Золотая дорога эпох


История без вырванных страниц

История человечества знает множество путей-дорог, проложенных в разные края необъятной земли. У каждой свое предназначение. Удерейская дорога появилась как путь, по которому шли за золотым счастьем. Сколько эпох нашего российского Отечества сплелось здесь, сколько трагических судеб.

Дорога эта (в народе и документах ее часто называют Мотыгинской), вьется лентой по хребтам удерейской тайги. Она то долго поднимается на вершину таежного нагорья, то стремительно спускается вниз, под гору. На ее пути густые хвойные леса, березовые и осиновые перелески, ольховые курешки, песчаные площадки, а зачастую и вязкая глина. В зимнюю пору дорогу заметают глубокие снега, весной заливает половодье, в знойное лето она покрывается желтой пылью, а в осеннее ненастье ее размывают проливные дожди. Но даже такая, она неудержимо зовет, и хочется в который раз пройти по ней или проехать, чтобы приоткрыть еще одну страницу истории золотой тайги.

Возникла удерейская дорога давно, еще с тех пор, когда дикие звери в поисках обильного корма уходили из Приангарья на Удерей. Тогда и появилась первая звериная тропе, соединившим Приангарье и удерейскую тайгу. На заре новой эры в нее, богатую дичью, рыбой и ягодником, из степей Забайкалья переселяются кочевники - тунгусы. Кочуя по таежной глуши, они находили золото, но несколько веков о нем умалчивали. Золото для них было божеством. А удерейская тропа была для них главным ориентиром в тайге. В смутное время в поисках привольной жизни на удерейской тропе стали часто появляться беглецы — крепостные.

Принятый в начале XIX века в России закон о золотых промыслах не срабатывал. Сказалось восстание декабристов, отвлекшее людей от активного участия в развитии нового капиталистического уклада. Казалось, поиск российского благородного металла приостановился. Выручил фартовый случай. Удерейские охотники, разделывая диких птиц, нашли в их зобах крупинки золота. Эстафету о золотой находке передали срочно через Енисейск и Красноярск в самую столицу. Так Россия узнала об удерейском “царе металлов”, и по тропе в тайгу потянулись искатели золотого счастья.

Первоначально тропа пролегла верст на сто тридцать от берегов Ангары, деревни Мотыгино до северной речки Ишимба — притока Удерея и для тысяч старателей стала золотой артерией жизни.

С первых лет своего существования удерейская тропа, как связующая нить, объединяла всех, кто не хотел мириться с каторжными условиями жизни на приисках. Осенью 1841 года здесь вспыхивает первая в России массовая стачка золотопромысловых рабочих. И удерейская тропа для них становится местом встречи, где, объединившись, они выражают свой протест против “приисковой каторги”. Стачка своим размахом и смелостью выдвинутых требований привлекла внимание царского правительства.

И вот по удерейской тропе, позвякивая кандалами, вереницей потянулись каторжники. Царь Николай I, поощряя их отправку на удерейские прииски, особенно благоволил своим приближенным. Как только нашли золото на Удерее, главные царские сановники граф Бенкендорф и князь Орлов для его добычи получили 4.621 каторжника. Последним пунктом их кандального пути из центральной России до Удерея были Благовещенский и Алексеевский прииски.

Ставка на золото поднималась до стоимости человеческой жизни. Каторжный труд выдерживал не каждый. Невольники умирали, устилая своими костями удерейскую тропу, прокладывая золотой путь для царских сановников. Из тайги в Петербург по ней было отправлено 211 пудов удерейского золота.

Долго на удерейской тропе еще был бы слышен кандальный звон, да кончилась эпоха крепостного права. И началось широкое свободное освоение золотоносных полигонов. Возрастает потребность в переброске грузов для бойкой торговли на приисках. А для, этого надо было проложить от берегов Ангары до приисков на Центральном Удерее хороший путь. Исторически обозначившая удерейская тропа перестраивается в дорогу.

