Национализм в Туве

Национализм в Туве


МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ЕРМАКОВСКИЙ МЕЖШКОЛЬНЫЙ УЧЕБНЫЙ КОМБИНАТ

Х Ежегодный всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников
«Человек в истории. Россия - ХХ век»

Свои – чужие: другая национальность, другая религия, другие убеждения

Травкина Людмила Николаевна
Межшкольный учебный комбинат

Руководитель:
Бойкова Ольга Юрьевна,
Межшкольный учебный комбинат
преподаватель профиля
«Основы менеджмента»

Ермаковское
2008

Мне всего шестнадцать лет, но где я только не жила: и в городе Минусинске Красноярского края, и в деревне Жеблахты Ермаковского района, и в городе Кызыле республики Тыва. Больше всего мне понравилось жить в Туве, и если бы была возможность, то никогда бы не уехала оттуда, но страх, порожденный там, остается всегда рядом и его трудно побороть. Вся моя семья прожила там, около сорока лет, но по причине ужаснейших межнациональных отношений уехала в 90-х годах. В 2003 г. мы решили вернуться в заветную республику, но из-за того, что обстановка в Туве не улучшилась, опять уехали.

Почему же мы два раза уезжали? А потому что жить там, где тебя ненавидят всего лишь за то, что ты русский нельзя. Вернулись, потому что жить в вечном страхе невозможно. Невозможно жить в ожидании того, что кто-нибудь тебя толкнет или скажет в твой адрес неприличную брань.

В Ермаковском районе живет много семей из Тувы и они много интересного рассказывают о ней. И самое обидное, то, что там, в Туве все мы были «Орусами» - тувинцы подразумевают под этим словом чужаков, а здесь, в Жеблахтах - мы тувинцы. Все мы часто слышали фразы: «Понаехали не местные». Получается так, что нас везде не любят. Для всех мы чужие среди своих. Например, я. Проучилась в этой деревне с первого по пятый класс, потом уехала и вернулась в одиннадцатом. Вроде должна быть своей так скажем землячкой. Но нет. Здесь меня зовут все не по имени, а говорят – тувинка.

Семьи, которые выехали в начале 90-х. гг. рассказывают, что в Жеблахтах их приняли очень плохо. И только лет пять назад все успокоились. Как говорит Т. С.: « Успокоились потому что после нас вы приехали и всех собак теперь на вас пустили» (смеется). А что же делать всем нам не тувинцам из Тувы? Поселиться на границе? Кто виноват в этом, причем здесь вообще национализм? Нам остается только терпеть, пройдет время, и люди успокоятся.

После того как я уехала из полюбившейся мне республики, у меня возникли вопросы. Почему же русские и тувинцы враждуют? Каковы причины этого? Кто виноват в этом?

Этим вопросам и посвящена моя работа. Чтобы найти ответы, я изучала различные источники: книги, газеты, Интернет; провела анкетирование среди жителей Красноярского края и республики Тува, опросила очевидцев, которые ранее жили в Туве. К сожалению, в Интернете информации о Туве почти нет, поэтому в Приложении помещены фотографии, рассказывающие о самобытной культуре тувинцев.

Для начала я бы хотела рассказать об этой уникальной республике.

С 1991 Республика Тува входит в состав Сибирского федерального округа. Основное население — тувинцы и русские. 16 районов, 5 городов, 2 поселка городского типа. Столица — Кызыл. Другой крупный город: Ак-Довурак. Граничит на юге и юго-востоке с Монголией, на востоке — с Бурятией, на северо-востоке — с Иркутской областью, на северо-западе с Красноярским краем и Хакасией, на западе с республикой Алтай. В 1941 была принята конституция Республики Тува. Среди населения Тувы распространены три религии: православие, шаманство и буддизм в форме ламаизма. В Туве — 17 буддийских храмов и один хурэ (буддийский монастырь). Шаманство распространено в основном среди кочевников-скотоводов и охотников. Оно является неотъемлемой частью духовной и культурной жизни тувинского народа. Флора и фауна Тувы уникальна. Можно увидеть как верблюдов, так и оленей. Можно побывать как в тайге, так и в тундре и в степи. Можно ощутить на себе как сорокаградусный мороз, так и сорокаградусную жару. За это я и люблю Туву. А впрочем, кто ее не любит? Ведь такой удивительный уголок невозможно не любить.

Из исторических данных.

Впервые русские побывали на территории современной Тувы уже через несколько лет после окончательного разгрома сибирского хана Кучума. В XVII веке Москва посчитала, что Алтын-ханы, правившие в этом регионе, признали верховную власть русского царя. В начале XVIII в. Петербург приказал построить остроги в Засаянском крае. И хотя при пограничном размежевании 1727 г. Россия уступила территорию современной Тувы Цинскому Китаю, интерес российского правительства к Урянхайскому краю (так в XVIII – начале ХХ вв. называлась Тува) не исчез. Во второй половине XIX в. началось экономическое освоение и крестьянская колонизация Урянхая. После гибели Цинской империи в 1912 г. тувинцы приняли решение о создании собственного государства. Они обратились за покровительством и к России, и к правителям Внутренней Монголии (хотя последние не были полностью независимыми и признавали над собой власть Китая). В 1914 г. был провозглашен протекторат России над Урянхайским краем. Однако накануне Октябрьской революции 1917 г. на территорию Тувы претендовали и Россия, и Китай (частью которого формально была Внешняя Монголия).

Борьба вокруг Тувы закончилась провозглашением в 1921 г. Тувинской Народной Республики под покровительством Советской России. В 1925 г. СССР формально признал новое государство, заключив с ним соответствующий договор. Позднее это сделала и Монгольская Народная Республика (МНР), хотя юридический статус последней в отношениях с Китаем оставался не вполне определенным: китайские правители не признавали МНР независимым государством.

В апреле 1941 г. тувинские власти обратились к Москве с просьбой о вхождении в состав СССР, что и произошло в 1944 году. Сначала Тува входила в состав РСФСР/CCCР на правах автономной области, а в 1961 г. была образована Тувинская Автономная Советская Социалистическая Республика. В декабре 1990 г. Верховный Совет Тувинской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете республики в составе Российской Федерации. 28 августа 1991 г. официально было принято новое название – Республика Тува.

