100.000 за повешенного


 

21 января 1924 года умер Владимир Ильич Ленин. Все ли его наследие мы изучили? Вряд ли... Недавно американский историк Юрий Фельштинский (в возрасте 17 лет он эмигрировал из СССР) в архиве Троцкого обнаружил неизвестную до сих пор переписку Ленина в годы гражданской войны. Эти письма будут опубликованы в журнале «Родина», а пока право публикации журнал предоставил «Красноярскому комсомольцу». И мы им воспользовались.


По прямому проводу. Из Петрограда. Москва. Бутову для Ленина.

Если отстоим Петроград, на что надеюсь, то получим возможность ликвидировать Юденича целиком. Затруднением явится право убежища Юденича в Эстонии. Необходимо тем или другим путем разрешить вопрос. Нужно предложить эстонцам соглашение против Юденича с тем, чтобы Эстония оберегала свои границы от его вторжения. В противном случае мы должны сохранить за собой право вторгнуться в Эстонию по пятам Юденича.

17 октября 1919 г.
Троцкий.


По прямому проводу. Из Петрограда. Для Ленина.

В случае наших успехов Юденич будет отступать на свою базу, т.е. на Гдов. После взятия Гдова он вынужден будет перейти на территорию Эстляндии. Этот момент будет крайне благоприятен для постановки ребром вопроса об отношениях к Эстляндии. Мы предъявим Эстляндии требование разоружить Юденича, в случае неудовлетворения овладеем Нарвой, предъявим требование немедленно приступить к мирным переговорам. Победа над Юденичем обеспечит взятие Нарвы почти автоматически.

20 октября 1919 г.
Троцкий.


С. секретно

Тов. Троцкий! Меня несколько «смутило» вчерашнее требование Зиновьевым новых полков. Верно ли про эстонцев?

Я все же передал Склянскому, и распоряжение о посылке из Тулы (опять из Тулы) дано.

Но брать дальше из резерва южфронта небезопасно. Не лучше ли поискать в других местах?

Покончить с Юденичем (именно покончить — добить) нам дьявольски важно. Если наступление начать, нельзя ли мобилизовать еще тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича?

Если есть 5-10 тыс. хороших наступающих войск (а они у нас есть), то, наверное, такой город, как Питер, может дать за ними в подмогу тысяч 30. Рыков говорит, что имущества «нашли» в Питере много. Хлеб есть, мясо идет.

Надо кончать с Юденичем скоро; тогда мы повернем все против Деникина.

С южфронта брать, по-моему, опасно: там началось наступление надо его расширить.

Привет. Ленин.


Телеграмма (шифром). Предреввоенсовета тов. Троцкому.

Общепризнанно, что иностранцев нельзя насильно брать на войну, и совет обороны в свое время постановил не поступивших добровольно в красную армию граждан фактически воюющих с нами держав заключать в концентрационные лагеря. Сегодня в утренних газетах из Петрограда сказано, что некоторые финны за уклонение от партийной мобилизации приговорены к расстрелу. За уклонение от партийных обязанностей исключают из партии, расстреливает же государственная власть. Это есть применение принудительной мобилизации к финляндам. Для Финляндии это казус-белли. Пока мы не дали повода, финляндское правительство недостаточно сильно, чтобы вовлечь Финляндию в нападение на нас. Зачем же давать ему такой повод, создавая казус-белли?

22 октября 1919 г.
Чичерин.


В столкновение с партийным и военным руководством приходил Чичерин и по вопросам внешней политики, — в частности, в связи с предполагаемым советским вторжением в Эстонию. Ведомственные интересы заставляли Чичерина отстаивать мир с Эстонией. И на защиту своей точки зрения (против Троцкого) Чичерин в те дни не жалел времени и сил.

Вот лишь один из многих документов, в которых он обосновывал свою позицию:


С. секретно. Тов. Ленину.

Уважаемые товарищи.

Т.Троцкий предусматривает возможности перенесения нами военных действий на эстонскую территорию.

Юденича придется преследовать на эстонской территории только в том случае, если он туда отступит. Но, по сведениям финских газет, эстонцы теперь выгнали Юденича из Нарвы и запретили его войскам двигаться по эстонской территории. Это надо закрепить. До начала юрьевских переговоров, задерживаемых латышскими событиями, эстонцы предлагают нам открыть сейчас же переговоры о заложниках. По рассказам Ранома можно предположить, что это повод для других разговоров; это надо ускорить.