Инициаторами ее строительства были известные енисейские золотопромышленники отец и сын Асташевы и молодой красноярский предприниматель Павел Козьмич Гудков, приобретший практический опыт строительства в Петербурге. Это он станет первым организатором акционерного общества “Драга”, головой города Красноярска. Техник по образованию, золотопромышленник по призванию, П.К.Гудков около тридцати лет жизни посвятил строительству удерейской дороги и подготовил ее к началу промышленной революций в горном районе за Ангарой. Построив удерейскую дорогу, рабочие и техники совершили на заре XX века подвиг, давший второе дыхание крупнейшему золотопромышленному району в Приангарье.

Мужавший “подросток” — российский капитализм — толкал енисейских деловых людей к поиску эффективных путей развития валютной экономики. Март 1900 года стал для них историческим. Из Новой Зеландии, на удерейские прииски была завершена переброска первой плавучей фабрики по добыче золота — драги весом 5.500 пудов. За первые семь лет удерейская дорога выдержала огромную нагрузку, по ней. было перевезено 15 драг.

Начало XX века здесь ознаменовалось формированием приискового пролетариата. Когда полыхнула первая русская революция, докатился ее огонь до удерейской тайги. 10 января 1906 года на удерейских приисках началась самая крупная забастовка золотопромышленного пролетариата России того времени, в которой участвовало более 1.000 человек. По чистой случайности удерейская дорога не стала местом кровавой схватки рабочих с правительственными войсками. Бастующие рабочие все же добились экономических уступок от золотопромышленников, и забастовка окончилась мирным путем.

Но эпоха революционных переустройств в 1917—1920 годах стала для золотой дороги трагической и кровавой. В гражданскую войну на ней, считавшейся стратегическим объектом, то и дело происходили кровавые стычки, стоившие жизни многим старателям. Дорога, часто с боями, переходила из одних рук в другие. И лилась кровь россиян в братоубийственной войне.

Конец 1920-х годов не приносит облегчения. В стране начинается неслыханный по своим отрицательным последствиям эксперимент — насильственная коллективизация и репрессии, цена которых — страшный голод и смерть миллионов людей. Все это сопровождалось огромным недостатком валютных ресурсов. Разгромленная золотая промышленность не в силах была достичь былого уровня. Принимается решение увеличить добычу золота наполовину.

А для этого надо было строить новый дражный флот. В Удерейском горном районе начинается строительство семи паровых драг, но вскоре приостанавливается. Удерейская дороае, разрушенная в гражданскую войну, оказалась непригодной для круглогодичной перевозки строительных материалов и оборудования для драг. Принимается решение заново перестроить дорогу протяженностью 100 километров — от деревни Мотыгино до Леоновского прииска (впоследствии — Кировск), где закладывалось строительство электрической драги и электростанции.

На всем протяжении дороги надо было прорубить 85 просек, построить 63 сооружения, 12 мостов, заготовить 19 тысяч погонных саженей лесоматериалов, срезать тысячу кубометров косогора, засыпать гравием все дорожное полотно. Планировалось все это выполнить за полтора года. Но уже в 1930 году строительство дороги задохнулось. Рабочих набралось всего 10 процентов от плана, строительных материалов —только половину, инструментов не было совсем. Задуманные планы срывались. И тогда с молчаливого согласия центра “Енисейзолото” Красноярское ОГПУ УНКВД насильственно переселяет людей на строительство дороги в удерейскую тайгу. Столько узников удерейская дорога еще не знала.

Ценой больших людских усилий и страданий стройка дороги все же обозначалась. День и ночь на ней был слышен гул.

1933 год показал, что тем не менее для пуска в эксплуатацию дороги нужны рабочие. Ждать пришлось недолго. В 1934 году на строительство дороги из Смоленской области депортировали 696 человек. Их везли как пленных вражеской стороны в специальном эшелоне. Когда читаешь пожелтевшие от времени документы на депортированных, по коже пробегает холодок и представляешь всю картину жуткого ужаса, охватившего то поколение. Все заключенные, пригнанные на строительство дороги, были собственностью ГУЛАГа — Сибирского управления лагерей особого назначения (Сибулон) и Сибирской трудовой колонии (Сибтруд). Насильственный, изнурительный труд под вооруженной охраной, жизнь под открытым небом, постоянное недоедание обрекали людей на смерть. Для многих удерейская дорога стала последним пристанищем: навсегда остались они на ее обочине под желтой щебенкой. А тем временем газеты, усердствуя извещали, что на Удерее развернуто коммунистическое строительство...