Численность населения Тувы превышает 310 тыс. человек. Русское население здесь находится в меньшинстве, а в ряде районов полностью отсутствует. Более двух третей составляют тувинцы. Их можно считать прямыми потомками древнего народа дубо-туба, но как современный этнос они сформировались лишь в XVIII веке, а самоназвание официально утвердилось менее ста лет назад. Уникальный случай: тувинцы принадлежат к тюркской языковой группе, а исповедуют буддизм. Тувинцы в основном классические кочевники. Однако они сохранили традицию древнего ирригационного земледелия, а для части народа основными традиционными занятиями являются оленеводство и таежные промыслы.

В советский период население республики росло высокими темпами: 1945 г. – 95,4 тыс. человек, 1989 г. – 309,1 тыс. человек. Затем в Туве, как и по всей Сибири, было зафиксировано уменьшение населения. Однако с середины 1990-х демографический подъем возобновился: 1999 г. – 311,2 тыс. человек. В тувинском обществе сохраняется относительно высокая рождаемость.

Итак, теперь вы знаете историю Тувы. Но я не говорила еще о самом главном. О том, что в 80-х годах из республики шел большой отток русского населения по причине национализма. Для начала разберемся, что именно происходило в Туве в то время.

Из официальных источников.

После вхождения в СССР началось интенсивное развитие экономики новой республики. В Туву из России направлялись средства, квалифицированные специалисты, строители. В результате щедрой помощи (без иронии – это действительно так) и Тува и Россия на сегодняшний день оказались в ловушке, выхода из которой не предвидится.

Это единственный регион в Сибири, откуда после распада СССР произошел массовый отток русского населения. Высокая степень напряженности была связана с пограничным положением республики – как в прямом (географическом), так и в переносном (культурном) смысле. Пограничное положение Тувы, отсутствие спокойствия на российско-монгольской границе и высокий уровень преступности по-прежнему вызывают опасения относительно будущего этого региона.

К концу 1980-х в Туве, как и в других регионах России, ухудшились межнациональные отношения. Криминализация стала приобретать черты этнополитического процесса. В республике были легализованы политические силы, ставившие вопрос о выходе Тувы из России. Правда, негативные процессы в сфере межнациональных отношений были отмечены задолго до гибели СССР. Тогда же было зафиксировано сокращение числа тувинцев, владеющих русским языком, а число смешанных браков с 1970 по 1995 г. сократилось почти в два раза. Отток русского населения из Тувы начался еще в 1970-е годы, хотя в то время этот процесс отчасти компенсировался встречной миграцией.

Противоречивость ситуации в межобщинных отношениях проявлялась в структуре кадрового состава руководства республики. С одной стороны, к началу 1990-х тувинцев, работавших на ответственных должностях (49% в Совмине, 55% в республиканском комитете правящей компартии, 57% в аппарате Верховного Совета), в процентном соотношении к населению республики было немного меньше, хотя именно они занимали 8 из 9 министерских постов. С другой стороны, «объективные причины неприятного для русских изменения ситуации на рынке труда связаны, в частности, с их исторически сложившимся элитным положением в социальной иерархии республики». До недавнего времени доля русских в «престижных» отраслях была высока. Теперь же «чистые» должности все чаще предоставлялись тувинцам.

И это действительно так. Я покинула республику всего полгода назад и могу рассказать, что там происходит. В правительстве г. Кызыла практически все места занимают люди тувинской национальности. Хозяевами крупнейших магазинов, ресторанов опять же являются тувинцы. А русские работают маленькими частными предпринимателями, учителями и врачами, т. е. делают тяжелую, кропотливую работу за копейки. Продолжим….

Хотя отмеченные в 1970-1980-е годы процессы сами по себе не являлись показателем межэтнической напряженности, они во многом подготовили почву для ее последующего роста. И это вполне соответствовало общим тенденциям развития отдаленных сибирских регионов.

Причина серьезного социального неблагополучия, как представляется, - в сочетании двух факторов: географического и общеполитического.

Под общеполитическим фактором понимается комплекс причин, по которым коренное население чувствует свою "ущемленность", или, скорее, доводов, которые используют те, кто хочет, чтобы эта ущемленность чувствовалась. Как ни парадоксально, тувинцы, пожалуй - один из тех немногих народов России, которые не особенно были ущемлены в советское время, а скорее даже наоборот. Это положение, конечно, весьма спорно, однако вот факты: уровень жизни за годы советской власти повысился практически у всех этносов в России, однако большинство коренных народов испытывает на себе разрушительные процессы ассимиляции, потери родного языка, утраты национальной идентичности. Численность тувинцев же растет не только в абсолютных цифрах; неуклонно повышается и процент коренного населения в республике. Молох сталинских репрессий обошел стороной основную часть тувинского населения (в 30-е годы разборки шли в основном в верхушке руководства Тувинской народной партии, репрессии же коснулись в основном духовенства и узкого слоя феодалов).

Традиционный быт тувинцев, как скотоводов, так и охотников, практически разрушен, но в народе это отнюдь не воспринимается как трагедия (в отличие, например, от народов Севера). Менталитет тувинского этноса не предполагает упорного сопротивления внешним обстоятельствам, скорее, наоборот - при применении силы тувинцы всегда отступают и подчиняются (это касается всех уровней существования нации - от бытовых драк до полного отсутствия сопротивления разрушению традиционного образа жизни: тувинцы, например, не только не протестовали против насильственного помещения детей в интернаты, но и с охотой делали это). Вообще следов какого-либо недовольства существовавшим положением, видимо, просто не было (что указывает и на национальные черты - ведь у соседей-хакасов все намного сложнее). Недовольство проявилось после того, как в 80-е годы снизился уровень жизни. Это ухудшение ситуации естественным образом в простонародном сознании связалось с самим фактом наличия в республике русских и усилилось националистической пропагандой.

"Общепринятая" история "обострения межнациональных отношений" в Туве начинается с 1989 года.

