С чего начинается Родина

С чего начинается Родина


Работу выполнила: Богдашина Жанна Сергеевна,  год рождения - 1992, Класс - 7 «В» класс

рук. Довиденко Марина Яковлевна, Богдашин Сергей Борисович

г. Красноярск

2004/2005 г.

ПЛАН:

1. Погружение в тему (вместо введения).
2. Судьба человека:
2.1. семья, дом;
2.2. крутой поворот: 1937 – 1941 гг.
3. Война:
3.1. путь на главное направление;
3.2. «Бои местного значения».
4. «Война окопная» и ее восприятие.
5. Заключение: война была ОТЕЧЕСТВЕННАЯ .
6. ПРИЛОЖЕНИЯ.
7. СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ.

1. Погружение в тему (вместо введения).

Когда нам в школе объявили о конкурсе с очень «расплывчатым» названием «Человек в истории» - мне это показалось не очень актуальным. Для меня, во всяком случае. И даже, когда уточнили, что речь должна идти о войне, Великой Отечественной войне, показалось все это очень-очень далеким. Мое поколение не всегда смотрит фильмы о войне, читает книги с таким же вниманием, как взрослые. Тем более, что мои родители и их родственники не воевали. Поэтому настоящим откровением для меня стало то, что, при одном упоминании о теме конкурса папа несколько часов возился в бумагах, искал что-то, звонил бабушке… А потом он начал рассказывать то, что сам слышал от своих родных (многих я так никогда и не увидела). И оказалось, что моя семья, как и большинство семей России, никак не отделима от той войны.

Учитель истории дала нам задание: собрать всевозможные данные об участии членов семьи в войне. Причем упор делался на чисто бытовые, «житейские», подробности. По программе мы еще не проходили саму Великую Отечественную войну, поэтому жанр работы изначально планировался как «эссе», а не реферат. Сам фактический материал, связанный с участием моего прадеда в войне, подбирался с помощью учителя, на основании семейного архива. В процессе работы возникла идея попытаться проследить довоенную биографию Богдашина И.С. по архивным документам. Более того, я получила даже отношение в Государственный архив Красноярского края (в сопровождении учителя, разумеется). Но в архиве мне не то чтобы отказали, а объяснили, что мне еще не могут доверить работу с некоторыми документами. Папа сказал, что для того, чтобы писать биографию моего прадеда, нужно проводить многомесячное, специальное исследование. Нужно просмотреть большое количество источников и литературы и, самое главное, в процессе изучения конкретных боевых операций, потеряется, отойдет на второй план судьба конкретного человека, бойца Красной Армии Богдашина Ивана Сергеевича.

Я согласилась с доводами старших. Тем более, что целью моей работы был не просто мой далекий предок, а ВОЙНА. Точнее, человек на войне. И само соприкосновение с этой темой, без претензий на научность и новизну, для меня важно, как первое соприкосновение с историей. Историей моей семьи и моей страны.

Вот почему пришлось отказаться от присущему реферативным работам списку использованной литературы. То, что было мне нужно - приведено в тексте, с подстрочными ссылками на источник. В приложении к работе помещены документы и фотографии из семейного архива, увы, весьма скудного. Ссылки на них даются в подстрочных примечаниях.

Работа захватила меня. Я впервые не только читала отдельные отрывки из воспоминаний военачальников, но и работала с «живыми» свидетельствами: документами, письмами. От одного прикосновения к ним чувствуется непередаваемый колорит, «запах» того далекого времени. Мне кажется, что та «лента времени» или «связь времен», о которой нам говорили на уроках, предстала более зримо через судьбу моего прадедушки.

2. Судьба человека.

2. 1. Семья, дом.

Жил обыкновенный советский человек. Обыкновенный в том смысле, что его жизнь, биография представляет собой нечто «среднее», обыденное для 20-30-х гг. ХХ века. Типичная «рабоче-крестьянская» жизнь. Точнее - рабочая.

Мой прадедушка родился в 1896 г., работал слесарем на ПВРЗ. В то время паровозовагоноремонтный завод был в Красноярске, как бы сейчас сказали, градообразующим предприятием. Именно там происходили знаменитые для Красноярска события 1905 г., так называемая « Красноярская республика». На уроках истории нам не раз разъясняли разницу между малоквалифицированными и высококвалифицированными рабочими. Могу предположить, что «слесарь» относился ко второй категории (Приложение, № 1.) Эта фотография, очень качественно выполненная, говорит об определенном достатке: на плотной бумаге, с тиснением и даже с дореволюционными буквами. Тетя отца по материнской линии, Коробкова Надежда Григорьевна, самая старшая из всех моих родственников (родилась 7 ноября 1917 г.!), очень часто вспоминала, что никогда так «сытно» не жили простые люди, как в 20-е годы, при НЭПе. Наверное, не все.

