«Если бы не любовь к краеведению, я бы ушёл в агента ГОССТРАХА»


И ТАКОЕ БЫВАЕТ

Биографическая справка. Даниил Маркович Андон родился в 1902 году в селении Грушки Каменского уезда Молдавии, в семье крестьянина-бедняка. В 1926 году, после окончания рабфака, поступил в коммунистический университет национальных меньшинств Запада (Молдавский сектор). Окончил его в 1932 году и стал преподавателем истории на родном языке. В комсомол вступил по призыву партии в 1924 году, после смерти В. И. Ленина. В рядах КПСС — с 1926 года, Д. М. Андон — один из деятельных борцов за Советскую власть в Молдавии. Репрессированный в годы сталинского произвола, он много лет пробыл в заключении, а потом был насильно отправлен на постоянное местожительство в поселок Богучаны Красноярского края.

КАК БЫЛО начинать жизнь ссыльному переселенцу на незнакомом месте? Ни квартиры, ни работы, ни дружеской поддержки. Но, к своему удивлению, Даниил Маркович не заметил здесь враждебного отношения к себе, презрительных взглядов... Позднее догадался — почему. Богучанцы поосто привыкли к такой категории людей, как он. Сюда с незапамятных времен пешком, в лучшем случае за подводами в сопровождении жандармов, шли разного рода бунтари, не поладившие с царской властью, народники, революционеры. И люди, в основном — крестьяне, привечали их, давали кров, пищу. Из двадцати трех ссыльных большевиков, отбывавших здесь царскую ссылку, шестнадцать были участниками революции 1905 года, двенадцать работали под руководством В. И. Ленина, восемь были «искровцами». Известен Богучанский район партизанским движением в годы гражданской войны, были здесь и героические личности времен становления Советской власти, Великой Отечественной войны... Разумеется, это не могло не заинтересовать единственного в то время в Богучанах человека с высшим, причем коммунистическим образованием. Заинтересовало, но колебался долго: «Не навлеку ли я гнев своих надзирателей, если займусь историей Приангарья? Скажут: враг народа собирает сведения, да и посадят снова...». И все же за дело взялся. И уже в 1949 году был награжден Почетной грамотой райисполкома за активное участие в общественной жизни района. А в 1956-м, после реабилитации, открывшей ему двери всех советских учреждений, и особенно — после восстановления в рядах КПСС, работа стала более плодотворной. В 1960 году документов накопилось так много, что он заговорил о создании музея революционной, боевой и трудовой славы. Тогда же, чувствуя, что в одиночку ему не справиться, он привлекает к работе школьников. Нашлись помощники и среди взрослых. Прежде всего — библиотекарь Александра Александровна Рукосуева.

— Договорились мы с ней сделать несколько стендов и разместить на них материалы, которые мне удалось собрать.

— Рассказывает Даниил Маркович.

— Пять ксерокопий газет «Искра» и «Социал-демократ», данные о ссыльных переселенцах, кое-что из воспоминаний стариков... На особый успех не рассчитывали, но, к нашему удовольствию, история Приангарья заинтересовала многих, особенно комсомольских, партийных работников, учителей. К нам стали обращаться с вопросами. Пришлось расширить круг поисков, заняться перепиской с Москвой, Ленинградом, архивами, музеями. Позже под наши материалы отвели один из залов Дома пионеров. Так и начался музей революционной славы.

Ссылку в Богучанах отбывали такие революционеры, как агент «Искры» Осип Аронович Пятницкий, железный нарком Серго Орджоникидзе, Прокофий (Алеша) Апросионович Джапаридзе — один из 26 бакинских комиссаров... Даниил Маркович по всему Союзу начинает поиски их родственников,- Можно только представить, сколько пришлось исписать бумаги и истратить из своей мизерной зарплаты денег на телеграммы и конверты. Мало того, он едет в Москву и встречается с дочерьми Джапаридзе — Люцией и Еленой. Находит дочь Перенсона — Изольду Адольфовну, дочь Лазо — Аду Сергеевну, жену Петриковского — Нину Николаевну... Все эти люди дружат с музеем, а И. А. Перенсон приезжала в Богучаны, чтобы познакомиться с местом ссылки отца.