Теперь мне хотелось бы добавить. Читая строки этой статьи, все кажется, не так уж и плохо. А на самом деле, кто сказал, что тувинская культура не была нарушена? Да я согласна, тувинцы сохранили свой язык, культуру, традиции. Но я не согласна с тем, что мы их этого не лишали. Ведь мы навязывали им свою культуру, а они не хотели этого. И из-за того, что тувинцы не такие как все, а точнее не такие как мы. Мы их унижали. Я считаю даже, что они молодцы, смогли за себя постоять и дать ответ нам. И напротив, тувинцы до недавнего времени были очень сильно ущемлены. Все не так уж и просто, как это преподносят. В Красноярском крае говорят: Тот, кто не был в Туве, тот не знает, что такое национализм и каково быть униженным». Вот так-то вот.

Из рассказов русских, уехавших из Тувы, можно узнать много интересного. Одни из них говорят, что национализма никогда не было, другие, что был всегда. Сначала меня запутали, и распутаться мне помогла моя бабушка. Оказывается Тува всегда делилась на западную и восточную. Так вот на востоке никогда не было национализма, точнее до 90-х гг. Тувинцы и русские жили очень дружно. А на западе национализм был всегда и при этом русский национализм. Русские сильно притесняли тувинцев. Моя мама жила в Ак-Довураке (запад) и из ее рассказов я узнала, как именно проявлялся национализм. Оказывается, все высшие должности всегда занимали русские, а тувинцы выполняли всю грязную работу, т.е. в основном они были чернорабочими. Также были улицы, по которым тувинцем нельзя было ходить, их просто избивали, если они появлялись там. На танцах русские всегда танцевали на сцене, в центре зала, а тувинцы по бокам, на заднем плане.

Русские и тувинцы учились отдельно, были чисто русские и чисто тувинские классы. Еще хочу заметить, что в Туве имеются национальные школы, например №9. Это еще одна причина национализма. Ведь дети с самого детства начинают общаться только с людьми одной национальности. А в моей школе вообще младшие классы делились на тувинские и русские. Пока я училась в гимназическом классе, у нас не было ни одного тувинца, потом я перешла в общеобразовательный класс, там из тридцати человек было десять тувинцев. И русские очень мало общались с тувинцами, больше между собой.

Русские оскорбляли тувинцев. Самым оскорбительным словом было – это саёт (это означает самый низший и нищий человек в своей нации).

В мае-июне 1990 года первые столкновения в поселке Хову-Аксы, селах Элегёсте, Сосновке, Дургене, Межегее, Балгазыне, Ильинке. Отмечены поджоги изб, стогов сена, битье стекол в домах, грабежи, драки, листовки: "Русские, убирайтесь!", "Неделя сроку -уезжайте, иначе всех будем уничтожать!", "Русские, оставайтесь - будете у нас рабами..."

Из рассказов очевидцев.
По улицам ездили кочевники и если они видели русских (особенно детей), то били их. Тувинцы стали ходить вечерами и избивать русских. Все это происходило на западе. На востоке люди жили очень хорошо и дружно, никому не мешали, ни чьи права не ущемляли. И тут у западных тувинцев возникает вопрос, а почему на востоке так хорошо живется русским, все имеют хорошую работу, хороший дом и самое главное живут спокойно. Вроде как запад мы уже завоевали, нужен и восток, ведь это наша земля.

Также многие рассказывают про первую ласточку. Как о ней говорит А. В., в 1977г. исполнялось тридцатилетие, как республика вошла в состав Российской Федерации. И по Туве ходило очень много слухов, что в этот день убьют тридцать русских. На самом деле, по сводке милиции, и в этот день было совершено достаточно много преступлений по сравнению с другими днями.

Вообще, как рассказывают многие, весь разгром в Туве начался, после того, как умер Салчак Тока. Говорят, что он жестко пресекал национализм и был сильным политиком, что держал тувинцев в «ежовых рукавицах». А после его смерти не нашлось такого же сильного политика и тувинцы распоясались. В 90-х гг. в Туве вообще было очень много ограблений, убийств, избиений, изнасилований. Нельзя сказать конкретно происходило это на почве национализма или так, просто от бедности. Но что странно из всех историй нет ни одной, где говорилось бы о том, что русские залезали в дома, русские резали тувинцев.

Самыми первыми и крупными «беспорядками» стали события в рабочем поселке Хову-Аксы. 12 мая для прекращения дискотеки, где было много пьяной молодежи, милиция призвала на помощь дружинников. Возникло столкновение с использованием холодного и огнестрельного оружия, затем начались массовые беспорядки, продолжавшиеся несколько дней. Конфликт принял формы межэтнического противостояния. Для наведения порядка милиция вынуждена была вооружиться, в поселок приехало все руководство республики.

У нас в поселке живет женщина, которая была свидетелем всего того, что происходило в Хову-Аксах. «Было опасно ходить даже днем. Машины закидывали камнями. Брали детей в заложники. Все жили с оружием и на ночь закрывались на все засовы. Был введен комендантский час. После одиннадцати часов вечера ездили БТР. Улицы патрулировали сотрудники отрядов милиции особого назначения, откомандированные из различных регионов РФ, военнослужащие внутренних войск. Это время было очень сложным» - так рассказывает Н.В. Когда начался бунт в Туве, её родители уехали искать место, куда можно было бы переехать. И в доме осталась она и младший брат, на тот момент им было 15-17 лет. Им оставили ружье на всякий случай и строго - настрого наказали на ночь замкнуться. Как она рассказывает, ночью было очень страшно, и они прислушивались к каждому шороху, держа в руках ружьё. А когда утром стали выходить на улицу, то оказалось, что они забыли замкнуться по привычке. Так и сидели в открытом доме, но зато с ружьем.

28 июня четыре тувинца после пьянки жестоко убили трех русских на озере Сут-Холь. Эхо прокатилось по окрестностям, встряхнуло Саянские хребты, вернулось мощным митингом на центральную площадь Кызыла. Народ требовал наказать убийц, снять первого секретаря рескома партии Г.Ширшина, министра внутренних дел В. Кара-Сала. Через несколько дней начался ответный митинг тувинцев.

29 июня внеочередная сессия Верховного Совета обсудила чрезвычайное положение, наметила меры по восстановлению порядка. К этому моменту погибло восемьдесят восемь человек. С 1 июля улицы начали патрулировать омоновцы и милиционеры из соседних областей.

. Были случаи, подобные тому, о котором написала в газету «Тувинская правда» мать покалеченного в Кызыле тувинского мальчика. Он был избит сверстниками за то, что не знал тувинского языка и дружил с русскими подростками.