В общем, Богдашин Иван Сергеевич был профессиональный рабочий, с четко выраженным «классовым сознанием». Поэтому он и был депутатом горсовета нашего города. Другими словами, семья была вполне благополучная.

Старшая сестра Ивана Сергеевича - Мария (1887-1975), до 1917 г. «была в прислугах» у местного купца (Приложение, № 2.). Потом это стало «нехорошим» фактом в ее биографии, не зря она получала самую маленькую пенсию в последние годы жизни – 28 рублей. У нее не было «трудового стажа». Но в 20-е годы, при НЭПе, ее работа приносила определенный достаток.

Большинство фотографий того времени, которые хранятся в нашем семейном архиве, остались именно от нее. И, когда я решила заняться «поисками» исторических свидетельств о прадедушке, выяснилось, что единственная вещь, которая сохранилась с 20-х годов, тоже от «бабы Маши» (так называл и продолжает называть ее мой папа). Эта вещь – серебряная чайная ложечка, на которой выбита буква «ф», Фомина (Приложение, № 3.). По семейному преданию (рассказу отца), по поводу больших праздников богатые люди дореволюционного и «нэповского» Красноярска, дарили прислуге вот такие подарки по праздникам.

Фомина Мария Сергеевна (1887-1975), о муже которой моему папе совершенно ничего не известно, потеряла на войне единственного сына. Она с начала войны и до самой смерти жила в семье моего дедушки, помогая воспитывать детей брата – Надежду и Бориса, а потом и их детей – Юрия, Сергея (моего папу) и Ольгу (младшая сестра моего отца) (Приложение, № 14.). По рассказам моего папы и бабушки, его мамы, она практически до самой смерти называла моего деда «Костя». На фото ее сын, 1923 г. рождения, жизнь которого также унесла война. Он «пропал без вести»… (Приложение, № 4.)

Я понимаю, что из-за недостатка живых свидетельств историк должен что-то домысливать. Мой папа мне много рассказывал о доме, где жил он сам, и где жила семья моего прадеда. Дом, улица, то есть то, что представляло собой микромир того времени. Два дома в одном дворе, в самом центре города – угол ул. Робеспьера и проспекта Сталина. На фотографии 50-х годов прошлого века у входа в подъезд изображен мужчина с ребенком на руках – мой дедушка, Богдашин Борис Иванович (1929-1986), с моим папой (Приложение, № 5.). Дома двухэтажные, деревянные, естественно. В каждом по шесть квартир. Все всё о всех знают. Примерно так, как показано в фильме «Покровские ворота». Правда, за одним немаловажным исключением: квартиры не коммунальные, а отдельные. Каждая семья жила, как и сегодня, отдельно. Относительно отдельно!

Как мне рассказала учитель истории (она, кстати, знает о коммуналке не понаслышке), так называемыми «местами общего пользования» были не только туалет, но и кухня – центр коммунальной жизни. Семья моего прадедушки имела свою кухню, центром которой была печь. А вот другие «удобства» были общие на 12 семей, во дворе. От отца я узнала и первоначальное значение слова «помойка» (место, куда по утрам выносили «нечистоты»). «Может, лучше просто написать «мусор»? – спросила я папу. – Нет, это не совсем то, что ты думаешь – и рассказал мне. – Брр…». Узнала я и что такое: «стайка», «ставни», «колонка». И что такое «огород» - под окнами квартиры - тоже. Это то место, где можно не только разводить цветы, как сейчас на балконе, но и лук, морковь, чеснок… прямо под окнами, потому что, если не посадишь, то нигде это потом не возьмешь. Сейчас для меня это смотрится ДИКО! Но так жили!!! И жили дружно! Ссорились, скандалили соседи, не без этого, но и в праздниках, и в буднях не могли обходиться друг без друга.

Моя прабабушка, Богдашина Ефросинья Владимировна (1904-1977) всю жизнь работала в разных конторах счетоводом, бухгалтером (Приложение, № 6.). Красивая женщина (по воспоминаниям старших), выйдя в 1926 г. замуж за И.С.Богдашина, она родила ему двух детей: Надежду (1927- 1987) и Бориса, моего дедушку (1929 – 1986). Я ненароком упрекнула отца, почему, пока они были живы, он не расспросил их толком о том времени. Тем более, что он учился на историческом факультете. И он признался, что никто из его родственников по отцовской линии никогда не говорили ему о том времени… Не говорили того, что его наиболее интересовало.

