Воевали, назад не оглядываясь


Вот уже пятьдесят лет у Марии Николаевны Корольковой нарушен сон. Бессонница мучает ее с войны. Разве можно было уснуть, когда рядом с госпиталем, где она служила санинструктором, падали бомбы, разрывались снаряды, стонали и кричали раненые. Нервная система у каждого человека разная: кто-то мог спать на ходу, а кто-то просыпался от каждого звука. Звуки войны до сих пор преследуют бывшего санинструктора, бывшую зенитчицу.

В 1941 году в городе Сталинске за девять месяцев закончила Мария Яковлевна медицинское училище и эшелоном-госпиталем попала сразу в пекло войны — под Москву в Тульском направлении. От вида крови сама очутилась на госпитальной койке. Но это было только один раз. Дальше все пошло привычно, и страха уже не было ни от крови, ни от гнойных ран, ни от оторванных рук и ног.

Странная была эта Тула. На Пасху туляки святили куличи в церкви, а на окраине города стояли немецкие танки, в воздухе ночью светились немецкие ракеты. В запасном зенитно-артиллерийском 139-м полку Королькова была и санинструктором, и зенитчицей. Весь ужас боев на подступах к Москве запомнился ей отрывочными яркими эпизодами. «Дикая свалка, — такими словами характеризует Мария Яковлевна тяжелые бои за Тулу. — Вот туляки тащат муку с мелькомбината, вот прорвалась информация, что немцы уже на улице Коммунаров, вот свистит дырявая бочка, сброшенная с самолета немцами, и этот вой просто раздирает нервы».

Воевали люди разных национальностей, и у них было одно желание — не пустить немцев к Москве. Информации точной не поступало. О том, что бомбили Москву, бойцы не слышали. Гласность военных сводок была ограниченной. Дальше фронтовые дороги Марии Яковлевны пролегли по Северо-Западному фронту, командировки в Польшу. Затем Япония.

Демобилизовалась она в 1948 году. Долгие годы работала на Севере, где и встретила будущего мужа Ивана Ивановича Королькова, бывшего политзаключенного. Им было нелегко прожить жизнь, но понимали друг друга два фронтовика, прошедшие множество фронтовых дорог, которые начались под Москвой.

***

11 сентября 1941 года Ивану Королькову исполнилось 17 лет. Его досрочно призвали в армию. Для него, уроженца Калининской области, фронт оказался недалеко. В Горьком в Гороховецком лагере расположился 93-й запасной пехотный полк. Что значило два месяца обучения? До этого Иван винтовки в руках не держал. Был он маленького роста, даже валенки по размеру ему найти не могли. И вот через два месяца обучения юноша попадает в самое пекло войны — на Волоколамское направление в 316-ю дивизию, которая чуть позже, после смерти генерала Панфилова, будет называться Панфиловской.

23-й стрелковый полк, минометная батарея. Корольков служит наводчиком, а потом — разведчиком. Герои-панфиловцы, вставшие насмерть у разъезда Дубосекова и вошедшие навечно в историю войны. Сильные бои и смерть постоянно рядом. Недолго служил Корольков под командованием Панфилова, но на всю жизнь запомнил храброго генерал-майора с нерусскими чертами лица и темными усами. Вскоре Корольков будет провожать гроб с телом убитого Панфилова по шоссейной дороге. Дальше командир уйдет в бессмертие, его прах будет захоронен в Кремлевской стене.

Жуткие бои в декабре в Подмосковье закончились, и весь мир узнает, что немцев отогнали от столицы, воспрянут от моральной удачи солдаты. А путь Ивана Ивановича пройдет через ранения, госпитали. Будут не менее тяжелыми бои под Великими Луками, холода и болота, марш-броски по тылам немцев. Будут нейтральные полосы со смердящими трупами немцев и советских солдат, будут отставать тылы и будет один сухарь на двоих, тяжелые мины, которые надо нести по две штуки тридцать километров на плечах. И все это выпадет на долю маленького солдата, винтовка для которого, по нынешним меркам, была как телебашня. Будет дружба с казахом Бельгибаевым, братьями Бирюковыми, сержантом Скворцовым. А командир батареи Оловянников, с которым сидели на дереве и корректировали огонь, упадет сраженный шрапнелью и сшибет тяжестью своего бесчувственного тела Королькова, и придавит его раненого. Будет госпиталь, а затем снова бой.

В 1944 году в марте в сильных боях под деревней Преснухой в разведке боем попал Корольков в окружение. Будет фашистский плен, побег, будет светить удача и будет предательство литовского крестьянина. Будет и более страшная каторга в советском Норильлаге уже после победы. И все это выдержит маленький солдат. Выдержит, не очерствеет, останется добрым, справедливым, деликатным, скромным человеком.

Как живут Корольковы сейчас? Да как все советские люди. В очереди за талонами, заботами об урожае с дачи, ожиданием писем от детей. Похоже, в нашей стране война никогда не кончается. И надо иметь большую волю и сильный дух, чтобы в ней жить и не сломиться.

О.Никанорова
«Тубинские вести», 1991 г., № 139

«Весны не умирают».
По материалам районной газеты «Тубинские вести».
Абакан, 2005 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е