Путь от причала к стенке


В конце 30-х годов НКВД широко практиковал фабрикацию дел по профессиональному признаку. В Красноярске известны, к примеру, "дело врачей", "дело оркестра", "дело инженеров" Красмаша, а было еще "дело речников".

М.ЛиханскийПервый капитан теплохода "Красноярский рабочий" Михаил Лиханов был арестован в 1938, как и чуть позже три его преемника подряд. Михаил Лисовский с 1921 по 1933 год плавал на Север на различных пароходах: "Север", "Ангара", "Сталин", "Спартак" и других, в должностях начиная с практиканта, кончая капитаном. Уйдя с речного флота, он работал режиссером в клубе "Красный бурлак", но и там его достала бессудная лапа НКВД - арестован, расстрелян. Друг Лисовского по Столбам,А.В.Телегин Александр Телегин, талантливейший инженер, строил железнодорожный мост, после прославился тем, что поднял со дна Енисея затонувший пароход, - правда, под угрозой расстрела красными. Он был замдиректора Судоверфи по техническим вопросам, затем работал на Красмаше - арестован, расстрелян.

***

В очередном конверте, полученном от Владимира Сиротинина, председателя красноярского Мемориала, меня поразили две крохотных бумажки, очевидно, выписки из дела. "Козулин Алексей Евсеевич, 1987 г.р., начальник пристани Новоселово Енисейского речного пароходства. Расстрелян в Красноярске 22 июля 1938 года"; "Козулин Иосиф Алексеевич, 1909 г.р., начальник Красноярского речного порта. Расстрелян в Красноярске 15 июля 1938 года".

Вот и вся жизнь, две строчки... Отцу еще 51 год, он полон сил, но по чьему-то злому навету осужден. Сыну и подавно нет 30, но у него отнимают жизнь неделей раньше, чем у отца. Какие-то люди писали кляузы; какие-то - проводили то, что тогда называлось следствием; совсем другие выносили бесчестный приговор, а уж и вовсе иные - расстреляли.

Нам немногое известно о Козулине-старшем: когда у него родился сын, двадцатидвухлетний Алексей Евсеевич жил с семьей в поселке Стрелка и плавал старшиной (шкипером) на лихтере, после переехал на юг края, в Новоселово, но реку не оставил, и в апреле 1934 года начальник Енисейского управления государственного речного транспорта Павел Мещеряков утвердил его начальником тамошней пристани.

И.А.КозулинПо вполне понятным причинам, о Козулине-младшем мы знаем много больше. В 1919 году (выходит, еще при Колчаке?) десятилетний Иосиф приехал в Красноярск и поступил в школу водников. Окончил он ее в 1927 году и сначала пошел работать матросом. Уже год спустя паренек вступил в ВКП(б), и стал активистом из самых первых: комсомольский секретарь водников, секретарь райкома комсомола, завотделом, член бюро горкома и окружкома. С 1931 года Иосиф поднимается уже по партийной иерархии: член бюро и зав.массовым отделом водников.

Заметьте, парню всего-навсего 22 года: что же его ждет впереди? Однако в том же 1931 году Козулин-младший уходит от профессиональных партийных забот к родной, потомственной стихии Енисея, в транспортный директорат Комсеверпути. Вначале он возглавляет экспедицию по вывозу графита с Нижней Тунгуски, после становится заместителем управляющего директората, но одновременно и парторгом.

Семья КозулиныхКажется, Иосифа захватывает карьера: с октября 1933 года он переводится в Енисейское управление речного транспорта, где опять же входит в партийное бюро, но Должность уже маячила перед ним; наконец, 1 апреля 1934 года Иосифа Алексеевича Козулина, в неполных 25 лет, назначают начальником Красноярской пристани, которая в тот же день получает более высокий статус речного порта, не иначе как под нового начальника. В соответстии с этим, Иосиф первым своим приказом переименовывает все пристани в причалы, а пристань N4 называет Пассажирским вокзалом.

Наверное, так было заведено в мужском роду Козулиных: к этому времени Иосиф уже не только женат, но имеет двоих детей - трехлетнюю дочь Людмилу и годовалого сына Виталия. Как безоблачна жизнь! Тем более, что в январе 1935 года Иосиф прошел аттестацию и получил характеристику, в которой сказано о нем так: "...тов.Козулин политически развит. Имеет волевые качества, дисциплинирован, выдержан, проявляет большую инициативу в организации и улучшении работы порта, борется за проведение директив партии и правительства и умеет организовать четкое выполнение задания".

