет): «В 37 году в Сымской школе было 20 человек. Родители были против вывоза детей в интернат, прятали их в лесу, приезжали на оленях забирать их назад, но им не давали, иногда родители их просто воровали. Отношение самих детей к обучению было отрицательным, очень хотелось домой к родителям в тайгу, к привычному образу жизни. Они так и не могли приспособиться к этой среде. Были такие случаи, когда учителя снимали с деревьев детей, сбежавших из школы и не хотевших учиться».

Ф.М.Достоевский писал: «любое дело не может быть добрым, если упала хоть одна слезинка ребенка». А здесь текли реки слез. Можно предположить, что если бы это делалось по согласию родителей, дети бы сильно так не страдали.

Получилось так, открыли интернат, собрали детей, обучение за счет государства, а денег на одежду, питание, учебники нет;

Из протокола проверки интерната фактории Сым «Одежды верхней зимней и катанок в интернате нет. На пошивку польт не имеется ваты. Меню питания составляется на каждый день с перестановкой» (ф-183, д-211). Прошло время, и интернатское обучение для детей Сыма стало основным, с ним давно смирились и родители и дети. Дети обучались в разных интернатах, в Ярцево, Назимово, а с 1999 года в Енисейске.

На протяжении многих десятилетий совершалась ошибка – массовый вывоз детей из привычной среды обитания, их отрывали от родителей, природы, традиционных занятий охотой, рыбалкой, передавая на воспитание в интернаты, к людям совсем другой культуры.

Проведя анкетирование среди наших жителей, могу сказать;

1. население Сыма осталось малообразованным, в среднем 8 классов (есть и начальное образование);

2. каждый опрошенный считает полученное образование достаточным, стремление к продолжению образования нет;

3. высшего образования нет ни у кого;

4. родители своим детям желают получить хорошее образование.

Сегодня всем известно, что какие бы хорошие условия не были созданы в интернатах, они никогда не заменят нормальной семьи и никогда не подготовят из ребенка полноценную личность для жизни в обществе. Здесь хочу уточнить, сымские школьники в своем большинстве учиться не любят, и если куда-либо поступают, то многие бросают. Возвращаясь в поселок, они пополняют ряды безработных.

Получается так, что за долгие годы власть разрушала семейный уклад жизни коренных народов Сыма, не считаясь со здоровьем детей. Мои наблюдения показывают, что первые годы жизни в интернате даются детям 5-6 классов эвенкам и кето очень трудно, привыкание к цивилизации происходит тяжело, плохо отвечают на уроках, чувствуя, что они не похожи на других детей, отсюда клички «Чукча», «Узкоглазый», «Тундра», «Тунгус». Они теряются в магазинах, боятся мест, где много народа, не могут привыкнуть к городу и очень скучают по Сыму.

Я думаю, что если бы раньше дети не отправлялись в интернаты, а учились и росли бы рядом с домом, с родителями, то молодежь говорила бы на родном языке, знала свои традиции, обычаи, занималась традиционными промыслами, и вопрос «Фактория Сым – территория жизни?» не стоял бы так остро.

Гл. 6 Анализ демографической ситуации ф. Сым

Проблема демографической ситуации коренных северных народов стала исследоваться учеными в начале 20 века.

Приведу пример из статьи Н.Рычкова «К вопросу о вымирании северных народностей Сибири» (журнал «Сибирские огни» 1923г).

«Туземцы Севера пошли по пути вымирания от эпидемий и спаивания спиртом и самогонкой со стороны всех русских проникающих в их стойбища. Привитая неудержимая страсть к спиртным напиткам, ведет за собой полное обнищание. В результате влияния русской культуры, самые лучшие качества туземцев меняются в худшую сторону: они становятся склонными к обману, лживыми, вороватыми. Прежние их отрицательные свойства – леность, беспечность, дикость и невежество также остаются в силе».

1. По статистике к началу 2000 года численность коренных народов Севера снизилась до 21% относительно уровня 1998 года.

2. Уровень, качество, и условия жизни коренных малочисленных народов продолжают ухудшаться.

3. По данным медицинских исследований, резерв исторического здоровья коренного населения Севера, может быть исчерпан за 2-3 поколения.

Эти три пункта можно отнести к сегодняшнему времени, так как проблемы указанные выше остаются актуальными и для фактории Сым.