Кстати и сейчас не редки подобные случаи, что после совместного распития спиртных напитков тувинцы убивают русских. В принципе тувинцы сами по себе спокойный и скромный, народ. Но тувинец остается таким лишь тогда, когда он трезвый и когда он один (т.е. нет толпы и нет того что «один за всех и все за одного»).

Затем напряжение постепенно спало. Эти события получили широкое освещение в центральной прессе, на них всегда ссылаются, когда пишут о межнациональных отношениях в Туве.

Что же на самом деле реально происходило и происходит в Туве? Вопрос этот крайне сложен, чтобы ответить на него со всей уверенностью. Сложилась следующая картина.

Как известно, уровень преступности в Туве всегда был очень высоким. Причин тому много - это, во-первых, очень высокая агрессивность тувинцев (что отмечают все в Сибири, кто хоть что-нибудь знает о Туве; даже хакасы, имеющие устойчивую репутацию крайне вспыльчивых и неуправляемых, говорят об этом), во-вторых, подверженность тувинцев алкоголизму, низкий бытовой уровень коренного населения, разрушение традиционной морали, межродовые конфликты (доходящие до кровной мести), широкое распространение наркомании и т.п.

На самом деле тувинцы – народ очень спокойный и старательный. Но под действием алкоголя все это пропадает. И они становятся агрессивными и проявляют агрессию в основном к нам, к русским.

Ситуация обострилась в конце 80-х годов со снижением уровня жизни. Высокая рождаемость в сочетании с низким образовательным уровнем сделали тувинцев неконкурентоспособными на рынке труда в соседних регионах, а в Туве им найти работу довольно сложно - в деревне работать хотят немногие. Как отмечают многие наблюдатели, резня постоянно шла и раньше, только между самими тувинцами, в основном вражда исторически была. По линии таежные - степные тувинцы. Межнациональные контакты в Туве довольно слабы, взаимная отчужденность, обусловленная разными стереотипами, прежде всего бытового поведения, высока, поэтому тувинцы с русскими (русские почти сплошь приезжие, в лучшем случае - жители Тувы во втором поколении) пересекались в основном на производстве. Когда в 1990 году массы тувинцев не без помощи своих "образованных" соплеменников увидели в русских причину своих несчастий. Однако картина довольно запутана: волнения начались в Кызыле, где и сосредоточена основная масса неработающей молодежи, и затем перекинулись на районы, причем прежде всего на те, где был потенциал для этого.

Опять же поясню, наоборот, в Кызыле большинство работает и имеет или получает образование. А в деревнях, не в Хову-Аксах, а в более мелких не работающих очень много. И они сейчас часто приезжают в Кызыл и бомбят город. Людей из хожунов легко отличить от городских. Они всегда приезжают в национальной одежде и с ножами. Поведение у них агрессивное по отношению к нам и ведут они себя аморально. Продолжим…

Примером может служить поселок Хову-Аксы - комбинат "Тувакобальт". Этот поселок был гордостью республики - построенный в красивейшей местности, удачно расположенный по отношению к комбинату (выбросы его не затрагивали), с прекрасными двухэтажными домами, развитой инфраструктурой и социально-бытовой сферой. Рядом с новым поселком стоял старый, тувинский. Новый Хову-Аксы заселялся прежде всего русскими, специалистами и квалифицированными рабочими, немедленно получавшими благоустроенные квартиры на глазах у жителей старого поселка, десятилетиями не получающими никакого жилья. Естественно, пламя межнациональных столкновений сильнее всего разгорелось именно здесь, результат - сейчас в поселке нет практически ни одного русского, комбинат стоит, квартиры пустуют. Безжизненный поселок - впечатляющий памятник "реального социализма".

Вообще же, по свидетельству очевидцев, почвы для событий 1990 года не было - сейчас практически все склоняются к тому, что это был результат опрометчивых действий людей, попытавшихся "пробудить национальное самосознание.

Из рассказов очевидцев.
В то время в Хову-Аксах проживало около шести тысяч человек. Из-за национализма начался массовый отток населения, и уехало около четырех тысяч человек. А все это время в поселке царил разгром. Был введен комендантский час. После одиннадцати часов вечера ездили БТР. Улицы патрулировали сотрудники отрядов милиции особого назначения, откомандированные из различных регионов РФ, военнослужащие внутренних войск.

Это время было очень сложным. В это время у моей бабушки убили старшего сына на почве национализма. Как это произошло? Просто-напросто он шел из кинотеатра вечером (там работала моя бабушка), сзади шли тувинцы и кричали: «орус», а он не обращал внимания. Результат – ему воткнули нож в спину. Все обошлось, ранение оказалось не страшным. Дядя ушел в армию, вернулся, отдав долг Родине. Хотел встретиться со своей девушкой и пошел в магазин. По дороге встретил компанию подростков (тувинцев), которые отобрали мороженое у мальчика. Он подошел, попытался объяснить, что так поступать не хорошо. На что ему ответили ударом пикой в артерию, с всякими другими оскорблениями насчет его национальности. Через неделю мой дядя скончался. Так бабушка потеряла сына. Каждый раз она вспоминает об этом со слезами, но, не смотря на все это, она любит Туву.

Еще она вспоминает, что каждый раз с работы ее встречал муж, и ходил он всегда с кинжалом (прятал он его в рукав). Вот так и совершались все передвижения по городу.

Кровавых событий 1990 года можно было избежать. Указанием на это служит мгновенная стабилизация обстановки в Кызыле и других населенных пунктах, где началось патрулирование ОМОНом. После того как по решению ВС Тувы патрулирование было прекращено, погромы начались вновь. В трех поселках, которые настояли на возвращении омоновцев, никаких эксцессов не было, причем число потребных на это дело милиционеров до смешного мало - в Кызыле было 200 человек, а на территорию трех сельсоветов - 10. Причина этих "межнациональных" столкновений, видимо, все-таки в большом люмпенизированном слое среди тувинцев.

Сейчас Тува находится на первом месте в Российской Федерации по уровню преступности - в 2 раза выше, чем в среднем по России, раскрываемость преступлений в Кызыле - 23,1% (уровень преступности на юге Красноярского края, да и во всей Южной Сибири ненамного ниже). С наступлением темноты люди в городе предпочитают не появляться на улице. В то же время русские не испытывают каких-либо особых страхов именно перед тувинцами. Конфликтность межнациональных отношений проявляется в первую очередь в быту - во время какого-либо уличного, магазинного или транспортного выяснения отношений часто можно услышать со стороны тувинца фразу типа "На чьей земле живешь?"

