НОРДВИК: ПОЧТИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

НОРДВИК: ПОЧТИ ЗА ГРАНИЦЕЙ


Сравнение "нашей" и "ихней" систем (в пользу последней) в нынешней прессе вешь обыденная. Но рискну все же добавить впечатления, почерпнутые в довольно неожиданном месте: на севере Красноярского края, в районе бухты Нордвик, где нынче летом работала научно-поисковая экспедиция Красноярского общества "Мемориал". Целью экспедиции было: найти и исследовать остатки сталинских лагерей. Лагерей мы, правда, не нашли (точнее - ПРИВЫЧНЫХ лагерей, т.е. зон с вышками, бараками и т.д.), но остатки поселений изучили довольно подробно. Дело в том, что в системе Нордвикского предприятия (по крайней мере, с середины сороковых годов) работали в основном не заключенные, а спецпереселенцы: раскулаченные, сосланные, депортированные и т.д. Жили эти спецпереселенцы в домах, которые сами же и строили из подручного материала. Конечно, поселки давно (с 1956 года) заброшены, разграблены людьми и порушены ветрами и снегами, но кое-что сохранилось. Для нас, "мемориальцев", настоящим потрясением оказался быт этих людей. 

Вот вам типичный балок (дом) в районе бухты Кожевникова: жилая площадь 6-14 квадратных метров, почти половину которого занимает печь (обычно кирпичная, но кое-где и просто сделанная из бочки). Потолки - два метра от силы. Стены построены так: вертикальные бревна, на которые набиты доски от ящиков; между досками - шлак или опилки. Изнутри балок обит фанерой (высший шик) или картоном от ящиков, или просто оклеен газетами - лишь бы не дуло. Мебели, кроме кровати и стола, не может быть в принципе: некуда ставить. Находили мы, правда, навесные шкафчики, полочки, а в одном аристократическом балке (площадь - 18 кв.м.) - даже стеллаж. Но не более того. Кроме жилой комнаты (она же кухня, столовая и т.д.), в балке имеется тамбур, кладовая и иногда даже туалет со входом из тамбура. Вот такие хоромы на семью с детьми (да-да, с детьми! и недаром возле поселка немалое детское кладбище) строили люди, загнанные сюда насильно, и понятно, почему сюда ежегодно привозили по полторы тысячи человек, а как было 4-5 тысяч, так и оставалось, и никто не уезжал. Ведь плюс к тому - тяжелый труд на угольных шахтах, плюс - питание, вряд ли качественное (хотя во время войны американцы подбрасывали сюда тушенку, а до того как? - охотничья артель с гордостью докладывала в газете "За индустриализацию Арктики" за 1943 год, что заготовила 1400 куропаток: это на пять-то тысяч человек, да на целую зиму, да и что такое куропатка!) 

А вот описание типичного дома из поселка, построенного американцами на мысе Нордвик, где они добывали в сороковых годах соль и уголь. Дома построены из толстенного (сантиметров тридцать) бруса, с потолками под три метра, с паровым отоплением, большими окнами "английского" фасона, просторными комнатами. Построено все - на века, и умудрились к тому же найти в тундре сухое место (поселок же в Кожевниково стоит прямо в болоте). Чердаки завалены банками из-под тушенки, сэндвичей и еще чего-то, что мы, по малому знанию английского, перевести не сумели. Ну, и надо полагать, что жили тут не высланные из штата Оклахома семьи, а хорошо оплачиваемые добровольцы. 

Видеть все это было очень больно, поскольку именно тут не просто понимаешь, а чувствуешь всем существом жестокость системы, экономящей деньги, но тратящей - людей. Дорого было построить крепкие дома, и - не строили, пусть люди выкручиваются как хотят. Дорого было нанимать рабочих - арестовали сколько надо, объявили врагами народа, кинули в трюмы и завезли. Какая там оплата - скажи спасибо, что живой (пока). 

Деньги - их нужно уметь делать, а люди - они сами делаются. Вот и голодом их морили, и в лагерях гноили, и под танки безоружными бросали, и расстреливали сотнями тысяч - ан их опять триста миллионов вместо ста пятидесяти. Ну как тут удержаться, не бросить в очередной прорыв: на Север ли, на котлован ли, или хотя бы на сельхозработы... 

И что еще обидно: в 1956 году Нордвикское предприятие перестало существовать. Одни говорят, что не то нефть сыра оказалась, не то уголь не тот, другие - что вывозить нефть и уголь оказалось слишком дорого, а третьи - что разрешили при Хрущеве выезжать, вот все и уехали. Но дело не в том: все оказалось зря, и все жертвы зря, и деньги зря, и оборудование... Вот валяется там - рядами: мотовозы РLYMOUT, дизеля CATERРILLAR, GARDNER-DENVER, буровое оборудование IDEAL, EMCO, REGAN (про отечественное: паровые машины, трактора, паровозы, буры и прочее - я уже не говорю). Покупалось все это на валюту в те времена, когда страна лежала в развалинах, и человеку купить пару метров ситца было редким счастьем. Да еще привезено сюда было героически - Северным морским путем. Ну вот, и валяется. Валяется неиспользованное и часто даже нераспакованное - аж с сороковых годов. Глядишь на все это, и льются от самого сердца такие слова, что никакая бумага их не выдержит, и предложения строятся многоэтажные - куда там Эмпайр стэйт билдингу! 

Вот такие впечатления. Конечно, стоило бы подробнее рассказать о самой экспедиции, и о ее результатах - но об этом в следующий раз. Мы будем очень благодарны тем, кто знает что-либо про Нордвикское предприятие, про другие северные лагеря (в следующем году мы собираемся на Таймыр). Общество "Мемориал" принимает посетителей по вторникам, с 18 до 21 часа в редакции газеты "Красноярский комсомолец" (ул.Республики,51), комната 10-06, тел 22-20-84. Почтовый адрес: 660049, Красноярск, пр.Мира,3, "Мемориал".


Опубликовано: Свой голос,1990 © Алексей Бабий 1990  


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е