Динамика изменения численности населения фактории Сым

   1998    1999    2000    2001    2002    2003    2004    2005    2006
181 172 174 163 161 161 158 156 148

По сравнению с 1998 годом численность населения сократилось на 43 человека, это 18,2 % от общего количества, на конец 2007 года это число составило 138 человек, можно сказать, что демографическая ситуация критическая, так как из таблицы видно, что Сымская фактория становится малонаселенной территорией Енисейского района. Если взять, к примеру, территорию вокруг фактории Сым, то сегодня на ней можно разместить такую страну, как Бельгия, и вот теперь представим страну, в которой проживает всего 138 человек.

Отсюда вывод:

По всей протяженности реки Сым с глубокой древности на своей исконной территории жили люди - это коренное население эвенки и кеты, и вполне возможно, что совсем скоро уйдет последний житель – у нас так бывает, нет человека, нет и проблем.

Вернусь в прошлое, до 1990 года у нас был свой аэродром, летали самолеты, был большой клуб, рыбозавод, леспромхоз, почта, библиотека, фельдшерский пункт. Все работали, а 3 штатных охотника были награждены золотыми медалями. В 1990 годы в стране произошли внезапные и глобальные перемены, которые резко изменили жизнь всей нашей фактории. Началось крушение всего, что было, все распалось. Сегодня нет ни приказов и планов, которые нужно было выполнять, но стала ли здесь жизнь лучше?

Из количества трудоспособного населения заняты постоянной работой в 2007 году всего 16 человек, безработными остаются 71 человек. На метеостанции работает 6 человек, в администрации 3 человека, в аэропорту 1 человек, в сельском клубе 2 человека, в школе 2 человека, в лесхозе 1 человек, 1 дизелист. Работают - 18, 6 %, безработных – 81, 4 %.

По результатам анкетирования, люди уезжают из фактории, по разным причинам, но в основном, это отсутствие работы, а также:

1. найти работу;
2. дать образование детям;
3. проблемы со здоровьем.

Возрастной состав населения – 2007 год

Мужчин 80
Женщин 58
Детей до 6 лет 11
Детей от 7 до 17 лет 21
Население трудоспособного возраста 86
Население старше трудоспособного возраста 20

Из таблицы видно, что мужчин на 22 человека больше, это еще одна проблема фактории Сым, они не женаты, и создать полноценную семью, в данное время не возможно, по различным причинам; нет работы для женщин, фактория отрезана от больших поселков бездорожьем, жилье в которых проживает большинство одиноких мужчин, пришло в негодность, и многих это устраивает, они ничего менять не хотят в своей жизни. Я высчитала средний возраст одинокого мужчины, это 43,6 лет. Здесь существует еще одна проблема, это то, что наши мужчины быстро спиваются, у них очень большая тяга к алкоголю. Я с ужасом смотрю на своих земляков, которые этим укорачивают себе жизнь. Много преждевременных смертей в фактории случается именно по этой причине. Умирают совсем молодыми, не доживая до старости. Причины высокой смертности мужчин: отравление алкоголем, неправильное обращение с оружием, драки.

Из данной таблицы видно, на сколько рост миграции населения Сыма перекрывает рост рождаемости. Особенно высокое отрицательное сальдо миграции зарегистрировано в 2002 году, этому способствуют именно социально-экономические причины приведенные выше.

Здесь можно сделать вывод, как все вышеперечисленные причины подталкивают семьи к отъезду. Рождаемость почти отсутствует, в связи с низким уровнем жизни населения фактории Сым, и всеобщей безработицей.

Миграция населения фактории Сым

Год Куда уехали? Причины Ф.И.О.
1989 п. Кривляк Образование
 работа
Назаров Евгений Александрович
 Назарова Татьяна Владимировна
 Дети: Назаров Дмитрий Евгеньевич
 Назарова Галина Евгеньевна
1991 д. Лебедево По идейным соображениям - староверы Горина Настасья Памфиловна
Горин Трофим Андреевич
Дети: Горина Анна Трофимовна
 Горина Людмила Трофимовна
 Горина Ульяна Трофимовна
1996 Литва Не известно Дуонела Виктор
Дочь: Дуонела Маргарита
1996 с. Ярцево Образование детей Зырянова Мария Николаевна
Дети: Зырянова Наталья
 Зырянова Евгения
 Зырянова Ксения
1996 с. Опарино Толкинский район Кемеровская область Образование
 Работа
Гридасов Валерий Яковлевич
Трегубов Александр Сергеевич
 Трегубова Ирина Яковлевна
Дети: Трегубова Людмила
Трегубова Елена
Трегубова Лидия
1998 С. Ярцево Работа Томшин Валерий Викторович
1998 С. Ярцево Образование
 работа
Суханов Иван Викулович
Суханова Светлана Борисовна
Дети: Суханов Григорий
Суханова Галина
1999 С. Ярцево Образование
 работа
Мерзляков Василий Лазаревич
 Мерзлякова Татьяна Петровна
Дети: Мерзлякова Екатерина
 Мерзлякова Ольга
Мерзляков Андрей
1999 п. Кривляк Образование
 работа
Назаров Александр Петрович
 Назарова Галина Семеновна
 Назаров Николай Александрович
 Назарова Любовь Васильевна
 Дети: Назаров Юрий
 Назаров Николай
1999 Украина   Владимир Иванович Томшин
1999 д. Погодаево Работа Шанины Шура
 Дети: Шанина Софья
Шанина Евгения
2004 г. Енисейск Образование
 работа
Омарцева Оксана Юрьевна
 Дети: Омарцев Артем Михайлович
 Омарцева Людмила Михайловна

