Противостояние  ОГПУ-Гадаловы


Интересное продолжение получила статья Л.Киселева "Гадаловы" (27.01.90), которая заканчивалась словами сожаления о том, что судьба потомственных красноярских купцов и общественных деятелей Гадаловых после гражданской войны неизвестна. И автор, и редакция получили немало откликов. "Желаю автору статьи Киселеву успехов в поисках нового материала о династии Гадаловых", - написал ветеран труда Н.Чечеткин. И, как во исполнение этого желания, пришло письмо из Ленинграда от Александра Николаевича Гадалова: "Большое вам спасибо за правдивость статьи. Ведь в течение десятилетий никто не хотел написать правду о нашей семье, особенно о моем отце Николае Николаевиче Гадалове". Началась переписка автора с родными, новые поиски в архивах, которые привели к продолжению первой статьи, где в судьбе семьи - судьба многих наших соотечественников. Предлагаем ее вашему вниманию.

В 1924 году Николай Николаевич Гадалов - в прошлом директор Сибирского акционерного общества торговли, пароходства и золотопромышленности, известный общественный деятель, был арестован Сибирским ОГПУ.

Вот уже несколько десятилетий считается, что ОГПУ его расстреляло, известно также, что оно преследовало его семью, родственников.

Бывшие енисейские золотопромышленники - Н.Н.Гадалов, Г.А.Марков и Н.И.Савельев - вследствие Государственного переустройства оказались без наличных капиталов. Однако сумели сохранить профессиональные качества деловых людей и, получив разрешение главного горного управления, заключили в 1923 году с "Енисейзолотом" соглашение на аренду прииска и драги в Северо-Енисейском горном округе. Одновременно они организовали золотопромышленное товарищество.

Опытные золотопромышленники, а теперь арендаторы прииска, составили примерный план добычи золота, определили затраты на его промысел, наметили предполагаемую выручку и чистую прибыль. Но денег для ведения золотопромышленного дела в глухой северной тайге, в 500 километрах от Красноярска, не хватало. За получением авансированного капитала они вошли в сношения с инженером Меттом - уполномоченным германского концерна "Гюте-Хофнунц-Хютэ" в Москве, а также с американской компанией "Лид инкорпорейшн", с которой Н.Н.Гадалов в прошлом поддерживал коммерческие связи.

Метт, как представитель иностранного капитала, прежде чем помочь в содействии получения аванса, предложил Н.Н.Гадалову и Г.А.Маркову обсудить возможности золотосодержащей местности, на которой находился арендуемый прииск. В качестве делового обмена Г.А.Марков представил фирме некоторые сведения. Это послужило для Сибирского ОГПУ поводом для ареста Н.Н.Гадалова, Г.А.Маркова, Н.И.Савельева и других компаньонов. Их заключили в Новоникольскую тюрьму, выпустив вскоре по крупный материальный залог. В те годы материальный залог существовал, например, в виде особняка и т.д. Так возникло "золотое дело" Гадалова-Маркова-Савельева.

ОГПУ предъявило им целый свод обвинений по участию в шпионаже на пользу иностранного капитала. Обвинение было убийственное по тем временам, но построенное от начала и до конца на фальсификации. Предъявляя его золотопромышленникам, ОГПУ исходило из примитивного представления - выдать известное за секреты валютной экономики.

В "золотом деле" ОГПУ решило действовать внезапно, зная, что все опубликованные материалы, которые могли бы служить оправданием для обвиняемых, были недоступны для пользования в связи с национализацией золотой промышленности. И только теперь, когда появилась возможность заглянуть в святая святых архивов ОГПУ, енисейской золотой промышленности тех лет, становится ясно, как быстро и просто оформлялись дела на "шпионов иностранного капитала и контрреволюционеров".

ОГПУ начало свое следствие с факта тех практических действий золотопромышленников, которые соответствовали нэпу. Прежде всего, их обвинили за "смычку" с иностранным капиталом. ОГПУ, зараженное карательным синдромом, по существу, выступило против политических и экономических принципов нэпа, которые позволяли заключать концессии с иностранными компаниями или концернами. Следствие с первых дней развивалось не столько по юридическим, сколько по классовым "законам".

Придумало ОГПУ и такое обвинение для золотопромышленников: выдача представителю иностранного капитала подробных сведений о состоянии валютной промышленности в Енисейской губернии.

До 1925 года секретов о добыче золота в России, Енисейской губернии не существовало. Сведения содержались в отчетах, сообщениях, книгах, газетах, которые регулярно публиковались в открытой печати в Петербурге, Томске и Красноярске начиная с 1900 года. Список открытых публикаций о состоянии енисейской золотой промышленности включал более 50 наименований.

Подробные сведения о золотодобыче сообщались в 1923-1924 годах и в "Красноярском рабочем" - как раз накануне ареста Н.Н.Гадалова, Г.А.Маркова и Н.И.Савельева.