Раздел музея боевой славы рассказывает о богучанцах, прошедших путь от Москвы до Берлина. Даниил Маркович — кадровый военный, бывший инструктор политотдела 51-й Перекопской дивизии, имеющий двадцатидвухлетний стаж службы, знал, с какой стороны подойти к теме. Выяснял имена всех участников войны, всех погибших и пропавших без вести. Особенно трудным был розыск •пропавших. Могилу Кати Безруких, например, вынесшую с поля боя около трехсот советских воинов, мы с ним искали около десяти лет.

Корреспондент районной газеты «Ангарская правда» Г. Ларионова (всего одна заметка!) писала в номере от 1 января 1983 года: «Сегодня в нашем районе  мало кто не знает этого человека. Кто создал народный музей революционной, боевой и трудовой славы? Кто является бессменным командиром штаба красных следопытов? Кто добился, чтобы в райцентре появились названия улиц в честь пламенных коммунистов- революционеров: Перенсона, Киселева, Шанцера, в честь Кати Безруких? Кто самый желанный гость в пионерском лагере «Березка» и школах? Кто на страницах «Ангарской правды» выступает с интереснейшими статьями о большевиках-ленинцах, отбывавших царскую ссылку в Приангарье, о партизанском движении и многом другом? Ответ на все эти вопросы один: Даниил Маркович Андон».

Музей в Богучанах сейчас оасполагает богатейшими экспозициями. С ним поддерживают постоянные деловые связи Сибирское отделение АН СССР, Институт истории, краевые, областные и городские архивы, Государственный архив древних актов...

Увлеченный краеведческой работой, Андон «забыл» заработать приличную пенсию. Да и надеялся втайне, что райком партии учтет его заслуги... Когда весной 1980 года я зашел в РК КПСС и завел разговор об этом, в ответ услышал: «А Андон не жалуется, что ему плохо живется». Вернувшись в Красноярск, я встретился с абаканским краеведом Михаилом Даниловичем Глазковым, и мы вместе написали в Богучаны, доказывая, что Даниил Маркович достоин персональной пенсии. В июле 80-го он сообщил мне: «Ура! Я — персональный пенсионер местного значения. Спасибо за ваше ходатайство! Получал я 88 рублей 33 копейки, теперь буду получать 91 рубль 67 копеек — солидная добавка! Вы знаете, если бы нелюбовь к краеведению, я бы ушел в агенты Госстраха и заработал 120 рублей, а то теперь надо мной смеются и даже технички и сторожа: говорят, что доигрался со своими пионерами, вот и получай, что заслужил».

Я не знаю, положена ли Даниилу Марковичу республиканская персональная пенсия по тем инструкциям, что есть в собесе. Но за двадцать лет воспитательной работы среди пионерии и юношества, за создание такого замечательного музея ему бы стоило присвоить звание заслуженного работника культуры и на радить орденом "Трудовой славы. Это мое мнение. Но кто будет поднимать этот вопрос? Кто-то со стороны? Или все-таки местные власти? Чтобы хоть сейчас он почувствовал благодарность богучанцев.

Даниил Маркович теперь уже редко покидает свой старенький домишко. Он стал плохо видеть — катаракта левого глаза, стал плохо слышать, ноги налиты тяжестью, давит одышка. По определению врачей курортное лечение ему противопоказано, но и на месте действенной помощи от медиков он не видит.

...Вновь и вновь перечитываю отзывы посетителей музея. Студентка Лесосибирского педагогического института Ирина Корнеева: «Только человек,- искренне любящий свой край, свою многонациональную родину, может быть таким энтузиастом, как молдаванин Д. М. Андон. У молодого поколения есть пример, достойный подражания». Директор школы № 1 г. Красноярска Н. К. Бораюкова: «Накопленный материал является богатством в работе с учащимися». Писатель Борис Костюковский: «Даниил Маркович! Восхищаюсь вашим энтузиазмом! Ваше имя должно быть золотом вписано в историю музея, который вы создали по крупицам. Вы коммунист с большой буквы.

Записи яти деланы уже давно, но значения они не потеряют никогда. И мне очень хочется в очередной свой приезд в Богучаны увидеть в зале трудовой славы портрет создателя музея Даниила Марковича Андона.

Владимир Пентюхов.

Красноярский рабочий, 1990 г


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е