2. 2. Крутой поворот: 1937 – 1941 гг.

«Фрося тобой я очень доволен. Словами передать невозможна». Это, написанные карандашом, в спешке, слова признания в любви. Но не только. Сохранилась фотография, присланная И.С.Богдашиным с курорта: вряд ли он там мог быть, если бы не работал в горсовете. Дата – 1935 год (Приложение, № 7.). А далее был год 1937. Из этого следует, что он кем-то действительно был. Иначе бы - по крайней мере, в 1937 г. – не тронули бы. Освобожден в 1940 г.  (Приложение, № 8.)Правда, согласно этой справке, в заключении он был с октября 1938 г., но семейное предание упорно «настаивает» на 1937 г. Моему папе известно лишь, что сидел он в Пермской (тогда Молотовской) области. И сохранившаяся «почтовая карточка» со штемпелем г. Свердловска (Приложение, № 9.) немножко проясняет ситуацию. На фотографии 1937г. мы видим мужественное, волевое лицо ответственного работника (судя по френчу и «прическе») низшего или среднего «звена» (Приложение, № 10.). Видимо, перевели его туда на работу, а там… «Я сдаров», «живу хорошо», «к работе пока не приступил»… «Сколько жить буду не знаю»! По воспоминаниям прабабушки, Богдашиной Ефросиньи Владимировны, это произошло после ее писем Сталину (как она рассказывала моему папе, она написала ему 44 письма !!!), который «разобрался» и «ошибка была исправлена». (Источник: воспоминания отца). Видимо, это был тот момент, когда Берия «исправлял» т.н. «ежовщину». Мой папа рассказывал, что все его попытки расспросить своего отца и бабушку закончились безрезультатно. Хоть это и было в 60-70-е годы, но об этом с ним категорически не хотели говорить. «Табу»!

Следующий, и последний излом в судьбе прадедушки наступил в страшном 1941-м году.

3. Война.

3.1. Путь на главное направление

«Как едем ты сама видела как нас нагрузили…» (Приложение, 11, 11а.). «Поезд мерзло хрустнул, сжался, взвизгнул и, как бы изнемогши в долгом непрерывном беге, скрипя, постреливая, начал распускаться всем тяжелым железом. Под колесами щелкала мерзлая галька, на рельсы оседала белая пыль, на всем железе и на вагонах, до самых окон, налип серый, зябкий бус, и весь поезд, словно бы из запредельных далей прибывший, съежился от усталости и стужи…. Вокруг поезда, спереди и сзади. Тоже зябко. Недвижным туманом окутано было пространство, в котором остановился поезд …». (Астафьев В.П. Прокляты и убиты.- М.: ЭКСМО, 2004, с. 11. ) К, сожалению, прочесть книгу моего земляка Виктора Петровича Астафьева мне не разрешили родители. Может, и правильно. Папа сказал, что там «слишком много правды». Я не верю, что правду можно измерять в таких категориях, как «мало» и «много», но… Из письма, первого и предпоследнего, моего прадедушки: «В которых («продуктах», так угадывается по смыслу – Б.Ж.) большая нужда в дороге кормят очень ограничено, запасы все вышли. Сечас скучна ожидать кусок хлеба. Все время мороз» (Выделено нами – Б.Ж.). (Приложение, № 11, 11а.)

Когда я впервые прочитала это письмо (первый раз без комментариев родителей) меня поразили эти два предложения. Письмо написано на листке из школьной тетради, простым карандашом. Бабушка (мама моего отца, Богдашина Нина Григорьевна, 1933 года рожденья), мне рассказывала, что обычным, распространенным в «походных условиях», предметом для письма был «химический» карандаш. Что это такое мне, пусть и с большим трудом, разъяснили. Условия, судя по всему, были более чем, как бы сейчас сказали, экстремальные. Я долго ломала голову, какая связь между «голодом» и «скукой»? Но это слово по-другому не прочтешь. Видимо, желание поесть было столь велико, что у бойцов «правильные» слова просто не подбирались.

«Все время мороз». Удивительно и неожиданно было прочесть это в письме коренного сибиряка, привыкшего, казалось бы, к любым морозам. В ответ на мою реакцию родители напомнили мне мое ранее детство – 1992-1995 гг., когда мы жили в г. Лесосибирске (300 км. вниз по Енисею от Красноярска), в холодной квартире на первом этаже, с подвалом постоянно полузатопленным водой. Тогда в зимние дни и ночи столбик термометра в квартире держался на уровне + 11- +13 градусов. И только переехав в Красноярск, попав в нормальные условия (+20 - +30 зимой), мы стали ходить по дому без отдельных атрибутов верхней одежды: валенки, теплые штаны с начесом, вязанные носки, меховая безрукавка.. А солдат тогда везли в теплушках, а об их питании говорить не приходилось: в стране был голод! Как разъяснили мне родители: на сытый желудок мороз не страшен.