Основные причины, по которым происходит миграция населения Сыма, это поиски работы и образование детей. Хотелось бы, чтобы молодежь после школы, учебы возвращалась в свои родные места, помогать родным, близким, нуждающимся. Очень многое зависит от нас самих.

Сегодня фактория Сым, это самая удаленная и северная точка Енисейского района. Расстояние до ближайшего города Енисейска 500 км. Дорог в факторию никаких нет. Сым является таким местом, куда очень трудно попасть, транспорт – это вертолет 12 месяцев в году (в наше цивилизованное время он летает 1 раз в месяц, а летом по рекам Енисей и Сым своим транспортом дорога занимает неделю, первый год стали делать зимнюю дорогу ). Билет на вертолет до Енисейска стоит 2300 рублей, и если нужно куда – то поехать, то это выходит большая сумма.

В Интернете я нашла информацию о том, что по программе президента России «Оказание помощи малочисленным и коренным народам Севера», в 2004 году на факторию Сым, выделялись деньги в размере 450 тысяч рублей, на которые должен был построен цех по переработке продукции леса (ягод, грибов, орехов). Сейчас 2008 год ничего не построено, а наш народ еще подождет, но нужно иметь в виду, что с каждым годом коренных жителей становится все меньше и меньше, и резерв в размере 2-3 поколений скоро будет исчерпан. Будущее нашего Сыма, и его жителей я вижу только в развитии традиционных промыслов.

Заключение

В результате проведенного исследования, я пришла к следующим выводам:

1. прогноз развития нашей фактории Сым в будущем неутешительный, перспектив в плане развития никаких нет;

2. статистика демографической ситуации требует немедленного вмешательства и помощи государства, здесь может быть в проекте создание небольших перерабатывающих производств, а это в основном продукция леса. Созданные рабочие места послужат стимулом к нормальной жизни;

3. высокая смертность, низкий уровень жизни, предполагает проведение целенаправленной пропаганды здорового образа жизни среди коренного населения, в данном случае экстренная мера, всеобщее кодирование;

Этнос - это народ со своим языком, культурой. Можно ли коренных жителей Сыма назвать этносом? Я думаю, уже нет, их культура, язык растворился, все обрусели, забыты все обычаи и традиции предков. Хорошие слова «Забыл отца-мать – для роду потерянный, забыл свой язык – для народа потерянный, а землю забудешь, птичьим перышком станешь», так хочется, чтобы эти слова не относились к нашим жителям. Но это уже свершившийся факт.

Сейчас перед коренными народами Сыма остро стоит вопрос, как выжить?

И название этой работы «Фактория Сым – территория жизни?» подразумевает ответ на этот вопрос, так как для меня это важно. Я считаю, что, несмотря на все трудности надо найти в себе силы бороться за свою нацию. Ведь каждый человек должен знать: откуда он, как он, зачем он, появился на этой земле. Потому что каждый имеет право на жизнь!!!

Список источников и литературы

1. Полярные горизонты, Красноярское книжное издательство – 2000г.
2. Красноярский край в истории Отечества 1890-1917, Красноярск 1996 год.
3. В.П.Кривоногов «Кеты на пороге 3 тысячелетия» Красноярск 1998
4. Этносы Сибири, «Прошлое, настоящее, будущее» том 1-2 2004
5. «Об инородцах» Вырезки из газет «Енисей» и «Сибирский вестник». Ф-6, дело №77
6. Туруханская экспедиция приполярной переписи 2003г.
7. История Сибири» Г.Ф. Миллер, Восточная литература 2000г.
8. Казласов Л.П. «Сохранятся ли малочисленные народы России в 21 веке». 9. Рычков Н. «К вопросу о вымирании северных народностей России». 1923г.
10. Василевич Г.Н. «Сымские тунгусы», Советский север 1931г.
11. «Протоколы заседаний и общих собраний граждан, родовых и национальных советов», ф-183, д-8.
12. «Доклад северного инспектора Е.С.Савельева по обследованию экономического состояния Илимпейской тундры» 1924 г. ф-182, д-9.
13. «Протоколы заседаний Сымско-Касского совета», ф-183, д-211.
14. «Народы Крайнего Севера и Дальнего Востока России в трудах исследователей» Москва 2002г.
15. «Отчет экспедиции по оказанию медицинской помощи туземному населению Туруханского края» 1926 год, Ф-250, д-47.
16. журнал «Северная Азия» 1927г.

