Часовые памяти


В гостинице «Норильск», на улицах заполярного города — повсюду сегодня заучит латышская, литовская и эстонская речь. Гости из Прибалтики прибыли сюда для участия в декаде памяти жертв репрессий 30—50-х годов, которую проводит Норильское отделение всесоюзного общества «Мемориал».

В архиве горно-металлургического комбината я застал студенток-историков из Риги, которые без устали перебирали тысячи карточек соотечественников, когда-либо работавших здесь. В общественно-политическом центре жители Балтии встретились с норичальнами, показали ленты, касающиеся еще недавно совершенно закрытых тем. К примеру, об интернировании и высылке в красноярское Заполярье офицеров бывших «буржуазных» армий, многие из которых навсегда остались в таймырской земле.

В память о расстрелянных и замерзших, умерших от болезней и непосильного труда—не только прибалтов, но и людей всех национальностей, которых некогда собрал Норильлаг, — группа отпускников сооружает под Шмидтихой, на месте самого большого лагерного кладбища три пирамиды из местного камня, которые будет венчать шестиметровый крест. Открытие нового памятника назначено на 10 августа. Этот день станет завершением «скорбной» декады.

На эти дни сюда прибыли бывшие норильлаговцы из Тулы и Минска, соседи-дудинцы. В мероприятиях дней памяти принимает участие ассоциация репрессированных в 30—50-е годы, насчитывающая 56 старожилов Норильска.

По-своему откликнулись на событие в жизни города спортсмены: они провели мемориальный пробег-эстафету. Не остались в стороне местные газеты, радио. Телевидение отметило день рождения белобородого Петэра Генриховича Энпуу, одного из тех, кто возводит памятник под горой Шмидта. Десять дней рождения подряд он провел за колючей проволокой, прежде чем в 1955 году покинул Норильск. И вот встреча через десятилетия. Вместе с детьми и внуками своих погибших друзей, прилетевшими е Норильск, положит Петэр Энпуу к интернациональной могиле неброские тундровые цветы.

О специальных изданиях, выпущенных к декаде памяти, есть, пожалуй, смысл рассказать отдельно. А про ложку дегтя в хорошо продуманной программе умолчать не имею права. Я вот о чем: группа Латвийского телевидения хотела снять с вертолета Шмидтиху, но не тут-то было.

Известно, что со спутников, летающих над планетой, видно все. Снимали Норильск с воздуха и англичане, и японцы, и норвежцы. Но до сих пор не отменены старые запреты. Вернее, сохраняется «порядок», при котором каждый раз разрешение на съемку надо получать... в Новосибирске, в штабе СибВО. Ни городские власти, ни КГБ не могут разрешить полет над Норильском с кинокамерой в руках. Почему?

Большая военная тайна.

А. ЛЬВОВ,
соб. корр. «Красноярского рабочего».

Лето 1991


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е