Согласно семейному преданию, И.С.Богдашин воевал и погиб в штрафном батальоне. Эта версия вытекала из его двух лагерных лет. Однако, это не так: штрафбаты появились позже, летом 1942- го. Судя по двум сохранившимся письмам - мой прадед был призван осенью 1941г. Иначе бы он вступил в свой первый – и последний! – бой не в марте 1942-го. Он не был в составе тех частей (78-я добровольческая бригада, например), которые формировались на территории края. Это был обычный призыв, обычного порядка, как и для большинства советских граждан. Это была заурядная судьба обычного, простого человека. Человека, попавшего в пекло боев. И не под Москву, а в самую, что ни на есть, «незнаменитую» операцию.

«Ехали мы по разговорам до города Омск где должны стоять 10-15 дней. Оказалось нетак. Сечас предполагаем пряма на фронт. Направление Москва.». (Приложение, 11,11а.) Это было главное направление того времени, там шла битва за Москву. «По разговорам». Это то, что называлось во все времена «сарафанным радио». Именно на московском направлении в то время решалась судьба войны.

Из воспоминаний маршала Г.К.Жукова о весеннем наступлении 1942 г.: «Вероятно трудно поверить, что нам приходилось устанавливать норму расхода … боеприпасов – 1-2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления!». «Переутомленным и ослабленным войскам становилось все труднее преодолевать сопротивление врага. Наши неоднократные доклады и предложения о необходимости остановиться и закрепиться на достигнутых рубежах отклонялись Ставкой. Наоборот, директивой от 20 марта 1942 года Верховный потребовал энергичнее продолжать выполнение ранее поставленной задачи». (Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Т. 2.- М.: АПН, 1975, с. 57) Это написано о наступлении Западного фронта на московском – главном тогда - направлении! Именно туда, судя по всему, планировалось направить очередной эшелон с маршевыми ротами из Сибирского военного округа. Главные лагеря подготовки пополнения, призванного в округе, находились тогда рядом с Новосибирском, под небольшим городком Бердском. По иронии судьбы мой папа служил там же, не зная, что когда-то его дедушка там готовился к войне. В романе В.Астафьева это место названо «чертовой ямой». Те, кто подобно моему прадеду и В.П.Астафьеву там побывали, «мечтали» скорей отправиться на фронт, так как условия жизни там были очень и очень тяжелыми. (Астафьев В.П. Указ. соч., с. 9-312.)

«Контрнаступление зимой 1941-1942 года проходило в сложных условиях и, что самое главное, как я уже говорил, без численного превосходства над противником. К тому же мы не имели в распоряжении фронтов полноценных танковых и механизированных соединений, а без них, как показала практика войны, проводить наступательные операции с решительными целями и большим размахом нельзя». (Жуков Г.К. Указ. соч., с. 58.)

3. 2. «Бои местного значения».

Маршевые роты из Сибирского военного округа в феврале 1942 г. были переориентированы на новое направление. «12 декабря 1941 г., - читаем в мемуарах К.А.Мерецкова, - … Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение образовать Волховский фронт. Главные задачи фронта состояли в том, чтобы в первое время содействовать срыву наступления противника на Ленинград, а затем совместно с Ленинградским фронтом разгромить действовавшую здесь группировку немцев и освободить Ленинград от блокады». (Мерецков К.А. На службе народу. – М.: Высшая школа, 1984, с. 247.) «Накопление боеприпасов и материально-технических средств проходило крайне медленно. К началу января войска имели, помнится, не более одной четверти боекомплекта и совершенно незначительные запасы продовольствия и фуража. Снабжение войск фронта оставалось неудовлетворительным еще продолжительное время. Причин тому было три: нарушение графика подачи снабженческих эшелонов, слишком большая растяжка путей подвоза и почти полное отсутствие автотранспорта».  (Там же, с. 254.) Это в масштабах всей войны.