Спецам, было предъявлено обвинение за передачу немецкому инженеру Метту геологических данных о запасах золота в Енисейской губернии, не подлежащих разглашению. Hо архивные материалы всех золотопромышленных округов и акционерных компаний, а также енисейского, показывают другое. Все результаты геологических изысканий, проведенных в Енисейской губернии с 1901 по 1915 год, были опубликованы в Петербурге и даже переведены на немецкий язык и свободно гуляли по Европе и Америке. "Райзолото" и "Енисейзолото" в 1920-1923 годах дополнительных геологических разведок золота не проводили. Однако в енисейской горной породе имелся запас в шесть тысяч пудов чистого "золота, о чем за четыре месяца до начала суда свободно сообщалось в "Красноярском рабочем".

Фальсифицируя "золотое дело", ОГПУ обвинило некоторых компаньонов в сокрытии "ценнейших материалов" "Енисейзолота".

В 1922-1923 годах "Енисейзолото" имело только один "ценнейший документ" - график по данным, опубликованным в "Красноярском рабочем" 24 ноября 1923 года.

Следующее обвинение, которое ОГПУ предъявило енисейским золотопромышленникам, строилось на фальсифицированном доказательстве выдачи представителю германского концерна сведений с оценкой оборудования по приискам.

До 1919 года в Енисейской губернии добыча золота велась частными акционерными компаниями. Они имели обширные торгово-промышленные связи с зарубежными . фирмами. Обмен технической документацией между ними был обычным делом. ОГПУ же Н.Н.Гадалову, Г.А.Маркову и Н.И.Савельеву поставило это главным обвинением, квалифицировав их действия как шпионские.

Следствие фальсифицировало и содержание изъятых у золотопромышленников материалов. Был искажен расчет предполагаемой прибыли от добычи золота. Маневр ОГПУ в "золотом деле" проявился еще и в том, что оно постаралось до начала суда опубликовать обвинительное заключение в газетах, заранее назвав золотопромышленников иностранными шпионами и предопределив этим самым для них меру расплаты. Для следователей ОГПУ того времени не существовало такого правового положения, как презумпция невиновности, особенно в борьбе с "внутренними врагами".

Сомнительность следствия по "золотому делу" обнаружилась на первом же заседании суда, и его пришлось отложить из-за нежелания свидетелей в нем участвовать. Первое заседание суда было подробно освещено в газетах. Суд все-таки заметил фальсификацию ОГПУ и перестал давать сообщения в газеты. Угар императива на давал покоя прокурору, и он требовал самой высокой кары для золотопромышленников. Но защитник Я.И.Стрелков доказал полную несостоятельность следствия ОГПУ, и суд всех оправдал. Кровопролитие не состоялось. Оправдательный, приговор не был опубликован в печати, и неизвестность судьбы Н.Н.Гадалова и его компаньонов затянулась до сегодняшнего дня. Так в погоне за "золотым делом" Сибирское ОГПУ изобретало следственные процессы, цель которых - придумать и найти "шпионов иностранного капитала".

Вырвавшись живым из капкана ОГПУ, Н.Н.Гадалов с семьей переехал в Ленинград. Умер в 1932 году, отслужив рядовым инженером, похоронен на Смоленском кладбище.

Провалившись в "золотом деле", ОГПУ начинает жестоко преследовать всех Гадаловых. Как раз подвернулся и cлучай. В 1927 году из Австралии в Красноярск вернулся Н.А.Гадалов - племянник Н.Н.Гадалова. Эмигрировал он туда еще до революции, став фермером, разводил породистых овец. Цель приезда была cугу6o личная - для продолжения потомственного рода Гадаловых он подыскивал в жены красивую русскую сибирячку С тем, чтобы после женитьбы вернуться обратно в Австралию, что он и сделал. Для ОГПУ этот приезд был на руку - это был головокружительный случай доказать связь Гадаловых через родственников с иностранной контрреволюцией.

30 ноября 1930 года ОГПУ арестовывает И.П.Гадалова - племянника Н.Н.Гадалова, того самого, кто в 1913 году сопровождал по окрестностям Красноярска норвежского путешественника Фритьофа Нансена. Работая до 1917 года в известной торговой фирме отца, он состоял в акционерном товариществе мануфактуристов. В 1918 году явочным порядком был призван в белую армию и, не желая в ней служить, через 4 месяца вернулся уволенным по болезни. В тайные офицерские организации он не входил. С 1920 по 1922 год служил в Красной Армии, на момент ареста работал счетоводом промбазы охотсоюза.

Цель ареста И.П.Гадалова - путем шантажа завербовать работать секретно на ОГПУ. За отказ последовала расправа. 25 марта он опять был арестован по пресловутому по тем временам обвинению - "агитация против соввласти" В материалах следствия нет фактов, подтверждающих преступные действия И.П.Гадалова, направленные на подрыв существовавшей власти. От предъявленных обвинений он отказался. 16 августа 1932 года внесудебный орган - зловещая тройка - приговорил И.П.Гадалова на три года ссылки в Новосибирскую область. В роковом 1937-м И.П.Гадалов вместе с сыном Олегом был арестован в третий раз. Их отправили в лагеря и там расстреляли.