С этими словами трудно согласиться. У меня есть еще одна бабушка, так вот она всю жизнь прожила в Туве, в Ак-Довураке. По ее рассказам жить там последние годы было невозможно. На ночь она заносила всех собак домой, потому что их убивали и съедали. Где это было видано, чтобы хозяева охраняли собак. Жила она за семью замками и после того, как стемнеется, не выходила даже в туалет. Оказывается, так страшно жить.

Еще у нас в деревне живет армянин, В. С., Он тоже некоторое время жил в Туве. Он с усмешкой говорит: «По Туве хирурги ходят». Т.е. режут людей по вечерам. Говорит, что хоть он и армянин, но все равно часто слышал в свой адрес оскорбление: «Орус». Смеется, почему русские - это и армяне, и хакасы, и таджики, и многие другие, а тувинцы – это тувинцы.

Впрочем, среди тувинцев очень мало тех, кто искренне считает, что избавление от русских, и тем более от России, как-то улучшит жизнь. С другой стороны, немало свидетельств негативного отношения к русскоязычным значительной части тувинского населения.

Исследователи отмечают: «Поводом для конфликта между представителями основных этносов – тувинцами и русскими... послужило чисто уголовное преступление... Почвой для обострения межнациональных отношений стали серьезные промахи в национальной политике, проводившейся в Туве с середины 1930-х годов, а именно откровенная линия на подавление и нивелирование любых проявлений тувинской культуры, традиций, обычаев».

Опять же из рассказов очевидцев я узнала, что детей живших в юртах по исполнению семи лет забирали в интернат и воспитывали там. Родителей они видели только по выходным. И получалось так, что они не стали ни кочевым народом, как их родители, ни хорошо образованными людьми. Их не смогли полностью перевоспитать и приучить к другому образу жизни. Они как бы зависли между этими двумя образами жизни. И им было трудно сделать выбор и приспособиться к какой-либо жизни. Они не прибились ни к тому, ни к этому берегу.

Однако авторы пишут о поводе к конфликту, но не говорят о причинах межэтнической напряженности. Таковых, несомненно, было несколько. Во-первых, обострились противоречия между поколениями, городом и деревней, местной элитой и центром.

Как известно всем, противоречия между поколениями были всегда, не зависимо от национальности, а в Туве присутствовали простые противоречия плюс национальные. Далее, в городе люди всегда жили лучше, чем в деревне и «деревенские» просто завидовали городским.

Во-вторых, ситуацию осложнил всплеск преступности и кризис старой модели национально-государственного строительства по мере разрушении СССР. А в-третьих, катаклизмы ударили по русской и тувинской общинам, и какая-то часть обеих увидела выход из ситуации в размежевании по национальному признаку.

Из рассказов очевидцев.
В период перестройки всем жилось не очень хорошо и в Туве, как русским, так и тувинцам. Люди просто не знали, кого винить. И нашли выход. Выбрасывать всю свою накопленную злость на людях другой национальности. Е. Н. рассказывает, что они часто дрались с тувинцами, и домой никогда не ходили по одному. Тувинцы всегда нападали толпой. Если шел один тувинец, то он был «ниже травы тише воды», зато толпа всегда была смелой и отважной. Как-то раз, Е. Н. поздно возвращалась с учебы, и ей навстречу попался пьяный тувинец, он стал кричать: «Это наша земля, понаехали тут», на что это смелая женщина ответила: «Может быть земля эта ваша, а асфальт- то армянский». Смело.

Русские обратились к миграции из Тувы, тувинцы – к сепаратизму.
В кризисный период 1990-1991 гг. тувинская элита в лице партийно-советского руководства республики старалась остановить негативные процессы. Население Тувы не желало ни развала СССР, ни размежевания по национальному признаку. Интересы власти и общества в Туве по сохранению стабильности в межнациональных отношениях совпадали. Поэтому весной 1991 г. республика выступила за сохранение СССР, а ее руководители безоговорочно осуждали курс Б.Н. Ельцина на развал СССР.

Но местная элита не обладала достаточным «кредитом доверия» у населения. В обществе сложно было определить грань между национально-культурным возрождением и межнациональной рознью. Активисты общественных движений закономерно поднимали вопрос: «Какую ответственность должны нести руководители, которые необоснованно обвиняют граждан в национализме?». Москва, в которой победили сторонники Ельцина, не проявляла желания помогать тувинским руководителям, помня об их отрицательном отношении к действиям российского президента. И в целом за 1990-й год из республики выехало около 11 тыс. человек, то есть до 10% русских жителей Тувы. По другим данным, число мигрантов составило от 27 811 до 15 420 человек, а 11 153 человек – это только разница между количеством выехавших и въехавших.

Отток населения из Азиатской России – явление типичное для последних пятнадцати лет. Специфика Тувы заключается в том, что значительная часть мигрантов направляется не в Европейскую Россию, а в соседние сибирские регионы. Тува – единственный российский регион, в котором сельская местность оказалась абсолютно непривлекательна для мигрантов.

В первые годы нынешнего столетия выезд русского населения сократился. Местные жители считают, что это произошло благодаря восстановлению северных надбавок. Тем не менее, часть городского русского населения не связывает будущее своих детей с тувинской землей. Согласно социологическим опросам, почти половина мигрантов покинули Туву по причине плохих межнациональных отношений. На сегодняшний день русские составляют менее 1/3 численности населения республики, тогда как тувинцы – две трети.

Русские являются национальным меньшинством во всех районах, включая те, которые раньше были по преимуществу русскими. В ряде районов не проживает ни одной русской семьи (за исключением потомков смешанных браков, носящих русские фамилии). Миграция тувинцев за пределы своей республики осталась незначительной: в соседних, Хакасии и Бурятии, проживает всего около 1 тыс. тувинцев.

