Колокол памяти стучит в мое сердце (о деятельности трудового поселения Усть-Можарской отдельной комендатуры ОТП ОГПУ)

Колокол памяти стучит в мое сердце (о деятельности трудового поселения Усть-Можарской отдельной комендатуры ОТП ОГПУ)


Подготовил: Учащийся 11 класса «а» Курагинской средней школы №1  Калюга Дмитрий

Научный руководитель: Заведующая  архивным отделом администрации  Курагинского района А.Е.Калюга

п.Курагино

2006г.

Введение

В конце 20-х годов ХХ века тяжкий стон прошел по деревням  России – началось раскулачивание крестьянства и последующее за ним выселение с обжитых мест.

Массовый характер выселение крестьянских семей приняло после принятия Постановления ЦИК и СНК СССР от 01.02.1930г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районы сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством».

Были определены места выселения. Часть раскулаченных южных районов края направлялась на Саралинские рудники и на Артемовский рудник Курагинского (в последствии Артемовский) района.

В данной  работе исследованы архивные документы трудового поселения Усть-Можарской спецкомендатуры отдела трудовых поселений Сибирских исправительно-трудовых лагерей Полномочного представительства Объединенного Главного Политического Управления (Сиблаг ПП ОГПУ).

Усть-Можарская комендатура и ее трудовое поселение  подчинялась районной Ольховской комендатуре, которая находилась в нескольких десятках километров на Артемовском руднике в п.Ольховка.

Населенного  пункта  Усть-Можарка как такового до образования спецпоселения не было, нет на карте его и сейчас. Да и кто бы придумал селиться в непроходимой тайге и болотах?!

Документы трудпоселения сохранились в архивном отделе администрации Курагинского района в фонде № Р-40 «Колхоз им.Чкалова». В данных документах находятся и постановления Курагинского и Артемовского райисполкомов по трудколонии, которых в архивных фондах этих учреждений почему-то не обнаруживаются. Видимо очень была повышенная «секретность» данных решений.

Данные материалы интересны даже тем, что сохранились. Ведь многие документы были уничтожены.

При работе с архивными документами мне оказала помощь моя мама-заведующая архивным отделом Антонина Евгеньевна и специалисты архива.

Период репрессий в СССР в ХХ веке долгое время замалчивался. До сих пор остаются белые пятна этой трагедии или ее искажение. 

Так советские средства массовой информации уверяли, что в районы спецпоселений попадали исключительно «опасные элементы – вредители», тунеядцы, не желающие работать. Там для них создавались самые благоприятные условия для проживания и др. Но это было совсем не так.

Обманут, унижен, забит,
Все сносит, все терпит народ…
Терпение – что динамит:
Чем больше – страшнее рванет!
(Ю.Друнина)

Эта работа – попытка рассказать, исследую архивные документы, дополняя воспоминаниями очевидцев, о том, что было на самом деле.

1.    Образование трудового поселения.

Неужто правда, что жизнь свою
Напрасно сожгли жестоко
Одни в ГУЛАГе,
Одни в бою,
Другие – на дыбе шока?
(Ю.Друнина)

Решение об образовании трудового поселения Усть-Можарской спецкомендатуры отдела трудовых поселений Сибирских исправительнотрудовых лагерей Полномочного представительства Объединенного Главного Политического Управления (Сиблаг ПП ОГПУ) было принято коллегиально.

В январе 1933 года на объединенном совещании представителя Мингоскомбината  Золотопродснаба, райкоменданта, представителя Сиблага ОГПУ и секретаря Артемовского ВКП (б) было принято ряд важных решений:

1. В развитии постановления Правительства о ширпотребе и в целях разгрузки Мингоскомбината от нетрудоспособного и многосемейного контингента из с/переселенцев признать целесообразным организацию из указанного контингента трудколонию с укладным производством кустарно-промысловых изделий для нужд      комбината и приискового населения Артемовского рудника.

2. Место организации трудколонии принять по реке Можарке Курагинского района, находящееся в 18-20 км от пос. Кордово при более обеспеченном земельными угодьями, лесным массивом и водоснабжением. 

