«Как рабочий Худяков спасал Чехословакию в Красноярске»


В статье затрагиваются два вопроса: положение бывших инакомыслящих в России и психиатрические репрессии.

В отличие от ряда восточно-европейских стран, где бывшие диссиденты ныне занимают ключевые государственные посты и лидирующее положение в обществе, российские инакомыслящие находятся, как и во времена застоя, на задворках. Невозможно представить, чтобы, скажем, бывший диссидент из котельной стал у нас министром иностранных дел, как Динстбир в Чехословакии, не говоря уже о бывших узниках лагерей и психушек. Права их остались в принципе те же, что и в застойно-перестроечные времена.

О масштабах психиатрического террора против народа у нас по-прежнему предпочитают умалчивать, а тем временем бывшие партийные командиры, что отправляли неугодных людей в психогулаг, по-прежнему находятся в более предпочтительном положении, чем их жертвы. Кто сейчас возглавляет различные ассоциации, фонды и аналогичные структуры, а кто стоит в очередях на бирже труда или работает на самых низкооплачиваемых должностях? Инакомыслящие времен брежневского застоя, подвергавшиеся репрессиям, в массе своей не реабилитированы и ныне, а поэтому и тогда, и сейчас они — аутсайдеры, а то и изгои.

«И будут последние первыми, а первые последними», — говорится в Библии. К России, еще не выбравшейся окончательно из-под тоталитаризма, эта мудрая истина, похоже, не относится. Да, и такое порождение советского режима, как психотеррор, пока не осужден на официальном уровне.

В.Малахин,
юрист

«Известия», 15.10.1993 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е