Суждены нам благие порывы, но...


Покаяние откладывается

Шесть лет у нас толкуют о строительстве памятника мученикам лагерей.

Вот очередная комиссия отзаседала. На этот раз уже не спорили, где стоять памятнику. Гвардейская площадь, на месте знаменитого камня. Однозначно. Автор проекта архитектор Сергей Ночевкин заверил, что с ГАИ проблем не будет. Площадь задумали благоустроить так, что подходы к монументу не составят проблемы. Вроде по старым фотографиям это место когда-то было таким же уютным, как Арбат. Даже с фонарями.

Главная загвоздка - отсутствие финансирования. Проекту-то уже два года, победил из десяти других. Было много шума - каким быть памятнику. Наконец, сошлись на идее колонны, напоминающей одну из пилястр с капителью наверху. Как на знаменитых домах, построенных заключенными вокруг площади. Обелиск может быть из естественного камня или светлого металла. Как деньги позволят. Высотой до 16 метров. Пока дальше уже развалившегося от времени макета дела не шли. А ведь памятник мог давно стоять. Чего нам не хватает - денег, совести, памяти, горения? Митрофан Петрович Рубеко, глава Норильского общества жертв репрессий, нервно постукивая своей палкой, так и рубанул: "Пока будете строить, мы все перемрем".

Рабочая группа, в которую вошли начальник управления по делам культуры и искусства Н.Я.Сербина, гл. архитектор города М.Г.Журавлев, директор музея НПР Л.Г.Печерская и другие заинтересованные специалисты, до конца месяца подготовит необходимые документы и обращения к первым лицам города и комбината с просьбой открыть финансирование необходимых работ с мая этого года.

Так что по-прежнему уповаем на святую волю начальства. Говорят, что взывать к общественному мнению, а тем более к хилому карману народа, сегодня безнравственно. Думаю, главная проблема не в инерции и безразличии власть имущих. Просто в Норильске по-прежнему не находится деятельной общественной силы, способной хотя бы из естественного чувства покаяния добиться установки памятника. Тем страдальцам, кто ударно строил город и комбинат в неволе. Так и не получив за свои труды ни благодарности, ни денег. Так пусть вернут хотя бы монументом.

Во всех нормальных странах приняты пожертвования на благие дела. Прежний счет на наш памятник за давностью лет заморожен, никто со сбором денег сегодня связываться не хочет. Говорят, суммы смехотворные и проблемы не решат. Ну, а если человеку важно пожертвовать именно на это святое дело?

Не знаю, на какие деньги поставлен памятник жертвам ГУЛАГа в центре Омска (см. снимок). В его основании - земля из сотен лагерей, из норильского тоже. Внутри символического храма колокол, подсвечники, по стенам простые покаянные слова на табличках с названиями мест, где мучились люди. Простая и человечная идея. Никакой помпезности. Есть где колени преклонить. Как будет у нас - неведомо.

И.ДАНИЛЕНКО.

P.S. На днях у М.П.Рубеко побывала американская журналистка, сносно говорящая по-нашему. Она так и не смогла понять, почему мы не можем поставить такой важный памятник. И еще, что такое "балок"... И.Д.

Какой вам памятник построить,

Чтоб не обидеть, не слукавить,
Какой вам памятник поставить
За ваши страшные года?
Из бронзы, мрамора и камня
Иль просто деревянный крест,
Который было не под силу
Вам на свою Голгофу несть?..
Пусть памятник первый построит народ,
Он скромный, но вечный - норильских пород.
Вторая вам память - Шмидтиха-гора,
И сколько душ светлых в себя забрала.
А третья же память - всех первых сильней:
Норильск - на костях и на муках людей.
Пускай не забудет он павших своих,
Пред Божьей иконой молитву творит.
(Из стихотворения Анны Ковальчук, бывшей узницы Норильлага).

Заполярная правда 24.04.1997


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е