24 января 1932 года ОГПУ арестовывает мать И.П.Гадалова - Веру Николаевну, известную в прошлом общественную деятельницу, сделавшую много для детских приютов и ее дочь Веру и оформляет на них уголовное дело. Накануне ареста обе работали в аптекоуправлении.

Уголовное дело женщин Гадаловых - пример того, как подобные дела выстраивались по заранее изобретенному ОГПУ плану с целью изобличить "классового врага". В деле присутствует весь детективный следственный букет того времени - агитация за свержение соввласти, такие валютные атрибуты, обвинения, как промышленное, бытовое и монетное золото, другие драгоценности, неумело оформленные по ценам, не соответствующим тому времени. Среди изъятых драгоценностей и те, которые передавались, очевидно, по наследству. Как и любые смертные, они, видимо, сохраняли их на черный день. Знали бы Гадаловы тогда, что первое Советское правительство на случай государственного переворота имело секретный бриллиантовый, фонд и в то же время издавало декреты по изъятию драгоценностей у населения. Воистину валютный парадокс истории.

По материалам следствия, у Гадаловых при аресте были изъяты два слитка золота весом более пяти с половиной килограммов. Но странно то, что к делу приобщен только один слиток. Возникает вопрос: а существовали ли вообще при аресте слитки золота?

Сломить женщин не удалось. Да и следствие не смогло доказать выдвинутых против них обвинений и не рискнуло судить в Красноярске. Их отправили на расправу центру. Урожденную москвичку 65-летнюю В.Н.Гадалову с дочерью ОГПУ депортировало в столицу на "суд" тройки. 2 сентября 1932 года особое совещание их приговорило к 3 годам ссылки в Актюбинскую область. По сохранившимся рассказам красноярцев, В.Н.Гадалову на допросах довели по умопомешательства. Судьба ее дочери Веры неизвестна.

OГПУ никак не хотело смириться со своими провалами по делу Гадаловых и предприняло очередной отчаянный прыжок, настигнув их в Ленинграде. В конце сентября 1932 года сотрудники ленинградского ОГПУ явились на квартиру Н.Н.Гадалова, чтобы снова его арестовать. Но узнав, что он несколько месяцев назад умер, на следующий пень арестовали его 67-летнюю супругу Анну Николаевну, дочь Людмилу, окончившую Петербургский и Дрезденский университеты, и сына Иннокентия - юриста. Причина ареста - "у Гадаловых должно быть золото. Его, конечно, не оказалось, но всех троих депортировали в красноярскую тюрьму, где продержали год. В годы войны мать, дочь и сын Алексей умерли от голода в блокадном Ленинграде.

И напоследок НКВД еще раз наносит удар по роду Гадаловых. В августе 1940 года на В.В.Гадалова, в прошлом гласного Красноярской городской думы, а в то время помощника капитана парохода "Комсомолец", агенты Новосибирского УНКВД "состряпали" гнусный донос. Его арестовали и два года держали в тюрьме.

Клеймо "шпионов иностранного капитала и контрреволюционеров" на долгие десятилетия закрепилось за Гадаловыми. Из библиотек были изъяты книги, в которых они упоминались, из музеев - фотографии. Услужливые историки пытались продолжить фальсификацию ОГПУ.

И несмотря на все испытания, какие выпали на род Гадаловых в годину полыхающей революции, кровопролитной гражданской войны и сталинского террора, русский потомственный род, которому более двухсот лет продолжается. Живет и поныне наследник Николая Николаевича Гадалова младший сын Александр, родившийся в Красноярске в 1905 ГОДУ, прошедший суровые испытания Великой Отечественной войны. Здравствует и внучка Елена. Родившись в 1910 году в Германии, она во время ленинградской блокады со всеми вместе рыла фронтовые траншеи, после войны участвовала в разработке проекта Асуанской плотины. Внуки: Валерия - инженер, Олег - профессиональный художник. А праправнуку Роману Гадалову всего только 11 месяцев И отрадно, что когда он вырастет будет знать правду о своей династии, Все они живут в Ленинграде, часто вспоминают красноярских друзей и знакомых, которых также насильственно ввергли в пучину трагических событий. Они мечтают побывать в городе на Енисее - родине своих предков, так много сделавших для нее в прошлом. Истории должно быть возвращено то, что ей принадлежит.

Л.КИСЕЛЕВ, доцент, заведующий кафедрой Красноярского инженерно-строительного" института

Автор выражает благодарность УКГБ по Красноярскому краю, УВД крайисполкома за предоставленные сведения.

Гонорар за публикацию автор просит перечислить по адресу: Дивногорск, ул. Чкалова, школа-интернат для сирот.

"Красноярский рабочий", 05.05.90


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е