Забвению не подлежит


Я хорошо помню 1937-1938 го­ды. Это были годы жестоких и бессмысленных репрессий. Они не обошли и наш район.

...Идет по улице небольшая группа людей, окруженная военным конвоем. Слышатся в тишине отдельные команды начальника конвоя: «Дорогу... Дорогу! Не подходить близко! Прекратите разговоры!». Крики. Плач... Родные и близкие в слезах. Высоко подняв голову, в наручниках идет председатель РИКа. Высоко склонившись, поддерживаемый рядом идущими, едва идет секретарь райкома партии Иванов и совсем еще молодой секретарь УК – его однофамилец, прихрамывая, с изможденным старческим лицом идет прокурор района Лагздин. Их ведут на суд. За группой – толпа лю­дей. На улицах – страх, недоуме­ние,   слезы.

– Встать! Суд идет!

И постановление: «...Именем закона объявить врагами народа... Расстрелять!».

Помню их детей. Они учились у нас в школе. Нина Высокос, Эдик Лагздин... Им, как и их родителям, повесили ярлык «враги народа». В школе снимали портреты Постышева, Косиора, Урицкого, Кирова и других видных деятелей Коммунистической партии.

Каждую ночь кого-то поднимали с постели и уводили в застенки, кого-то брали прямо с рабочих мест. И люди бесследно исчезали. Был взят начальник Минусинской тюрьмы Иван Алексеевич Ивлев – наш земляк из Имисского, красный партизан. И бесследно пропал. После жестоких издевательств скончалась его жена Агафья Ивановна, потерялся сын Владимир.

Нарымский край, север Омской области (Томской - прим. ред.сайта). Край сплошных лесов и болот. И смерть каждый день. Люди пухли от голода, гнуса и комарья. В ссылку со своей семьей был отправлен и мой дядя Тимофей Иванович Василовский – крестьянин, хлебопашец, инвалид первой империалистической войны. И навечно остался в Нарымской тайге. Дети нещадно голодали и умирали.

В Рощинском живет сын Тимофея Ивановича – Михаил Тимофеевич, ветеран войны, пенсионер. Он чудом остался жив, сбежав из Нарыма мальчиком. Спросите у него об этом. Это страшная история...

Спустя несколько лет семья была реабилитирована. Но скольких не осталось в живых?

Сейчас по всей стране ведется установление имен людей, подвергшихся репрессии. Предстоит огромная работа. Это наш долг. Я предлагаю в пионерских дружинах школ района, комсомольских организациях, трудовых коллективах провести «День памяти жертв репрессии». Пусть это выльется во всенародную панихиду по миллионам. Мы должны знать их имена, биографии, судьбы. Пусть в наших музеях откроются новые страницы нашей истории, пусть появятся новые стенды с фотографиями, письмами и воспоминаниями ныне живущих и их родственников.

Видимо необходимо увековечить память жертвам репрессии и в парке Победы. Пусть это будет просто стела с именами погибших... Для организации и проведения мероприятий по увековечению памяти павших в годы репрессии необходимо создать комитет, куда должны войти представители партийных и советских органов, комсомола, женских и профсоюзных организаций. И, конечно, основная работа ляжет на советы ветеранов войны и труда, музеи. Необходимо начать сбор материалов и фотографий, имен, дневников, выяснить обстоятельства жизни погибших, интересоваться их судьбами, судьбами их семей.

Нужно торопиться выполнить эту работу пока еще есть очевидцы, родственники, друзья, товарищи погибших. Предстоит большая работа и группам «Поиск».

Пусть будет день памяти жертвам репрессии. День совести, день всенародного плача, день облегчения ныне живущих родственников.

Пусть эта память будет вечна!

А.Волошников
 
«Красноярский рабочий» 1990? 1989?


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е