Приложение

Есть у нас и своя достопримечательность, это Сымский американец, необычный житель деревни Ново-Лебедево, маленькой старообрядческой деревеньки, что расположена в нескольких километрах от фактории. Зовут его Тони Касачев, 37 лет. На просьбу его сфотографировать Тони непременно уходил в лес. Еще в Америке знакомые староверы, побывавшие в разных местах в России, посоветовали ехать именно в Красноярский край, где сохранились многочисленные поселения старообрядцев. Все они расположены в труднодоступных местах сибирской тайги, где пока сохраняется совершенно нетронутая цивилизацией природа, девственный таежный лес. Так в 1999 году "стопроцентный американец", хоть и с русскими корнями, оказался жителем староверческого поселения глубоко в сибирской тайге, где отсутствует транспортная инфраструктура, связь, медицина, культура в современном смысле ее понимания.

Однако, прожив три года, он уехал обратно в Штаты. Причины тому разные. Семья, которая осталась в Америке, друзья. Тони попробовал вернуться в цивилизацию. Но, прожив следующий год в США, Тони снова захотел уехать в Сибирь! Огромное количество комаров, 50-градусные морозы, отсутствие телевизора и телефона, которых ему все-таки не хватало, не помешали сделать выбор в пользу спокойного образа жизни в гармонии с природой. На этот раз с ним приехал в Россию и младший сын Ульян. Русские старообрядцы приняли Тони, вернее, теперь уже Анатолия, за своего. Хотя между собой называют-таки его "американцем", а заимку Касачева, стоящую на берегу реки несколько особняком от деревни - "Америкой". В Америке, живя в среде русских старообрядцев, Тони даже бороды не носил. У сибирских староверов это просто немыслимо. "Человек должен иметь богообразный вид", - говорят староверы применительно к мужской бороде. Нарушение "богообразного вида" - это не только отсутствие бороды, но даже подстриженная борода. Изредка прилетает вертолет - полдеревни сразу уходит в тайгу, не то, что сфотографировать - просто увидеть их невозможно.

Зимой действует "тяжелый зимник" до фактории Сым - временная дорога для транспорта очень высокой проходимости. Староверы свозят в Сым сушеный белый гриб, бруснику, пушнину, чагу, которые обменивают на товары первой необходимости. Главным для них является приобретение снегоходов.

(Написано по материалам статьи Ильи Наймушина "Джек Восьмёркин - сибиряк".
Красноярский рабочий,  25.04.2005)
http://www.krasrab.com/archive/2005/04/25/16/view_article )

Приложение

Есть у нас и свои поэты, их стихи трудно назвать настоящими, но они выражают чувства и мысли автора, в ироничной и шутливой форме, по отношению к своим односельчанам, соседям, знакомым. Отражают мельчайшие социальные изменения и события частной жизни фактории. В основу их положены и описаны реальные события, явления в жизни людей, происходившие когда-то - это работа, отдых, маленькие радости и печали. Можно сказать, что эти стихи - летопись нашей фактории.

1. Прозвища Сыма

«Титька», «тефаль», «пылесос»
«Ленчик», «япошка», «луна»,
Это не клички у них
Это у них имена

Есть еще «прапор» и «рыба»
Есть «календарь», «тамерлан».
Все эти меткие клички
Дал им народ хулиган

Есть «мухомор», он же «гнида»,
Раньше главою он был
Вы не держите обиды,
Если про вас я сложил

Это народ окрестил вас.
Дал вам свои имена
«Конь», «паровоз» и «Афоня»
«Ленин», «Директор», «луна».

2.

