Общий памятник жертве и палачу? Не хочу!


Из публикаций в местной прессе я узнал о намерениях городской администрации соорудить на пл. Гвардейской памятник первым норильчанам, в том числе и политическим узникам Норильлага. Общий памятник для всех первых норильчан, я думаю, что это неправильно.

Узники Норильлага – это особая категория людей. Это люди, лишённые семейного счастья, чести и свободы, в совершенно невообразимых для последующих поколений норильчан условиях совершили бесподобный подвиг: заложили основы Норильского комбината и города. Большинство из них отдали Норильску всё, включая свою жизнь. И обидно, конечно, что организаторы шестидесятилетнего юбилея комбината забыли об этом.

Последующих, вновь прибывающих норильчан встречали уже электрические лампочки и водопроводные краны. Сегодняшние норильчане вряд ли смогут по достоинству оценить водопроводный кран – это величайшее изобретение человечества. И не вина политзаключённых, что из этого крана в наши дни не всегда льётся вода.

Нынешним норильчанам, наверное, непонятным покажется термин «сухая баня» (первое слово обусловлено отсутствием воды, а второе – необходимостью «прожаривать» насекомых, именуемых вшами). Думаю, что малопонятным будет и термин «хождение по верёвкам». Чтобы понять, всё это надо испытать на собственной шкуре. Политзаключённые всё это испытали – и холод, и голод, вши, цингу, тяжесть чекистского сапога, травлю собаками и множество других изощрённых способов подавления признаков человеческого достоинства.

Они, бедолаги, - подлинные герои-первостроители комбината – все испытали, но не все это вынесли. Но то, что они вынесли, совершенно несопоставимо с трудностями последующих поколений, которые прибывали уже в более-менее обжитое, окультуренное место. Да и материальное обеспечение, в том числе и продовольственное, для вольнонаёмных и заключённых было совершенно разное. А «вохровские» меховые тулупы вообще несравнимы с ватными бушлатами заключённых.

Известно, что приблизительно каждый четвёртый норильчанин незначительной (15%) прослойки вольнонаёмного населения являлся сотрудником ГУЛАГа. Ещё известно, что в Норильске политзаключённых расстреливали по спискам и в одиночку. К тому же при подавлении восстания в 1953 году охрана стреляла на поражение, и количество убитых при этом до сих пор не установлено. В подавлении восстания вместе с лагерной охраной участвовали и комсомольцы тех лет.

Таким образом, значительная часть вольнонаёмного населения того раннего Норильска в тех или иных формах принимала участие в ГУЛАГовских репрессиях. И все они не без основания считают себя первыми норильчанами.

Но общий памятник ставить всем первым нельзя по этическим соображениям. Это безнравственно. И в истории мировой цивилизации нет такого прецедента. Общий памятник жертве и палачу пока ещё нигде не поставили. Даже в самых абсурдных странах.

Для более наглядной, что ли, оценки ситуации тех лет приведу один маленький фактик из собственной биографии.

После освобождения из лагеря я почти 2 года скитался по разным квартирам, балкам и даже производственным помещениям. И только в 1956 году я и ещё 7 человек мне подобных получили ордер на 2-комнатную квартиру в доме, построенном нашими же руками. В сущности, это было общежитие, но поселились в нём только что приехавшие участники так называемого «комсомольского десанта». Следующий ордер я получил только через 3 года.

С этими комсомольцами, которые вселились в мною обустроенные комнаты, я не хочу общий памятник.

По правде говоря, среди этого десанта были и достойные люди, и выдающиеся организаторы. Некоторые из них тоже свою оставшуюся жизнь отдали Норильску. Согласен, что они также заслужили памятник (но заплатили далеко не ту цену, что мы, политзаключённые), но па-мятник отдельный, и ставить, наверное, его следует не на Гвардейской площади, а в части города, построенной их вольными руками.

Матвей ДУДУТИС.
«Заполярная правда» №5(11469) 15-17.01.1996 г. (газета, изд. г.Норильск)


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е