А вот строчки из письма И.С.Богдашина: «…нужда в дороге кормят очень ограничено, запасы все вышли. Сечас скучна ожидать кусок хлеба!» . С «колокольни» крупного военачальника, а я не могу не верить ему, ситуация смотрелась несколько иначе. «В то тяжелое для нашей Родины время все мы стремились к тому, чтобы быстрее добиться перелома в борьбе с врагом и, как ни тяжело признаваться в этом, допускали ошибки, некоторые же, в том числе и автор этих строк, в те дни не проявляли достаточной настойчивости, чтобы убедить вышестоящее начальство в необходимости принятия тех или иных мер. Но мы верили в нашу победу, в торжество великого и правого дела Страны Советов. Вера в победу помогала нам действовать и бороться, вливала свежие силы, звала на подвиг. За победу над врагом человечества – фашизмом мужественно сражались и умирали советские люди. Вечная же слава тем, кто ценой своей жизни проложил дорогу грядущим поколениям!» (Мерецков К.А. Указ. соч., с. 257.)

Здесь необходимо привести пространную цитату из воспоминаний маршала Василевского, практически всю войну проработавшего в Генштабе Красной Армии. «Наши войска уступали врагу в техническом отношении вообще. Немецкие соединения и части по сравнению с нашими имели больше автоматического оружия, автомобилей, средств механизации строительства оборонительных сооружений и дорог, лучше были обеспечены средствами связи и сигнализации. Все армии фронта являлись у нас чисто пехотными. Войска передвигались исключительно в пешем строю. Артиллерия была на конной тяге. В обозе преимущественно использовались лошади. В силу этого подвижность войск была крайне медленно…Наша пехота из-за отсутствия танковой и авиационной поддержки вынуждена была ломать оборону противника штыком и гранатой, неся при этом большие потери». (Мерецков К.А. Указ. соч., с. 258.) Читая эти строки, я мысленно представляю, как это все выглядело в глазах (и мыслях) моего прадедушки. «Мужественно сражались и умирали советские люди». Это правда, но, правда не вся. Правда, что умирали, может быть и сражались (говорят, люди бывалые, с которыми мой папа вел нескончаемые разговоры о войне, что очень-очень многие так ни разу одного немца и не увидели, и, тем более, в него не выстрелили, не успели, если было из чего. «Чтобы читатель полностью представил себе обстановку к началу 1942 года, сошлюсь…на директивное письмо Верховного Главнокомандующего: После того как Красной Армии удалось достаточно измотать немецко-фашистские войска, она перешла в контрнаступление и погнала на запад немецких захватчиков. Для того чтобы задержать наше продвижение, немцы перешли на оборону…Немцы рассчитывают задержать таким образом наше наступление до весны, чтобы весной, собрав силы, вновь перейти в наступление против Красной Армии. Немцы хотят, следовательно, выиграть время и получить передышку. Наша задача состоит в том, чтобы не дать немцам этой передышки, гнать их на запад без остановки, заставить их израсходовать свои резервы еще до весны, когда у нас будут новые большие резервы, а у немцев не будет больше резервов, и обеспечить таким образом полный разгром гитлеровских войск в 1942 году. В директивном письме правильно отмечалось, что наши войска уже приобрели немалый боевой опыт…. Однако, правильно оценивая к началу 1942 года фронтовую обстановку как благоприятную для продолжения наступления, Верховное Главнокомандование недостаточно полно учло реальные возможности Красной Армии. В результате имевшиеся в распоряжении Ставки девять армий резерва были почти равномерно распределены между всеми стратегическими направлениями. В ходе общего наступления… советские войска истратили все с таким трудом созданные осенью и в начале зимы резервы. Поставленные задачи не удалось решить». (Василевский А.М. Дело всей жизни.- М.: ИПЛ, 1975, с. 200-201.)

Задачи были решены, Немцы не смогли перебросить под Москву ни одной дивизии. Если везде на них наступают, то везде приходится обороняться. Наверное, поэтому вместо московского направления мой прадедушка попал под Ленинград. Сам того не зная и не ведая. И кто тогда кому что объяснял? И, наверное, это было правильно.

«Лес рубят – щепки летят» - сказал Вождь. Во время войны это было чаще всего оправданно. Неудобно говорить о пушечном мясе, но… как иначе выиграть войну?!

4. «Война окопная» и ее восприятие.

От войны в архиве нашей семьи сохранилось лишь пять документов (См. Приложение). Их больно читать, а тем более анализировать. Но это нужно сделать. И не только в память о прадедушке. Мы живем в XXI веке, страшная – и великая! – страница в нашей истории отодвигается от нас все дальше и дальше… Забыть ее? По-моему – это будет предательством!!! И по отношению к моей семье, и по отношению к Родине. Я смотрела фильмы о войне, читала книги, нам много о ней рассказывали на уроках истории. Поэтому первое, что удивило, это то, что большая часть содержания писем составляет то, что к войне как таковой вроде бы не относится!

