Юлий Ким: Ирония - это не маска, а образ жизни


Какой знаток и любитель бардовской песни не певал на дружеской попойке или у туристского костра "Ходют кони над рекою...", "Фантастика-романтика ", "А волна до небес раскачала МРС. .."А какой любитель кино не внимал остроумным и лирическим песням из кинофильмов "Бумбараш", "Обыкновенное чудо", "Про Красную шапочку", Двенадцать стульев", написанным н¬ким Ю. Михайловым. Теперь-то мы уже знаем, что за спиной таинственного Михайлова укрылся поэт, композитор, драматург, а также немного артист и немного диссидент ЮЛИЙ КИМ. В марте он вновь посетил Красноярск.

А свалился Юлий Ким на головы красноярских любителей песни, собственно, благодаря театру имени Пушкина. Здесь в начале марта состоялась премьера детского спектакля "Снежная королева" по пьесе Евгения Шварца, к которой Ким написал музыку и песни. Посмотрев интерпретацию сибиряков, Юлий Черсанович остался весьма доволен, особенно актерскими работами. Стоит ли, впрочем, удивляться? В большинстве главных ролей заняты молодые актеры, недавние выпускники Красноярского института искусств, которые, кроме явных способностей, имеют еще явное желание делать свое дело хорошо, чего не скажешь о некоторых заслуженных артистах... Режиссерская же работа, по мнению Юлия Черсановича, не очень ровная. Автора музыки, разумеется, волновало, как обойдутся с его песнями. А обошлись с ними режиссер и актеры очень аккуратно, песни и пляски помещены, как выразился Ким, "уместно", приятно исполнены и органично вписались в действие.

Юлий Ким, пребывая в Красноярске, совмещал приятное для себя - просмотр спектакля "Снежная королева" - с приятным для любителей своего творчества: да- , вал концерты. Накануне в городском клубе самодеятельной песни почти по-гамлетовски ломали головы - вешать или не вешать уже отпечатанные афиши. И без афиш явится куча народу, а зал-то в ДК железнодорожников не велик. Опасения оказались не напрасными, народу пришло изрядно - аншлаг.

Многие барды (по сути неплохие поэты и музыканты), портят впечатление о себе немузыкальным пением и примитивной игрой На гитаре. Прослушавши неважную запись пения Кима, я ожидала того же. И ошиблась, чем очень довольна. Его выступление - настоящий спектакль. Ким - драматург, и тщательно выстраивает свой концерт, твердо зная, что и в каком порядке он будет петь, что рассказывать и какие связки делать между песнями. В идеале так и должно быть - пусть ты не профессиональный артист, но уж если вышел на сцену, будь добр, работай как следует. К сожалению, не все профессионалы так умеют. Аккуратный человек в очках, небольшого роста, но с большой гитарой неустанно смешил весь зал. Песни он исполнял жанровыми блоками - марши ("Я приду и тебе обойму..."), вальсы, песни для эстрады. Пародийные, конечно - итальянская песня для конкурса в Сан-Ремо, "махровая попса", романсы, один из которых по условиям заказа должен был быть "совершенно бездарен", с чем, как считает автор, он благополучно справился. Была представлена и новинка - романс из недавно прошедшего на экранах мюзикла Михаила Козакова "Тень" "Ах, зачем я не лужайка, почему я не лужок", исполняющийся по нарастающей - "от легкой эротической пошлости до полной черной порнухи". Были даже пляски и детские колыбельные. Познакомил Юлий Черсанович красноярцев и с тем, что написал "на злободневные темы" после 1986 года, когда он был в Красноярске в первый раз.

- Юлий Черсанович, вы побывали во многих городах бывшего Союза и за границей. Вам нравится Красноярск! Приезжая сюда, ощущаете ли вы, что это провинция!

- Самого Красноярска, я, собственно, и не видел, проскочил мимоездом. Больше могу сказать о первом или четвертом столбе или о Деде, чем о городе. Публика в Красноярске хорошая, бардовские песни любит. Свободное от концертов время трачу на общение. Здесь есть ряд дорогих для меня знакомств: например, Владимир Сиротинин, руководитель местного отделения общества "Мемориал". Вообще деятельность "Мемориала меня очень трогает.

- А каковы были ваши отношения с властями в те еще годы?

- У меня с властями особых столкновений не было. Я не могу причислить себя к кадровым диссидентам. Но я был близок к ним, и всем казалось, что я такой гонимый и обездоленный. Я подписывал кое-какие письма протеста, был у меня обыск, в 1978 году меня отстранили от преподавания (Юлий Ким по образованию учитель русского языка и литературы), но позволили заниматься творчеством. Я даже думаю, что это шло от самого комитета госбезопасности - пусть, дескать, Ким работает в кино и в театре, лишь бы в политику не лез.

- Почему же вы взяли себе псевдоним - Ю.Михайлов?

- В Саратовском ТЮЗе затеяли постановку пьесы Фонвизина "Недоросль", я писал музыку. Очень хотелось довести до конца это начинание, а тут мое имя звучит во всяких вражеских радиостанциях типа "Би-Би-Си". Мы с режиссером решили все-таки придумать мне псевдоним, да как-то не было времени, вспомнили только, когда он у же уезжал в Саратов. Второпях на перроне в голову не приходило ничего приличнее, чем Петров, Сидоров или Михайлов. Конечно, "там" прекрасно знали, кто такой Михайлов, но особых препятствий не чинили.

- Вас так много - композитор, поэт, драматург, артист, наконец. Кто вы более всего?

- Я - сочинитель. Главное для меня - работа со словом. Музыке я, как и большинство бардов, не учился. Но это меня не слишком удручает. Людям нравится то, что я делаю, и слава богу. Лучше быть хорошим любителем, чем халтурным профессионалом.

- Все ваши песни, даже самые серьезные, пронизаны юмором, иронией. Это что - маска или вы действительно такой веселый человек?

- Насчет иронии - совершенно верно. Но это не маска, а образ жизни. Я действительно такой человек.

- И напоследок дурацкий вопрос - что, авторская песня все-таки в кризисе?

- Это придумал Булат Окуджава. Но я так не считаю. Действительно, крупно-масштабных фигур стало меньше, но везде много неплохих авторов местного значения, в том числе и в Красноярске.

Елена БАРКОВА

Сегодняшняя газета март 1993


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е