Две судьбы из биографии моей семьи

Две судьбы из биографии моей семьи


Выполнил:
Могильников Е.В.,
ученик 11-го класса,
МОУ Рощинской средней
образовательной школы № 17

Научный руководитель:
Бочкарева Наталья Михайловна,
учитель истории,
Красноярский край, Курагинский район

«Людей неинтересных в мире нет:
Их судьбы, как истории планет»
Е.Евтушенко

Когда я изучил период второй Мировой войны по истории, меня до глубины души задели слова нашего учителя истории. Это были даже не слова, а тоска и обида на саму себя. Дело в том, что Наталья Михайловна жалела, что в своё время, когда был ещё жив её отец-участник боевых действий, трижды раненный, имеющий 11 орденов и медалей, не заинтересовалась глубоко его личной жизнью в этот период. Она рассказывает, что отец не любил вспоминать об этом периоде времени. Когда она просила его рассказать что-нибудь, то она получала либо твёрдое «нет», либо нежелание говорить на эту тему. И сегодня она жалеет, что не была настойчива, а после его смерти не у кого теперь спросить. Осмыслив эти слова, я задумался, а ведь пройдёт время, и я, может, пожалею о том, что ушло навсегда и чего уже не вернёшь. Поэтому этот доклад я посвящаю жизни моих бабушки и дедушки.

Живя уже 16 лет в окружении моих близких: мамы и папы, бабушки и дедушки, я часто слышал такие слова, как депортация, реабилитация выселение. Ранее я не задумывался над значением этих слов, а сейчас, будучи уже серьёзным и рассудительным человеком, я решил узнать, что означают эти слова и что стоит за ними для моих родных.

Слово депортация, согласно энциклопедическому словарю, определяется как изгнание, ссылка. Меня заинтересовало это определение. И я решил узнать, о чём часто беседуют мои близкие, и о чём я ещё мало знаю. И вот, что я узнал. Дело в том, что когда-то моя бабушка жила на Украине, в Житомирской области, в Барашевском районе, в селе Немановка. И такое страшное явление, как депортация, коснулось её семьи. Я попросил бабушку рассказать об этом времени. Во время рассказа бабушкин голос звучал ровно и спокойно.

«После того, как Россия начала вытеснять немцев со своей территории, - рассказывает Эльфрида Густавовна, - они вторглись на Украину. Местное население предупредили, чтобы через 24 часа все были готовы, а кто не будет готов, того они расстреляют. Папа пришел домой и сказал, чтобы мы собирались. Мама настряпала немного хлеба, папа заколол свинью. А утром приехали немцы на конях. Посадили нас на телеги и не разрешили взять весь запас продуктов, а только часть, а остальное забрали себе. Боясь за свою жизнь и за жизнь детей, мужчины не стали сопротивляться и отдали большую часть продуктов».

Не знаю, я бы, наверно, так же поступил. Всё-таки жизнь родных и близких дороже всякого хлеба.

«Мы ехали под конвоем, - продолжает Эльфрида Густавовна, - сколько времени ехали, я сейчас точно не помню, да и не до этого было тогда. Мы боялись только за свои жизни. Немцы очень торопились и часто кричали: «Быстрее, быстрее».

Так нас везли до польской границы. Во время пути все запасы продуктов закончились. И поэтому нам приходилось питаться лебедой, а если найдём то и гнилой картошкой. Мы её разминали и стряпали на углях лепёшки».

Что пережили эти люди, знает один только Бог. И есть ли среди нас, живущих в благоустроенных квартирах, в тепле и спокойствии, такие кто смог бы пережить всё это? На первый взгляд, кажется, не найдётся таких людей, а если посмотреть с другой стороны, когда заставляет нужда, когда, кажется, всё бы сделал, лишь бы остаться в живых. Наверное, эти мысли и приходили в головы людей. Я спросил бабушку, как всё закончилось, и вот что я услышал.

«Когда нас довезли до польской границы, там нас загрузили в товарные вагоны, как скот, и повезли в Шлези (станция на границе с Польшей). Оттуда разослали кого куда. Я попала к одной хозяйке. Я была рада, что попала к ней. Да рада, потому что, что я делала, было просто «праздник» в сравнении с тем, что пережили мои сестры, хотя у хозяйки я выполняла всю грязную работу. Я доила коров, кормила свиней. В общем, выполняла всю работу по хозяйству. Со мной жил поляк Ян. Он был намного старше меня и считал меня за дочь. Он помогал мне, как мог и чем мог. Так я прослужила у хозяйки больше года. Потом было решено отправить нас на Родину. Все воспряли духом. Отец приехал за мной. Хозяйка не хотела меня отдавать и уговаривала остаться. Но Ян сказал мне: «Поезжай, у тебя другая судьба». Эти его слова запомнились мне на всю жизнь, да и его я буду помнить до своей смерти».

