...минус компьютеризация всей страны

...минус компьютеризация всей страны


Года два назад я перестал писать про политику. Казалось, битва позади и можно спокойно заниматься любимым делом. Не тут-то было! Приходится отставлять в сторону любимое дело и объяснять людям очевидные истины. 

Речь пойдёт о взаимодействии двух явлений, у которых три первые буквы одинаковые, а все остальное разное. А именно о компьютерах и коммунистах. Впрочем, цель этой статьи - не разубеждение кого-либо в решении голосовать за коммунистов. 

Во-первых, абсолютно бесполезно убеждать людей в опасности пагубных привычек. Можно сколь угодно много показывать по телевидению лошадей, павших от энной дозы никотина и алкашиные трупы, но курильщики будут курить и пить никто не бросит. Сколько ни корми нашего обывателя сникерсами и демократией, а он все равно выберет родную колбасу за два двадцать, сделанную из гороха пополам с картоном. Такой уж него, как модно теперь говорить, ментатитет. Супротив ментатитету не попрешь. 

Во-вторых, читатели компьютерной полосы по определению не могут быть сторонниками коммунистов. Работа с компьютером предполагает наличие в человеке некоторой доли интеллекта и здравого смысла, что для коммунистического электората не очень характерно. Например, люди собираются голосовать за Зюганова и в то же время запасаются консервами на случай победы коммунистов. Если кто-нибудь сумеет найти разумность в этом поведении, я готов съесть десять трёхдюймовых дискет вместе с коробкой. 

Итак, я просто излагаю факты, затем делаю попытку прогноза, и в результате даю несколько советов, которым сам намерен следовать неукоснительно. 

Что было

На заре эры информационных технологий компьютерами (а точнее, компьютерщиками) занималось НКВД. Органам было все равно, кого сажать, лишь бы побольше. В научных спорах они играли первую роль, и к пособникам империалистов, пытавшимся протащить в наше социалистическое отечество буржуазную лженауку кибернетику, отнеслись сурово, но справедливо. Слишком умных поставили на место, то есть к тачке, а остальных держали в строгости. Несмотря на это, первую советскую ЭВМ умудрились создать всего на два года позднее американцев. 

Если бы не ВПК, советских кибернетиков могла бы постигнуть участь генетиков, почти полностью истребленных физически. В пятидесятых годах выяснилось, что ЭВМ можно и нужно было использовать при атомных исследованиях и баллистических расчетах. Гнев внезапно сменился на милость, хлынули финансовые вливания. Программисты котировались наравне с физиками, а то и выше. Помните, как маги и чародеи из НИИЧАВО уламывали простого программиста Сашу Привалова на должность заведующего ВЦ? Так оно и было в те годы на самом деле. Компьютерная наука двинулась вперед семимильными шагами. Правда, по "железу" мы отставали, особенно в серийных образцах (ВПК в состоянии сделать нечто отличное в единичном экземпляре ценой неимоверных усилий, но серийное производство требует совсем других технологий). Зато по части программирования мы шли нога в ногу и даже периодически опережали Запад. Можно было бы, конечно, сказать за всё это спасибо ВПК, но что-то не хочется. В Штатах тех же и даже лучших результатов добились посредством обыкновенной конкуренции, без особых государственных усилий. 

В шестидесятых коммунистическая партия, как вы помните, собралась догнать и перегнать Америку. В сельском хозяйстве это достигалось насаждением кукурузы за Полярным кругом, а в кибернетике - насаждением IBM/360. Я ничего не имею против IBM/360. Это замечательная машина, а OS/360 - это просто эталон для разработчиков. Многие фирмы начали делать клоны IBM/360 и вплоть до дерзкого появления "персоналок" это был общепризнанный стандарт. Но КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ У НАС! На государственном уровне было прекращено финансирование всех альтернативных разработок. Немалые деньги, вложенные в почти готовые машины, просто выбросили на ветер. Какое-то время еще трепыхался проект "Эльбрус" (Эль-Барроуз, как его называли ехидные программисты, поскольку и "Эльбрус" подозрительно смахивал на американский суперкомпьютер фирмы Барроуз), но потом и он сошел на нет. Уже в 1986 году А. П. Ершов, выступая на всесоюзной конференции по технологии программирования, с горечью сказал, что, доведись сейчас начать разработку ОС - и уже будет некому: специалистов повывели. Остались только мастера "курочить" чужие ОС. OS/360 попросту спёрли как есть, заменив только название на ОС ЕС. Такого масштаба пиратства в мире еще не знали. 