Также тувинская элита всегда старалась играть на межгосударственных противоречиях. Тувинские лидеры стремились использовать пограничное положение края для расширения его автономных прав. В тувинском обществе господствует мнение о том, что Тува никогда в своей истории не завоевывалась, а всегда добровольно входила в состав более крупных государств. Это дает ей право свободного выхода из состава России в том случае, если российская верховная власть не будет удовлетворять тувинцев.

Русская община в Туве изначально была полиэтнична и много конфессиональная. В прошлом постоянно отмечалось, что и православные и буддисты в Туве были менее религиозны, чем их собратья в Сибири и Монголии. Очевидно, что различие культур связано не столько с религией, сколько с отсутствием длительного опыта совместного проживания двух народов. История показывает, что русские с трудом и не всегда могут адаптироваться к этой тяжелой для жизни горно-степной местности.

Относительно низкая конфликтность в Туве обуславливалась отсутствием организованного религиозного экстремизма. Однако представляется, что в случае ухудшения обстановки в республике буддизм может превратиться в политический инструмент радикалов. В печати попадаются сообщения и о случаях варварского проявления шаманизма – другой религиозной системы, распространенной в Туве. Красноярские газеты в начале 1990-х гг. писали даже о ритуальных убийствах тувинцами русских, хотя обоснованность подобных сообщений подвергается сомнениям.

Определенный уровень конфликтности поддерживается (и в перспективе будет поддерживаться) алкоголизмом, против которого тувинское население имеет меньше защитных физиологических барьеров, чем другие народы России. Частичное улучшение ситуации в этой сфере видится в отказе от производства и завоза крепких спиртных напитков и замещении их потребления традиционным «антидепрессантом» – слабоалкогольным напитком архи.

Сложная этнополитическая ситуация в Туве отчасти обусловлена экономическими трудностями. Кризис в республике проявился позднее, но протекал острее, чем в других регионах России. Крупнейшее в республике предприятие – комбинат «Туваасбест» с годовым производством 135 тыс. тонн сортового асбеста – в 1996 г. выработал лишь 10 тыс. тонн «горного льна». Комбинат «Тувакобальт» был полностью остановлен. Кызыльский молококомбинат работает зимой на привозном сухом молоке. По сей день самый большой урожай зерновых в республике был собран еще в 1970 г. – 208 тыс. тонн зерна. К концу 1990-х гг. республиканский бюджет был дотационным на четыре пятых.

Восстановлению национальной экономики через возрождение традиционного сельского хозяйства препятствует прежде всего преступность. В тувинских поселках обычным является полное отсутствие огородов и домашнего хозяйства. Местные жители объясняют это невозможностью оградить урожай, скот и птицу от воровства. Добротное хозяйство имеется лишь в отдаленных аулах, у тех, кто в состоянии защитить его от воров и грабителей.

В настоящее время наметилась стабилизация в экономике республики, но тувинская продукция неконкурентоспособна на внешних рынках, а емкость внутреннего рынка крайне ограничена. Не просматривается и перспектива восстановления хозяйственных связей, существовавших в советский период. Тува слабо интегрирована в единое российское экономическое пространство.

Напряженность в межнациональных отношениях в республике зависит от состояния экономики. Наиболее сложная криминогенная обстановка на почве национального неприятия зафиксирована в самых экономически пострадавших районах, например, в Хову-Аксы, где было закрыто крупнейшее в республике предприятие – комбинат «Тувакобальт».

Негативные тенденции в сфере интеграции в единое культурное пространство России обусловлены определенной «тувинизацией» местной интеллигенции. Проблема состоит не столько в сокращении числа приехавших из других регионов специалистов, сколько в появлении среди тувинской интеллигенции значительной прослойки людей, которые учились в самой республике и практически никогда не бывали за ее пределами. Традиционно меж общинными «посредниками» выступают русские, владеющие тувинским языком. Однако в современной Туве основную функцию «моста» между этническими группами будут играть не «русскоязычные» тувинцы, как прежде, а «тувиноязычные» русские. Но таковых насчитывалось менее 1% в составе русской общины. К ним относятся члены и потомки смешанных семей, русские, выросшие в тувинской среде. В перспективе таковыми могут быть выпускники высших учебных заведений Кызыла.

Тувинцы болезненно воспринимают обвинения в национализме, в склонности к агрессии и пьянству. В республике обращают внимание на публикации, появляющиеся за ее пределами, подобные заметке в красноярской газете, где приводится цитата из справочника о достопримечательностях Тувы: «В начале девяностых в республике прошла необычайно сильная волна агрессивного национализма, не имеющая аналогов в новейшей истории России... В республике высокий уровень преступности, в значительной степени обусловленной известной проблемой тюркских народов – неспособности организма перерабатывать алкоголь». Однако хотя ситуация вокруг Тувы стабилизировалась и напряженность межэтнических отношений спала, стабильность не является устойчивой. Возможны новые вспышки межрегиональных противоречий внутри республики и появлений сепаратизма, особенно реального для тяготеющих в культурном плане к Монголии южных районов.

В современной Туве потенциал собственно межэтнического конфликта, способного привести к противостоянию «центр-регион», уменьшился.

С этим трудно согласиться. Мой старший брат работал в Кызыле в милиции и много рассказывал, что твориться в городе. Например, рассказывал много случаев о туристах, которые приезжали посмотреть на наш удивительный край и не знали, что нельзя ходить по улицам, после того как стемнеет. Результат: несколько ножевых ранений и нет ни денег, ни документов, ни драгоценностей.

Я прожила в Туве пять лет, и мне этого хватило, чтобы почувствовать себя униженной. Например, иду я спокойно по улице, на встречу идет три тувинца, один толкает другого, другой «летит» на меня. И я чуть ли не падаю. При этом все происходит среди белого дня, а что же тогда творится ночью.

Но заметней стали противостояния кланово-территориальных группировок. Их укрепление связано с тем, что прежнее «советское» единое пространство республики разрушено, а создание единого пространства на основе гражданского общества в условиях этого региона пока бесперспективно. Вот почему в Туве объективно происходит возрождение традиционных институтов, в первую очередь родственно-земляческих структур. Если этот процесс не будет «легализован», адаптирован к современной политической системе и взят под контроль, в республике появится благоприятная почва для усиления еще более изощренных форм сепаратизма и иных «новых вызовов» российской государственности.