Да, это важный этап в жизни моей бабушки. А если бы она не поехала с отцом, если бы она осталась. Как сложилась бы её судьба? Об этом я могу только догадываться. Я спросил бабушку, а что было после того, как вас привезли на Родину? И она рассказала далее свою историю.

«Как я говорила, нас хотели отправить на Родину, а на самом деле погрузили в вагоны и отправили в Свердловскую область. Приехав туда, мы узнали, что папа должен гнать лошадей обратно. Его забрали. И на сегодняшний момент мы так и не знаем, где находится его могила, и что с ним случилось в пути. В Свердловской области я пошла работать, пока не встретила твоего деда».

Я слушал свою бабушку, она многое уже с трудом вспоминала, но ни разу не осудила власть, а о Сталине говорила даже с ноткой уважения. Что это? Так глубоко въелся страх или идеология? Сравнивая сегодняшнее время с тем, многое можно оправдать. Осуждает за пьянство и нежелание работать сегодняшнюю молодёжь. Постоянно говорит: «А вот мы...». Я думаю, что, действительно, им есть чем гордиться, несмотря на драматические события в их ранней биографии. Они смогли всё преодолеть и добиться в жизни более или менее устойчивого положения. Как не уважать этих людей?! А ведь у них были очень плохие стартовые позиции! Видимо, есть что-то в генах людей этого поколения, какая-то сила духа, стойкость.

Эти люди сделали самих себя! И бабушка закончила свой рассказ.

«Как нам жилось в эти годы, сказать трудно. Больше вспоминается не страх и обида, а голод и нищета. Отношение окружающих было разное. Хотя редко кто и только в крайнем случае обзывали нас «врагами народа». Очень многим помогали, сочувствовали, старались, как могли поддержать. Были и такие, кому мы были безразличны. Чаще люди не обращали внимания на наше положение, и мы были им благодарны».


623071, Свердловская обл., Первоуральский район,
п.Новоуткинск, ул.30 лет Октября, дом ..., кв....
Гр. Шницер Э.Г.

Справка

Выдана о том, что гр. Шницер Эмилия Густавовна, 1923 года рождения, уроженка Житомирской области, Барашевского р-на, с.Немановка, как лицо немецкой национальности, в 1946 году выселена по репатриации из Польши в Свердловскую область, Билимбаевского района.

8 декабря 1948 года взята на учет спецкомендатуры МВД на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года.

6 января 1956 года из-под надзора органов МВД освобождена и снята с учета спецпоселения на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13.12.1955 года.

Состав семьи, проживающие совместно с выселенцем:

Мать: Шницер Адольфина Ивановна, 1899 г.р.
Сестра: Шницер Эльфрида Густавовна, 1927 г.р.
Сестра: Шницер Герта Густавовна, 1929 г.р.
Сестра: Шницер Ирма Густавовна, 1937 г.р.
Сестра: Шницер Адина Густавовна, 1939 г.р.
Брат: Шницер Эвальд Густавович, 1935 г.р.
Брат: Шницер Эмиль Густавович, 1943 г.р.
Сын: Шницер Гергард Эрвинович, 1943 г.р.

(Фонд №7, архивное личное дело № 7601).

На основании ст.3 Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине», а также п.7 Постановления Верховного Совета Украины «О толковании Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине», вышеупомянутые лица - РЕАБИЛИТИРОВАНЫ.

Сведения об изъятии и конфискации имущества в архивном деле не имеется.

Зам. Начальника ИБ УВД
Житомирской области П.В.Глемба


Управление внутренних дел
администрации Красноярского края

Справка о реабилитации

Гр. Вагнер — Шницер Эльфрида Густавовна.

Год и место рождения — 1927 с.Немановка Барашевского района Житомирской области.

Место жительства до применения репрессии в мае 1946 года — репатриирована из Польши.

Когда и каким органом репрессирован — в 1946 году взята на спецучёт с/к Белимбаевского района Свердловской области.

Основание применения репрессии по политическим мотивам в административном порядке — Директива НКВД СССР от 11.10.1945 года, Указ ПВС СССР от 26.11.1948 года.

От спецпоселения освобождена — 16 января 1956 года на основании Указа ПВС СССР от 13 декабря 1955 года.

На основании п. «В» ст.3 Закона РФ от 18.10.91 г. «О реабилитации жертв политических репрессий» гр-н(а) Вагнер — Шницер Эльфрида Густавовна реабилитирована.

