Справки ценою в жизнь людскую


Реабилитировать невинных придется еще пять-десять лет

Наш край входит в первую пятерку по количеству "сталинских" спецпереселенцев, уступая лишь Томской, Новосибирской, Кемеровской областям и Казахстану.

Большой террор

Цифры, которые сейчас будут приведены, ранее не публиковались - позавчера их впервые огласил начальник отдела специальных фондов информационного центра УВД подполковник милиции Виктор Зберовский на пресс-конференции, посвященной пятилетию с того дня, как был принят Закон Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", и Дню памяти жертв этих репрессий, который отмечается 30 октября.

Учет в органах НКВД был на высоте - с точностью до человека. Итак, в Красноярье не по своей воле пребывали 34889 бывших кулаков, 57701 немец из Поволжья, 19769 калмыков, 22000 поляков, 13034 прибалта, 6741 "власовец" и 2045 украинских националистов, "фольксдойчей" и сектантов. Кроме этого, в наш край высылали еще и греков (из Краснодарского края), и ингерманландских финнов, и тех, кто отбыл свой срок в лагерях. Словом, "спецконтингента" хватало, ведь только пресловутая 58-я, "контрреволюционная", статья имела четырнадцать (!) подпунктов.

В справке МГБ от 8 января 1945 года, когда-то совершенно секретной, сказано, что в СССР тогда 2137769 граждан по сути гражданами не являлись, потому что носили клеймо спецпереселенца - мужчины, женщины, дети, старики и старухи. А ведь еще победа не наступила. Еще не потянулись с запада на уж очень дальний восток эшелоны с плененными, потом освобожденными, а потом снова приговоренными советскими воинами, с теми, кто был угнан на работу в Германию, с "лесными братьями", "бандеровцами".

Указы на Руси, хоть и не всегда, но исполняют: в октябре 1991-го, когда "ГКЧПисты" еще занимали свое законное место на нарах "Матросской тишины", а президент был способен забраться на танк и кинуть в массы зажигательную речь, на органы внутренних дел возложили рассмотрение и исполнение заявлений граждан, запросов организаций о реабилитации репрессированных по политическим мотивам. Тогда и образовали при УВД края специальное подразделение.

Уже в 1992 году сюда обратились 20511 граждан. Потом поток заявлений несколько ослаб, тем не менее, только за девять месяцев нынешнего года в подразделение по реабилитации пришли или написали письма 12605 человек (по этому вопросу можно обратиться в приемную УВД с 11 до 13 часов, вход с улицы Маркса, 108). Реабилитационные дела (те, по которым было вынесено судебное решение) рассматривают также органы прокуратуры, суды.

Так уж получилось в нашем государстве, что многие документы, связанные с массовыми репрессиями, скажем так, потерялись. Каким-то странным образом. Здесь и могут помочь суды - факт применения репрессии может быть установлен в судебном порядке на основании свидетельских показаний.

- Мы занимаемся теми, кто был направлен на поселение в административном порядке, - говорит подполковник Зберовский (он, кстати, по образованию историк). - Наибольшее количество обращений поступает от немцев Поволжья. Проблемы с их реабилитацией в основном решены, несмотря на сложности. Пришлось даже осваивать немецкую грамматику, потому что работники спецкомендатур частенько путали фамилии - писали, например, Сауэр вместо Зауэр, русифицировали имена и отчества, и получалось: в паспорте одно имя - в деле другое. Граждане, получив от нас справку, обращаются в собес, а там говорят: простите, но это не ваша справка, приходится по новой поиск начинать. Или такой пример - дети, рожденные в 1936-38 годах. Родители специально занижали им возраст, чтобы детей не ставили на учет после того, как им исполнится шестнадцать, - что тогда носило массовый характер. А сейчас эти люди хотят выйти на пенсию, но им говорят: так ведь вам еще два года до нее.

Бывает, что в некоторых личных делах отсутствуют сведения о трудармии, а немцев в годы воины туда отправляли. Приходится обращаться в военкоматы по месту призыва. Помогаем.

Имеется и такая многострадальная категория репрессированных, как кулаки немцы. В тридцатые годы на территории Житомирской, Саратовской областей их раскулачили, отправили на поселение в наши края. До 47-го года они стояли на учете как раскулаченные, позже, вплоть до 1956 года, - уже по национальному признаку. Многих из ранее раскулаченных в 1937 году привлекли по 58-й статье. Кого расстреляли, кого определили на длительные сроки, По их родственники и дети остались, они тоже имеют право на льготы.

Вторая категория, которая часто обращается за реабилитацией, - наши раскулаченные соотечественники. Здесь ситуация такова. Имелись в архиве на хранении 11667 дел, а в 1955 году были уничтожены - как не представляющие интереса. Но... Раскулачивание шло по решению местных органов власти - поэтому обращаемся в местные госархивы (их только в нашем крае двадцать два). Иногда приходят очень подробные ответы: да, в таком-то году эту семью раскулачили, изъяли такое-то имущество (прилагается список на двух-трех страницах: дом шестистенный, амбар, диван, табуретки, шкафы, скот, наковальни, молотки, седла и прочее и прочее). Если еще в 1994 году раскулаченные получали только моральное удовлетворение, то сейчас за все это пострадавшим полагается денежная компенсация - до ста минимальных окладов. Но иногда сведений в архивах не обнаруживают. Тогда факт применения репрессий приходится доказывать в судебном порядке.