Важно понять уникальность этого региона. Политика, опирающаяся на знание истории Азиатской России, уважающая культурные, политические, правовые традиции Тувы, учитывающая местную специфику и особенности склада тувинцев, не приведет к ослаблению единства России. Все восточные приграничные территории нашей страны относятся к «высокочувствительным» в политическом и экономическом отношениях. Тува среди них – один из самых уязвимых.

Казалось бы, все просто, а на самом деле все очень запутано. Я бы хотела разложить все по полочкам и узнать истинные причины национализма в Туве.

Вот мы с вами говорим о национализме, но при этом мы не знаем четкого определения национализма. Давайте сначала разберемся, что же это такое национализм? Сегодня в голове у рядового потребителя информации смешалось очень многое. В результате смешения понятий в головах людей сложилась сугубо отрицательная установка относительно слова – национализм. Установку закрепили официальные российские (ранее – советские) словари, которые называли национализм буржуазной идеологией, пропагандирующей национальную исключительность и ненависть к другим нациям. Для начала посмотрим, что об этом говорят писатели, философы, деятели русского национального движения, публицисты и другие заслуживающие внимание люди.

Например, профессор П.И. Ковалевский. По его мнению, национализм - это проявление уважения, любви и преданности, преданности до самопожертвования в настоящем, почтения и преклонения перед прошлым и желание благоденствия, славы и успеха в будущем той нации, тому народу, к которому данный человек принадлежит.

Л.Н. Толстой сказал когда-то: «Нет такого народа, который не искал бы в своей жизни утверждения национальной гордости». А Дмитрий Менделеев в свою очередь сказал, что национализм в нем столь естественен, что никогда никаким интернационалистам его из него не выбить.

А.Н.Севастьянов говорит, что национализм - высшая фаза развития патриотизма, в которой торжествует понимание ключевой истины: нация - первична, государство - вторично. Приведем оба определения, которые кажутся наилучшими и наиболее верными:

1) "Национализм – это любовь к своей нации и забота о ней" (то есть – не просто любовь, а любовь деятельная, активная);

2) "Национализм – инстинкт самосохранения народа; этот инстинкт спит, когда нации ничто не угрожает, но просыпается в роковую годину испытаний". Первое (любовь и забота) верно в отношении отдельной личности, второе (инстинкт самосохранения) – в отношении масс

Теперь, я думаю, пришло время дать точное определение, что же такое национализм.

Национализм – это идеология и политика, ставящая свою господствующую нацию в привилегированное положение, но направленная не на угнетение других национальностей и не на создание вражды между ними, а на усовершенствование себя. Всё больное, низкое, суетное уходит в небытие и исчезает за скобками истории, и только жизненно здоровое, чистое, полноценное, способное иметь продолжение, развивается, занимая новые горизонты.

С определением национализма разобрались. Теперь можно поговорить о том, что думают люди насчет национализма. Был составлен тест (его можно посмотреть в приложении), который выполнили в общей сложности сто человек. Первую половину сделали жители Тувы, вторую жители Красноярского края. Не зря говорят: «Сколько людей – столько и мнений». Я в этом убедилась. Анализируя тесты, трудно было сделать вывод, но, перечитав внимательно работы несколько раз, вывод напросился сам.

Для начала разберемся с жителями Красноярского края. Во-первых, не все жители имеют понятие о Туве, у большинства возникал вопрос: «А где это и вообще, о чем вы говорите?». С этим большинством дальнейший разговор был бессмысленным. Во-вторых, я заметила, что люди, которые ни разу не сталкивались с национализмом, даже не имеют представление, что это такое. С этой частью населения тоже разговор оказался неудачным. И, наконец, в-третьих, есть те люди, которые относятся безразлично к этому и не желают даже разговаривать. Очень жаль, но такие персоны все-таки есть.

В Туве напротив, все знакомы с национализмом, но многие побоялись заполнять тест, и писали не совсем откровенно. Хотелось бы подробней описать ситуацию. В классе присутствовали люди различных национальностей: тувинцы, русские, татары, хакасы, но тем не мене большинство в графе – национальность написали – русские. После того как я назвала тему и раздала тесты - повисла тишина, все стали оглядываться друг на друга. Такую реакцию следовало ожидать, так как о национализме никто в открытую не говорит. Если за партой сидели люди разных национальностей, то они пытались незаметно отворачиваться друг от друга. Напряженная обстановка. Не так ли? Если честно, когда я собиралась уходить домой, я ощущала «косые» взгляды на себе и мне было страшно. Казалось, если я зайду в темный угол, то там мне не поздоровится.

То есть, если в Красноярском крае все говорят о национализме в открытую, то в Туве об этом вообще не говорят. Зато в крае национализма практически нет, а в республике есть и процветает в своей полной красе.

Также хочу заметить, что сильнейшая половина человечества более агрессивна, не зависимо от нации.

Итак, что же прослеживается в этих тестах. Не все отвечали честно, это легко увидеть, ведь в тесте есть прямой вопрос: «Националист ли вы» и косвенный: «Как вы относитесь к националистам». На первый вопрос все отвечали - нет, мало кто говорил откровенно. Но на втором вопросе «лжецы» сами сдали себя. Радует лишь то, что таких работ мало. Получается так, что каждый пятый националист. Результат не из лучших, но все же это лучше чем каждый второй.

На вопрос – «Национализм хорошо или плохо (почему)» большинство отвечало скромно: «Плохо». Это из числа не националистов. Вторая половина отвечала не совсем прилично, что даже цитировать не хочется. Общий смысл такой, что убивать надо людей других национальностей, хочу заметить, что такого мнения, как русские, так и тувинцы, и это очень настораживает, что же будет дальше?

На восьмой вопрос («Как вы думаете, что послужило началом национализма в республике Тува в 80-х гг.»), ответило всего три человека. Меня это огорчило. Я думала, что хотя бы жители Тувы знают о том, что происходило, когда-то в республике, оказывается мало, кто что знает.

Ответы на вопрос: «Что вы готовы сделать, чтобы в республике не было национализма и вообще в стране» ничуть не удивили. Люди готовы приложить свои силы, только они не знают как это сделать. Если государство не знает, как с этим бороться, то откуда знать простым людям. Правительству стоило бы обратить внимание на то, что люди готовы помочь. А следующий вопрос: «Как вы думаете, национализм так и будет «царить» в нашей жизни», говорит о том, что многие уже отчаялись и пытаются смириться с тем, что есть. Это уже явный сигнал вышестоящим органам, что чем дальше в лес - тем больше дров.