Не случайно трудколонию разместили в устье реки Можарки. Этот «медвежий угол» окружали   вековая тайга и болота.  Ближайшая железнодорожная станция Абакан находилась не за одну сотню километров. Чтобы до нее добраться надо было переплавиться по 5-ти рекам, что сводило «на нет» попытки побегов. (1)

Мингоскомбинат обязывался оказывать помощь: в приобретении помещения под жильё, бани, столярных мастерских и оказать единовременную помощь в размере 10 000 руб. а также передать колонии 20 лошадей, обеспечить весеннюю посевную кампанию необходимым инвентарём и потребным количеством семян.

Согласно договора  Мингоскомбинат на 1933 год обязан был выделить продукты из расчета полагаемого пайка: муки-41 тн., масла-1500 кг., масла эксп. 600 кг., раст. 650 кг., сахар-5184 кг., рыбы 5400 кг., крупы 5400 кг и  производить расчеты с Сиблагом за принимаемую продукцию ширпотреба не позднее 5 дней со дня приема заказа или части его, причем уплачивать 40 % продуктами питания (по себестоимости) и промтоварами, и 25 % деньгами стоимости заказа.

На основании постановления президиума Курагинского райисполкома от 17.01.1933г. было отведено место под трудколонию по речке Можарке в расположении бараков ЛПХ, которые Сиблаг приобрел у Курагинского леспромхоза за 8 тыс. 740 руб. 

Постройки располагались на Можарском и Тюхтятском лесозаготовительных пунктах Курагинского ЛПХ. (2)

На Можарском пункте были куплены 6 бараков, 4 избушки, столовая, ларек, дом На Тюхтятском пункте были приобретены: 4 барака, 3 бани, изба, амбар, дом, 2 конных двора, 2 амбара, пекарня. (3)

Кроме этого Минлеспромсоюзом трудколонии были переданы дегтярный и смолоскипидарный заводы

Также было отведено земли селения Тюхтяты 350 га и из Казырской лесной дачи – 20 000 га  из них только 50 га пахотной земли. (4)

Надо отметить, что все более удобные земли были заняты колхозами «Тайга», «Тайга за пятилетку» и единоличниками.    Поэтому трудколонии досталась земля,  изрезанная оврагами, заболоченная, заросшая лесом.

50 га пахотной земли были «отрезаны» в основном у  единоличников с тем условием, что после раскорчевки трудпоселения обязано было её вернуть  прежним хозяевам.

2.Подчиненность, структура и управление трудколонии.

При образовании в 1933 году трудколония подчинялась отделу трудовых поселений Сибирских исправительнотрудовых лагерей Полномочного представительства Объединенного Главного Политического Управления (Сиблаг ПП ОГПУ), который находился в г.Новосибирске. С образование Красноярского края (в 1934г.) она с июля 1935г.  перешла в подчинение отдела мест заключения и трудовых поселений Управления Народного Комиссариата Внутренних дел по Красноярскому краю (МЗ и ТП УНКВД).

Как отмечалось в акте от 08.07.1933г. комиссии по отведению земель: «Трудколония представляла собой промыслово-кооперативную артель с уклоном сельского хозяйства с выбранным правлением артели из спецпоселенцев с общим политическим наблюдением Ольховской райкомендатуры Сиблага ОГПУ» (5)

Распорядительные функции в трудколонии осуществлял комендант и его заместитель. В архивных документах сохранились их фамилии: Руденко, Корнев, Зайцев, Цыплаков. Распорядительные документы из вышестоящих органов направлялись в первую очередь к ним. Отчет о проделанной работе, планы, сметы и даже отчеты по посевной по пятидневкам отправлялись за их подписью. Также все договора трудколонии с другими организациями заверялись подписью коменданта и круглой печатью.

Хозяйственную работу трудколонии возглавлял уполномоченный. В 1935 году ими были Базанов Яков Константинович и  Гульченко.

В трудколонии были два участка: № 1 – центральный в Усть-Можарке и № 2- в Тюхтятах. На них находились жилые и хозяйственные постройки, приобретенные у леспромхоза, а также строились новые. Центральный участок был распланирован четко: бараки располагались по прямым улицам. (6).

