Оставьте! Это давний спор славян


Лишь две мировые идеологии подразумевали уже в основе своей геноцид в отношении целых наций, лишь их можно назвать абсолютно бесчеловечными — фашизм и коммунизм. Тот и другой появились и набирали силу в нашем веке, при жизни старшего поколения, уходящего сейчас. Оставим пока в стороне расизм: это зараза общечеловеческая, она лежит вне каких-либо идеологий, и может стать предметом отдельного разговора.

Чеченцы знали, за что дрались с федеральными войсками: пепел предков, убитых розовощекими пацанами из ГБ или депортированных в 1944 году, стучал в их сердца, и чеченцы обречены были на победу. Случись через годы страшное, война наших детей с калмыками либо чувашами — калмыки и чуваши победят в этой войне, поскольку будут знать, за что воюют: за память о расстрелянных и депортированных предках.

Над Польшей мы поизгалялись вволюшку, еще с XVIII века; территорию этой страны делили, как хлебный каравай, а граждан ее запросто казнили или ссылали в Сибирь. А после — казнили и в Сибири.

“Бзинковский Викентий, католик, 48 лет, был осужден 17 марта 1908 года Варшавским Военно-Окружным судом и приговорен к каторге на 15 лет по ст. таким- то и таким –то Уложения о наказаниях за укрытие убийцы земского стражника Саудера. Опрошен в качестве обвиняемого, виновным себя не признал”. За что боролся?

Спустя 30 лет Бзиньковский был вновь осужден, на этот раз приговорен к смертной казни. Их было тридцать, поляков, обвиненных в националистическом заговоре. Все приговорены и расстреляны в одну ночь. Дело об этом, одном из многих преступлений коммунистического режима, так и залежалось бы под гэбэшным сукном, если не настойчивость Бзиньковского-младшего. Теперь мы знаем этот скорбный список: Липский Ф.А., Миклашевич Б.О., Бондарчук Ф.Д., Мартусевич И.В., Липский И.А., Гутарь А.А., Вильк И.И., Петрашкевич Н.М., Лучак Ч.Я., Яжемская Е.А., Оробейко И.Г., Здзитовецкий А.И., Шоршун Я.Б., Шунько В.С., Лелик А.М., Ежук А.М., Лавришин С.Н., Звержхановский С.И., Милевский Я.И., Адамович К.П., Гверчинская М.В., Домашевский И.О., Миллер П.Э., Новомлинский Г.А., Венглянский С.П., Баш М.У., Связкин А.В., Любецкий А.И., Бзинковский П.В., Зайко А.В.

Возможно, потомки этих несчастных и по сей день живут в нашем городе. Если вас интересуют какие-либо подробности, звоните мне в редакцию по телефону 36-62-14, либо в красноярский “Мемориал”, Сиротинину Владимиру Георгиевичу, 23-83-22.

Перед расстрелом Бзинковского допросили лишь дважды, очевидно, для проформы. Два протокола, четыре вопроса, четыре отрицательных ответа. В итоге — высшая мера наказания. Наказания — за что? Можете вы, хотя бы в качестве смутной гипотезы, поверить в существование польского националистического заговора — у нас, в Красноярске?

За что полякам любить нас, русских? За многовековой геноцид? Однако — любят, живут вместе с нами и ничем от нас не отличаются. За эти века мы столько их, поляков, сослали в Сибирь, что теперь даже трудно сказать: они живут промеж нас или мы промеж них живем? Есть у меня два приятеля-соседа со знаменитейшими польскими фамилиями. Именем предков одного из них назван центральный плац в Кракове, и родовой замок ждет претензий моего приятеля, но он больше озабочен сугубо русской забавой: “Веселие на Руси есть пити” — с кем поведешься… Другой сосед, дальний родственник самого известного польского артиста современности, отчего-то принципиально чурается организованной польской диаспоры и занят предпринимательством, — Бог ему в помощь. Не раз мне случалось беседовать с ними за добрым стаканом; вот теперь я думаю: а почему мы всегда избегали больной темы национальных взаимоотношений? Вот почему, пожалуй: есть некая моя вина перед ними. Не я сам гнал в Сибирь и не их самих в Сибирь гнали, но голос предков, польских и русских, незримо и неслышно всегда будет с нами за столом. Оправдываюсь тем, что, благодаря и мне тоже, их теперь из Сибири не выгонишь.

Но я верну вас к заголовку, взятому из чудесного стихотворения Пушкина “Клеветникам России”. Это и впрямь застарелый спор славян. Здесь, в Сибири, он давно закончился; поляки могут ненавидеть государство российское, но не могут не любить нас, русских людей. А мы — мы подымаем стопки под тост “Еще польска не згинела”

Анатолий ФЕРАПОНТОВ


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е