И очень радует последний вопрос, оказывается все-таки, все мы общаемся с людьми других национальностей, хоть и не совсем любим друг друга.

Напрашивается основной вывод по тестам: националистов гораздо меньше, значит с ними можно, а главное даже нужно бороться.

Для того чтобы лучше разобраться и сравнить тесты, я составила диаграмму, по которой можно увидеть различие положение межнациональных отношений в Красноярском крае и республике Тува.

И теперь пришло время, когда пора сделать выводы. У меня сложилось мнение, что основные причины национализма в республике Тува:

- подавление русскими тувинцев,
- зависть тувинцев русским,
- воздействия русских на традиции, обычаи и культуру тувинцев.

А кто же виноват в этом? Несомненно, в конфликте всегда виноваты обе стороны, ведь для того, чтобы сделать хлопок - нужны две руки. Следовательно, и в сложившейся ситуации в Туве виноваты как русские, так и тувинцы. Предполагаю, что русские все-таки виноваты намного больше. И это очень обидно. Освоение новых земель русскими всегда шло за счет того, что находились способы мирного сосуществования людей разных национальностей. Например в «Уставе об управлении инородцев в Сибири» от 1822 говорится следующее:

- Все вообще оседлые инородцы сравниваются с россиянами в правах и обязанностях по сословиям, в которые они вступят. Они управляются на основании общих узаконений и учреждений.
- Строго воспрещается россиянам самовольно селиться на землях, во владение инородцам отведенных.
- Кочующие иноверцы пользуются свободой в вероисповедании и богослужении.

Вроде бы мы пытались поднять тувинцев на более высокий уровень жизни, но при этом, незаметно для себя унижали их. Мы пытались научить их, а в результате оторвали их от традиций и культуры. О тувинцах можно сказать то, что это независимая нация. Тува никогда в своей истории не завоевывалась, а всегда добровольно входила в состав более крупных государств. Но почему же тувинцы сегодня ведут себя агрессивно? Да потому, что лучшая защита – это нападение. Вот они и защищаются.

А как же теперь бороться с национализмом? Для начала, я думаю, нужно напомнить о правах, которые закреплены во многих документах международных организаций, в том числе и Организации Объединенных Наций (ООН). Речь идет о следующих правах всех народов:

- праве на существование, запрещающем так называемые геноцид и этноцид, т. е. уничтожение в какой-либо форме какого бы то ни было народа и его культуры;
- праве на сохранение культурной самобытности, включая сферы языка и образования, культурного наследия и народных традиций;
- праве на суверенитет, самоопределение и самоуправление;
- праве на самоидентификацию, т.е. определение самими гражданами своей национальной принадлежности.

Практическое осуществление названных выше прав всех народов означает существенный шаг на пути к оптимальному решению национального вопроса для каждого из них и всех вместе.

И вообще, у меня сложилось впечатление, что в правительстве и не собираются решать проблему национализма. Это проблема существует не один год, а ее разрешения так и нет. А ведь, от этого страдают ни в чем не повинные, простые люди. Например, моя семья. Мы никому не делали ничего плохого, жили спокойно. И на нас обрушилось ряд несчастий из-за национализма. Нам пришлось уехать. И мы не одни такие кто страдает.

Хотелось бы закончить свою работу фразой кота Леопольда: «Давайте жить дружно». Так давайте же будем все жить дружно, не зависимо от того какой мы национальности.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Белов Е.А. Россия и Китай в начале XX а.: русско-китайские противоречия в 1911-1915 гг. „ 1917 г. Москва.
2. Газета «плюс Информ «от 2007г. май.
3. Дамба-Хуурак А. Закон, что дышло...// Содействие.- Кызыл, 1993.- № 2(25).
4. Дулов. В.И. Социально-экономическая история Тувы. XIX - начало XX в, „ 1956. ' История Тувы.
5. “История внешней политики России (конец XV-1917r.)” г. москва. “Международные отношения” 1997.
6. Книга Родевич В.М. Очерки Урянхайского края. Г. Москва 1910.
7. Красноярский край в истории отечества. Красноярское книжное издательство. Под редакцией А.А. Григорьева и С.П. Аверина. 1998г.
8. Обществоведение. Учебник для выпускного класса средней школы и средне специальных заведений. Издательство №16 г. Москвы. 1978г.
9. . Переселенческое движение русских крестьян как канал формирования связей России и Тувы в конце Х 1 Х - начале XX вв. - Деп. В ИНИОН РАН. - М., 1999. № 55032. (
10. С криком: "Ты подлизываешься к русским" они превратили его лицо в кровавую массу...// Центр Азии. - Кызыл, 1993.- №11.
11. Скандал в правительстве: кандидат на пост министра внешнеэкономических связей и международных отношений замешан в нарушении таможенного законодательства// Центр Азии. - Кызыл, 1993.- № 12.
12. Советский энциклопедический словарь г. Москва «Издательство советская энциклопедия» под редакцией А.М. Прохорова и А.А. Гусева. 1979г.
13. Статьи из электронного энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.
14. Учебник по социологии под редакцией В.Н Лавриненко. Г.Москва «Издательство объединение Юнити» 1998г.
15. Чимиза Ламажаа, газета "Центр Азии" 28 марта, 2008.
16. Энциклопедический словарь юного историка для среднего и старшего школьного возраста, г. Москва «Издательство «педогогика», под редакцией А.П. Савина. 1985г.
17. Юрта табунщика. Тувинское книжное издательство г. Кызыл Кенин-Лопсан. 1990г

Приложения


Борьба Хуреш.


Борьба Хуреш.


Буддийский храм.


Буддийский храм внутри.


Великий Хурал.


Жители Тувы


Культурный памятник


Музыкальная группа. Кызыл.


На празднике 9мая.


Национальное блюдо - Хан.


Национальные костюмы.


Площадь Ората и муздрамтеатр.


Правительство республики.


Слияние двух рек в Енисей.


Стела


Студенты.


Тувинское ритуальное дерево.


Турист.


Ученики тувинской школы.


целебные родники.


Центр Азии.


Чабан.


Шойгу на родине


Юрта.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»