И.А.Козулин Можно предположить, что Алексей Козулин из новоселовского далека с гордостью наблюдал за успехами своего сына. Новости по реке быстро разносятся, и отец вполне мог вечерком, сидя на веранде за бутылочкой с кем-то из начальствующих соседей, важно рассуждать о том, что Ёська его, глядишь, со временем, и в Москве, в наркомате работать будет.

И впрямь, перспективного управленца Иосифа Козулина никак не могли не заметить в Москве. Февральским днем 1936 года в управление речпорта, которое тогда находилось на месте нынешнего ресторана "Енисей-батюшка", из наркомвода пришла телеграмма: "Начальник Красноярского речного порта Козулин Иосиф Алексеевич... командируется в город Москву в отдел кадров для посылки на учебу в Академию водного транспорта в город Ленинград".

Ему нет еще 27 лет, и трудно придумать более блестящей карьеры для парня из Стрелки с девятилеткой за плечами. Там, в Ленинграде, его и арестовали 7 июля 1937 года.

Отец пока на свободе, продолжает руководить своей Новоселовской пристанью, - наверное, очень переживает за сына и не верит в его виновность, но и для себя вряд ли чего хорошего ждет. Его очередь пришла осенью, 20 октября. Конечно, пришли, как обычно, ночью, дальше - долгий и бессмысленный обыск, - "Одевайтесь, пойдете с нами" и прощай, белый свет.

Козулины: Алексей, Иосиф, КлавдияВот они, на групповом семейном снимке. Отец и сын поразительно похожи друг на друга: серьезные лица, волевые подбородки - порода! Элита Сибири! А их - убили... И женщины Козулиных, широкоскулая мать Иосифа и красавица, жена его, Клавдия, - им до 1958 года, до реабилитации дорогих мужчин, жить с клеймом ЧСИР, член семьи изменника родины.

Обвинения Козулиным предъявили стандартные: ст.58 - 7,8,11 УК РСФСР. Отец, "...с 1927 года являясь троцкистом, активно вел борьбу против коммунистической партии и Советского правительства, а в 1929 году вошел в состав антисоветской троцкистской террористической диверсионно-вредительской организации, действовавшей в Енисейском пароходстве. По заданию этой организации занимался вредительством в области погрузочно-разгрузочных работ; способствовал хищению грузов и заражал перевозимое зерно клещем; знал и разделял террористическую деятельность организации в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства".

Сын "...являлся активным участником а/с диверсионно-террористической организации правая (?-А.Ф.), действовавшей в Енисейском пароходстве; проводил вредительство в системе пароходства, знал и разделял...", -- далее по тексту предыдущего обвинения.

Судила Козулиных одна выездная коллегия Верховного суда СССР в составе бригвоенюристов Кандыбина, Китина и Калашникова, но в разные дни: Иосифа 15 июля 1938 года, Алексея - неделей позже. Приговоры, согласно постановлению ЦИК от 1 декабря 1934 года были немедленно приведены в исполнение. Разумеется, "с конфискацией лично ему принадлежащего имущества".

Боже, как все было благополучно, и как же все рухнуло в одночасье! Так за что же так бесславно, с клеймом врагов народа, погибли отец и сын Козулины? За лишний ромбик на петлице бессовестного уже к тому времени мерзавца-следователя? Коли уж о совести, - ну да, каждый эти проблемы для себя решает сам. Только вот - есть некие стандарты; это вроде дворянской чести, однако для всех живущих, смертных: несоблюдение обязательных стандартов одной частью человечества считается делом обыденным, другой же полагается едва не смертным грехом. Ведь даже в те, самые страшные времена, оставались в России еще незапуганные люди. Господа читатели, ваша воля отнести себя то ли к первым, то ли ко вторым.

Ну да, знать об этом, копаться в прошлом, бередить в поколениях уже зажившие раны - мало кто на такое способен. Лучше жить сегодняшним днем, не помня родства? Но если все мы станем подобными иванами, то нас самих уже и правнуки не вспомнят. Нет, надо помнить самим, надо напоминать и обществу, постоянно тормошить его с той единственной целью, чтобы это не повторилось при наших потомках.

Анатолий Ферапонтов
"Честь и Родина", 5 мая 1999


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е