Что я ждала от этих писем? Мы с классом ежегодно ходим в Парк гвардейской славы, у нас регулярно проводятся классные часы, встречи с ветеранами войны… В воспоминаниях сквозит гордость за страну, народ, за себя… По телевизору показывают знаменитые сражения… . А в письмах моего прадеда - приветы и пожелания всем родственникам, наставления детям… Ничего героического!? При этом не забыт никто из родных, и по имени-отчеству. Это, конечно, можно объяснить традицией. В то время подавляющее большинство населения страны считало своим долгом никого не забыть в письме. Но здесь есть и нечто другое: мой прадедушка, перечисляя по именам всех близких, наверное, лишний раз (последний?) как бы общался с ними. Он предполагал, догадывался, знал, что больше их никогда не увидит. И никогда не узнает сколько у него будет внуков, буду ли Я…

«Надя прошу тебя. Слушайся мамку, учись пока есть возможности. Надя наверно придется скоро идти работать. Постарайся овладеть какой либо специальностью. Надя помоги Боре. Боря сына прошу тебя буть таким каким был. Это будет хорошо». (Приложение, 12, 12а.)

Я так и не узнала своего дедушки. Его портрет висел в нашем доме, все, что я знала о нем – «деда Боря». А вот по воспоминаньям отца, очень неохотным, кстати, это был необычайно «технически» подкованный человек. Стыдно сказать, но у моего папы была некоторая «аллергия» на технические науки, поскольку его папа очень на это «напирал».

«Боря слушайся Надю. Надя скоро будет работать, тебе будет помогать. Живите все дружно. Жить будете одни». «Надя прошу тебя. Слушайся мамку, учись пока есть возможности. Надя наверно придется скоро идти работать. Постарайся овладеть какой либо специальностью. Надя помоги Боре. Боря сына прошу тебя буть таким каким был. Это будет хорошо».  (Приложение, 12, 12а.)«Будь таким каким ты был»: мой папа честно признался, что он не похож (по склонностям) на своего отца, но он часто вспоминает, что, если бы можно было вернуться назад.

А второе, что поразило меня, поразило очень, очень сильно – чувство безысходности. Он прощается! Неужели он не верил, что бой может закончиться победой? Что сам он останется жив? Скорее всего, что он просто очень сильно боялся. И боялся не самой даже смерти («на миру и смерть красна»), а того, что он может не успеть попрощаться со своими родными. В этом плане стало понятным письмо, написанное не его рукой, с ошибками, странно, на первый взгляд, необъяснимыми. (Приложение, № 13.)

Это письмо вначале очень удивило. Почему мой прадедушка (письмо написано от первого лица) имя своей дочери вместо «Надя» пишет (несколько раз) «Надия». Только потом до меня дошло, что писал другой человек, и писал механически, возможно даже не зная, как это пишется. Просто мой прадедушка надеялся, что из 5-10 человек, которые по его просьбе пишут письмо, кто-нибудь да останется ЖИВ. И сумеет сообщить о его смерти!

Как он погиб? Вряд ли я когда-нибудь узнаю об этом. Может быть и так, как это описано у В.П.Астафьева: «Без криков «ура», без понуканий, подстегивая себя и ближнего товарища лишь визгливой матерщиной, сперва вроде и бы слаженно, кучно, но постепенно отсоединяясь ото всего на свете. Оставшись наедине со смертью, издавая совершенно никому, и самому атакующему тоже, неведомый, во чреве раньше него самого зародившийся крик, орали, выливали. Себя не слыша и не понимая, куда идут, и чего орут, и сколько им еще идти – до края этой земли или до какого-то другого конца, - ведь всему на свете должен быть конец… Они запинались, падали, хотели и не могли за чем-либо спрятаться, свернуться в маняще раззявленной темной пастью воронке». (Астафьев В.П. Указ. соч., с. 488.)

Как уже было сказано выше, я не читала полностью последнюю работу В.П.Астафьева. Но знаю, с каким остервенением – вплоть до неприличия - обрушилась наша местная партийная организация (КПРФ) на писателя. Родители рассказывали мне, что примерно так же в годы «застоя» партийная печать нападала на т. н. «прозу лейтенантов» о войне. А Астафьев показал войну, как говорится, «из окопа». И после прочтения писем с фронта моего прадедушки я отнесла бы «его войну» именно к войне простых, рядовых бойцов – защитников Родины.

5. Заключение: война была ОТЕЧЕСТВЕННАЯ .