Золотая стоит погодка
Тишь да гладь на Сыму-реке
На столе стоит «Ярич» водка
Кто-то пил ее в зимовье

Может Килин Кузьма Иваныч
Здесь косил, и с устатку пил
По утрам, и не много на ночь,
Выпить помню, он раньше любил

Ну а может Сергей Наконечный
На природе душей отдыхал,
Ну конечно, Сергей, ну конечно
Когда шишки в тайге собирал

Он себе нынче может позволить.
Вот такую крутую пить
Ну а мы самопальную глушим
Нам такой никогда не купить

Цену вон на бензин подняли
Снова сволочи из кремля
Ну, какая тут на хрен водка,
Пухнет с голоду дома семья

Говорят и муку подняли,
Булка хлеба уж пять рублей,
Ну давай с тобой выпьем с горя,
Пополнее Серега, налей

Золотая стоит погодка
Тишь да гладь на Сыму-реке
На столе стоит «Ярич» водка
Я с похмелья лежу в зимовье.

3. О главе Сыма

Ждали все Тамару
Да не дождались
Оттого-то с горя
Спирта напились

4. Шаман и дизель

На фактории Сым
изломался движок
Электрический он
Вырабатывал ток

Был механик Мирон
Было все хорошо
А уехал как он
С той поры и пошло

Доработались так
Дизель колом стоит
И в домах и в чумах
Ночью свечка горит

А со свечкою что
Только делать детей
Но другие дела
Есть еще у людей

Возмутились кето
И к шаману пошли
Мол, без света никто
Уж в наш век не сидит

Третье тысячелетие
стоит на дворе
обратись же ты к духам
что скажут тебе?

И шаман обещал
Свет придет к ним в дома
Пошаманю над дизелем
Хватит ума

Взял он бубен с собой
Взял отвертку, ключи,
А жена ему вслед
Пошамань, пошепчи.

Он на дизель пришел
Тот покойником спит
С бубном круг обошел
Дизель снова молчит

Стал шаман заклинать
Заводись же шайтан
И ногою пинать
Грязный корпус движка

Ты подводишь меня
Людям я обещал
Что в последние дни
Будет в чуме свеча

Что мне делать сейчас?
Как смотреть им в глаза?
Как наладить движок?
Где механика взять?

Осенило его
Дай попробую сам
Раз на тракторе ездил
С русским он по лесам

Осмотрелся кругом
Черный ящик стоит
Плюс и минус на нем
Надпись: «электролит».

Видно в ящике этом
Главный демон живет
От него ведь проводка
На дизель идет

« плюс « и «минус» решил он
Замкнуть проводком
Как рвануло тогда
Он не помнил потом

Помнит лился по роже
Едкий электролит
Что же это? О Боже
Вся одежда дымит

Снегом вытер лицо
Вроде целы глаза
Да откуда же это
Зимою гроза?

Он лохмотья сорвал
И ногою домой
А шаманка жена:
« Что же милый с тобой?»

Боги света разгневались
Нынче на нас
Дай одежду, к народу
Я выйду сейчас

Вышел к людям шаман
И с тоской объявил:
«Бог сердился на нас
Мне одежду спалил»

Будем мы со свечою
Свой век коротать
И огня «Ильича»
Больше нам не видать.

5.

Сымский порт – ужасная дыра,
Раз в неделю ходит самолет
В магазине нету ни чего
И вина Назаров не дает.

6.

На дворе стоит сентябрь
А число то пятое
Николай пришел сказать
Чтобы ружья прятали

Что приедет к нам ОМОН,
Грозная милиция,
У кого ружье найдут
Будут материться

7.

Я совет « Коню» давал:
«не играй ты в карты
Но он опять вчера играл
И проиграл рубаху

А потом продул штаны
Обувь и портянки
Не работают мозги
Видно после пьянки

Он пришел домой в трусах
И жене покаялся
Говоря, что завтра он
Точно отыграется.

8.

Откосил косой траву
Еду за грибами
Пол «коляски» наберу
Высушу и сдам их

М куплю себе на них
Я бутылку водочки
И изменится тогда
У меня походочка.

Шаг вперед, да два назад
Странное движение
Нет, все время я не пью,
Только в День Рождения.

9.

Коля штормом напугал
Жителей фактории
Один веревкой крышу привязал
А два напились с горя.

Все стихи основаны на реальных событиях!!!


З0-е годы – начало строительства фактории


Килин Кузьма Иванович – старовер, житель фактории Сым (мой дедушка)


Коренная жительница фактории Сым - Боярина Алена Николаевна


Традиционные промыслы жителей фактории Сым - оленеводство


30-е годы - оленей в личных хозяйствах было еще много


Коренные жители Сыма - Боярин д.Толя и Лихачев д.Валера


Коренные жители Сыма – Боярина Вика и Лихачев д.Кост


Эвенки и кеты


Продолжительность жизни мужчин фактории в среднем 47 лет


Охотничья собака по кличке Арун, названа в честь Сымской общины «Арун»


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»