Постройки также находились в с.Курагино – дом (перевалочная база), в д.Петро-Павловка – баня, 2 кладовые, пекарня,  в с.Имисс – интернат. (7) 

С 1937г.  план по производству сельхозпродукции до трудколонии доводился и Артемовским райисполкомом. В его сводках она значилась как неуставная сельхозартель. (8).

На основании постановления Совета Министров от 07.05.1947г. №  1413-375с  спецкомендатуры были упразднены.  

Неуставная сельхозартель была преобразована в колхоз «им.Чкалова».

3. Годы лишений

В январе 1933г. было принято решение об образовании трудколонии, а первые поселенцы прибыли уже в феврале. (9)

Селились они в промерзших бараках, которые даже по мнению спецкомендата надо было ремонтировать.

Спецпереселенцы различных национальностей пребывали в трудколонию из Артемовского рудника, Минусинской спецкомендатуры, Саралинской спецкомендатуры и др. «Абхазцев «налицо» - 149 чел, из одиноких – 28 чел, семейных-119 чел.», -отмечалось в донесениях.

Согласно сводке на 18.06.1933г. количество семей трудпоселенцев составляло 147 семей (523 чел.).

Из них: 

Население Муж Жен Подростков от 12-16 лет Дети до 12 лет Школьн. Возраста 8-16 лет
      Мальчики Девочки Мальчики Девочки Мальчики Девочки
ВСЕГО 150 144 26 32 73 98 50 67
Из них раб. 131 56 24 23      

20.07.1933г. из Саралинской комендатуры прибыло еще 536 спецпереселенцев

Из них многие умирали в пути, другие – пытались бежать. Из «саралинской партии» бежали в пути 36 чел.

В сведениях об убывших трудпоселенцах трудколонии на 01.09.1933г. из 24 человек: 14 - умерли, 9 – убежали, 1 – отправлен на излечение.

В самой колонии были организованы группы по борьбе с побегами. (10) 

Трудпоселенцы должны были обеспечивать себя продуктами питания: хлебом, мясом, молоком. Для трудколонии отделом трудовых поселений доводился план на производство сельсхозпродукции и предметов ширпотреба, который нужно было выполнить в обязательном порядке.

План доводился не только на произведенную продукцию, но и на количество нетрудоспособных спецпоселенцев, количество которых выше плановой цифры быть не могло или таковых не должно было быть совсем. Из письма начальника ОСП ПП ОГПУ по Западно-Сибирскому краю Анастасенко от 27.06.1934г. следовало: «Руководствуясь основным положением втянуть в производственный процесс весь нетрудоспособный контингент спецпереселенцев, могущий быть использованным на облегченных работах – широко разверните кустпром, работу среди данного контингента». (11) 

Сведения о трудовом использовании трудпоселенцев (инвалидов) могущих работать и фактически работающих в августе 1933 года на 01.09.33 года  были следующими (12):

Показатели На 01.09.1933г. На 01.10.1933г.
Количество семей 352 361
Количество в них чел., в том числе: 1163 1221
- мужчин 350, в том числе:
- могущих работать-275,
- работало - 240
360, в том числе:
- могущих работать- 285, 
- работало – 250
- женщин 307, в том числе:
- могущих работать-215,
- работало - 200
317, в том числе:
- могущих работать- 225, 
- работало - 210
- подростков 124, в том числе: 
- могущих работать-110, 
- работало - 110
141, в том числе:
- могущих работать- 120, 
- работало - 120
- детей 382 403

Из этой таблицы можно сделать вывод, что на трудпоселении находилось большинство детей. И  если труд мужчин и женщин использовался в силу возможности, то труд подростков использовался на все 100 %. Основными трудпоселенцами были дети.  

