Верните их имена


У нас в крае, как и по всей стране, проходит благородная, справедливая работа по восстановлению честного имени пострадавших от сталинских репрессий. Большую работу в этом направлении проводит прокурор края А.П.Москалец. Я обращаюсь к нему через газету, через нее хочется получить и ответ на вопрос, который прямо касается очень многих жителей Уяра да и других населенных пунктов. Иногда об этом кое-что вскользь мелькает в печати, но не конкретно.

Суть дела в следующем. Город Уяр — бывшая узловая станция, Клюквенная, где всегда было очень много работников железной дороги. В 1937 или в 1938 году y станции произошло крушение воинского эшелона. Около сотни красноармейцев погибло. Подавляющее большинство их было похоронено в братских могилах на площади в центре Уяра. Некоторых увезли в родные места. После войны, в связи со строительством Дома культуры, могила перенесена в другое место. Стоит памятник, который чтится и охраняется общественностью Уяра.

В связи с этой трагедией было так называемое “железнодорожное дело”, по которому арестовано много людей, и они в основном ушли в безвестность. Сколько их было, десятки или сотни, сказать могут только архивы. Где-то до 70-х годов, когда я работал там начальником милиции, мне пришлось несколько реабилитаций вручить родственникам. Но это далеко не все, потому что знаю некоторых репрессированных пофамильно (они находятся в неизвестности, и на них так и “висит” обвинение во вредительстве).

У тех арестованных были и еще есть родственники. Многих как коренной уярец знаю. А также хорошо помню те довоенные и военные годы — каким унижениям, оскорблениям они подвергались как родственники или дети “врагов народа”. Даже в школе, например, для них парты были только на “камчатке”. Обходили их стороной иногда такие школьные звания, как “ударник”, “отличник”, не говоря уже о вступлении в пионеры и комсомольцы. И вместе с тем, когда началась война, эти парни, уже без разбору, кто чей сын, ушли в военные училища и на фронт. Были среди них добровольцы. И большинство из них осталось на полях сражений. Только с нашей улицы ушло больше двух десятков, а вернулось двое. Мы, пацаны военных лет, как и все пацаны мира, “стратеги и тактики”, после похоронок до драк спорили, какой-танк или самолет лучше. И вместе ли сгорели в них наши старшие кумиры — футболисты Витька Суетин и Вовка Кузовлев — эти сталинские “враженята”.

Сейчас мало осталось в живых участников событий тех лет, но они есть, как и ближние и дальние родственники потерпевших, связанных с трагедией “железнодорожного дела”. Им небезразлична истина. И если эти жертвы оказались напрасными, то имена погибших достойны того, чтобы быть начертанными на таком же памятнике-мемориале — рядом с именами погибших красноармейцев в музее города. О чем, конечно, позаботятся родственники и общественность Уяра.

А.СУХЕНКО,
ветеран труда

“Красноярский рабочий”, 20.01.90


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е