Альманах ЕНИСЕЙ

Новый раздел альманаха «Енисей» формируется в основном из материалов, представленных красноярской группой «Мемориал». Группа собирает письменные, устные, документальные свидетельства о политических репрессиях, в первую очередь - о преступлениях сталинского режима. 


Здесь публикуются документы, воспоминания и другие материалы, связанные с репрессиями. Это - обвинительные документы. Идёт суд истории, и это суд не только над Сталиным, не только над его подручными. Это суд над сталинщиной. Сталинщина - это образ мышления, не допускающий иных точек зрения, кроме своей собственной, и признающий только один аргумент в споре - кулак. Сталинщина - это признание человека не целью, а средством, это расчеловечивание. 

Сталинщина жива, и её опора - не только сталинисты. Она будет жива, если мы будем решать проблемы путём уничтожения неких врагов, если мы будем считать, что есть разная мораль для «своих» и «чужих», если мы не научимся думать сами. Питательный бульон для появления нового отца народов будет существовать до тех пор, мы не научимся видеть в каждом человеке - вселенную, пока не почувствуем ценность его жизни, пока не научимся сострадать КАЖДОМУ. 

Поэтому не подходите к этим документам только как к источнику информации. Вчитайтесь в эти свидетельства: они, как правило, безыскусны, но их авторы попытались донести до нас атмосферу серого, чёрного, кровавого кошмара, в котором они вынуждены были жить - по ту и по эту сторону колючей проволоки. Пропустите эти строки через свою душу. Вникните во все подробности быта: авторы нередко говорят обыденно о вещах очень страшных. 

Они, например, пишут, что в женском лагере было трудно с водой и в день выдавалось две кружки воды: на питьё и на туалет. Вы можете принять это к сведению, а можете представить себе, что это значит для женщины две кружки воды в день. 

Они, например, пишут, что каждый день в лагере умирало человек десять. Вы можете прикинуть - не так уж и много. А можете и представить лично себя лежащим в сугробе, поскольку закапывать Вас никто не собирается; Ваши скрюченные пальцы торчат из снега, и какой-то упитанный таёжный зверёк лакомится Вашей левой ногой. Тогда и один человек в день покажется много, не так ли? 

Или так: Вашего отца (мужа, брата, мать) взяли ночью, и Вы о нём ничего не знаете. Вас выгнали из квартиры. На работу Вас не берут. Старые знакомые при встрече с Вами переходят на другую сторону улицы. И так не день, не два. Десять-пятнадцать лет. 

Люди, для которых это всё было повседневной реальностью, хотят теперь одного: чтобы их выслушали. Чтобы их поняли. Они жили только потому, что надеялись: о них вспомнят, их выслушают, их поймут. Их время настало. 

Многое их того, что происходило в нашем крае, ещё скрыто туманом. Каковы подробности затопления барж с заключёнными на Енисее? Сколько расстрелянных зарыто в районе Коркино-Бадалык-Индустриальный? Где находились лагеря и каков был в них быт? Группа «Мемориал» ведёт расследование и просит передавать ей материалы. Нас интересует всё - от бытовых мелочей (каким был размер пайки, из чего варили баланду, часто ли была баня, как проходил шмон и т.д.) до наблюдений о лагерной психологии, а главное, конечно - факты, судьбы людей. 

Мы открываем раздел публикацией воспоминаний А. Соколенко. На первый взгляд, это повествование обыденно и даже скучновато. Более того, может показаться, что автор обеляет сталинщину: начальник лагеря - «с милым, приветливым лицом», в стахановском бараке поют и играют в шахматы; идиллия, да и только! А чего стоит сам Илья Емельянович, который в лагере, казалось бы, и ус не дует и даже попивает водочку! Но у милого и приветливого начальника десятками мрут люди, в лагере процветает обираловка, а главное - бывший вольный купец, мастер на все руки, свободный телом и духом, Илья Емельянович, из которого ковали, ковали - и выковали-таки послушный винтик, который доволен своей рабской участью: «А что, в лагере хоть знаешь, что тебя не посадят!» 

До своего ареста в 1944 году (статья 58-10: так называемая "антисоветская пропаганда"), Александр Соколенко заведовал кафедрой русского языка и литературы Семипалатинского пединститута, писал диссертацию об эстетике в литературе, а в лагере работал главным агрономом. Парадокс? Нет. Александр Константинович, хотя и не имел агрономического образования, благодаря крестьянскому происхождению, землю знал хорошо и дело вёл отлично. Вообще, всё, что он делал - он делал основательно. Основательно взялся он и за описание того, что выпало ему пережить, за портреты людей, встретившихся ему в лагере. Кроме "Встречи на острове слёз", он написал рассказы "Орден Красного Знамени", о кавалере ордена, ставшего потом нэпманом, парикмахером высокого класса, а потом - доходягой в лагере; "Экзамен" - о том, как русский "зэк", не зная языка, научил казахского мальчика простым дробям; "Преступление капитана Иванова" - о человеке, который был мародёром и таким же остался в лагере. 

Жаль, но он умер в 1970 году, не успев завершить многие свои задумки. 

И "Встреча на острове слёз", и "Орден Красного Знамени" интересны тем, что рассказывают во всех подробностях, как вольный, инициативный человек, попадая в машину насилия, сдаёт, сдаёт, и - превращается-таки в послушный винтик. Написано просто, спокойно, без патетики, а за душу берёт. Каким был Илья Емельянович ДО ТОГО - и каким он стал ПОСЛЕ. В одной судьбе, как в капле, отразилась судьба всего народа... 

Воспоминания Александра Константиновича передал в общество "Мемориал" его сын, Вильям Александрович. 

Опубликовано: Альманах "Енисей",1990 © Алексей Бабий 1990  


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е