Свободы вообще и передвижения в частности в известные годы можно было лишиться за многое - в том числе и за неуплату так называемого твердого задания. Например, на 1927 год давали гражданину задание сдать семь рублей налога - сумма солидная, корова десятку стоила. Гражданин сдавал. На следующий год ему увеличивали твердое задание - он опять сдавал. К. 1930 году он уже не мог это осилить - тогда его в полном соответствии с постановлениями родного рабоче-крестьянского правительства привлекали к уголовной ответственности по статье 61, а имущество конфисковывали. Раскулачиванием кто только ни занимался. В Красноярском крае - девятнадцать различных органов! И местные органы власти, и президиум Бирилюсского райисполкома, оперативная тройка Курагинского района. Кулаком могли объявить по решению бедняцкого собрания (вот уж где зависть-то людская работала!), на заседании членов сельсовета, малого президиума РИКа, на общем собрании сельхозартели, постановлением батрацко-бедняцкого собрания, решением собрания группы кандидатов в члены ВКП(б) совместно с ячейкой комсомола, подкомиссии райизбиркома, по постановлению общих собраний. Какой простор для творчества!

Несколько сложнее ситуация с реабилитацией греков - сведения об их нахождении на спецпоселениях... отсутствуют. На них ни личных дел не заводилось, ни даже карточек. Тем не менее, их привозили сюда, имущество конфисковывалось, и пределы края они покинуть не могли. В этих случаях органы МВД и газета греческой диаспоры "Понтос" рекомендуют обращаться в народные суды. И здесь любая бумажка может пригодиться: справка НКВД о том, что такой-то направляется на спецпоселение, билет спецпереселенца. Однажды справка о реабилитации была выдана на основании маршрутных листов, по которым человек, работая экспедитором в Манском районе, выезжал в Красноярск.

"Пожалуй, самый сложный вопрос с реабилитацией "власовцев", - вспоминает подполковник Зберовский. - Как-то один из них обратился к нам с подобной просьбой - пишет, что трудновато ему сейчас живется. Подняли дело. Читаем его показания: "Наш полк и лично я принимали участие в подавлении Варшавского восстания. С южной стороны Варшавы оборону занимал наш полк, с других сторон были дивизия "Викинг", жандармерия и эсэсовские подразделения. Первая рота 95-го кавалерийского полка, эсэсовские подразделения, ворвавшись в центр города, огнем гнали восставших на юг, то есть к цепям второй и третьей роты. В цепи третьей роты находился и я. При приближении восставших мы открывали огонь - они оказались под перекрестным обстрелом. Лежа в цепи, стрелял по ним и я". Этому гражданину в реабилитации было отказано. Кстати, ни одного нашего решения об отказе пока не отменили.

Да, пять лет работы уже прошло. Однако конца пока не видать - по словам Виктора Зберовского, дел еще хватит лет на пять, если не десять. Вот тому доказательство. Немцы у нас перестали быть спецпереселенцами лишь в январе 1965 года. Их дети, которые родились в этом самом январе, подходят под категорию жертв политических репрессий. Они на пенсию в каком году пойдут? Вот тогда и потребуются им справки о реабилитации.

Лучше, конечно, заняться этим заранее. Для этого необходимо подать в УВД заявление с указанием фамилии, имени, отчества, года и места рождения человека, подвергшегося политической репрессии на территории Красноярского края с указанием места применения репрессии (для раскулаченных).

Детям, родившимся на спецпоселении, необходимо подать заявление, приложив к нему справки о реабилитации родителей, документы, подтверждающие родственные отношения и факт нахождения с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, на высылке. Напомню, что в УВД следует обращаться тем, к кому применялись репрессии в административном порядке. Если граждане направлялись в ссылку по решениям судов, трибуналов, Особого совещания, то им рекомендуется обратиться в прокуратуру Красноярского края (пр. Мира, 32).

Сегодня можно только гадать, как отметят в Красноярске День памяти жертв политических репрессий. Однако с полной уверенностью сказать, что через неделю после этой даты торжества в краевом центре - городе, повторюсь, уникальном, где даже в наше время существуют Комсомольская, Коммунистическая и Социалистическая улицы, не говоря уже о проспектах, поименованных в честь Основоположников, - торжества начнутся по полной схеме: уже достают из заначек кумачовые стяги и утюги, чтобы их разгладить. А кто-нибудь в день седьмого ноября разгладит ладонью справочку о реабилитации, за которой... вся жизнь.

Среди ссыльных и спецпоселенцев в нашем края было много известных людей: мастер спорта Старостин, певица Лилия Русланова, киноактер Георгий Жженов, писатель Роберт Штильмарк, отец известного всем Савелия Крамарова, одна из жен маршала Буденного (Ольга Степановна), Лев Гумилев, Анастасия Цветаева, жена адмирала Колчака.

Владимир КОВАЛЕВ
"Очевидец", 26.10.96. № 119


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е