Политические репрессии в Пировском районе


Мы ученицы 11 класса Пировской школы Ибе Ксения, Тышко Татьяна, Медведева Татьяна и Николаева Оксана выполнили исследовательскую работу на тему «Политические репрессии в Пировском районе». Прежде, чем начать эту работу нам необходимо было узнать как происходили депортации в Красноярском крае. И мы узнали, что сведений о депортации в Пировский район практически нет. Но репрессированных в Пировском районе очень много. Мы попросили предоставить нам в отделе соц.защиты списки реабилитированных лиц в Пировском районе. Мы разделились на две группы по двое человек. Потом по этим спискам проводили опрос среди репрессированного населения старшего поколения и узнали, как их семьи перенесли репрессии и депортации, что происходило с ними в это время и как это происходило. В список вошло очень много людей и опросить всех мы не смогли. Поэтому эта работа будет продолжаться учениками нашей школы.

Вагнер Альма Яковлевна

Итак, мы пошли по первому адресу и первой кого мы опросили, была Вагнер Альма Яковлевна. Альма Яковлевна ответила на все вопросы, на некоторые ей было сложно отвечать ведь столько лет прошло. Но всё-таки у неё получился вполне связанный рассказ.

Вагнер Альма Яковлевна, родилась 17 ноября 1927 г. В Саратовской области Красноярского района с. Шульц.

До депортации в семье было 7 человек. Отец работал пожарником, мать в колхозе на плантациях. Условия труда были, очень тяжелые, в колхозе сеяли табак и др. Хозяйство было большое (корова, поросята, овечки, куры), так же был свой дом и огород. Так как было большое хозяйство, семье хватало на жизнь. Налоги платили вовремя.

Семью Альмы Яковлевны депортировали в 1941г. В это время отец Альмы Яковлевны находился на смене, у семьи были сутки на сборы. Затем их увезли на станцию «Бессмертная» и отправили на поезде. С собой разрешили взять только самое необходимое: одежду, продукты… Везли их как скот в товарных вагонах, но насилия не применяли. Поездом они доехали до Красноярска, где была небольшая остановка, после которой они пересели на баржу, на которой добрались до Галанино. Из Галанино в Пировск они добирались по-разному: сначала на лошадях, затем пешком. В Пировск семья Альмы Яковлевны прибыла осенью 2 октября. Пробыла здесь семья совсем недолго всего 2 недели за тем переехали в д. Катчаево. Там они жили в доме, где проживало ещё 8 семей. Жили дружно, помогали друг другу как могли и чем могли, конфликтов не было. В школу Альма Яковлевна не ходила, т.к. русского языка она почти не знала. На тот период ей было всего 13 лет.

Вскоре Альма Яковлевна пошла работать в колхоз. На работу не жаловалась, отношение коллег было хорошее, «сколько зарабатывали столько и получали».

Со спец.поселения Альму Яковлевну и её семью сняли 1 февраля 1956г. После этого в её жизни абсолютно ничего не изменилось. К смерти Сталина все отнеслись сочувственно, но никаких изменений не последовало, «как жили, так всё и осталось».

Альма Яковлевна никакого отношения к коммунистической партии не имела.

Альма Яковлевна сохранила все традиции, а так же и национальные блюда. Связь с Родиной поддерживает, там у неё осталась сестра, и множество подруг, но всё же Альма Яковлевна считает себя русским человеком, потому что много лет прожила именно в России.

Вот такая история у Альмы Яковлевны. К сожалению, у неё не сохранились фотографии тех времён, да и немудрено ведь столько переездов. Мы поблагодарили ее, и пошли по следующему адресу.

Вахрушева Нина Оттовна

Следующей кого мы опросили была Нина Оттовна Вахрушева. К сожалению, Нина Оттовна нам не сильно помогла т.к. её ещё не было в то время, но она вспомнила некоторые рассказы со слов родных и поведала их нам с большим удовольствием.

Вахрушева Нина Оттовна. Родилась в с. Пировское 25 ноября 1951г.

В семье были сёстры, мама, папа и бабушка. Сёстры были ещё детьми, поэтому нигде не работали, мама с 14 лет работала в колхозе на полях. Работать было тяжело. Жили на Волге. В Барнауле оставили бабушку. Хозяйство было небольшое: коровы и овцы, едва хватало прокормить семью.