Непроходимая тайга и болота, комары, окружали трудпоселение. Для посадки зерновых надо было вести раскорчевку. Из объяснительной записки коменданта следовало «Посевная площадь требует большую раскорчевку. На раскорчевку пней требуется на 1 га не менее 200 человеко-дней полноценной рабочей силы, каковой у нас в колонии почти нет. И придется прибегнуть к механизированной силе, а для этого необходим один гусеничный трактор» (13)

В 1933 году трудпоселенцами по сути «голыми руками» было раскорчевано 75 га, в 1934 году – 100 га и 750 га поднято целины, но недостаток земли остро ощущался, поэтому в 1934 году было отведено 800 га земли из земель совхоза Золотопродснаб (14)

С большим трудом , но все же трудпоселенцам удалось произвести посадку и уборку в 1934 году. В ПП ОГПУ г.Новосибирска комендант сообщал: «Уборка урожая 1934 года  была закончена 14 января 1935г.» (?!) (15)

Как только можно было вести уборку в Сибири в ноябре, декабре и в январе в таежной зоне - одному богу только известно. Ведь в это время стоят сибирские морозы и снег более 1 м.  Из - за выпавшего снега и заморозков не удалось убрать коноплю, 1 га картофеля и 4 га просо.(16) 

  Было посажено и убрано:

Эта урожайность была  низкая, так как сказывалось расположение трудпоселения – таежная зона, отсутствие техники.

Продуктов все равно не хватало, так как прибывали новые спецпоселенцы. В архивных документах имеются «Заявки на потребное количество товаро-продуктов для Можарской труд-колонии на 1934год», где включено 257 наименований, в том числе продукты. По данной заявке можно сделать вывод, что спецпереселенцы поступали «с пустыми руками»: без вещей, продуктов, предметов первой необходимости.

С трудом, но все же шло строительство. Работал лесоучасток.

На лесозаготовках работала основная рабочая сила трудколонии. Лес заготавливали и для своих нужд, но в основном для  Артемовского рудника и системы Сиблага. Отправляли плоты и пиломатериал в г.Красноярск. Не было никаких  приспособлений и механизмов, все делали «вручную»: ручными пилами валили деревья, обрубали сучки, сами грузили на конские поводы.

На январь 1934г. была построена школа (количество учащихся насчитывало 340 чел.), мельница конный двор, фельдшерский пункт. Строились бараки, которых должно было быть 92 шт. общей площадью 44 м2 каждый.

Труд каждого строго учитывался. Распоряжение отдела трудовых поселений управления по Красноярскому краю НКВД СССР г.Новосибирска от 20.10.1934г. гласило «Неполноценную рабочую силу на кустарных промыслах Вам надлежит расставить с таким учетом, чтобы обеспечить 100% - ую нормальную выработку. Зарплата запроектирована на трудодень в 3 рубля, а высококвалифицированным рабочим – до 6 руб. ОТП считает, что к 1У-му кварталу артели нетрудоспособных настолько окрепли, что должны калькулировать свою продукцию с целью общепринятых необходимых накладных расходов» (17).

Более менее «окрепших» спецпоселенцев опять отправляли на Артемовский рудник.(18)

Надо сказать, что отсутствие достаточного жилья, недостаток питания, теплой одежды, медикаментов самым тяжелым образом сказывался на переселенцах. К тому же на трудпоселение направлялись в основном больные, инвалиды.

В объяснительной записке к производственному плану трудколонии за 1934г. указывалось: «230 чел. временно не работали за отсутствием обуви и обмундирования и разных заболеваний». (19)

Нередки в трудпоселении были и эпидемии брюшного и сыпного тифа. Большое количество поселенцев болело дифтерией, малярией. Заболевшие обращались в амбулаторию, штат которой состоял из фельдшера и 5-ти сиделок. В неделю посещало амбулаторию до 480 человек. В подкрепление мед.персоналу амбулатории был направлен второй фельдшер из с.Имисс. Донесения по мед. состоянию трудпоселенцев направлялись подекадно.

Из донесения помощника поселкового коменданта в Сиблаг г.Новосибирска  от 15.11.33г. «В виду усиливающейся эпидемии сыпного тифа в трудколонии и дер.Тюхтятах, принять из Саралы партию труд.поселенцев в 150 чел. совершенно невозможно, т.к. за недостаточностью помещений разместить их негде. Больных в колонии 47 чел., а в дер.Тюхтятах – 13 чел. Для больных оборудован карантин-изолятор, вся их одежда пропущена через специально оборудованную баню-вошебойку» (19).