Надо все сделать, чтобы избежать вторжения в Эстляндию. Это резко изменило бы настроение во всех маленьких государствах, с которыми мы ведем или собираемся вести переговоры, и сорвало бы эти соглашения, т.к. везде воскресло бы представление о нашем якобы «империализме». Мирные переговоры сыграли громадную роль, убедив эстонское крестьянство и мещанство, что мы не хотим их завоевать. Раньше этот страх, питаемый сверху, побуждал их воевать с нами. Агенту, ездившему для обмена заложников, говорили: «вы принуждаете нас воевать, потому что хотите завоевать нас»; не надо дать повода эстонской военной партии воскресить снова эти страхи.

Русские белогвардейские газеты пишут: «если бы эстонские войска приняли участие в походе на Петроград, он удался бы; но они не участвуют. Поэтому поход безнадежен. Вот чего мы достигли вызванным мирными переговорами настроением эстонских масс.

...Эстонская военная партия была бы рада, если бы мы дали ей повод опять раздуть патриотический военный пыл крестьянства и мещанства против нас. Мы не должны лезть в эту западню.

22 октября 1919 г.
С товарищеским приветом
Георгий Чичерин.


Увещевания Чичерина были безрезультатны. Советское правительство, в лице Троцкого, решило преследовать Юденича на эстонской территории с риском объявления Эстонией войны Советской России.

***

В середине августа 1920 r. успешно наступавшая Красная Армия, подошла к Варшаве. К «тому времени Эстония и Латвия заключили с Советской Россией мирные договоры. Однако в Москве стало известно, что на территории прибалтийских стран идет набор добровольцев в польскую армию. Пункты вербовки действовали в нескольких эстонских городах, а транспортировка сформированных частей осуществлялась через Ригу. Нарушителей соглашений следовало наказать.

В «Биографической хронике В.И.Ленина» (М., 1978, т.9, стр.185) сообщается, что 14-17 августа 1920 года Ленин вел переписку с Э.М.Склянским «по вопросам военных мер на Западном фронте». В полном собрании Сочинений В.И.Ленина эти документы отсутствуют. Записки, публикуемые ниже, по-видимому, являются частью упомянутой переписки.


Склянскому.

1) Недостаточно послать дипломатический протест.

2) Даже лучше отсрочить его, чтобы попытаться поймать Латвию и Эстляндию.

3) Сугубые меры принять, дабы их поймать с поличным (т.е. собрать больше и более доказательных улик).

4) Принять военные меры, т.е. постараться наказать Латвию и Эстляндию военным образом (например, «на плечах» Булаховича перейти где-нибудь границу на 1 версту и повесить там 100-1000 их чиновников и богачей).

Прекрасный план. Доканчивайте его вместе с Дзержинским. Под видом «зеленых» (мы потом на них свалим) пройдем на 10-20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100000 руб. за повешенного.

август 1929 г.

(Написано рукой Ленина).


Примечания: Эфраим Маркович Склянский (1892-1925) был в годы гражданской войны первым заместителем Троцкого на посту наркома по военным делам и председателя Реввоенсовета Республики. Смерть Ленина положила конец его карьере. Траурный (внеочередной) пленум ЦК, заседавший 21-22 января 1924 г. снял Склянского со всех постов. С апреля 1924 г. он руководил трестом «Моссукно»; в 1925 г. находился в служебной командировке в США, где утонул в озере при невыясненных обстоятельствах.

Станислав Никодимович Булак-Булахович (1883-1940) — командир кавалерийского полка в Красной Армии, в ноябре 1918 года перешел на сторону белых и участвовал в наступлении на Петроград. С 1919 г. он командовал русскими частями в эстонской, а затем в польской армиях. В августе 1920 г. дивизии Булак-Булаховича сражались на Волыни (Директивы командования фронтов Красной Армии 1917-1922, т.3. стр.136-138; т.4, стр.519), чем, видимо, объясняются кавычки в неизвестным лицом» (Энциклопедия гражданской войны правительство Польши по настоянию СССР выслало из страны своих бывших союзников — белогвардейских генералов и лидеров украинского национального движения; для С.Н.Булак-Булаховича, однако, было сделано исключение. В 1940 г. он был убит в Варшаве «неизвестным лицом» (Энциклопедия гражданской войны, стр.78).

Сведений о том, был ли этот план осуществлен, нет.

Разного рода материальные поощрения рассматривались в годы военного коммунизма как буржуазный пережиток. Премия, предлагаемая Лениным, представляет любопытное исключение.

«Красноярский комсомолец», № 8 (7618), 22.01.91 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е