Ей было девять лет


Татьяне исполнилось девять лет, когда арестовали ее отца, Григория Викторовича Черепанова, полевода колхоза «Новый путь». До него 22 марта был взят председатель колхоза Кирилл Алексеевич Усков. Вместе с Григорием из родной деревни Кумыры работники ОГПУ увезли 14 апреля 1933 года заместителя председателя колхоза Дмитрия Афанасьевича Андреева, еще нескольких колхозников-мужчин. Всех необоснованно обвинили в том, что они, якобы, участвовали «в контрреволюционном заговоре в сельском хозяйстве Западно-Сибирского края», занимались «вредительством и антисоветской агитацией».

На самом деле они были невиновными, и сейчас это достоверно известно Тогда же разговор оказался коротким - постановлением судебной тройки при полномочном представительстве по Западно-Сибирскому краю от 23 апреля 1933 года К.А.Ускову и Г.В.Черепанову назначили высшую меру наказания - расстрел, а Д.А.Андреева осудили на десять лет лишения свободы. Кирилла и Григория расстреляли 30 апреля 1933 года в Томске, а Дмитрия отправили отбывать срок на Дальний Восток. У Черепановых изъяли корову и овец, пострадали и другие семейства.

Так Татьяна Черепанова осталась без отца. Но о его гибели она не знала - тогда, в тридцатые годы, (как, впрочем, и позже вплоть до смерти Сталина), о расстреле арестованных семьям ничего не сообщалось. Забрали и все. Лишь некоторым присылали свидетельства о смерти их близких, где причина кончины была выдуманной, как и дата. На самом деле они были расстреляны вскоре после ареста.

Учиться дочери «врага народа» больше не пришлось. После ареста отца на ее плечи легла тяжелая работа по дому, а вскоре она стала трудиться в колхозе. Что только ни приходилось делать - косить и метать сено, молотить зерно, ездить за дровами в лес.

Но самый тяжелый труд выпал ей в годы Великой Отечественной войны. Как одну из самых выносливых, ее отправили по спецнабору выполнять трудовую повинность. Работала на лесосплаве на реке Мане, что неподалеку от Красноярска, а также в «Заготзерно» в Большом Улуе, где пришлось таскать тяжеленные мешки с пшеницей и овсом. А потом ее и еще двух молодых женщин решили отправить куда-то на рытье канала. Но на вокзале в городе Ачинске их случайно увидел председатель колхоза и сумел отстоять, а затем отправил домой - работы хватало и в родном хозяйстве.

Потом Татьяна Григорьевна три с половиной года трудилась в Березовском детдоме - мыла полы, стирала белье. А после этого там же, в Березовке, в средней школе техничкой. Работала до ухода на пенсию, и еще два года после этого, будучи на заслуженном отдыхе.

Ее отец, Григорий Викторович Черепанов, посмертно реабилитирован 19 июня 1956 года Военным трибуналом Сибирского военного округа. Узнала об этом она почти через 40 лет, в апреле прошедшего года. Теперь Татьяну Григорьевну Черепанову должны признать пострадавшей от политических репрессий. Заявление об этом отправлено в прокуратуру Красноярского края.

Владимир Усков
«Вести», 17.06.97.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е