Также для целей дезинфекции была оборудована газовая камера. (20)

В феврале 1935 года Усть-Можарская трудовая колония была реорганизована в Усть-Можарскую неуставную сельхозартель отдела трудовых поселений (21).

На то время в ней насчитывалось: 227 семей с 860 едоками, 160 лошадей, 100 голов крупно-рогатого скота, 60 овец, 227 коров в индивидуальных хозяйствах. Закреплено:  1014 га сенокосов, 253, 5 га выпасов, 56, 75 га усадебной земли, 2000 га – пахотной, а всего – 3325 га. (22)

Согласно отчета за 1935 год в трудпоселении уже работали: столярная мастерская, кузница и слесарка, смолокурка, сапожная мастерская, кирпичный завод, известковое производство, хлебопекарня, ткацкая, лесопилка, лесозаготовительный участок. Решался вопрос о строительстве бумажной фабрики. (23)

Осуществлялось производство  дранки, корзиноплетение, транспортное, бондарное, столярное,  кружевное .

Было изготовлено 450 телег, 450 саней, 1200 полозьев, 600 тш.колес и др.(24)

Имелись постройки:

- на центральном участке № 1: 2 хлебных амбара, конный двор, 2 погреба, овощехранилище, парник, слесарная и колесные мастерские, хомутная, столярная, кирпичный тепляк, кузница, сапожная, амбар известковый, маслобойка, мельница, бондарная, пихтозавод, столовая, пекарня, распределитель, баня,  детсад, школа, ветпункт, клуб.

-  на участке № 2: 10 амбаров,  баня.

На центральном участке находилась комендатура и арестное помещение.

 Интерес представляет набор культспортинвентаря в  клубе: 2 шахматных столика, балалайка, гармония венская 2-х рядная, 2 гитары, радиоустановка, доска для стенгазеты, доска ударника, доска % выработки. (25) 

Несмотря на нахождение в ссылке крестьяне, привыкшие добросовестно трудиться, не халтурили. В предварительных калькуляциях был предусмотрен премиальный фонд в размере 1 %. (26)

Из техники имелось 3 трактора «Фадзон» 1928 года выпуска, автомобиль, 2 трактора, 2 молотилки, 10 сеялок, 8 жаток, 65 конных плугов и др. Но как отмечалось в сведениях сельхозинвентарь был изношен на 60%, а трактора представляли собой «утиль».

В 1935г. было вспахано 825 га земли. Посеяны: подсолнух, свекла, горох, пшеница, овес, ячмень, лен, просо, морковь, репа, турнепс, гречиха, конопля, огурцы.

Имелось также тепличное хозяйство- выращивали капусту в парниках. (27)

На строительстве работали – 380 чел., на лесозаготовках и сплаве – 1404 чел.

Была организована даже пожарная дружина.

За 1935г. доход трудколонии составил 247 037-78 руб., расход 95 535 руб. Из этого можно сделать вывод, что содержать такие трудпоселения государству было выгодно, они приносили прибыль.(28)

Страшный каток репрессий и в последующие годы подминал под себя спецпоселенцев находящихся в местах ссылки. В октябре 1933 года был арестован за контрреволюционную деятельность и сослан на 10 лет лагерей в Дальлаг НКВД неграмотный разнорабочий трудколонии Слюсарев К. Г. Арестованы по этой же причине в сентябре-октябре 1937г.  и расстреляны 16.11.1937г. в г.Минусинске: Колмаков С.Б., столяр Левицкий М.Я., сапожник Наумов В.С., агроном Стешенко К.К., работавший в Можарской комендатуре Тырковский И.З. Все они реабилитированы в 1950-60 годах Красноярским краевым судом.

4. Изломанные судьбы.

Тысячи семей прошли страшные испытания на спецпоселениях.

Семья Ваулина Еремея Филипповича была направлена в Усть-Можарку в 1939г. из Артемовского рудника, как раскулаченные в селе Имисс.