С 1930 по 1934 год строительство дороги обошлось в 2 миллиона рублей. По условиям секретного договора, за эксплуатацию заключенных из этой суммы получили 40 тысяч рублей местный приисковый РОНКВД, 100 тысяч – Восточно-Сибирское УНКВД. Так тоталитарная система торговала заключенными на деньги и подобно ненасытному молоху пожирала собственный народ. Люди были превращены в рабов, их жизнь меняли на золото, не задумываясь.

Прокладка золотого" пути в глухой тайге оборачивалась для горного района огромными убытками. За 1934 год только в сфере торговли они составили 3 миллиона 44 тысячи рублей.

Содрогнулась (в который раз) — удерейская дорога от слез в июне 1941 года. По ней увозили на фронт первых защитников Отечества из местных жителей. Большинство из них сгорело в безжалостном огне жестокой войны. Им не суждено было вернуться по удерейской дороге обратно к родному очагу,

Трагическую отметину на золотой дороге оставили 1943—1953 годы. По ней, как и в прошлые годы, переправляли в Красноярск золото, обратно по ночам в закрытых грузовиках перевозили заключенных, распределяя по местным лагерям, которых было множество. Один из лагерей был спрятан в таежной глуши, рядом со старым Петропавловским прииском. Заключенные ремонтировали самый трудный участок удерейской дороги. Не желая “перековываться” на преданность сталинизму, они часто сбегали из лагеря, и смерть как кочующий призрак следовала за ними.

В 1950-х годах по инициативе всемогущего центра начинается эпоха колонизации регионов с богатейшими сырьевыми ресурсами. Временщики — руководители Удерейского района с согласия лидеров “Енисейзолота” в угоду колониальной политике проявили безумную инициативу и предательски отвергли исторически сложившийся путь развития приисков. Так на удерейскую дорогу обрушилась волна новых испытаний. По ней в 1956 году из Москвы в Южно-Енисейск спешно переправляют правительственное постановление, круто изменившее жизнь золотодобытчиков. Удерейский золотопромышленный рaйон переименовывают в обычный Мотыгинский район. В результате перекочевали с центрального прииска в село Мотыгино и все районные организации. Удерейская дорога стала утрачивать свое экономическое значение. Богатый золотом горный район оказался на пороге трагического застоя.

Колонизация сегодня обернулась для большого района Приангарья глубоким кризисом в золотой и лесной промышленности, в жизни золотодобытчиков. У них низкий заработок, большая нужда в крыше над головой. По обеспеченности жильем Мотыгинский район занимает 51-е место в крае. На приисках хронический недостаток продуктов питания. За последние двадцать лет поголовье крупного рогатого скота уменьшилось более, чем на одну треть. При отсталой технологии добычи золота северо-ангарский полигон превращается в ртутную пустыню, что способствует росту заболеваний. А поликлиническая обеспеченность больных в районе вытягивает всего на 71 процент. Золото и поныне и радость, и печаль, пот и кровь, жизнь и смерть.

В феврале нынешнего года на прииске Кировске, дальней северной точке удерейской дороги, случилась трагедия. Погибло шесть человек, производивших монтаж драги. Эта трагедия — не случайное звено в общей цепи кризиса, это результат средневекового отношения к людям. И больно осознавать, что сегодня, как и во времена рабской каторги, за добычу золота приходится платить человеческой жизнью. Золото по-прежнему пахнет кровью.

Богата еще удерейская тайга. Еще долго по ее дороге будут возить золото, и немалое. Валютный металл Отчизне нужен. Но он не может быть эквивалентом человеческой жизни, ибо она бесценнее всех сокровищ земли.

Леонид КИСЕЛЕВ
Красноярск
“Красноярский рабочий”, 26.10.91

Гонорар прошу перечислить по адресу: 663080, расчетный счет № 142613, Дивногорского Промстройбанка, школа-интернат для детей-сирот.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е