Родителей Нины Оттовны депортировали в 1941 году, им разрешили взять с собой только самое необходимое, на сборы дали двое суток. Затем собрали толпой и отправили на товарном поезде до Красноярска. Люди плакали, но удивлялись, что хамства со стороны не было, даже дома не обыскивали. Итак, депортированных довезли до Красноярска на поезде, а затем на лошадях отправили до Галанино. В сентябре семью Вахрушевых поселили в Пировск. Они сами себе рыли землянки, так они прожили несколько лет. На свет появилась Нина Оттовна и вскоре семья переехала в Бельск. В 1959 г. Нина Оттовна пошла в школу, училась она довольно неплохо, конечно одноклассники над ней подтрунивали, но было терпимо. Нина Оттовна из 10 классов закончила 8, а после школы она пошла учиться на швею в КБО. Учеба шла нормально. Отношение самой Нины Оттовны к учёбе и к работе было добросовестное.

После снятия со спец.поселения жить стало свободнее, наконец-то можно было куда-то поехать.

К смерти Сталина Вахрушевы никак не отнеслись, как жили так всё, и осталось, ничего не изменилось. К партии КПСС они относились положительно.

Традиции, которые были, те и сохранились. Нина Оттовна считает себя русской, поэтому придерживается русских традиций.

Вот в такой рассказ посвятила нас Нина Оттовна. Ничего большего она нам рассказать не смогла, фото не сохранились. Мы поблагодарили её за рассказ и отправились дальше.

Зайденцаль Екатерина Давыдовна

По третьему адресу проживала Зайденцаль Екатерина Давыдовна. Она обрадовалась нам. И с удовольствием поведала свою историю.

Зайденцаль Екатерина Давыдовна. Родилась 7 ноября 1927г. В Красноярском районе д. Альт-Урбах.

До депортации в семье было 3 сестры, 2 брата и родители. Мать работала в колхозе на плантациях, а отец был служащим секретарём сельсовета. Они очень много работали. Домашнее хозяйство было большое: корова, поросята, куры, козы. Чтобы прокормить семью этого едва хватало, т.к. каждый месяц нужно было сдавать налоги государству: 46 кг. мяса и 210 литров молока и никого не волновало где брать и что в семье было 5 детей.

О депортации семья узнала 13 сентября 1941г. Пришёл приказ из Москвы. Их сразу же выслали, считали, что они могут быть за Гитлера. На сборы им дали 12 дней, с собой разрешили взять всё что необходимо. Можно даже было взять лошадь. Организаторы вели себя по отношению к депортированным сдержанно, жалоб со стороны населения не было. Дома не обыскивали, хамства не было, никто никого не трогал.

Дорога была дальняя 35 километров до железной дороги шли пешком, но так же были лошади, поэтому проявляли уважение и менялись. Затем после железной дороги все на лошадях ехали ровно 16 дней, это был путь до Красноярска. От Красноярска до Галанино добирались на барже тоже 16 дней без пересадок. Екатерина Давыдовна так же добавляет, что когда они ехали в поезде, было жутко холодно, но их кормили. Остановок не было и новых пассажиров тоже.

4 октября семья приехала в с. Пировское. Жить было не где, но добрые люди взяли их к себе. Условия были просто ужасные очень холодно, голодно, отношение к ним было плохое т.к. их все считали фашистами. Постоянно они терпели оскорбления в свой адрес. Но была ещё одна проблема, почти вся семья Екатерины Давыдовны не у мела говорить по-русски, а это был ещё один повод, чтобы посмеяться над ними. В 1941 г. Пошли в школу к учебе относились хорошо, Екатерина Давыдовна закончила 6 классов, тогда ей было 14 лет. С 16 лет она работала в РАЙПО, пилили дрова. Работали за «Спасибо», но к работе своей относились ответственно.

О том, что семью сняли со спец.поселения они узнали из приказа вышедшего в Москве, который был напечатан в газете. После этого Екатерина Давыдовна стала считать себя русской.

К смерти Сталина ни как не отнеслись, «кому какое дело»? Единственное стало лучше жить, но совсем немного, по-прежнему был голод.

Екатерина Давыдовна считает себя русской и поэтому поддерживает русские традиции.

С родиной связь не поддерживает, считает Россию своей родиной.

Вот с такой историей своей жизни познакомила нас Екатерина Давыдовна. Мы поблагодарили её за рассказ и ушли. Деятельность нашей группы, в которую входят Ибе Ксения и Тышко Татьяна закончилась.