«В нашей семье было 7 чел, - вспоминает Анна Еремеевна.-Я была самая младшая и родилась в Усть-Можарке. Жили очень тяжело и трудно. Работая не покладая рук, люди получали миниум продуктов. Многие заводили свое хозяйство, полученную продукцию также сдавали в виде налогов. Питались в основном картошкой и овощами. Хлеба почти не давали, жили на драниках и паренках из овощей. Дети часто болели, росли рахитичными.(30)

По рассказам первых поселенцев, которых привезли в 1933 году они испытали настоящий ад. Везли всех зимой, теплой одежды и еды не было. Стылых бараков на всех не хватало. Многие взрослые и дети поумирали от холода и голода. Как только мы выжили! Одежды не хватало. Ее шили из мешковины.

Когда ликвидировали спецкомендатуру, то взрослым не объявили, что они свободны. Трудовые книжки не отдавали до 1954 года, чтобы не развалился колхоз.

Я инвалид второй группы, сказалось страшное детство.  Кто мне скажет: по каким законам мы должны были страдать? На протяжении всей жизни на мне было клеймо «кулачки».  Справку о реабилитации я получила в 2003 году. Но ничего нельзя вернуть. Кто ответит за все это?».

Анна Еремеевна не смотря на свою болезнь ежегодно приезжает в День памяти 30 октября, чтобы возложить цветы к Мемориальному знаку репрессированным гражданам в районном парке «им.40-летия Победы». Подолгу молится, а щекам ее текут слезы. 

«Моя мечта, продолжает Анна Еремеевна, -  поставить часовню, где можно помолиться за невинно убиенных. Колокол памяти стучит в мое сердце».

Опала жизнь,
Как парашютный купол,
Судьба по нас проехалась,
Как плуг…
Слезинки падают
В тарелку супа,
И ложку поднесешь ко рту
Не вдруг.
(Ю Друнина)

Семья Гребенюк Кузьмы Даниловича была раскулачена и выслана на спецпоселение в Усть-Можарку из Алтайского края.

«Перед Великой Отечественной войной отец был избран председателем колхоза, - вспоминают Владимир и Николай Гребенюк родившие в Усть-Можарке в 1937 году. В 1941 году его забрали на фронт, а в 1942 он пропал без вести. Продуктов не хватало. Пайки выдавали только в 1933 году. Мать настряпала лепешек из жабрея. Наелись их и пошли в лес за дровами. В лесу нам сделалось плохо. Хорошо Володя покрепче был, побежал за подмогой, а так бы не спасли. Тянет, конечно, в те места, где прошло детство. Лет десять назад ездили на место спецпоселения, но там ничего не осталось, только несколько холмиков, а так вся земля перепахана и засеяна».(31)

Тяжело бывшим спецпоселенцам вспоминать свое прошлое. За что они пострадали? Пусть же это никогда не повториться.

А на месте спецпоселения надо установить памятный знак в память о безвременно ушедших и пострадавших.

Но все, что было не забыто,
Не шито-крыто на миру.
Одна неправда нам в убыток
И только правда ко двору.
(А.Твардовский)

Заключение

Исследовав архивные документы, дополняя их воспоминаниями очевидцев можно сделать вывод раскулачивании и выселение это была трагедия каждой отдельно взятой семьи и народа в целом.

Голод, страдания, лишения, которые пришлось пережить миллионам гражданам России, попавшим на спецпоселения и в лагеря   ужасает.

Нагоняло страх сиренным воем
Лагерей трехзначное число:
Пол-России стыло под конвоем,
Пол-России в конвоиры шло.
С.Поликарпов)

По неполным данным около полумиллиона граждан содержалось в лагерях, на спецпоселениях только в Красноярском крае. Система репрессий не щадила никого: ни детей, ни взрослых, ни безграмотных , ни руководителей, ни представителей и самой этой системы.

Тяжкий труд с малолетства на спецпоселениях подорвал здоровье детей, лишил их детства на обжитых местах, возможности получить достойное образование и работу. Напрасные подозрения и недоверие  окружающих  сопровождали их на всей протяжении жизни.

Государство признало свою вину в отношении репрессированных – в 1991 году был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Стали оформляться справки о реабилитации, выплачиваться компенсации за пребывание в лагерях и за незаконно изъятое имущество.