Сегодня очень часто приходится слышать, что, мол, я не хочу идти в армию, потому что она «плохая», такая сякая и т.п. И, конечно, тогда никто никого не спрашивал: хочу или не хочу. Шла война. И не просто война, а война ОТЕЧЕСТВЕННАЯ. Но в этих письмах, а их осталось всего-то ДВА, даже мысли нет о том, что «почему я должен». Я мужчина, я Русский, я живу в «этой», т.е. своей РОДНОЙ стране. Поэтому «завтра меня убьют…» Завтра меня убьют…Безумные, совершенно неправильные слова… А вдруг…И будет победный бой? Видимо, то, что война это бойня Иван Сергеевич Богдашин понял сразу, приехав на фронт.

Когда я спросила папу, почему на т.н. «похоронке» написано копия, и почему моя (незнакомая мне) прабабушка не сохранила подлинник – он не смог сразу ответить. Потом мы вместе с ним разобрались. Он не смог ответить, потому что он не жил в то время, когда подобный документ являлся «основанием…для предъявления в соответствующие государственные органы для получения соответствующих документов. Имеются в виду карточки, талоны, справки для получения пособий и т.п. (Приложение, № 15.)

Если честно, то вначале моего «расследования» судьбы прадедушки мне стало немножко обидно. По истории нам говорят о великих, значимых сражениях Великой Отечественной войны: битва под Москвой, Сталинградская битва, Курская дуга и т.д. А мой прадед погиб в марте 1942 г., 10 числа, «… в лесу близ шоссейной дороги дер. Кондуя Ленинградской области». (Приложение, № 15.) И я не смогла найти в истории войны какой-то значимости того самого боя, когда его убили. Как мне объяснил папа, это был бой «местного значения»…

Выходит, что бой, где погиб И.С.Богдашин, ничего не решал? Нет, конечно! Я поняла, что война – это не только победы, успехи, чувство гордости победителя, а это обычная, повседневная, неудобно говорить – обыденная жизнь. Труд. Долг. Обязанность. Ответственность! И огромное чувство любви к тем, кому он писал свои письма. А мне он не писал, и не мог, и не знал, что я есть сегодня. Но я ему очень благодарна, признательна.

По рассказам отца, во время и после войны на дверях квартир, куда пришли «похоронки», прибивали красные звездочки. Позднее, в больших многоквартирных домах это делали (в 60-70-е годы) уже по «просьбе» военкоматов, которые пересылали списки погибших в школы. Моя мама, тогда пионерка, сама ходила по определенным адресам. Сейчас вспоминают об этом все реже…

Конечно, сегодня нас больше волнуют другие проблемы. Другой век, другое, страшно сказать, тысячелетие. Терроризм, Чечня… Но почему-то папа всегда плачет 9 мая, хотя он не воевал, и вообще вроде бы не имеет к той войне отношения… Теперь я поняла, почему он плачет.

И еще я поняла: так с чего же начинается Родина? В письмах прадедушки нет пафоса, героических слов. В последние свои часы он вспоминает прежде всего о семье, доме… О том, что в первую очередь ассоциировалось у него со словом «Родина». Основа Отчизны, Родины – семья, дом, город (или деревня), могилы родных, воздух, аромат и «ощущение» родного, за которое надо идти и безропотно принять то, что тебе на роду написано.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

 
БОГДАШИН И.С.
1896-1942

 

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2


ФОМИНА М.С.
1887-1975

ПРИЛОЖЕНИЕ № 3

Фотография в самой работе (в оригинале)

P.S. приложение отсутствует, так как не удалось отсканировать

Ложка

ПРИЛОЖЕНИЕ № 4


ФОМИН Костя
1923-194…, «без вести пропавший»

ПРИЛОЖЕНИЕ № 5


Красноярск, пр.Мира (быв.Сталина), д.128
у подъезда мой дед, Богдашин Борис Иванович.
А на руках – мой папа

ПРИЛОЖЕНИЕ № 6

  
БОГДАШИНА Е.В.
1904-1977

ПРИЛОЖЕНИЕ № 7

ПРИЛОЖЕНИЕ № 8

ПРИЛОЖЕНИЕ № 9

 

ПРИЛОЖЕНИЕ № 10

 
ПРИЛОЖЕНИЕ № 11

ПРИЛОЖЕНИЕ № 11А

18/II. – 42 г. От папки.

Добрый день Фрося. Крепко целую любимых деток Борю и Надю. Передайте привет сестре Марусе, дедушке, бабушке. Передай им от меня что я их очень благодарю за их ……. В которых очень большая нужда в дороге кормят очень ограничено, запасы все вышли. Сечас скучна ожидать кусок хлеба! Как едем ты сама видела как нас нагрузили. Все время мороз. Сечас скоро будем в городе Молотове. За всю дорогу на станциях купить совершенно нечего. Ехали мы по разговорам до города Омск где должны стоять 10-15 дней. Оказалось нетак. Сечас предполагаем пряма на фронт. Направление Москва. Боря и Надя. Я вас прошу одно, учитесь пока есть возможность.