Наша группа в составе Николаевой Оксаны и Медведевой Татьяны решила начать опрос с мужчины. По телефону мы договорились придти к нему домой и он не отказал нам.

Гольм Готлиб Готлибович

Родился 22.09.1935 г.

Всей семьёй жили в Рязанской области в с. Пронск ( там они поселились по вербовке, из-за голода). В 1938 г., когда родился брат переехали в Поволжье. В Поволжье жили хорошо. Имели хозяйство. Семья небольшая: он, брат и родители. Мать работала дояркой на ферме. Отца забрали вечером 1937 года и судили, получил восемь лет. После войны мать искала мужа и нашла в тюрьме в Архангельске умершим.

В августе 1941г репрессировали всей семьёй. Собирались недолго, несколько дней. Старались запасти как можно больше еды. Сушили сухари, пекли пироги. Вещей взяли один чемодан. Больше детских вещей.

Плыли пароходом, ехали поездом, на лошадях – всего два месяца. Условия перевозки были плохие. Вагоны были телячие, холодные. Раз в день давали горячий суп и иногда хлеб. Останавливались часто, т.к. шла война. Иногда стояли целый день. Но других репрессированных не подселяли, потому что вагоны были переполненные.

В Большой Мурте была пересадка и оттуда направили в Пировский район. Детей из-за несовершеннолетия поставили на учёт – спец.комендатуру. В Пировский район приехали в начале октября, в деревню Игнатово. Поселились к местным жителям. Условия были хорошие. Отношение со стороны жителей было хорошее. Игнатовцы уважали приезжих и, даже, сочувствовали и помогали. К семье Гольм Готлиба Готлибовича относились очень хорошо и предпочтительнее, так как мама и тётя знали русский язык и были переводчиками для всех остальных немцев. Тех кто знал русский язык было немного.

Готлиб Готлибович в 8 лет пошёл в первый класс. Но окончил всего два класса, потому что семейное положение было плохим. Он очень хотел учиться, но даже в вечернюю школу его не взяли. Туда брали с пятилетним начальным образованием, а такого у него не было. Поэтому он в восьми лет работает. Быстро выучил русский язык. Был пастухом, прицепщиком. Когда ему исполнилось 16 лет его забрали в спец.комендатуру в ФЗО на север края, где его учили строить плоты 3 г. Им полагался отпуск, но никого не отпускали. Освободился только после смерти Сталина, в конце 1953 г. и то по смерти матери. В Большой Мурте снимался с учёта, но туда не прислали его документов. Но он всё-таки уговорил и снялся по договорённости. Четвёртого декабря 1953 г. приехал в Игнатово. Другие же ребята освободились в конце 1954 г., когда им дали отпуск. В марте 1956 г. сняли со спец.поселения.

В 1955-1958 работал в Игнатово, потом женился и переехал в Пировское. Выучился на тракториста. Работал в МТС, после ликвидации продолжал работать трактористом. Также работал в ДРСУ (1960-1966 г.), а потом работал 35 лет в комунхозе, 20 лет занимал доску почёта. В 1995 г. должен был пойти на пенсию, но ушёл лишь в 2000 г.

В коммунистической партии не состоял. Не пошёл из-за неграмотности. Жалеет, что не вступил в партию. Сегодняшнюю власть не любит. Жена умерла несколько лет назад. Имеет детей.

Из немецких праздников отмечает Рождество и Пасху. Родственники из Германии периодически звонят.

Ткачева Амалия Генриховна

Родилась в Поволжье 02.07.1934 г. – Саратовской области, Красноярском районе в селе Альт-Урбах. В семье было восемь детей. Дом имели большой, было хозяйство. Сеяли собственное зерно. Отец – Гензе Генрих Христианович - работал в школе учителем трудов, а мать работала в колхозе.

В августе 1941 г. вышел указ подписанный Калининым о том, что все немцы Поволжья должны быть репрессированы. На сборы дали несколько суток. Разрешили взять с собой один чемодан. Взяли в основном детские вещи, а также швейную машинку и настенные часы. В ночь перед их отъездом привезли всё собранное зерно их семьи и выгрузили полный кузов прямо на землю во двор. Скот увезли, а всё остальное осталось. В начале сентября поехали в путь. Везли всех репрессированных в товарных вагонах. Многие умирали от голода. Раз в день давали горячий суп и иногда хлеб. Четверо детей, которые были младше Амалии Генриховны умерли. Самой Амалии Генриховне было всего шесть лет.