В каждом районе образованы комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, которые помогают пострадавшим восстановить их честное имя.

Также образуются и действуют общественные организации, которые помогают пострадавшим. Самая значимая из них «Мемориал», которая первая в нашем Красноярском крае стала составлять банк данных о пострадавших. На основе системы, разработанной обществом, составлена Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.

В средствах массовой информации стали появляться статьи, публиковаться воспоминания очевидцев о периоде репрессий.

В краях и областях стали издаваться Книги Памяти. В Красноярском крае первый том Книга памяти жертв политических репрессий «вышел в свет» в 2004 году, в 2005г.- изданы второй и третий тома.

Моя исследовательская работа, это  вклад в восстановление справедливости и напоминание людям о страшных и трагических днях истории, а также дань памяти невинно пострадавших. 

Примечания

№ п/п Местонахождение источника Основание
1 Архивный отдел администрации Курагинского района Фонд Р-40, оп.1, д.18, л.5
2 То же То же (д.22,л.1, 2, 4, 5)
3 То же  То же (д,8, л.9-10)
4 То же То же (д.22, л.6,14)
5 То же То же (д.22, л.32-36)
6 То же То же (д.23, л.1, 114-115)
7 То же То же (д.17, л.52-68) 
8 То же То же  (д.22, л. 124)
9 То же То же (д.22,л.32)
10 То же То же (д.4, л.83, 104,129) 
11 То же То же (д.9, л.51) 
12 То же То же (д.4, л.185)
13 То же То же (д.18, л.4)
14 То же То же (д.22, л. 35, 48)
15 То же То же (д.24, л.25)
16 То же То же (д.4, л.279) 
17 То же То же (д.9, л.46-49, 53)
18 То же То же (д.4, л.291)
19 То же То же (д.9, л.45)
20 То же То же (д.4, л.188, 241)
21 То же То же (д.8, л.14)
22 То же То же (д.22, л.67)
23 То же То же (д.22, л.67), (д.2, л.46, л.76)
24 То же То же  (д.22, л.33)
25 То же То же (д.18, л.7, 9)
26 То же То же (д.17, л.53-68)
27 То же То же (д.9, л.26)
28 То же То же (д.18, л.4), (д.24, л.12, 14)
29 То же То же .(д.17, л.28, 31, 60)
30 То же Фонд Р-72, оп.3,д.20, л.21
31 То же То же (д.3, л.149)

Список использованных источников и  литературы

1.    Архивный фонд № Р-40 «Колхоз им.Чкалова».

2.    Архивный фонд № Р-72 «Тюхтятский сельский Совет депутатов и его исполнительный комитет».

3.    Книга Памяти жертв политических репрессий. 1 Том .Книжное издательство «Издательтские проекты», Красноярск, 2004г.

4.    «ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои», под ред. Добровольского И.В., Международное общество прав человека, Москва-Санкт-Петербург, 1998.

5.    «Юридические диалоги», краевая правовая газета апрель 1992г. 

Перечень приложений

1.    Архивная копия титульного листа архивного дела № 8

2.    Архивная копия запроса Усть-Можарской отдельной комендатуры в Ольховскую райкомендатуру от 05.12.1945г. № 946.

3.    Архивная копия плана весенней посевной компании Можарской трудколонии Усть-Можарской отдельной поселковой комендатуры ОСП УНКВД на 1935г.

4.    Копия Постановления Совета Министров СССР от 07.05.1947г. №  1413-375сс «Об отмене особого режима и снятии ограничений с бывших кулаков, расселенных в спецпоселках Карело-Финской ССР, Красноярском крае, Молотовской, Волгоградской и Новосибирской областях».

5.    Копия архивной справки от 25.05.2005г. № 138 на Гребенюк Кузьму Денисовича.

6.    Архивная копия страницы похозяйственной книги на семью Ваулина Еремея Филипповича.

7.    Архивная копия плана спецпоселения в Усть-Можарке.

8.    Архивная копия спецсчета Гребенюк Кузьмы Денисовича.

9.    Архивная копия страницы похозяйственной книги на семью Гребенюк Кузьмы Денисовича.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»