Их цель всегда благородна


В нашем крае еще многие репрессированные ждут своей реабилитации.  

Пока новые демократы строят новую Россию, былые диссиденты, правозащитники копаются в архивах. Они объединились в общество "Мемориал", и название говорит само за себя. Иногда журналисты пишут о них - весьма, впрочем, неохотно, но, кажется, самих мемориальцев это мало волнует. Формула "Никто не забыт, ничто не забыто", лукаво брошенная коммунистами, реализуется именно правозащитниками-антикоммунистами. 

Сегодня мой собеседник - Владимир Биргер, один из старейшин красноярского отделения "Мемориала" - не по возрасту, а по стажу. 

- Володя, щекотливый такой вопрос: ты и впрямь служишь этому святому делу "за так"? 

- Нет, это моя основная работа. Есть такое понятие - грант. Это определенная сумма, выделяемая неким благотворительным фондом, фирмой конкретному человеку с конкретной целью. Цель всегда благородная. Система, на которой основано развитие науки, не считая каких-то чисто прикладных аспектов, во всех развитых странах. 

- А если появится талантливый физик где-нибудь в Афганистане, его что - украдут? 

- Нет, ему предложат грант, работу в одном из лучших, в соответствии с талантом, университетов мира. Есть пример из примеров выделения грантов - это фонд Сороса. Есть и у нас его лауреаты, хотя мы только лишь постигаем эту систему. В "Известиях" была статья "Дети капитана Гранта": наши ученые пока не умеют пользоваться новыми возможностями. Ты талантлив? Так не плачь о задержке зарплаты, а подай свои идеи. Если они перспективны, то получай грант того же Сороса и работай. 

- Но что движет фирмами, которые эти гранты выделяют, не разорительна ли система для них? 

- Разумеется, нет: существуют на этот счет налоговые льготы. Да и дополнительная прибыль в случае успеха, если все разработки будут реализованы. 

- Что ж, с этим все ясно. Так давай о главном: ты ведь занимаешься такой глобальной системой, как переселение народов, реабилитация репрессированных системой граждан. Как это происходит? 

- О насильственном переселении, депортации народов написано уже немало, в том числе и стараниями мемориальцев. В основном, однако, упоминаются народы, имеющие корни на территории Российской империи. Вот пример с немцами: тут, собственно, речь идет о трех почти независимых субэтносах: немцы Поволжья - по указу от 28.08.41; одновременно депортировали немцев украинских. Здесь надо бы заметить, что украинские немцы вовсе не похожи на поволжских, они настолько похожи на самих украинцев - больше, чем сами украинцы, как это ни парадоксально звучит. 

Третий немецкий субэтнос, депортированный по указу от 20.03.42, - ингерманландцы. Это северо-восточная Россия, по-русски - Ижоры, а народ по-русски - ижорцы. Коммунисты уничтожили их полностью: до войны числилось ижорцев десятки тысяч, по переписи 1959 года - триста человек. 

Таким образом, все три субэтноса объединила печальная судьба, депортация, и встретились они большей частью в нашем крае. 

- Все же это область исторических знаний. А что с буднями, с реабилитацией живых еще, но крепко обиженных людей? 

- Каждый день я сижу, так сказать, на приеме, и люди приходят как раз по вопросам реабилитации, получения компенсаций за имущество, утраченное в результате репрессий. 

- Володя, а за какие годы? 

- О, самые разные. Вообрази, мне пришлось помочь человеку, который был репрессирован в 1963 году по указу о тунеядцах. Под этот указ попали и "тихоновцы" - да и вообще десятки тысяч человек по религиозным мотивам. Об этом написано в хорошей книге Енисейского священника Геннадия Фаста "Енисейск православный", там есть глава о "тихоновцах". Они полагали принципиально невозможным работать на сатану, а оттого не работали на государство. Зато работали на людей: строили дома, чинили крыши, клали печи - да мало ли дел? 

- А как именно происходили эти репрессивные акции? 

- Очевидно, по-разному, но можно судить на примере того моего подопечного. Он работал по шиферном заводе и был духовным отцом местных баптистов. Устроили собрание трудящихся, осудили коллективом и уволили за вредные, глубоко реакционные взгляды. Решение коллектива в письменном виде передали в Кировский райисполком, а тот, в свою очередь, организовал ему пятилетнюю ссылку в Кежму. 

Ссылали музыкантов, художников, поэтов... 

- Общеизвестно позорное судилище над Иосифом Бродским. Сколько же всего таких людей искусства попало под жернова системы? 

- Только в крае были десятки ссыльных из этой категории, немало - в той же Кежме. По стране - наверное, сотни. 

Анатолий ФЕРАПОНТОВ (Очевидец, 11.07.96)   


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е