В Галанино была пересадка и оттуда направили в Пировский район в село Троица. Отца сразу же забрали в армию. Поселились они у местной бабушки, которая жила в маленькой избушке с больной дочерью. Позднее они переселились в другой дом. Местные жители относились к немцам дружелюбно. Помогали в беде. Амалии Генриховне запомнился один случай, когда немцы, не знавшие никаких грибов, отравились ядовитыми грибами и люди приносили молоко, чтобы не дать им умереть. Через месяц вся семья переехала в с. Пировское.

Русский язык никто не знал.

Мама работала техничкой в КБО. Амалия Генриховна пошла в первый класс в 10 лет. Несмотря на то, что семья бедствовала и приходилось пользоваться одной одеждой на всю семью, окончила все десять классов. Училась хорошо. Окончила техническое училище. В школе относились так же как и ко всем – нормально. Но в их школе был десятиклассник, который давал ученикам собственные книги (заменял библиотеку) и он немцам книги не давал.

Так как до 16 лет дети стояли на учёте, то никого никуда не отпускали.

После войны отец вернулся и работал столяром.

18 января в 1948 или 1949 г. всех взрослых вызвали и попросили написать расписку о том, что они не должны в течение 20-25 лет возвращаться на родину в Поволжье. Со спец поселения сняли в марте 1956 г.

Когда умер Сталин все вздохнули спокойно. Кто-то плакал, кто-то просто радовался. А одна женщина, по рассказу матери Амалии Генриховны, даже хлопала в ладоши, когда была на работе. Через полчаса за ней пришли и увели её. Отпустили через сутки.

В их жизни ничего не изменилось.

В партии не состояла и не хотела состоять.

Отмечает только Рождество и Пасху. Вся её родословная жила в Поволжье.

Сухотерина Зинаида Васильевна

Родилась 27.06.1950 г. уже в Пировском. Её родители жили в Поволжье – Саратовской области, Красноярском районе в селе Альт-Урбах. В семье было шесть детей. Хозяйство было хорошее, имели коров, сеяли табак, выращивали сады.

Репрессировали осенью 1941 г., когда её матери – Софье Самуиловне Дуттай (Вторых) было 12 лет. Дали сутки на сборы. Взяли только то, что могли с собой унести. Их предупредили, что увозят ненадолго, поэтому взяли мало вещей. В основном продукты на дорогу. При пересадке в Галанино определили в с. Пировское. Жили не очень хорошо, порой голодали. Весной, когда сходил снег шли в поля собирать колоски. От них травились. В школу пошли сразу, так как у мамы образование уже было – четыре класса. О снятии со спец.поселения пришёл документ в 1956 году.

К коммунистической партии отношение равнодушное. Никто из их семьи не состоял.

Из немецких праздников Зинаида Васильевна отмечает только Рождество и Пасху. Готовит некоторые немецкие блюда. Немецкого языка не знает. Знает татарский и русский. В Германии имеет родственников, с которыми поддерживает связь. Работала учителем в с. Долгово.

Исаченко (Белякова) Нина Михайловна

Перед приходом к Нине Михайловне мы сначала позвонили ей и попросили её рассказать нам свою историю. Нина Михайловна сказала, что очень тяжело вспоминать эти события, но всё-таки разрешила придти к ней. Хотя мы с этой женщиной познакомились только что, но она с нами разговаривала, как с родными и нам было очень приятно с ней беседовать.

Родилась в городе Мурманск 02.11.1935 г.. Отец работал инженером северной железной дороги на Кольском полу-острове. Мать работала закройщицей. В семье был всего один ребёнок, дочь Исаченко Нина Михайловна. Имели хорошую квартиру. В феврале 1938 г. ночью был арестован отец – Беляков Михаил Сергеевич и приговорён к расстрелу. Основанием ареста был тот факт, что Михаил Сергеевич скрыл своё происхождение – он был сыном кулака. Подвергался многочисленным пыткам, в том числе и электрическому стулу. Но жена Михаила Сергеевича - Мария Андреевна решила попробовать как-то повлиять на его приговор и попытаться его изменить. Её брат работал начальником НКВД, который добился встречи Марии Андреевны и самого Сталина. После чего приговор был обжалован и заменён десятилетним тюремным заключением с последующим поселением в колымских лагерях. Отец пробыл на Колыме 18 лет. Жил в посёлке Ягодное Магаданской области. Там же вновь женился на такой же каторжной жительнице Колымы. Имел от неё детей. После смерти Сталина в 1956 г. дело отца было пересмотрено и прекращено за отсутствием состава преступления. Выехать оттуда он смог лишь в 1961 г., будучи больным и искалеченным. Умер в 1970 г.

