ЛИМИТ НА УБИЙСТВА


При рассмотрении в Конституционном суде законности запрещения КПСС вновь встал вопрос о виновности партии в проведении массовых репрессий, направленных против собственного народа. Террор как основное средство удержания власти был принят и осуществлялся ею в продолжении всего времени правления. Однако, 1937 год стал годом большого террора, когда карающий меч парии - НКВД - выкашивал свои жертвы во всех социальных слоях нашего общества, в каждом, даже очень небольшом населенном пункте. 

   Репрессии 37-го года начались с решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 02.07.1937 года “Об антисоветских элементах”, где партийным органам, секретарям обкомов, крайкомов, ЦК национальных компартий предлагалось представить в ЦК персональный состав троек, а также количество подлежащих расстрелу или высылке, заключению в лагеря. В течение июля 1937 года Политбюро утвердило состав троек по проверке антисоветских элементов. В них включались: начальник местного НКВД (председатель тройки), руководитель ВКП(б) в данном регионе ( первый или второй секретарь обкома, крайкома), и прокурор или его заместитель в качестве члена тройки. По Красноярскому краю тройка была утверждена в составе: Леонюк, Горчаев, Рабинович. 

В течение июля 1937 года секретари обкомов и крайкомов ВКП(б) направляли в ЦК сведения о количестве лиц, подлежащих расстрелу. На основе этих данных и учетом директивы ЦК в НКВД был подготовлен проект приказа “Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов”. 31.07.37 года Политбюро утвердило проект приказа, и тем же числом он был оформлен по НКВД за N 00447. В приказе определялся лимит подлежавших осуждению по первой категории (расстрел) и по второй (заключение в лагерь). Общее число подлежавших репрессиям составило 286 950 человек, из них к расстрелу - 75 950 человек. Уже вскоре после выхода приказа о проведении операции обкомы и крайкомы, исчерпав лимиты на расстрелы, стали запрашивать разрешение на их увеличение. На запрос Красноярского крайкома ответил лично Сталин. Вот текст: “Дать дополнительно Красноярскому краю 6 600 человек лимита по первой категории. И.Сталин”. 

Параллельно проведению указанной выше операции проводился ряд террористических акций в отношении некоторых социальных и национальных категорий населения. 20.07.37 года Политбюро приняло решение о репрессиях против немцев: “Предложить т.Ежову дать немедля приказ по органам НКВД об аресте всех немцев, работающих на оборонных заводах, о ходе арестов и количестве арестуемых сообщать сводки (ежедневные) в ЦК”. Соответствующий приказ был издан Ежовым за N 00439 от 25.07.37 г. Аналогичный приказ об арестах поляков был утвержден Политбюро 09.08.37 г. И выпущен по НКВД за N 00485 от 11.08.37 г. Таким же порядком утверждались приказы об арестах латышей, финнов, греков, китайцев и других. 

Согласно решению Политбюро от 31.07.37 года операции предписывалось закончить за 4 месяца. Но этого не произошло. Решением Политбюро от 31.01.38 года операция была продлена до 15.04.38 года, кроме того этим же решением органам НКВД предлагалось провести до 15 апреля очередную операцию и погромить кадры (язык оригинала) болгар и македонцев, как иностранных подданных, так и граждан СССР. При этом в очередной раз были увеличены лимиты по обеим категориям 23 республикам., краям и областям. Но и к середине апреля закончить операцию не удалось. Политбюро на своих заседаниях утверждало все новые и новые лимиты. 

Проведение крупномасштабных операций НКВД требовало денежных средств. 31.07.37 постановляет: “Отпустить НКВД из резервного фонда СНК на оперативные расходы, связанные с проведением операции, 75 млн. Рублей, из которых 25 млн. - на оплату железнодорожного тарифа”. Этим же решением ГУЛАГу отпускалось авансом 10 млн. Рублей на организацию лагерей. Деньги были незамедлительно выделены постановлением СНК N 1244 - 286сс от 01.08.37 года. В связи с увеличением времени проведения операции Нарком НКВД Ежов обратился к Молотову с просьбой выделить еще 62 млн. рублей. Просьба была удовлетворена немедленно. 

Политбюро вынесло решение о приостановлении всех дел тройками, а 17.11.38 года ликвидировало тройки, правда, оставив особые совещания НКВД СССР, которые продолжали напряженно работать. 17-м ноября датируется и Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) “Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия”, которое было принято также на Политбюро. В постановлении говорится о большой работе, проведенной органами НКВД, и о том, что она сыграла положительную роль. Однако, здесь же подчеркивалось, что операции 1937-1938 годов привели к ряду извращений в работе НКВД и Прокуратуры. В связи с этим постановлением некоторые сотрудники НКВД приостановили применение пыток при ведении следствия. Иосиф Виссарионович шифрограммой первым секретарям организаций на местах напомнил, “что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б). ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод”.

Владимир СИРОТИНИН, председатель Красноярского общества “Мемориал” 

В публикации использованы архивные материалы Российского общества “Мемориал”. 
СГ, октябрь 1992 г., N 37 (79) 


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е