Начальник УВД Красноярского Края
Исп. № 23 дело 8541 Б.В.Петрухин


Познакомившись с воспоминаниями бабушки, я ещё глубже заинтересовался событиями того времени. Я поехал в Курагинский краеведческий музей, посетил центр немецкой культуры, поискал некоторые материалы в архивах и у меня начало складываться своё мнение о том времени.

Судьба деда не менее трагична. Его судьба напрямую связана с судьбой советских немцев Поволжья.

Присутствие немцев на территории России относится к шестидесятым годам 18 века. Немцы были приглашены Екатериной II с целью заселения и освоения обширных территорий, в том числе и Поволжья. Пережив все напасти, которые их постигли, колонисты создают высокопродуктивные хозяйства, чем способствовали подъёму экономики края. В 1923 году была образована Автономная Советская Социалистическая Республика (АССР) немцев Поволжья. На январь 1941 года Республика занимала 28,4 тыс.кв.км, административным центром был город Энгельс, крупным посёлком - п.Красный Текстильщик. На территории Республики находились 22 кантона. Население составляло 605,6 тыс. чел (по другим данным около 400 тыс.).

С началом Великой Отечественной войны советское руководство попыталось использовать АССР и её немецкое население в качестве инструмента давления на «братьев по классу» в Германии и солдат её оккупационной армии. Но все контрабандистские компании ни к чему не привели. Провалив пропагандистские компании, в которых немецкая автономия использовалась в качестве «витрины социализма», советское руководство приняло решение о ликвидации республики и переселении граждан немецкой национальности в восточные районы страны.


Указ Президиума Верховного Совета СССР
«О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья»

28 августа 1941 г.

По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеется тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья.

О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев, проживающих в районах Поволжья, советской власти никто не сообщал, следовательно, немецкое население районов Поволжья, скрывает в своей среде врагов советского народа и советской власти.

В случае если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке Германии немецкими диверсантами и шпионами в Республике немцев Поволжья или в прилегающих районах, случится кровопролитие, и советское правительство по законам военного времени будет вынужденно принять карательные меры против немецкого населения Поволжья. Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить всё немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землёй и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах.

Для расселения выделены изобилующие пахотной землёй районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана и другие соседние местности.

В связи с этим Государственному Комитету Обороны предписано срочно произвести переселение всех немцев Поволжья и наделить переселенцев, немцев Поволжья, землёй и угодьями в новых районах.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР
М.Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А.Горкин


Надо отметить, что Указ распространялся на немцев, проживающих в Автономной Республике немцев Поволжья, в Саратовской и Сталинградской областях. По остальным немцам, проживающим в других районах европейской части страны, принимались другие постановления. Переселению подлежали все немцы без исключения, как жители городов, так и сельских местностей, в том числе члены ВКП(б). Руководство по переселению возлагалось на НКВД СССР. Переселение проводилось целыми колхозами в следующие края и области:


№ 3 Строго секретно
Совет Народных Комиссаров
Союза ССР и ЦК ВКП(б)

Постановление №__________
Москва, Кремль 26 августа 1941 г.

О переселении немцев из Республики немцев
Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей

Совет Народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

1. Переселить всех немцев из республики немцев Поволжья и из Саратовской и Сталинградской областей общей численностью 479841 человек в следующие края и области:

Красноярский край - 75000 чел.
Алтайский край - 95000 чел.
Омская область - 85000 чел.
Новосибирская обл. - 100000 чел.
Казахская ССР - 125000 чел.
В том числе:
Семипалатинская обл. - 18000 чел.
Акмолинская обл. - 25000 чел.
Северо-Казахская обл. - 25000 чел.
Кустанайская обл. - 20000 чел.
Павлодарская обл. - 20000 чел.
Восточно-Казахстанская обл. - 17000 чел.

Переселению подлежат все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских местностей, в том числе члены ВКП(б) и ВЛКСМ.

2. Руководство переселением возложить на НКВД СССР. Предоставить НКВД СССР право привлекать к работе по переселению Наркомзем, Наркомсовхозов и Переселенческое управление при СНК СССР в центре и их органы на местах.

3. Переселение производить целыми колхозами. Расселение на новых местах производить как путём вселения целых колхозов в существующие колхозы и совхозы, так и путём расселения переселяемого колхоза на новом месте, с использованием подготовленного переселенческого фонда, всех пустующих строений в сельских местностях и путём уплотнения населения. При отсутствии жилого фонда и хозяйственных построек в местах расселения произвести строительство домов силами переселяемых.

4. Городских жителей расселять в районных центрах и других городах, указанных в пункте 1, кроме областных городов.

