Никто не уходит в никуда


Человеку, запечатленному на фотографии, Михаилу Петровичу Ползунову, исполнилось бы в апреле нынешнего года 95 лет. Не пережила своего хозяина, заядлого рыбака и охотника, любимая, преданная собака по кличке Пират. Но бережно хранится их совместное фото, даже не пожелтевшее от времени, в семейном альбоме дочери Ползунова — Ирины Михайловны Петровой

Ирина Михайловна — давняя подписчица "Красноярского рабочего". Ее долгая дружба с газетой сложилась еще и потому, что отец Ирины Михайловны был и остается одним из талантливых журналистов "Красноярского рабочего".

В шестнадцать лет он, как и Аркадий Гайдар, командовал партизанским отрядом. Затем работал в одной газете с Борисом Полевым. Журналистская деятельность объединила жизненные пути его и Льва Кассиля. Затем — саратовская газета "Коммунист". Дружный, боевой коллектив, в котором молодой журналист Ползунов выделялся талантливым пером и знанием латинского языка. В 1938 году всем творческим составом во главе с редактором они были объявлены польскими шпионами и брошены за решетку.

Так Михаил Петрович попал в Сибирь. Сначала — Норильск, где он чуть не умер от истощения и болезней. Затем – пожизненное поселение в Нижнем Ингаше, куда и переехала из Саратова его семья, здесь он, обладавший энциклопедической памятью, работал учителем географии в местной школе. И до сих пор выпускники тех лет помнят дивные литературные вечера, которые устраивал Ползунов, любовно прозванный учениками из-за высокого роста и худобы Полишинелем.

После смерти великого вождя последовала долгожданная амнистия. Ссыльный-поселенец Михаил Ползунов получил возможность вернуться к самому любимому делу в жизни – журналистике.

Талантливое перо из нижнеингашской газеты "Победа" тут же заметили коллеги красрабовцы. В те времена журналистский хлеб был не самый легкий из всех. Но аналитические статьи собкора Михаила Ползунова из Канска отличали аргументированность, объективность, правдивость. И, конечно же, талант. Не к каждому журналисту люди стоят в очереди за советом. К нему прямо домой приезжали за советом директора совхозов, большие начальники, не раз попадавшие в поле зрения его объективной критики. После горячих дебатов о производстве, о возрождении села, о перспективах восточных регионов края — понятиях, которые только в перечислении звучат сухо, а стоит окунуться в них с головой, это затягивающий душу, как воронка, водоворот — переходили на темы вечные. Размышляли о смысле жизни. И, не заглядывая в поэтические сборники, Михаил Петрович читал на память стихи. Много стихов. И многих. Он и сам был поэтом-любителем. Но печатался крайне редко.

За десять лет до смерти он начал учить немецкий язык. И уже через некоторое время читал Гете и Гейне в подлиннике. Он так и умер — с пером в руках, незачехленной печатной машинкой на рабочем столе. Как и у всех журналистов, личных фотографий у Михаила Петровича было немного. Люди нашей профессии всегда стараются запечатлеть других. В гонке за быстротечностью жизни о себе порой забываешь. Но осталась память. И эта фотография. И книга о боевой юности Михаила Ползунова, высланная из Коми его дочери Ирине авторами. Жива его газета, где опытные, старейшие сотрудники знают о нем не понаслышке. Бегаем в поисках хороших репортажей мы, молодежь. Стучат уже не печатные машинки — бесшумно работают компьютеры, выдавая положенные строчки в очередной номер. Это только кажется, что газета – однодневка, а жизнь человеческая — быстротечна. Ничто и никто не уходит в никуда...

Наталья Сангаджиева

На снимке: журналист, заядлый охотник и просто талантливый человек Михаил Ползунов, его собака Пират 34 года тому назад (фото из семейного архива).

«Красноярский рабочий», 19.06.1997 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е