После ареста отца в квартире был обыск, а затем всё имущество конфисковали, а жену с маленькой дочерью обязали в течение 24 часов выехать из Мурманска. С собой разрешили взять всего один чемодан вещей. Приехали они в Астрахань, где жили родители отца. Прожили там более трёх лет. Затем переехали в Пензенскую область, где после смерти маминой сестры остались четверо детей. Там дали двухкомнатную квартиру. Мария Андреевна взяла сирот в свою семью на воспитание. Жили очень бедно, в нищете. Через некоторое время мама была вынуждена выйти замуж, чтобы прокормить детей. Мама постоянно подвергалась унижениям и упрёкам, как жена врага народа. У маленькой Нины сложилось такое мнение, что если человека называли врагом народа, значит он такой и есть. Она не понимала, что человека могут оклеветать. Мария Андреевна за это обижалась на дочь, а иногда сквозь плач объясняла, что «подрастёшь и всё поймёшь». В 1942-1943 г. мама тяжело заболела и по ходатайству РОНО пятеро детей определили в Пензенский детский дом. Позднее - умерла. А Нина Михайловна в Пензе окончила восемь классов. Школу Нина Михайловна окончила в г. Ессентуки на Кавказе (9-10 кл.). Там же поступила в учительский институт на Физ-вос. Закончив институт приехала в Пировский район по комсомольской путёвке.

Во время учёбы в школе у Нины Михайловны отношения с одноклассниками были хорошие, лишь иногда между разговорами упоминалось то, что отец враг народа.

После смерти Сталина испытали облегчение. Надеялись на освобождение отца.

Сейчас хоть и на пенсии, но вынуждена подрабатывать в вечерней школе учителем физики и математики. Стаж работы 50 лет.

Нина Михайловна признана подвергшейся политической репрессии, как оставшаяся в несовершеннолетнем возрасте без попечения отца, необоснованно репрессированного по политическим мотивам, и реабилитирована. Получает вследствие этого надбавку к пенсии.

На вопрос об отношении к Советской власти и к КПСС отвечает однозначно: «Социалистическое общество – правильное общество, коммунистическая партия – правильная и хорошая партия. Коммунистом никогда не была, но идеи партии поддерживаю».

«Да! Я – жертва репрессий. Но в моём несчастном детстве, как и сотен тысяч таких же, виноват зловещий сталинизм. У меня нет оснований ненавидеть советскую власть и коммунистов, как это делают сейчас неблагодарные люди, которые при коммунистах получали бесплатное образование, медицинское обслуживание, заслуженную зарплату, когда была уверенность в завтрашнем дне своём и своих детей. Я считаю ошибкой коммунистов в том, что принимали в партию не всегда достойных людей, которые в трудное время побросали партбилеты и подались кто куда…

Мы, россияне, отошли от социализма и капитализм наш дикий. В цивилизованном обществе не должно быть такой разницы между бедными и богатыми, старость должна быть обеспеченной, а у детей должна быть уверенность в завтрашнем дне, в своём будущем. К сожалению, в России этого нет пока…»

Нам очень интересно было узнать, как раньше жили, в каких условиях, а после рассказов этих замечательных людей мы поняли, что всё это очень сложно. Но, не смотря ни на что они остались самими собой. Нас принимали очень хорошо, хотя им было очень тяжело вспоминать что было у них на душе. Некоторые даже отказались с нами разговаривать. Но мы их понимаем, это действительно не очень то легко.

Подводя итог можно сказать, что у всех этих людей судьбы похожие. Мы узнали, что они с одной или соседней деревни, депортированы в одно и то же время и в один район. А именно это немцы Поволжья депортированные в 1941 году.

Это интервью вызвало у нас массу новых впечатлений и эмоций. Нам было приятно работать с такими людьми и мы будем продолжать эту интересную работу.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»/Работы вне конкурса