5. Разрешить переселяемым брать с собой личное имущество, мелкий сельскохозяйственный и бытовой инвентарь, всего весом до 1 тонны на семью.


Но вернёмся к истории моего деда. Вагнера Андрея Андреевича. Семья моего деда проживала в селе Бауэр Каменского кантона.

«Я начну свой рассказ с того, как меня выселяли, - начал Андрей Андреевич, - мне было тогда 14 лет, когда вышло постановление выселять немцев. Это было 60 лет назад, всё не запомнишь, но основное я могу рассказать. Нас привезли из деревни на подводах и повезли на баржах по Волге, так мы проплыли около суток. Нас доставили к станции Овек, там была железная дорога, нас погрузили в товарные вагоны. Погрузка проводилась около 12 часов. На станции находилось большое количество людей, так что все в один эшелон не вошли, и поэтому перевозка шла партиями. Вот так нас доставили в Сибирь. По железной дороге привезли в Абакан. Из города Абакана 8 семей выгрузили на пристани «Заготзерно» и отправили в деревню Мокино Курагинского района».

Согласно постановлению СНК союза ССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 года переселяемым разрешалось брать с собой личное имущество, мелкий сельскохозяйственный и бытовой инвентарь, продовольствие, всего до 1 тонны на семью. Всё, что оставалось на месте: хозяйственные постройки, скот, сельскохозяйственный инвентарь и другое, должно было по оценочному акту сдаваться специальным комиссиям. Предписывалось: оставленное недвижимое имущество, продовольствия и скот подлежали восстановлению (кроме лошадей) по квитанции. Постройки восстанавливались на месте путём предоставления готовых домов или материала на постройку. Но всё это было далеко от действительности. Далее официальные документы свидетельствуют об этом.

Выписка из письма заместителя начальника 12-ого отделения ОК НКВД СССР тов.Гусева от 31 августа 1941 года: «…в настоящее время производится эвакуация немцев - граждан СССР. Процесс эвакуации не продуман. В ряде районов допускаются совершенно ненужная спешка. Эвакуируемым, как правило, не говорится о том, куда они вывозятся, сколько времени будут в пути, какой запас продуктов нужно взять с собой. В результате большинство эвакуируемых из городской местности через 2-3 дня остались без продуктов питания, что вызвало недовольство. При отправлении эшелонов, начальники эшелонов не назначались». На местах по приему переселенцев были образованны комиссии, принимаемые соответствующие решения.

Из докладной записки начальника УНКВД по Красноярскому краю майора Семёнова и майора Бычкова на имя заместителя народного комиссара внутренних дел СССР В.В.Чернышева: «В соответствии с приказом народного комиссара внутренних дел СССР от 27 сентября 1941 года за № 000158 по Красноярскому краю в связи с переселением 75000 немцев проведены следующие мероприятия: создана краевая комиссия из представителей крайисполкома, крайкома и заинтересованных организаций, на местах созданы тройки.

...В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома было разработано решение крайкома и крайисполкома и разослано на местах. Кроме того, по согласованию с секретарём крайкома в районы, куда будет производиться вселение прибывающих переселенцев, мобилизовано и послано 40 коммунистов актива крайкома и крайисполкома по линии НКВД, на разгрузочные пункты выделено и направлено 16 ответственных оперативных работников УНКВД

...8 сентября в Красноярске проведено оперативное совещание с начальниками заинтересованных органов и руководящим составом УНКВД. На этом совещании присутствовали секретарь крайкома и председатель крайисполкома.

...Разработан и утвержден план перевозок переселенцев железнодорожным и водным путём внутри края, с учётом быстрейшего продвижения переселенцев к местам поселения и наименьшего использования гужевого транспорта в связи с разгаром уборочной кампании и хлебопоставок. На сегодняшний день в Красноярском крае поступили следующие эшелоны: № 820-48 вагонов, 677 семей, 2482 человека».

Из Республики немцев Поволжья операция по переселению началась 3 и закончилась 20 сентября 1941 года. Всего подлежало переселению немцев - 872578 человек. Переселено было на 15 сентября 1941 года - 749613 человек. Депортация проводилась по заранее разработанному плану, жестоко, но без физического насилия, поскольку ошеломлённый народ покорился судьбе и не оказывал сопротивления произволу.

В Курагинском районе расселение депортированных немцев проводили в сельсоветах: Мокинском, Детловском, Грязнухинском, Поначёвском и других. Как таковых распорядительных документов на этот счёт в архивных документах нет, но в нехозяйственных книгах записаны немецкие семьи: Брух - 5 человек, Шлюндт - 8 человек, Бирих - 8 человек, Бекер - 7 человек, Кайзер - 4 человека.

