Причина смерти - расстрел


Немногие знают, что в мировой компьютерной сети "Интернет" есть сведения о репрессированных, чьи судьбы так или иначе связаны с Красноярским краем. Подготовили этот сайт, или страничку, и запустили в интернетовскую сеть члены красноярского отделения общества "Мемориал". Недавно эта страничка, содержащая не только имена жертв репрессий, но все законы, подзаконые акты, связанные с реабилитацией, а также публикации, признана лучшим в России некоммерческим сайтом. Но это лишь первый этап всемирного обнародования имен пострадавших в Красноярском крае. Работа над новыми страницами для "Интернета "продолжается. Ведь в скорбных списках краевого отделения "Мемориала " значится сейчас 32.632 человека.

Помогают пополнять список родные, близкие, знакомые невинно пострадавших. Но за многих из них ратовать некому, потому что вырубались целые роды, уничтожены начисто многие фамилии. Их исчезновение заметили даже краеведы, работающие в обычных государственных архивах. Доступ же к "чекистским" архивам по-прежнему ограничен. Требуется прямое родство для того, чтобы разрешили посмотреть "дело". Для остальных родственников пытки и допросы в застенках — тайна навеки.

Но даже у самых близких родственников погибших, пользующихся "привилегиями", уходят десятилетия на то, чтобы узнать правду.

ПИСЬМО НА АЛЮМИНИЕВОЙ ТАРЕЛКЕ

Poguda_NI.jpg (10104 bytes)25 лет подряд, с 1962 года, в семье Погуды поминали отца и деда, Николая Ильича Погуду, 16 февраля. Основанием было выданное на руки сыну — Анатолию Николаевичу свидетельство о смерти за № 007841. Не копия, а само свидетельство, документ, на котором написано "первичный". С удивлением родные узнали, что умер Николай Ильич 16 февраля 1941 года в возрасте 52 лет от эпилепсии, которой ни у кого в роду не было. Гербовая печать Тайшетского загса подтверждала истинность этих сведений.

В прошлом году Анатолию Николаевичу Погуде вместе с очередной справкой о реабилитации выдали еще одно свидетельство о смерти отца за № 364901 из того же Тайшетского загса, заверенное гербовой печатью. Из него следует, что умер Николай Ильич Погуда... 3 июля 1938 года, через месяц с небольшим после ареста. Причина смерти — расстрел.

Поминальный день перенесли на 3 июля. Теперь родные безуспешно ищут место захоронения. И кто знает, может, еще через 25 лет правнуки узнают, где зарыт их дед. Такова она, наша родная советская власть. Не одну сотню лет будет, видно, открывать тайны своих беззаконий. Многим поколениям хватит.

Николай Погуда успел после ареста передать весточку жене, все-таки был разведчиком в Красной Армии во время гражданской. Разумеется, ни писем, ни записок от арестованных не принимали, взяли только поначалу еду. Через несколько дней жена обнаружила на обороте возвращенной из тюрьмы алюминиевой тарелки нацарапанную острым предметом записку: "В деревню не езжай. Продай дом. Учи детей. Я скоро вернусь". Все было исполнено. Неисполненными оказались только последние слова.

С этой наивной верой в возвращение садились в "воронки" многие. Вместе с наивностью при пытках и допросах выбивали слова, подобные тем, что запротоколированы в личном деле Николая Погуды — счетовода, выходца из семьи крестьян-бедняков: "С 1929 года, со дня сплошной коллективизации, я стал недоволен Советской властью, потому что она повела неверную политику к крестьянину-кулаку, стала раскулачивать, отбирать от них землю и имущество, самих за их добро сажать в тюрьмы и ссылки..." А еще говорят, что в те годы не писали правды. Писали ее в "личных делах" арестованных фальсификаторы политических дел. Они прекрасно знали, что творилось в стране.

КАРАЮЩИЙ МЕЧ РЕВОЛЮЦИИ

Передо мной справка, выданная в июне 1994 года Красноярским управлением федеральной службы контрразведки РФ:

"Согласно материалам уголовного дела Неручек Леонтий Игнатьевич, работавший чернорабочим на Иланском ЛПХ, необоснованно осужденный 3 ноября 1937 года тройкой У НКВД Красноярского края, за участие в контрреволюционном заговоре приговоренный к исключительной мере наказания, реабилитированный 24 апреля 1956 года, на день своего ареста — 29 сентября 1937 года имел следующий состав семьи:

жена — Антонина Автономовна, 38 лет, дочь —Ольга, 16 лет, сын — Василий, 13 лет, сын — Александр, 11 лет, дочь — Елизавета, 9 лет, сын — Николай, 7 лет, дочь - Мария, 5 лет, сын — Владимир, 2 месяца ".

Карающий меч революции не щадил никого. "В конце 1937 года моего 77-летнего деда Павла Александровича Конюкова арестовали. У него были больные ноги — ходил с костылями. В морозные ноябрьские дни его везли по таежным тропам несколько суток — доставляли в районный центр в тюрьму. Летом 1938 года в тюремной больнице он и скончался. Главным в обвинении были показания бывшего учителя Рудина, соседа: "Человек он верующий, все время молится... В частых разговорах твердит одно: "Так должно быть. Нам пророки говорили правду. Красный дракон должен пройти всю землю. Но он будет убит... Советская власть, а также возглавляющие ее коммунисты должны быть, по Писанию, истреблены..." Это строки из письма Виктору Петровичу Астафьеву, которое вошло в 15-й том полного его собрания сочинений. И таких свидетельств там не счесть. Свидетельств того, что слово правды звучало и в народе, звучало, даже если за него приходилось расплачиваться жизнью.

Сейчас красноярский "Мемориал" работает в архивах ФСБ над так называемыми расстрельными списками и протоколами "троек". Это более 2.000 листов, и на каждом по 50 фамилий расстрелянных. Вот такая статистика,

НАЙДИТЕ МЕСТНЫЕ ЗАХОРОНЕНИЯ

Все свершилось почти по предсказаниям деда Павла. Только вот коммунисты здравствуют и по-прежнему обещают рай на земле. А родственники репрессированных по-прежнему ищут места захоронений. Об одном таком месте в бору, под Туруханском, рассказал несколько лет тому назад публично очевидец, мальчишкой видевший расстрелянных. Но что после того изменилось? Да ничего! Бесчисленное множество тайных братских захоронений с прахом убиенных наших сограждан так и хранятся в тайне, как и имена большинства доносчиков и палачей.

Председатель красноярского краевого отделения "Мемориала" Владимир Сиротинин рассказывает:

— Знаем о том, что было массовое захоронение расстрелянных в районе КрАЗа, но не можем подтвердить документально. Ответ один: за давностью лет и отсутствием документации место установить невозможно. Знаем, что была в Красноярске даже специальная карта с местами захоронений, но нам говорят: такой не было...

Но дотошные наши сограждане, несмотря на препятствия, все-таки докапываются до истины. И камень, и крест появились на месте расстрела земляков в сосновом бору близ Минусинска. Стоит мемориальная плита на месте захоронения расстрелянных в Курагино. Две братские могилы из сотен упрятанных...

А пока идет укрывательство мест преступлений перед собственным народом, Анатолий Николаевич Погуда установил рядом с могилой матери обелиск памяти отца, на котором написано: "Николай Ильич Погуда — жертва сталинских репрессий. 1889-1938" Не хочет он, чтобы отец бесследно исчез с лица земли.

Валентина МАЙСТРЕНКО

Аргументы и факты - Енисей, 47 (ноябрь 1998)

На снимке: один из тысяч и тысяч — Николай Погуда. 1938 год


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е