Если с "операционкой" наши деятели обошлись просто, с "железом" было куда сложнее. При плановой экономике запуск в серию нового компьютера проводился не менее пяти лет (не забыли еще, что план составлялся на пятилетку? Не попал в план - и привет!). Копировалась же модель IBM, уже работавшая год-два. Это означало, что закладывалось отставание от современного уровня минимум на семь лет. В компьютерной области это - вечность! При этом мы с опозданием повторяли все извивы технической политики IBM. Положим, IBM выпустила неудачную модель, но неудачность ее выяснилась в течение года. Однако за этот год советский вариант этой модели уже попал в государственный план. План - это закон, и вот доблестные советские инженеры берут повышенные обязательства, встречный план и всё такое прочее, прекрасно понимая, что модель эта давно никуда не годится. Но делают. А куда денешься? 

Про качество ЕС ЭВМ можно слагать легенды. Чтобы вывести её из строя на неделю, достаточно было пройти мимо процессора быстрым шагом: элементы памяти не были припаяны, а держались просто на краске! А 29-мегабайтные дисководы, которые мы тормозили при выключении, послюнив пару пальцев и прижав их к верхнему диску! 

В восьмидесятых годах СССР пристроился в хвост еще одному компьютерному гиганту - DEC. В то время, как на Западе уже вовсю пошли "персоналки", мы только начали копировать мини-компьютеры. 

А вот, кстати, о персоналках. Персональный компьютер для коммунистов - ножом по сердцу. Когда у первых компьютеров появились печатающие устройства, у КГБ началась головная боль. С каждого АЦПУ брался образец печати, к каждому ВЦ был прикреплен специальный кагебешник. Ушлые компьютерщики быстро смекнули преимущества АЦПУ перед пишущей машинкой (а ведь даже пишущие машинки регистрировались в КГБ!), и стали печатать всякую подрывную литературу типа Стругацких, Кама-сутры, рецептов тортов... КГБ доблестно боролось с наймитами буржуазии: кого-то посадили, кого-то выгнали с работы, но в СССР, как нигде в мире, компьютер был средством ПЕРЕДАЧИ информации, несмотря на то, что глобальными сетями тогда и не пахло. К сотне ВЦ можно было приставить два десятка лейтенантов госбезопасности, а что случилось бы, если компьютеры исчислялись тысячами? Поэтому в СССР программа по созданию ПК тормозилась не только обычным советским разгильдяйством, не только неповоротливым государственным механизмом, но и боязнью власть предержащих перед джинном, который вылетел бы из бутылки. В результате мы отстали от компьютерного мира уже не на семь, а на десять лет: только в конце восьмидесятых у нас появились первые ИСКРЫ и НЕЙРОНЫ, отдаленно похожие на первые американские "экстишки". И это при том, что ТАМ уже был запущен в серию 386 процессор! Персоналки стоили просто космические деньги: например, в 1991 году средняя зарплата была рублей двести, а "экстишка" стоила пятьдесят тысяч, значительно дороже автомобиля. 

Что будет?

Я надеюсь, что этого не будет. Но стоит приготовиться заранее. Предупрежденный - спасен. 

Казалось бы: какое дело большевикам до компьютеров? Э, не спешите делать выводы! Напомню, что компьютер - это средство обмена информацией, а ни за что большевики не боролись так рьяно, как за информационную монополию. Нынешние власти тоже врут дай Бог, но у Вас всегда есть альтернативные источники информации. Большевики себе такую роскошь не позволят. Вся история СССР - это история истребления инакомыслия вместе с инакомыслящими. Однако коммунистам придется сложнее, чем в 1917 году. Тогда достаточно было закрыть газеты. Теперь им придется вдобавок разгромить РЕЛКОМ. После закрытия оппозиционных газет и глушения западных радиопередач это будет единственный, причем очень оперативный источник поступления правдивой информации, к тому же связанный напрямую с Западом. Вводить цензуру в электронных сетях - дело накладное, и для начала РЕЛКОМ будет отключен от западных сетей, а потом и вовсе закрыт. За этим последует паралич экономики, поскольку динамичность российского бизнеса зиждется не в последнюю очередь на возможностях E-mail. Этот паралич большевиков никак не смутит. С буржуями все равно им кончать, так почему бы и не таким образом? 

