Жизнь прошла...


Я живу совсем одна. Совсем. Сижу в четырех стенах, гляжу в окошко. Прошла жизнь, не было ни света, ни радости. Первый муж погиб. Второй был в 37-м репрессирован. Началась война, я отправилась на фронт. Вольнонаемной в хозроту.

А в 1943-м арестовали и меня. Осудили по статье 58, часть II, пункт 10. Срок отбывала в Ураллаге. Освободили в 1957 году. Вышла - узнала, что дети мои, оставшись без меня, погибли. В селе Раздолинском Мотыгинского района, куда я попала после освобождения, на работу «таких» не брали. Три года жила, как придется.

Когда вышла на пенсию, начислили мне 66 рублей 50 копеек. Доказать, что участвовала в войне, не смогла, тогда, в 43-м, при аресте все документы забрали в Кулигинском ОВД Удмуртской АССР. Осталось у меня лишь удостоверение о том, что реабилитирована.

Это все, что у меня осталось...

Сейчас живу в Черемушках, на улице Учумской. Несколько лет назад обменяла свой дом в селе на эту вот квартирку. Квартирка, конечно, убогая. В подвале дома все время вода, в туалете сырость. Но все ж благоустроенная. К колонке с ведрами не ходить. Здоровья-то совсем не осталось - гипертония, полиартрит и все такое. Телефона, конечно, нет. Да что там, сколько времени телевизор не работает - единственная моя электротехника. Звонка на дверях тоже нет. Некому ни купить, ни поставить. У самой-то сил уже нет. Пол еще кое-как на коленях помою, и то тяжело.

«Прикрепили» меня к магазину. Раз в месяц работница собеса приносит паек. Стоит когда восемь рублей, когда - 12. Дай бог ей здоровья... 

Колодина,
г.Красноярск
 
«Красноярский рабочий», 11.08.90


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е