Шлю привет Геогргею Евгеневичу и Марине. Фрося тобой я очень доволен. Словами передать невозможна.

Пока здоров

Ваш папка

18/ II 42 г. Богдашин И.С.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 12

 

ПРИЛОЖЕНИЕ № 12 А

5/ III 42 г. От папки.

Добрый день Фрося. Крепко целую любимых деток Борю, Надю. Привет дедушке Бабушке привет сестре Марусе. Передайте им от меня благодарность за их внимание. Привет Георгею, Марине. Фрося я сдороги писал 5 писем. Сечас прибыли до места. Сегодня написали адреса просим товарищей сообщить о моей смерти. Фрося сечас тебе будет очень тяжело. Я прошу береги ребят, имей надежду что они тебе помогут.

Надя прошу тебя. Слушайся мамку, учись пока есть возможности. Надя наверно придется скоро идти работать. Постарайся овладеть какой либо специальностью. Надя помоги Боре. Боря сына прошу тебя буть таким каким был. Это будет хорошо.

Боря слушайся Надю. Надя скоро будет работать, тебе будет помогать. Живите все дружно. Жить будете одни.

Фрося тебе так я много обязан так тобой доволен. Словами объяснить невозможно.

Желаю вам быть здоровыми.

Ваш папка

Богдашин И.С.

Прошу скорее ответ.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 13

ПРИЛОЖЕНИЕ № 13А

 

ПРИЛОЖЕНИЕ № 14


ФОМИНА Мария Сергеевна, «Маруся»,
с внуками моего прадедушки
(справа – мой папа)

ПРИЛОЖЕНИЕ № 15

Сведения об авторе


Богдашина Жанна Сергеевна

Результат достижений

1 класс

2000 г. – грамота 1 место в школьной олимпиаде по математике.

2000 г. – грамота 1 место в школьном конкурсе чтецов

2000 г. – грамота 1 место в школьной олимпиаде по русскому языку

2 класс

2001 г. – диплом лауреата городского конкурса чтецов «Пушкинские дни»

3 класс

2002 - диплом лауреата районной выставки художественного творчества «Окружающий мир»

2002 – грамота за 3 место в районной олимпиаде по математике

5 класс

2003 г. – диплом 1 место в районном конкурсе оригами среди 5-7 кл.

2003 г. – грамота 2 место в районной олимпиаде по математике

2003 г. – грамота 3 место в городской олимпиаде по математике

2003 г.– грамота лауреата городского конкурса «Письмо губернатору»

2003 г. – грамота лауреата городской выставки детского художественного творчества «Подснежник-2003»

2003 г. – грамота 1 место в школьном конкурсе «Самый грамотный»

2003 г.– грамота за лучшие работы в районном конкурсе «В.И.Суриков и Сибирь –глазами современника»

2003 г. – диплом об окончании курса «Современные технологии на TV» с рекомендацией на телестудию «Афонтово» в качестве «мастера по фотомонтажу»

6 класс

2003 г. – грамота лауреата районного конкурса сочинений, посвященных 155-летию со дня рождения В.И.Сурикова

2003 г. – сертификат 4 место в региональном лингвинистическом конкурсе «Русский медвежонок – языкознание для всех»

2003 г.– диплом 1 место в районном конкурсе оригами среди 5-7 кл.

2004 г. - свидетельство Всероссийской школы математики и физики (ВШМФ) заочного отделения «Авангард» об окончании на «отлично» курса математики

- итоги тестирования теста ЛМ: «результат исключительно хороший, что означает, что способности ребенка гораздо выше, чем у большинства сверстников, в том числе и коэффициент интеллекта»

- итоги тестирования теста ММ: «результат значимо выше среднего (среди 6-классников результат такого уровня показывают только 15% учащихся). Это свидетельствует о выраженных склонностях к точным дисциплинам и прочном усвоении материала. Думаем, что в своей школе ребенок не испытывает трудностей в учебе»

7 класс

2004 г. –участие в региональном лингвинистическом конкурсе «Русский медвежонок – языкознание для всех» (ноябрь)

2004 г. –2 место в районной экологической олимпиаде

2005 г. – участие во Всероссийском конкурсе исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век» (декабрь-январь)

2005 г. – участие в 19 международном чемпионате математических и логических игр (в региональном четверть-финале в январе (г.Железногорск))


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»