«По приезду в деревню Мокино, - продолжает свои воспоминания Андрей Андреевич, - нас поселили в стайке с другой семьёй из 6 человек. В стайке не было ни печи, ни двери. Мать сделала из камней печку. Тепла от неё мало было, но сварить обед можно было. На следующий день нам пришлось идти на работу - молотить, так как шла уборочная пора».

Сразу же после переселения основных контингентов немецкого населения последовала серия юридических актов по их трудовому использованию. Среди них: распоряжение СНК СССР № 57-К от 30.10.1941 года «О переселении лиц немецкой национальности из промышленных районов в сельскохозяйственные», постановление ГКО № 1281сс от 14.02.1942 года «О мобилизации немцев-мужчин призывного возраста от 17 до 50 лет, постоянно проживающих в областях, краях, автономных и союзных республиках». Этими документами узаконивали мобилизацию и использование немецкого населения в трудармиях, рабочих колоннах на весь период войны, на стройках НКВД и промышленности. Трудармии - это было особое явление, сочетавшее в себе элементы военной службы, производственной деятельности и ГУЛАГовского режима. 07.10.1942 года вышло постановление № ГОКО-2383 «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР», согласно которому мобилизовали мужчин в возрасте 15-55 лет, а также женщин-немок в возрасте 16-45 лет.

«Прошла зима, летом 1942 года первых переселенцев начали забирать в трудармии, - продолжает своё повествование Андрей Андреевич. Мне уже было тогда 16 лет. И вот в октябре 1942 года пришла повестка. Собрали всех трудоспособных немцев и отправили в село Курагино. А там кого куда. Я попал в Свердловскую область, в город Чкаловск. Там должен был обосноваться аэродром, для тренировки летчиков. Но так как туда дороги не было, нас заставили зимой, в суровый мороз, прочищать дорогу от снега. Это был адский и тяжёлый физический труд. Там я пробыл около 3,5 лет».

При максимальном напряжении сил, в условиях практически подневольного труда советские немцы выживали и трудились по-ударному. Начальник НКВД по Красноярскому краю И.П.Семёнов в докладной записке в адрес отдела спецпоселений НКВД СССР в феврале 1946 года писал: «Многие из спецпоселенцев выполняют и перевыполняют нормы, к труду относятся хорошо». Те, кто остался в сельской местности, трудились в совхозах и колхозах. На территории района это были колхозы «Красный Октябрь», «Коминтерн», молсовхоз «Курагинский» и другие.

«Но, может быть, не зря меня привел меня туда Бог, - продолжает дед, - здесь я встретил твою бабушку. И как видишь, живём мы с ней с того времени вместе, душу в душу. Пережили всё и радость, и горе. Помогали друг другу в трудную минуту. Но мы никогда не унывали и верили, что Бог поможет нам и сохранит нас». Вот этими словами и закончил он свою семейную историю.

В 1956 году Андрею Андреевичу и другим спецпоселенцам отдали паспорта и выдали трудовые книжки. Впоследствии дед и бабушка переехали на ферму № 6. А сейчас они живут в селе Бугуртак. Сестра Андрея Андреевича, Мария, живёт тоже в селе Бугуртак, а брат Карл в 2002 году уехал в Германию.

Депортация немцев принесла государству миллиардные экономические убытки, не считая моральных. В самый суровый период войны не досчиталась страна многих тысяч тонн зерна и другой сельскохозяйственной продукции. На новых местах государство не выполнило ни одного из обязательств, изложенных в директивах о депортации. Только в 1964 году в закрытом Указе Президиума Верховного Совета СССР официально были признаны необоснованными все обвинения советских немцев в пособничестве врагу в 1941 году. Нельзя согласиться с мнением об особенной ненависти к советским немцам со стороны государства и обвинения его в геноциде. Скорее всего, это была целенаправленная политика, с помощью которой советские руководители пытались провести в жизнь свои планы.

Отдавая должную дань этим людям (в числе которых и мои родные), совершившим житейский и трудовой подвиг, нам, их детям, внукам нужно помнить истинные причины этой трагедии и извлечь политические уроки.

Библиография:

1. Немцов В.В. «Трагические судьбы». М. «Готика», 2000 г.
2. Сборник документов «Мобилизовать немцев в рабочие колонны. И.Сталин». М. «Готика», 2000 г.
3. Документы «Путь на Родину из СССР». М. «Готика», 2001 г.
4. Документы, факты, комментарии «Их надо депортировать». М. «Дружба народов», 1992 г.
5. Личные воспоминания семьи Вагнер.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»