Итак, с компьютерными сетями покончено, но ведь остались еще частные владельцы. Вы, наверное, думаете, что большевикам придется по вкусу, что существуют "на дому" такие мощные источники информации, целые мини-типографии? Как бы не так! А если еще учесть, что компьютер может быть инструментом для независимого заработка... Борьба с "индивидуалами" будет бескомпромиссной и чем-то будет напоминать раскулачивание. Для начала введут обязательную регистрацию частных компьютеров, затем налог на владение компьютером (с принтером - в двойном размере). Может быть, приравняют к штыку перо и введут уголовную статью за незаконное хранение компьютера. Затем начнут изымать компьютеры с целью создания коллективных ВЦ. Это будет тем более актуально, что ввоз персональных компьютеров в страну будет запрещен, а три наши богатыря - Минрадиопром, Минэлектронмаш и Минсвязи опять станут производить уродцев, на которых работать будет невозможно при всем желании. Госконторам же будет нужна техника... 

Самое грустное, что я не шучу. Если бы крестьянам году в семнадцатом сказали, что через десять лет за лишнего коня им придется ответить высылкой за Полярный круг, они тоже сочли бы это глупой шуткой. Кроме того, большевики сделают все это не от того, что они такие вот злобные и кровожадные. Они будут ВЫНУЖДЕНЫ сделать всё это, иначе им у власти не удержаться. Вот ради власти они и будут злобными и кровожадными, даже те из них, кто по жизни к этому не склонен. Всё это мы уже проходили... 

Вот такие перспективы. Про мелочи типа закрытия представительств западных компьютерных фирм, а значит - отсутствия локализованного программного обеспечения, я уже не говорю. Краденый софт опять будут русифицировать кто попало и как попало. Да и не все ли Вам равно, если компьютер у Вас все равно конфискуют? 

Извечный русский вопрос: а что же делать? Поскольку любителей колбасы по два двадцать существенно больше, чем любителей компьютеров, единственное, что Вам остается - совершить upgrade Вашей "тачки" и прикупить вдобавок к Вашему винчестеру что-нибудь гладкоствольное, а еще лучше нарезное. Какие бы ни были законы в Вашей стране, международные законы позволяют Вам защищать свою священную частную собственность любыми доступными средствами. Существует также понятие необходимой обороны. Если бы экспроприаторы экспроприированного знали, что за каждой дверью их ждет не испуганный обыватель, а готовый на все свободный человек, любителей экспроприировать стало бы куда меньше. Напомню также, что в 1937 году в живых остался всего один маршал, который вместо того, чтобы покорно сунуть голову в петлю, угостил энкаведешников очередью из пулемета. Эта публика понимает силу, и только силу. Уговоры, законы, статьи в газетах, взывания к совести бесполезны. Попробуйте объяснить шпане на улице, что они поступают неэтично и незаконно, отбирая у Вас кошелек. Ну, ну... 

Нелегко мне писать все это, христианину по убеждениям. Думаю, что и друзья из "Мемориала", сторонники ненасилия, могут меня не поддержать. Но именно работая в "Мемориале", я детально ознакомился с историей страны и методами работы большевиков, а от многого знания - много печали. В деле отстаивания частной собственности я скорее буду солидаризироваться с нелюбимыми мною ребятами, одетыми сверху в галстуки, а снизу в спортивные штаны, чем с милой моему сердцу интеллигенцией. Большевики называют это классовым самосознанием. Ну что ж, по этому пункту готов с ними согласиться. Но только по этому. 

Опубликовано: Красноярский комсомолец 18 апреля 1996 г. 
© Алексей Бабий 1996  


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е