Александра Ивановна рассказывает…


«А из праздников я больше всего любила рождество и троицу!..» Глаза Александры Ивановны вспыхивают, молодеют — и начинается новый удивительный рассказ с такими яркими, осязаемыми подробностями, что он совсем не похож на воспоминание о прошлом. Это целостная жизнь, которую невозможно разделить на «отдельные периоды». В квартире Александры Ивановны она продолжается в фотографиях, в старых вещицах, во всем укладе этого дома. Здесь испытываешь состояние, во многом позабытое нами, — постоянства, ненарушенных связей времен и людей. А ведь и над этим домом, вместившимся сейчас в стандартную двухкомнатную квартиру, пролетели страшные бури.

Мы познакомились с ней на выставке «Зажги свечу», которая открылась в Красноярском филиале музея В.И.Ленина в первый день Недели совести. В семье Александры Ивановны Барышевой, как и в миллионах других, есть родные, пострадавшие в годы репрессий. И не только родные. Погибла, стерта с лица земли родная деревня, которую поставили на высоком берегу Оби дед и отец Александры Ивановны, чудом спаслись от ареста ее родители — успели уехать, увезти детей. Нашлись добрые люди, предупредившие Ивана Барышева о том, что ночью за ним придут... «Сколько поработали мама и папа в своей жизни! — говорила Александра Ивановна. — Этого не опишешь...» За то и ценили, уважали, за то и спасли от верной смерти, потому что понимали, должно быть, и на ком держится Россия. А скольких не спасли?.. «В 1980 году паводковые воды подмыли берег Оби, на котором стоит городок Колпашево, и оттуда стали выплывать трупы крестьян, одетых в простую мужицкую одежду. Это были убитые в 1937 году. В этой яме, должно быть, был похоронен и мой дед — Михаил Сергеевич Барышев из деревни Амбары Томской области», — продолжала свой рассказ Александра Ивановна.

В ее семейных альбомах все рядом: деды, родители, дети, внуки. Жизнь продолжается...

И.Лусникова
Фото В.Сковородникова
г.Красноярск

Красноярский рабочий, 1990 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е